Смоленск

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Kubok.png
Эта история является одним из первооткрывателей жанра крипи. С остальными крипипастами "старой школы" можно ознакомиться здесь.

Еду в Смоленск оформлять машину. Солнечный летний день, на заднем сиденье — еда, напитки, тёплое одеяло. Возможно, придётся переночевать. Перекуры, сон минут на двадцать, бутерброд. Снова в путь. Стабильно — 160. Ровная прямая дорога. Через несколько часов таможня. Оформление. Скучные лица. Бумаги, ксерокс. Оплата издержек, водители огромных фур, сигареты, очереди, ожидание. Далеко заполночь — обратно. Машин мало. Встречные водители вежливо переключаются на ближний свет. Вдруг в свете фар на обочине — дед с вёдрами что-то продаёт. Останавливаюсь, выхожу. Вёдра пустые. Дед сидит на стульчике, хихикает и смотрит в сторону, на вопросы не отвечает. Бросаю в ведро десять рублей, сажусь в машину, еду дальше. Начинаю засыпать. Знаю, что в таких случаях ехать дальше нельзя. Через некоторое время — сьезд с шоссе, осторожно сьезжаю. Асфальтовая дорога выводит на странный пустырь: по краям — лес, ухабистая земляная площадка. Останавливаюсь в центре, раскладываю задние кресла, расстилаю одеяло. Тихо. Почему-то не хочется выключать свет. Докуриваю сигарету, ложусь, выключаю лампу и фары. Некоторое время верчусь, потом засыпаю, сон тёмный, как лес вокруг машины. Просыпаюсь от того, что машина раскачивается. Слышен смех, детский смех, забавный и зловещий одновременно. Стёкла запотели, ничего не видно. Приближаюсь к окну, пытаюсь что-то рассмотреть. В это время по стеклу с другой стороны вдруг бьёт детская ладонь, и сползает вниз, оставляя за собой чистую полосу. Кричу, не переставая кричать, перебираюсь на переднее сиденье. Судорожно ищу ключи. Нигде нет. Хлопаю себя по карманам. Смех не прекращается, машина раскачивается всё сильнее, откуда-то пахнет гарью. Ключи — в зажигании. Мотор ревёт. Автоматически врубаю фары. Перед машиной плотной шеренгой стоят дети. Их где-то двадцать, одеты в старые, ещё советского образца, казённые пижамы, на их лицах и одежде чёрные пятна. Задняя передача, по ухабам, завывая движком. Детские фигуры удаляются, одна из них машет рукой. Вылетаю на шоссе, газ в пол, лечу как сумасшедший. Только сейчас замечаю, что льёт дождь. Пост ДПС. Сворачиваю к нему, чуть не врезаюсь в стену, выскакиваю, бросаюсь к удивлённому постовому, сбивчиво рассказываю, что произошло. Он смеётся, проверяет меня на алкоголь, заводит к себе, предлагает отдохнуть, наливает мне кофе, закуривает. Интересуется, где это было. Я рассказываю. Он внимательно слушает, потом мрачнеет, переглядывается с напарником. Потом они рассказывают мне, что в том месте был детский интернат, он сгорел в конце восьмидесятых, почти все воспитанники погибли. Несмотря на это, меня уверяют, что мне просто приснился кошмар. Я соглашаюсь. Здесь, в тепле, в компании вооружённых гаишников всё кажется действительно сном. Через некоторое время я благодарю их, собираюсь и выхожу к машине. На капоте, почти уже смытые дождём, видны отпечатки перепачканных сажей маленьких детских ладошек.

См. также[править]


Текущий рейтинг: 74/100 (На основе 71 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать