Три четверти

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

– На, держи, – Влад передал мне непрозрачный зип-пакет. – Сразу всю не ешь, мало ли, что с тобой будет, вдруг крыша поедет.

Влад улыбнулся, посмотрев на меня, но, не встретив ответной шутки, улыбка плавно исчезла с его лица.

– Ладно, давай, я побежал. Я серьезно, смотри аккуратнее, мало ли что.

– Ок, увидимся.

Я остался стоять в сквере, смотря на его удаляющийся силуэт. Никогда не понимал, как некоторым людям удается постоянно быть жизнерадостными. Влад, по сути, был моим единственным другом. Возможно, для него я был просто хорошим знакомым, но я обычно не задумываюсь о таких вещах. Мы вместе учились в одном институте, который не был ни слишком известным, ни слишком захудалым. Поэтому я и учился там просто «для галочки». Вскоре мне это надоело, и, на втором курсе, я покинул это гостеприимное заведение. Отца у меня не было, мать работала кассиршей в супермаркете, поэтому ее это сильно расстроило. «Куда же ты без образования устроишься? Грузчиком?» – думаю, вы все когда-нибудь слышали что-нибудь подобное.

Таскать коробки я не любил, поэтому пошел по пути наименьшего сопротивления – сначала курьером, потом копирайтером в захудалую контору, где набивал никому не нужные тексты и описания некачественных товаров китайского производства. Коллектив мне не нравился. Точнее его женская часть, состоящая из предельно глупых, но наглых девушек с плебейскими замашками. Поэтому, обнаружив, что можно заниматься тем же самым, но не выслушивая обсуждения вульгарной косметики и подробностей чужой личной жизни, под льющуюся из дешевых, но громких динамиков поп-музыку, я перешел в нестройные ряды «фрилансеров».

Постепенно я начал замечать, что теряю коммуникативные навыки, это действовало на меня немного угнетающе, но я смирился с этим. От попыток мамы заставить меня вернуться к учебе меня защищал замок на двери в мою комнату и наушники с хорошей изоляцией.

Неделю назад она взяла отпуск и отправилась отдыхать на Черноморское побережье, оставив мне полный холодильник еды и свое стандартное напутствие «Домой никого не води, подмешают тебе клофелин и ограбят». Можно подумать, я кого-то к себе когда-нибудь приводил. Вместо этого я решил поэкспериментировать со своим сознанием. Возможно, мне остро не хватало событий в моей жизни, а судя по книгам и фильмам, это могло добавить красок в мое довольно-таки серое существование.

Придя домой я, первым делом, вытряхнул на ладонь содержимое пакетика. Внутри была маленькая бумажка с абстрактным рисунком. Внимательно ее осмотрев, я положил ее обратно. Я думал, что отложу ее до вечера, но любопытство, все-таки взяло верх. Аккуратно оторвав от нее четвертинку, я устроился на диване и включил расслабляющую музыку. Через некоторое время мне надоело сидеть и ждать неизвестно чего. Пройдя на кухню, я поставил чайник, в голове начала зарождаться тревожная мысль «Влад меня кинул». Сидя на табуретке с кружкой чая я достал телефон и начал нервно крутить его в руках. «Сука, ну не может же быть так» – прошло уже полчаса, а ничего не произошло. Я вытащил из пакетика оставшиеся три четверти бумажки. «Ладно, попробуем, может она долго лежала и испортилась. Или выдохлась» – я закинул в рот оставшиеся бумажки.

Спустя час я разочарованно смотрел в окно. Лето была в разгаре – на улице было тепло, дождя не предвещалось. «Нужно проветриться» - я взял наушники, накинул куртку, надел старые кеды и вышел на улицу. Погруженный в мысли о том, что нехорошо обманывать своих друзей, дошел до местного парка. Вокруг было людно – сплошные дети, мамаши с колясками и подростки. Я пошел в глубь парка, чтобы спрятаться подальше от этого дебильного праздника жизни.

Проходя мимо скамейки мне показалось, что она покачнулась, я обернулся, но ничего не увидел. Через несколько десятков шагов асфальт начал дышать. Сперва слабо и незаметно, но постепенно он, как и всё окружающее, начал оживать. У меня началась легкая паника, но, с другой стороны, я обрадовался, что зря начал сомневаться во Владе. Сделав глубокий вдох, я собрался и подумал, что надо идти домой и развернулся. Окружающее пространство развернулось с небольшой задержкой, асфальт показался крайне ненадежным покрытием, норовящим растечься под ногами. «Кажется, домой я не дойду» - паника начинала усиливаться. Я начал покрываться липким холодным потом, к счастью, людей рядом со мной пока не было. Другого выхода не оставалось – нужно было уходить с заасфальтированной дороги в глубь парка и найти там скамейку, чтобы прийти в себя, иначе я привлеку внимание полиции своим странным видом. Не слушающимися ногами, я пошел по первой же попавшейся тропинке.

Через некоторое время я немного успокоился, все вокруг переливалось непривычно яркими красками и замысловатыми узорами. Свернув с тропинки, я начал пробираться в гущу деревьев. Сознание замерло как водная гладь. Я просто пробирался все дальше и дальше, потеряв ощущение времени. В конце концов я вышел на какую-то небольшую поляну и остановился.

Свет, пробивающийся через кроны деревьев стал весьма тусклым. Неприятное чувство беспокойства овладело всем телом. Я понял, что что-то не так. Здесь абсолютно тихо. Не слышно ни птиц, ни ветра. Тяжелый густой страх начал растекаться по всему телу вниз от затылка. Я физически чувствовал чей-то взгляд. Не имея никакого выбора мое тело само развернулось. На меня смотрело какое-то животное. Оно было размером с небольшого медведя, стоящего на задних лапах. Острая вытянутая морда, коричневая шерсть, передние лапы узкие, с огромными когтями. И внимательный взгляд черных немигающих глаз. Я понял, что что-то нарушил. Это была последняя мысль, перед тем, как в глазах потемнело. Я перестал отличать, где верх, где низ и начал проваливаться в бездну. Вокруг кружили неразборчивые голоса, как будто множество людей говорили шепотом обрывки фраз. Кажется, я потерял сознание.

Перед глазами, как мутная пелена, проступали красные круги с витиеватыми узорами по периметру. Вокруг была непроглядная тьма, границы видимости резко сузились. Казалось, что меня окружили, но я не мог никого разглядеть. Вместо травы под ногами была черная утоптанная земля, с мерцающими красными прожилками. Увидев свои руки, я вздрогнул – плотная гладкая красная кожа, покрытая бледными рунами, костяшки увеличились и набухли, ногти превратились, скорее, в когти – сильно выступавшие за края пальцев, они стали толстыми и растрескались.

Кто-то стоял рядом. Я пытался его разглядеть, но пелена на глазах не давала это сделать. Почувствовав его присутствие, в моей голове появилось четкое осознание того, что мне необходимо сделать. Вдали замелькал бледно-голубой силуэт, я моментально на нем сфокусировался и даже рассмотрел его в мельчайших подробностях. Это было большое уродливое существо, с выпученными глазами и расплюснутой мордой, туловище по размерам совпадало с головой, жирная дряблая кожа собиралась в крупные складки с проступавшими красными капиллярами. Оно меня не видело. И мне предстояло на него охотиться.

Я почувствовал в своем прилив сил и нарастающую ярость. В доли секунды я сблизился с ним, в его глупых пустых глазах не отразилось ничего. Сжав кулак, я ударил его в безобразную морду, взвизгнув, он упал, и тут же начал ползти куда-то в сторону, извиваясь всем телом, как змея. Запрыгнув на него сверху, я схватил его руками за горло, его шея была очень толстой, практически как голова. Он завизжал и начал извиваться, пытаясь меня сбросить. Обнажив зубы, он зарычал и резко бросился на меня, пытаясь укусить, его желтые зубы щелкнули рядом с моим лицом, обдав меня вонью и брызгами слюней. Он оказался весьма сильным, но, когда он попытался укусить меня еще раз, я с легкостью увернулся и ударил его локтем. В воздухе мелькнула моя рука, на локте у меня был острый нарост, а руны мерцали золотистым огнем. Он растерялся, и я, навалившись на него всем телом надавил ему на горло. Звериная ярость придавала мне сил. Он сдался. Я почувствовал это, когда смотрел в его выпученные глаза. Вскоре в них исчез свет, черная блестящая пленка закрыла его глазницы.

Когда я встал, то уже не видел его, он просто исчез. Когда я вновь почувствовал вокруг себя плотное кольцо сущностей мне уже не было страшно. Я знал, что сейчас он подойдет ко мне. Протянув вперед руки, я ощутил, как что-то из них испарилось. Меня ударило, как будто током, и резко подбросило в воздух.

Очнулся я, лежа в мокрой траве. Близился рассвет. С трудом встав, я осмотрел себя – вся одежда была в грязи и зеленых разводах от травы, правое плечо болело, как и несколько ребер, в рту пересохло. Но хуже всего было из-за очень странного и неприятного ощущения в голове. Как будто в черепную коробку мне насыпали миллионы иголок, часть из них вонзилась в мозг, а часть переворачивалась с каждым шагом.

Добравшись, никем не замеченным, домой, я сел в прихожей на пол и уставился в стену. Вчерашние события потеряли краски, и теперь были как дурной сон. Я попытался их вспомнить, но почувствовав от этого тошноту, пошел на кухню с трясущимися руками и ногами. Заварив себе сразу два пакетика черного чая, я хотел позвонить Владу, но на часах было пять утра. Выйдя на балкон и посмотрев вниз, у меня появилось навязчивое желание спрыгнуть, стараясь об этом не думать, я аккуратно сделал шаг назад и вернулся в комнату. «Вот, пожалуй, и всё, приехали» - я лег на диван, в голове начали мелькать странные образы. Древние инки, жертвующие на алтаре целые племена, древние египтяне с мумификацией своих фараонов, лица шаманов африканских племен - от всей этой вереницы к горлу подкатывала тошнота. «Нет, нужно что-то делать с этой херней» – меня начинал поглощать приступ паники и отвращения.

– Алло... Ты чего звонишь в шесть утра, что у тебя случилось?

– Влад, можешь помочь? – я не узнал собственный голос, он звучал как треск раскалываемого полена.

– Ты что?! – было слышно, как он встает и куда-то выходит. – Целиком сожрал? Блин, ты дебил?

– Я думал она не работает.

– Голова у тебя не работает. Постой, ты ничего не натворил? Никуда не ходил, менты тебя не приняли?

– Нет, нет, все нормально. Просто хреново что-то.

– Ну тут ничем не поможешь, в общем-то, только если скорую, а там и в дурку заодно. Лежи дома, никуда не ходи. Хотя… Попробуй накуриться, или набухаться, например. Сходи в ларек, пива возьми, может отпустит.

– Ладно, хорошо. Спасибо.

∗ ∗ ∗

Когда приехала мать, она сразу с порога начала причитать:

– Ааах. Что случилось?! Ты заболел? Что с тобой?!

– Ничего.

– Ты что такой бледный, щеки впали, ты что? Еды не хватило, не готовил ничего?

Она, побросав сумки, побежала к холодильнику. Он был полностью набит подпортившейся едой.

– Ты почему ничего не ел?!

– Не хотелось что-то.

Она скосила взгляд, рядом с холодильником стояла открытая бутылка водки, практически полная. Я не смог ее пить, так и оставил, забыв про нее.

– Горло полоскал, простудился, наверное.

– Ладно… Иди, принеси сумки, я там фруктов привезла, настоящих, не этих, пестицидных.

Сделав шаг в прихожую, мне на секунду показался плотный черный силуэт, стоящий на задних лапах. По всему телу поползли мурашки, в горле мгновенно пересохло. Взяв сумку, я понял, что боюсь обернуться, потому что за спиной может оказаться черная бесконечная пустота. Подняв глаза, я увидел, что мать на меня внимательно смотрит.

– Как отдохнула?

– Хорошо, – она взяла у меня сумку – А, представляешь, мне, когда сюда с вокзала ехала, таксист рассказал – у нас в парке женщину убили! Говорят, маньяк какой-то, задушил ее, вся милиция в городе на ушах стоит.

– Да? Нет, не слышал…


Текущий рейтинг: 62/100 (На основе 29 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать