Люцифер и петух

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Vagan.png
В роли страшилки эта история Настолько Плоха, Что Даже Хороша. Хотя она и пытается казаться страшной, её истинная цель отнюдь не в запугивании.

Пятнадцатый год Илюшиной жизни прошел под знаменем его первого мобильного телефона - совместного подарка на День Рождения от мамы, папы, а также бабушки с дедушкой, нескольких еще оставшихся в родном поселке тетушек и, в общем, всех родственников, пришедших тогда на праздник, которым удалось примазаться к столь масштабному подарку. До эпохи мобильного интернета, мессенждеров и социальных сетей все еще оставалось около пяти лет, однако дешевая "звонилка" с монохромным дисплеем уже могла впечатлить разве что вечно сопливого, лопоухого и туповатого деревенского простачка, каким как раз и являлся Илюша, поэтому тот не отрывался от волшебной игрушки с момента получения.

Главная трудность с подарком заключалась в том, что Илюша, судя по всему, был единственным в поселке обладателем телефона, оснащенного функцией звонка и отправки сообщения. То есть, конечно, весь Илюшин класс был уже давно укомплектован яркими "Сименсами" и "Самсунгами"-раскладушками, проводил все перемены за прослушиванием отрывков любимых песен на предельной доступной динамику громкости, который от таких перегрузок превращал их в нечленораздельный шум, а также обменивался ценными играми через инфракрасный порт; но на просьбы Илюши сообщить номер телефона, чтобы контактам "Мама" и "Бабушка" было не так скучно в телефонной книге, одноклассники отвечали отказом, мотивируя это отсутствием в аппарате сим-карты. Что такое сим-карта Илюша представлял слабо, но ужасно возгордился превосходством своего телефона, который, несмотря на то, что уступал остальным в прочих характеристиках, все же, очевидно, сим-карту имел, что подтверждалось ежедневными звонками мамы сразу по окончанию последнего урока, дабы визгливым тоном приказать отпрыску немедленно идти домой после школы, словно у того могла возникнуть идея заняться чем-либо еще.

Неожиданный выход из этой ситуации Илюша обнаружил, включив поздним вечером один из местных каналов. Во время блока музыкальных клипов внизу экрана появлялся СМС-чат, в который жители облцентра и окрестностей отправляли сообщения с поздравлениями, признаниями в любви и фривольно-патриотическими высказываниями о превосходстве своего городка или поселка над соседними. Неизменно плачевное состояние Илюшиного баланса не позволяло ему присоединиться к этой жизнерадостной, хоть и несколько однообразной беседе, поэтому он лишь внимательно следил за новыми сообщениями, в надежде, что незнакомец оставит свои контакты и, наконец, станет его новым телефонным собеседником. Упорство, как известно, берет города, ранее взятые смелостью, поэтому в один прекрасный день Илюша с замершим сердцем вчитывался в сообщение, оканчивающееся долгожданными десятью цифрами телефона: "Ищю потрнера для занятия окультизмом я готесса". Что такое "оккультизм" Илюша не знал, однако женский пол отправителя и невероятная загадочность послания всколыхнула юношеское сознание, мальчик без промедления набрал указанный номер и принялся напряженно вслушиваться в гудки.

Девичий голос, несколько более высокий, чем обычно, что характерно для страдающих ожирением, ответивший на звонок, на несколько долгих секунд лишил юношу дара речи. Справившись с волнением, Илюша сообщил загадочной собеседнице о своем богатом опыте в области оккультизма (он очень надеялся, что запомнил слово правильно), а также, что самое главное, своем недалеком территориальном расположении, что делало встречу возможной в тот же вечер. Загадочная собеседница сообщила, что планируется ритуал вызова Люцифера, для чего требуется живой петух. Илюша без промедления заявил, что по праву мужчины берет на себя все хлопоты по организации вечера и готов предоставить петуха. Эта новость немало воодушевила юную готессу, поскольку она, судя по всему, считала задачу с петухом невыполнимой и про себя рассчитывала в лучшем случае на размороженную курицу. Илюша знал, что за похищение петуха их родительского курятника его может ждать серьезный нагоняй, но сейчас петух был ни много ни мало тем самым ключом, который непременно откроет ворота его будущей счастливой личной жизни, и ради этого юноша был готов рискнуть.

Через несколько часов Илюша, облаченный в старую, потертую кожаную куртку своего отца, которая, по его мнению, придавала мужественности и брутальности его образу, несмотря на заметно больший, чем у мальчика, размер; с кудахчущим петухом под мышкой, сидел в напряженном ожидании на табурете в прихожей, стараясь услышать шаги своей ночной гостьи. Это оказалось несложно: легкое подрагивание пола и позвякивание стекол возвестило о прибытии готессы, которая, как убедился Илюша, трясущимися от волнения руками открыв дверь, обладала весьма внушительными габаритами.

Вид петуха несказанно обрадовал девушку. Ее лицо, напоминавшее Илюше о милых бегемотиках с праздничных открыток, полученных на недавний День Рождения, растеклось в широкой улыбке, и пара прошествовала в гостиную. С собой девушка принесла руководство по оккультизму: несколько страниц, вырезанных из журнала для девочек, содержащие описания запретных (по уверению редактора журнала) ритуалов чёрной магии. Один из них - тот, который планировалось провести сегодня, по вызову Люцифера, - предполагал перерезание горла петуху в начерченной мелом пентаграмме, по углам которой стоят свечи, под аккомпанемент заклинания на латыни: "Etis atis animatis, etis atis amatis". Свечи быстро нашлись в доме, мел, заранее украденный в школе, хозяйственная гостья принесла с собой, и уже через полчаса пара юных чернокнижников начала свой ритуал.

Готесса уселась неподалеку от центра начерченной на дощатом полу пентаграммы, Илюша, весь вечер завороженно наблюдавший за колыханиями объемного бюста гостьи, давно позабывший обо всяком оккультизме и размышлявший лишь о том, как бы прикоснуться к этому чуду, устроился напротив, а в центр был помещен петух, флегматично следивший за окружающими приготовлениями черными глазами-бусинками. Девушка начала зачитывать заклинание своим срывающимся на писк голосом, повторяя снова и снова зловещие слова. Петух пришел в некоторое возбуждение, видимо, некоторые обертоны в голосе заклинательницы напомнили ему о славных теплых курочках, которых он так любил топтать во дворе. Птица немного распушила перья и начала потихоньку квохтать. Илюша забеспокоился, как бы ритуал не был сорван, ибо от его успешного завершения зависело настроение гостьи и, следовательно, его, Илюшины, шансы на первое в своей жизни прикосновение к девичьему телу.

По мере зачитывания заклинания, девушка все более уходила в себя, покачиваясь, и входя в некое подобие транса. Петух тем временем все более распалялся, его призывное квохтание грозило сравняться по громкости с голосом готессы, и Илюша был готов тихонько придушить птицу, как вдруг заметил в центре пентаграммы странное темное пятно, гораздо темнее, чем окружающий полумрак. Илюша было решил, что это вытек воск одной из свечей, но внезапно пятно наполнилось зловещим свечением, на несколько мгновений в нем появился черный глаз, и затем все снова погрузилось во тьму.

Илюша так и охнул. Риутал сработал: в центре его гостиной открывался портал в ад, а сам Люцифер готовился явиться в мир смертных за приготовленным ему петухом! Гостья ничего не замечала, распевая свое заклинание, зато петух отреагировал на потустороннее присутствие очень хорошо. Птица захлопала крыльями, вытянула шею и, очевидно, готовилась к громогласному кукареканью.

Решение пришло моментально. Илюша схватил петуха за шею, перехватив его крик на полпути к клюву, перевернул головой вниз и затолкал в адский портал. Петух не успел ничего сообразить, и до Илюши донеслось тихое запоздалое кукареканье, приглушенное толстой мембраной реальности между мирами. Люцифер, очевидно, жертву принял: петуха начало понемногу засасывать в дыру, что сопровождалось все теми же приглушенными криками.

Когда последнее перо жертвенной птицы скрылось в загробном мире, гостья открыла глаза и оглядела комнату. Илюша дрожащим от пережитого ужаса голосом сообщил, что петух был принят в жертву и более не присутствует в мире живых, а Люцифер удовлетворен, однако, силы его самого на исходе, поэтому дальнейшее развитие событий лучше отложить, а девушке стоит отправиться домой. Уязвленная столь бесцеремонным выдворением, готесса вскочила на ноги с поразительной для ее веса проворностью, схватила ценное руководство по оккультизму и метнулсь к двери, распространяя своим топотом волны вибрации по всему дому. Илюша мог чувствовать их еще некоторое время после того, как закрыл дверь за своей мимолетной пассией и, обессиленный, сполз на пол прихожей.

Любой может попасть в мир мертвых без особых проблем. Однако путь обратный, как убедился Илюша в тот вечер, лежит через опасные и зловещие ритуалы черной магии, требующие жертв как материальных, так и психологических. Но кое-кому все же удалось нарушить это правило: петух, почитавшийся Илюшей безвозвратно сгинувшим во имя спасения двух непутевых подростков, обнаружился не следующий день бегающим по двору, лишь слегка прихрамывая. Когда мальчик, не веря своим глазам, взял птицу в руки, на шее и крыльях он заметил отпечатки крупных ладоней, гораздо крупнее Илюшиных, но все же недостаточно крупных по демоническим меркам. Когда Илюша, желая получить как можно больше информации о произошедшем с петухом, понюхал отпечатки, он, ожидавший учуять запах серы или смолы, явственно почувствовал лишь запах крепкого табака из паприос "Прима Застойная".

Таким образом, в тот день Илюша узнал еще одну интересную вещь о загробном мире: Люцифер любит папиросы той же марки, что и его отец.


Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 31 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать