Смерть

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Никакого туннеля нет, и света в конце тоже. И никто не будет призывно махать тебе рукой с небес. Когда я сдох, я даже не понял что сдох. Я просто шел, и вдруг на секунду, мне показалось что я моргнул, но продержал глаза закрытыми чуть дольше чем следует. А когда открыл все было так же, почти так же. Ветер кончился, хотя до этого дул мне в лицо, солнце перестало греть, и из моих пальцев исчезла недокуренная сигарета. Зачем-то я обернулся назад и увидел, что какому-то мудаку стало плохо, и он лежит прямо на заплеванном тротуаре без движения. Не желая выглядеть в глазах людей бессердечной тварью, я подошел к человеку и уже хотел было спросить что-нибудь о том, все ли нормально? Тут подошла тетка и перевернула тело, и я сел на жопу, потому что рожа была моя, хоть и очень бледная и с ссадиной на подбородке, но моя. И я не дышал. Люди в основном проходили мимо, похуистично поглядывая на мой труп, но некоторые подходили. Кто-то вызвонил даже не поленился вызвонить скорую помощь. Вот так вот, жил себе жил, жизнь прожигал, и помер. Охуенно просто. Ух и натерпелся я страху. Пока я дивился тому, что я все еще не провалился под землю и меня не распинают на перевернутом кресте рогатые бесы, моему трупу оказывали первую помощь, потом вторую, потом ваще третью, какой то усатый мужик даже вызвался было сделать искусственное дыхание, но его приструнили. И он разочарованно шевеля усами скрылся в неизвестном направлении, что то бурча о гомофобах. Подъехала скорая и, лихо заехав прямо на тротуар, извергла из своего стерильного нутра молодую девку, у у у бля, практикантка тоже мне, ну и хули ты делать будешь с трупом моим? Ты ж небось и не знаешь нихуя. Однако баба сноровисто осмотрела мой труп, заглянула в мои мутные очи и, сказав что бы кто-то закинул меня на носилки, пошла открывать дверь "Газельки". Оглашая окрестности мерзким воем сирены, газель на огромной скорости мчалась в хуй пойми какую больницу. На поворотах, рука моего кадавра падала с груди, и безвольно свисала раскачиваясь в такт маневров газели, и тогда медсестра заботливо клала руку на место. А я сидел рядом и глядел на медсестру, покатываясь от хохота, я ж ее за сиськи лапаю, а ей хоть бы хны, не чует ничего, только как бы невзначай одернет свою робу нежно зеленого цвета. В больницу приехали быстро. Сгрузили меня, и бегом толкая носилки затащили в больницу. Я пошел рядом, примечательно что мне бегать не нужно было, я двигался быстрее них даже не стараясь этого делать. Носилки закатили в палату и мне стало безразлично, один хрен все, помер уже. А зная нашу российскую медицину - так ваще шансов нету. Я прошелся по коридору, вперед, назад. Скучно. Не известно даже что делать и куда идти. А говорили то, чистилище, ад. рай, вальгала, тартар. Пошли вы все нахуй, нету этого! В очередной раз проходя по коридору я задел плечом какого-то тщедушного очкарика, который с отсутствующим взглядом разглядывал плакат где рассказывалось о том, что наша медицина, самая медицинистая медицина из всех медицин, будь он неладна. Очкастый глянул на меня. Оппа! Потом изумился, глянул на меня поверх очков - и ты тоже? Нихуя се! Видит меня. Ты че? Я ниче, я сдох, отвечаю. Давно что ли? Да минут 15 прошло уже говорю. А я вот с операции, намудрил врач чего-то, я и преставился. Ну бывает, говорю. Чего делать-то будем? Ждать надо. Скоро наверное придут за нами. Кто говорю, придет-то? Че ты паришь мне? Как же, говорит, 40 дней пройдет, и несомненно придут. А пока нам погулять полагается. Тут он на меня смотрит и говорит, что ты мне не нравишься. Бля, отвечаю, мне тоже мужики как-то не очень, я при жизни больше баб любил, говорю. Да не, говорит, ты на себя глянь, исчезаешь ты. Ха, да ты ж не сдох еще! Вот те не повезло, щас прямиком в свой труп и будешь еще 30 лет во тьме охуевать. В коме, пока не сдохнешь. Типун те! - говорю, какая кома нахуй? Да все, бывай, спасли тебя, говорит. Может свидимся еще. Давай, пока пока. И тут опять, ебена мать, моргнул как будто. Глаза открываю, лежу в ёбаном каком-то халате, на шконаре в палате, а рядом врач. О, очнулся говорит. Ты говорит в рубашке родился, почти 10 минут в клинической смерти пребывал, и ничего, выбрался. Свет небось видел? Уж сказать я ему хотел про этот свет и все его туннели, да слабость меня одолела. Ладно говорит, спи, полежишь у нас еще. И я уснул успев перед этим подумать, что если проснусь, надо будет замутить с той медсестрой или кто она там, которая мою почти мертвую руку в скорой помощи на носилки клала. Темнота окутала меня, спать, спать спать


Именно так мне запомнилась моя хоть и клиническая, но смерть. Текущий рейтинг: 70/100 (На основе 29 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать