Ключ

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Представьте себе - пятиэтажный многоквартирный дом, узкие коридоры и двери соседей, расположенные слишком близко друг напротив друга. Настолько близко, что любое неосторожное слово, произнесённое повышенным тоном, становится достоянием общественности. Поэтому жильцы ревностно оберегают свою жизнь за толстыми железными дверьми, исподтишка следя за соседями в дверной глазок и готовые в любой момент дать отпор любому нарушителю покоя. Словом, в таком доме и жила моя подруга Ольга. Наша дружба началась с третьего класса, когда её перевели из другой школы к нам. Скромная девочка с длинной, туго заплетённой косичкой сразу почему-то ужасно мне понравилась, и, как потом выяснилось, наши дома были совсем близко друг от друга. Так завязалась крепкая дружба.

У Ольги была старшая сестра Наташа, по характеру полная её противоположность. Живая, активная и энергичная, она фактически не давала нам с Ольгой проходу, постоянно придумывая какие-то авантюры и заставляя нас в них участвовать. До того дня, как…

Эта была суббота. Родители девчонок уехали в деревню, оставив дом на Наташу. Ольга, естественно, пригласила меня с ночевкой – в программе планировалось отпраздновать наше окончание первого курса. Скромные девичьи посиделки затянулись до полуночи, и не совсем трезвую Наташу буквально понесло. Она стала рассказывать истории – смешные, грустные и просто интересные – про всех своих знакомых. Дошла очередь и до соседей. Наташа таинственным жестом поднесла палец к губам, тем самым заставив нас наклонится к ней поближе и торжественным тоном произнесла:

- Напротив нас живут муж с женой. Странные они какие-то… На днях я заходила домой и вдруг услышала за их стенкой смех ребёнка. Но детей-то у них нет!

- Откуда ты знаешь? – усомнилась Ольга. – Может, это был какой-нибудь двоюродный племянник или племянница.

Наташа фыркнула.

- А потом он взял и испарился просто так, да? Ведь до самой ночи к ним никто не приходил, и оттуда никто тоже не выходил. Я следила.

В этом можно было не сомневаться. Если Наташа устанавливала за кем-нибудь слежку, то бедняге было от неё не скрыться, как бы он не старался.

- Всё равно, это ни о чём не говорит, - упрямо заявила Ольга.

Наташа встала из-за стола и скрылась в комнате. Через минуту она вернулась, держа в руках вырезку из какой-то газеты.

- Вот, читай, это номер за прошлую неделю.

Ольга пробежала статью глазами, покачала головой и пододвинула заметку мне. Посредине крупными буквами шёл заголовок: «Ребёнок похищен прямо из рук воспитательницы детского сада» и далее рассказывалось о таинственном преступнике, сумевшем, по словам самой воспитательницы, «загипнотизировать» её. Выйдя с детьми на прогулку, она заметила какого-то человека, стоящего возле забора, и подошла к нему, намереваясь спросить, что он здесь делает. На вопрос о том, как выглядел тот человек, она сказал только, что «это была либо крупная женщина, либо мужчина», не давая ни малейшей зацепки следствию. Произошедшее потом воспитательница так и не смогла описать, говоря, что помнит только странный туман и детский плач.

- Ну? – Наташа явно ждала бурной реакции. Ольга скептически хмыкнула.

- Наташ, не сходи с ума! Может, они сейчас сидят на кухне и подозревают, что мы могли украсть этого ребёнка.

- Тогда скажи, - зловеще продолжала Наташа. – Ты замечала, что по вечерам у них в доме нет света?

- Есть, - сказала я. Буквально за пару дней до этого мы с Ольгой очень поздно стояли у подъезда и разговаривали. Я машинально переводила взгляд с одного окна на другое и заметила, что в окне их соседей ещё горит свет.

- Да есть. Но слабый, правда? – я, подумав, кивнула. – Такой же, какой бывает от свечи.

- Что-то в этом есть, - протянула Ольга задумчиво. – Вообще я тоже замечала за ними странности. Не понимаю, например, зачем выносить мусор только по ночам?

- В этом есть смысл, - подхватила Наташа. – Если тебе есть, что скрывать в мусорном пакете! Я вам говорю – с ними что-то не то.

Ещё примерно полчаса мы провели за разговорами о соседях, пока наконец не настало время спать. Уже лёжа в кровати, Ольга неожиданно спросила меня:

- Ты веришь в колдовство?

- Что?

- Я спрашиваю, ты веришь в то, что тот случай с ребёнком действительно мистический?

- Ну не знаю. Честно говоря, мне кажется, что на самом деле виновата воспитательница.

Ольга улыбнулась и откинулась на подушку:

- Мне тоже так кажется. А насчёт соседей… бред, полный. Фантазия Наташки.

И всё равно мне послышалась в её голосе неуверенность.

С утра мы позавтракали, и я решила собираться домой. Но уже стоя на пороге квартиры и прощаясь мы вдруг услышали, как закрылась тяжёлая дверь соседской квартиры. Наташка быстро прильнула к глазку и прошептала:

- Это тёть Элла, она уходит куда-то.

Спустя несколько секунд шаги вдали стихли, а Наташка обернулась к нам, буквально сияя от радости.

- Не поверите!

- Что??

- Она забыла в дверях ключи! - она чуть ли не прыгала от радости. Мы с Ольгой переглянулись в полном смятении. Самым правильным в этой ситуации было бы догнать женщину и отдать ей ключи. Но… нас, слишком любопытных девушек, так и подмывало узнать – а что же такого прячут в своей квартире таинственные соседи?

- Ты уверена, что дома больше никого нет?

Наташка кивнула.

- Её муж вернётся только вечером. С суток всегда такой уставший приходит…

- Ну тогда – пошли.

В одних носках мы на цыпочках подкрались к соседской двери. В двери торчал огромный ключ на связке с ещё двумя поменьше.

- Ты пока на стрёме постой, - приказала мне Наташка и повернула ключ. В тишине щёлканье замка показалось оглушительным.

- Порядок, - подытожила Ольга и скользнула в квартиру. За ней последовала Наташа, кивком головы приглашая меня присоединится к ним. Совсем уже не уверенная в том, что делаю, я переступила порог квартиры и осторожно прикрыла дверь.

- Придётся время от времени следить, чтобы не пропустить, когда она вернётся, - заметила Ольга.

В прихожей царил полумрак, и когда глаза привыкли к темноте, мы различили на обоях светлое пятно выключателя.

- Не привлекая внимания! – зашипела Наташка, когда я щёлкнула по нему, осветив прихожую тусклым светом.

- Да ладно тебе, - отозвалась Ольга откуда-то уже из кухни. – Его отсюда-то слабо видно, в окнах вообще ничего не заметно будет.

Слева от меня дверь, судя по всему, вела в ванную. Две другие – в зал и спальню, судя по симметричной планировке квартиры девчонок. Наташа подошла к одной из них и подёргала ручку.

- Заперто.

- Попробуй ключом, - предложила я.

- Странные люди, - поворачивая в замке самый маленький из ключей, Наташа обернулась ко мне. – Зачем, уходя, закрывать зал на ключ?

- Может, они боятся воров, - послышался с кухни голос Ольги.

- И правильно боятся, - усмехнулась я и зашла в ванную. Видимо, напряжённые нервы сказались на моём зрении, потому что в первую секунду мне показалось, что ванная полна крови. Я судорожно стала шарить по стенке и наконец наткнулась на рычажок выключателя. Мгновенно все предметы озарились люминесцентным светом, и я убедилась, что ванная сияет первозданной белизной. Подойдя ближе, я внимательно осмотрела её, но не нашла даже малейших следов ржавчины. У стены стоял ванный шкафчик из довольно дорогого дерева с зеркалом, на полках выстроились шампуни, гели, щипцы для завивки волос… по-видимому, тётя Элла очень ценила порядок. И ничего таинственного или неожиданного. Я даже слегка разочаровалась.

Ну что? – спросила я у Ольги, выйдя из ванной.

- Да ничего, кроме того, что Наташка была права насчёт свеч. На подоконнике у них стоит красивый канделябр. Вполне себе подходит для романтического ужина.

- А мусор не смотрела?

- Смотрела, - хихикнула она. – Картофельные очистки и шоколадная обёртка. В шкафчиках специи. Всё в порядке.

- Погоди, - осенило меня. – А какие именно специи?

Ольга не успела ответить, как из-за двери зала послышалось сдавленное бульканье. Мы кинулись туда, и, открыв дверь, застыли на месте. Посреди комнаты стояла Наташа, одной рукой зажимая себе рот, а другой стряхивая какой-то тёмный предмет, прилипший к её ладони. Ольга подошла к ней и, рассмотрев предмет, вскрикнула от отвращения. Наконец, им удалось отлепить эту штуку и Наташа, всхлипывая, пробежала мимо меня, держа руку на весу.

- Ты только посмотри, - подозвала меня Ольга, склонившись над отлетевшим в сторону предметом. Подойдя, я увидела, что эта была сушеная кошачья лапа, отрезанная у локтевого сгиба. Когти на ней были окрашены красным.

- Понимаешь? Оно вцепилось в неё. Вот так просто, как живое, - прошептала Ольга.

- Надо положить эту мерзость на место, - я оглянулась в поисках подходящей тряпки, в которую можно было бы завернуть лапу. Даже мысль о том, что бы прикоснуться к ней рукой, вызывала у меня непонятную дрожь.

На диване лежала комбинация малинового цвета. Ольга приподняла её, зажав большим и указательным пальцами, словно боялась, что она в любой момент может вспыхнуть. Я обернула ночнушкой руку и осторожно переместила страшный предмет на место, указанное Ольгой.

- Всё. Теперь – быстро отсюда!

Я расправила комбинацию и положила было её обратно, как вдруг ощутила, что она какая-то влажная. Не веря своим глазам, я перевернула рубашку и пощупала – сухая. Однако ощущение чего-то липкого на руке осталось… я поднесла ладонь к глазам и почувствовала, что мне становится дурно – рука была измазана в крови.

Я слышала голос Ольги, но почему-то перестала соображать, понимая только одно – что нужно уходить из этой проклятой квартиры, пока не произошло что-то ужасное.

С трудом переставляя ноги, я чувствовала, как Ольга прислонила меня к стене, запирая зал и громко матерясь вслух – видимо, не могла трясущимися руками попасть в скважину. Я смотрела на дверь спальни… луч света под косяком померк, затем снова засветился и снова померк.

За дверью кто-то стоял.

В этот момент Ольга схватила меня за руку и вытащила из квартиры, заперев её и оставив болтаться ключ в двери. Дома Ольга захлопнула входную дверь и, повернувшись спиной, без сил опустилась на корточки. Я метнулась в ванную, где застала бледную Наташу, держащую руку под струёй холодной воды. Рана промылась, но на коже осталась царапина от трёх длинных когтей. Я сунула свою окровавленную ладонь под воду и с облегчением заметила, что она смывается.

- Как вы? – послышался слабый голос Ольги.

- Там водка в холодильнике ещё осталась? – хрипло откликнулась Наташа.

- Да.

Прошло около часа, а мы никак не могли прийти в себя. Будто сговорившись, мы в полной тишине смотрели друг на друга, не находя даже сил обсудить произошедшее. Наконец, я сказала, что мне пора домой. Ольга открыла дверь, не говоря по прежнему ни слова, и уже спускаясь по лестнице я поняла, что для неё, как и для меня, самым страшным было молчание Наташки. Оно означало, что произошло что-то действительно ужасное.

Какого рода было это происшествие, выяснилось на следующий день. Ольга позвонила мне и, плача, сообщила новость о том, что их сосед ночью повесился.

- Она знает, понимаешь, знает! – шептала она в трубку, и от этой фразы у меня мурашки поползли по спине.

- Оль, ну с чего ты взяла? Может, у него были свои при…

- Посмотри на свою руку! Помнишь, что на ней было вчера?! – взвизгнула она. Я перевела взгляд на ладонь и вскрикнула – возле указательного пальца было кровавое пятно, похожее на ожог. Я попыталась оттереть его об одежду – безрезультатно.

- Видишь? Мы прокляты, - зарыдала в трубку Ольга. – У Наташки царапины, у тебя – кровь.

- А у тебя?

- Воск, - она немного помолчала. – Я рассматривала канделябр, и одна из свечек неожиданно капнула мне на руку. Он как будто въелся в кожу.

Меня стало по-настоящему трясти.

- Он всё видел.

- Кто? – не поняла Ольга.

- Муж. Он был в соседней спальне. Я видела, как он стоял у двери.

Ольга ничего не ответила. Мы сидели по разные стороны телефонной трубки и плакали, плакали…

А ещё через день Наташа получила ключ. Он пришёл в плотном белом конверте без адреса отправителя - так рассказывала Ольга, сидя у меня на кухне и держа в руках чашку с давно остывшим чаем. Это был дубликат ключа от входной двери соседей. Подруга рассказала, что Наташа в ужасе выбросила его и заперлась в своей комнате, отказавшись от обеда и ужина. Ближе к ночи она впервые вышла из комнаты, с белым словно смерть лицом и сказала, что видела накануне соседку – та улыбнулась ей, поднимаясь по ступенькам вверх.

Той же ночью Ольгу разбудил страшный вопль сестры. Выбежав из своей комнаты, она бросилась к двери, которую уже ломал отец. Ворвавшись в её комнату, родители отпрянули от жуткого зрелища – горло Наташи было разорвано, из открывшихся артерий вяло капала кровь, залившая уже подушку и часть одеяла, а стеклянные зрачки были уставлены в раскрытое окно. Ольгу отправили к тётке. Через три дня она позвонила мне и, рыдая, сообщила, что ей пришёл белый конверт. Ольга до смерти боялась его открывать. Ближе к полуночи она позвонила мне, и срывающимся шёпотом сказала, что слышит какой-то стук по стенам, и что он приближается к её окну. Вдруг разговор прервался, и в трубке послышались короткие гудки. В течение всей ночи я так и не смогла до неё дозвониться.

Ольга пропала. Её ищут уже пятый день, но никаких следов не обнаружено. Не думаю, что она жива.

Сегодня я встретила на улице женщину с серо-жёлтого цвета глазами. И хоть раньше я видела её только со спины, я знаю, что это тётя Элла. Она шла мне навстречу и улыбалась.

Дома меня ждал конверт. Не знаю, какой ключ получила Ольга, но, кажется, догадываюсь, какой достался мне.

Я уверена что этот тот самый ключ. Мне снился сон. Я снова была в проклятой квартире, смотрела на дверь маленькой спальни…

А из замочной скважины течет кровь.

Текущий рейтинг: 72/100 (На основе 8 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать