Приятель

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Этот кошмар начался месяца три назад. Я боялась раньше рассказать, потому что меня могли направить в дурдом, а сейчас… Сейчас я просто могу не успеть.

Моя подруга – Нина – недавно стала встречаться с парнем с её курса. Она вообще была довольно ветреной и меняла парней как перчатки, так что я была уверена, что эти отношения дольше недели-двух не продержатся. Однако, вопреки моим ожиданиям, они провстречались неделю, потом две, потом три, и, похоже, расставаться не собирались. Её парень – Максим – производил впечатление парня-мечты: дарил дорогие подарки, водил в кино, рестораны, делал всё, чтобы угодить Нине, да и в постели, похоже, тоже был мастером. Нинка была на седьмом небе от счастья. Где-то на второй неделе их отношений мне удалось познакомиться с Максимом. Он действительно с первого взгляда располагал к себе, был вежливым, учтивым, не то, что прочие идиоты, которым девушка нужна только чтобы перепихнуться. Однако Макс меня немного напугал – его взгляд мне почему-то показался холодным, как будто ненастоящим. Я списала всё на зависть и попытку найти хоть какой-нибудь изъян в этом чуде, но как оказалось, предчувствие меня не обмануло.

Как-то вечером мне позвонила Нина и сквозь слёзы сообщила, что рассталась с Максом. Похоже, это была его инициатива – наверно, ему надоело ухлёстывать за требовательной Ниной. Я попросила её приехать и рассказать подробнее. Она обещала приехать минут через десять, как раз рядом была. Но через десять минут она не появилась. И через двадцать. И через час. Когда я уже собралась ей позвонить, в дверь постучали. Это странно, ведь у меня есть звонок, и Нинка об этом знает. Если, конечно, это была она. Я подбежала к двери и сразу же её открыла, будучи уверенной, что явилась заплутавшая подруга. Однако за дверью никого не оказалось. Я пожала плечами, решив, что это кто-то пошутил, закрыла дверь… и потеряла сознание.

Очнулась я в каком-то старом полузатопленном подвале. Первая мысль - я сплю. Вторая - я сошла с ума и на самом деле это моя квартира. Третья - всё-таки это просто дурной сон от переутомления. Подвал выглядел жутко, хотя я с чего-то тогда взяла, что старый подвал так и должен выглядеть. На стенах был толстый слой плесени и гнили, стоял отвратительный запах тухлого мяса, а с потолка капала мутная вода. Я, конечно, испугалась, всё-таки я здесь оказаться просто так никак не могла, но паниковать - только мешать самой себе, и нужно было как-то выбираться. Я не была особо брезгливой, отчасти потому, что на всякую гадость насмотрелась вдоволь, так что вместо того, чтобы шарахаться от этой мерзости, стала искать выход. Несколько минут я слонялась вдоль старых полуразрушенных стен по воде, пытаясь наткнуться хоть на какую-нибудь дверь или проход. По правде сказать, возникло какое-то странное ощущение правильности всего происходящего. Вся эта дрянь вокруг меня создавала пугающую гармоничность, от которой становилось не по себе. Возможно, это просто моё разболевшееся воображение.

Наконец, в одном из коридоров я увидела приоткрытую массивную дверь на старинных петлях, за которой виднелся яркий свет. Я не испугалась и с какого-то боку решила, что это выход на улицу или освещённая комната, а потому зашла без опаски. Моему взору предстал самый настоящий кошмар.

Как оказалось, источником света был большой камин, однако предназначался он явно не для моего согрева. Комната была размерами метров пять на пять, с такими же, как в подвале, стенами, покрытыми плесенью, вдоль стен были вывешены проржавевшие цепи, дыбы, в углу стояла Железная Дева и приспособление для растягивания человеческого тела. У противоположной стены - железная койка с несколькими трупами. На полу - старый, выцветший и протоптанный ковёр, ближе к полуразвалившемуся камину - несколько черепов человека и животных. Рядом с камином также было несколько деревянных кресел без обивки. Всё, помимо плесени, было покрыто коркой запёкшейся крови. От этого вида меня уже начало тошнить, а когда я взглянула в центр комнаты, меня всё-таки вырвало.

Там висела Нина. Обнажённая, со следами кнута и синяками, но не это главное. Конечности были обрезаны - а именно ступни и кисти рук - в обрубки вкручены на массивные крюки цепи, крепящиеся к потолку таким образом, чтобы конечности были расставлены в стороны, голова крепилась ошейником к потолку, чтобы Нина не могла её свесить к полу. Живот вспорот, часть кишок вывешена напоказ вдоль цепей, в разрез было вставлено несколько трубок, через которые подавались какие-то жидкости. Над ней было несколько ржавых крюков и клешней, которые периодически опускались в… в Нину и вытаскивали куски плоти и органы, выкорчёвывали зубы, выдирая их вместе с дёснами, кромсали кости. Мне показалось, что Нина была в сознании, но никаких звуков не издавала и практически не двигалась.

Немного придя в себя от увиденного зрелища, я попыталась убежать – Нине уже не поможешь – как вдруг услышала голос: «Правда, она прекрасна?» Это был голос Максима. Я медленно повернулась в сторону звука - он стоял в самом тёмном углу комнаты, из-за чего я его не заметила, за каким-то старым, проржавевшим насквозь, пультом и с помощью рычагов на пульте подавал в… в трубки эту жидкость. Я буквально оцепенела – неужели всё это сделал с ней он?! Не знаю, страх ли меня парализовал или что-то иное, но я просто стояла и смотрела, как клешни вытаскивают из Нины желудок, печень, куски лёгкого… Я не знаю, почему она была ещё в сознании, возможно, мне просто показалось из-за того, что её глаза были открыты, а тело периодически сотрясалось из-за движения клешней и крюков.

Максим посмотрел на меня и тихо, победоносно рассмеялся. Я посмотрела на него… и меня чуть не вырвало снова. Он был распорот от горла до паха, кишки опоясывали его тело как пояс, сердце покоилось на какой-то металлической подставке, вставленной в плечо, а лёгкие выпущены наружу. Ноги и руки были как будто поломаны во множестве мест – из ободранной кожи то тут, то там торчали осколки костей и обрывки сухожилий. Глаза и нос были вырезаны, а вместо рта была огромная дыра, наполненная множеством акульих зубов. Он отвратительно улыбался, а стены комнаты отражали его поистине дьявольский смех, во сто крат увеличивая громкость. Он снова повторил: «Правда, она прекрасна?»… И направился ко мне.

Не знаю, когда с меня спало оцепенение и как мне удалось добраться до дома. Очнулась я уже в своей кровати и сочла увиденное за ужасный сон из-за переживаний за Нинку. Но когда я ей позвонила, чтобы поведать жуткое видение и наорать за то, что она не пришла, оказалось, что телефон Нины не отвечает, а её мама сказал, что дочь ещё не вернулась домой. Я запаниковала. Это… это… Это так страшно.

Я до сих пор не могу забыть эту ужасную картину, я помню каждую деталь и каждый раз, как закрываю глаза, вижу Нину на этих цепях. Я не могу заставить себя выйти из дома, я запираю все окна и двери, почему-то я боюсь, что это существо из сна – а сна ли? – придёт за мной. Мне кажется, что он хотел сделать из Нины своё подобие… Во сне я постоянно слышу его смех и вижу изуродованные смеющиеся лица – его и Нины. Я не хочу становиться монстром.

Я слышу, как что-то скребётся в дверь. Мне страшно. Помогите… Помогите… Помогитепомогитепомогитепомо Текущий рейтинг: 48/100 (На основе 12 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать