Story of my life

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

Часть первая[править]

Привет, /sn. Хочу рассказать одну длинную историю из своей жизни. Сначала планировал написать в одном из существующих тредов, но потом решил, что можно и отдельный тред создать, так как явно награфоманю около десяти отдельных постов. Предупреждаю, что рассказ получится достаточно большим, события разбросаны по годам и охватывают почти всю мою сознательную жизнь, так что буду излагать всё последовательно, начиная с дремучего пиздючества и заканчивая событиями недавних месяцев (по сути, в них-то и заключается вся суть, но без предварительного знакомства с тем, что происходило в моей жизни раньше, потеряется соль кулстори).

Короче, поехали. Мне сейчас 30 лет, родился и рос я в типичной Мухосрани. Отец был инженером, мать — учительницей начальных классов. Семья в моём детстве была небогатой, особенно когда батя в 90-е остался без работы и кочевал из фирмы в фирму, но не скатывались до полной нищеты. Я был первым и очень ранним ребёнком (оба родителя были студентами младших курсов, когда я родился), после меня родились ещё двое — сестра и брат, с перерывом в 2 года. Жили все в двухкомнатной квартире в спальном районе, на зиму иногда наезжала бабушка по отцу — старая маразматичная старушка, которая к тому же была почти слепой. В общем, ни дать ни взять огурцы в банке. Впрочем, и взрослым, и нам, детям, было довольно норм, ссор и какого-нибудь негатива особо не помню в тот период, когда всё было хорошо. Зато вот потом, когда мне было около 6-7 лет, всё довольно резко стало херово, и началось всё с бати.

Сам я в те моменты мало что понимал в причинах происходящего, так что буду описывать не только со своей точки зрения, но и по рассказам мамы и пары других родственников. В общем, отец был таким себе работягей-ЗОЖником с добрым характером, а потом вдруг взял и начал бухать по-чёрному, переменившись буквально за один день. Ушёл на ночную смену себе в завод, а вернулся только через день синющий, как Ельцин. Мама вообще ничего не поняла. Думала, может, коллеги на какое-то событие затащили и уговорили забухать, но как потом оказалось, никакого праздника и корпоратива на работе не было. Просто посреди ночи отец вышел наружу осмотреть объект, отсутствовал примерно полчаса, потом вбежал обратно как угорелый с дикими глазами и каким-то потрепанным видом, взял куртку, бумажник и прочее и ничего не говоря свалил с работы. На расспросы коллег сказал только что-то типа: «Пиздец», — и это при том, что он вообще крайне редко матерился, по крайней мере, до этой ночи.

В общем, бате дали выговор за прогул, но это стало наименьшей проблемой, потому что отца реально будто подменили. С того возвращения он стал каким-то дерганым, депрессивным, раздражительным, стал бухать всё больше и больше, орать на маму и всё такое. На нас, детей, не залупался и старался особо в глаза не бросаться, когда бывал бухой, но мы все трое мелких тоже ощущали, что с ним творится какая-то хуйня, и вообще атмосфера в доме стала какой-то тяжелой, нервной, это отлично ощущается, когда ты мелкий. Мамке так и не удалось выяснить, что с ним произошло в ту ночь, он отвечал, что не помнит, и выдвигал анекдотичное объяснение, что, наверное, отравился чебуреками, купленными в ларьке, и они помутили ему разум на какое-то время. Ну, разве что если это были чебуреки с ЛСД. В общем, мама не поняла даже в итоге, это отец так отмазывается или действительно ему память отшибло. А потом и бабка-старушка умерла зимой, а весной родители решили развестись. Скандала особо не было, по крайней мере, на глазах у детей, но это всё равно был пиздец какой удар по детской психике. Мелкая сестренка (её Лиля зовут, кстати), вообще месяц почти ни с кем не разговаривала. Мы все трое остались у матери, отец не пытался нас себе оставить, и вообще к тому времени ему как-то стало похуй на нас, не играл, не ласкал, смотрел как на предмет мебели. Обещал алименты платить и вообще всячески помогать, но уже через год махнул куда-то в северные ебеня за длинным рублём, и деньги перестали поступать. Мама как женщина гордая не стала качать деньги через суд и сама содержала нас всех. Отака хуйня, малята.

Батя, кстати, жив до сих пор, и я не так давно с ним виделся, но это уже забегание вперёд, ближе к концу я ещё рассказу об этой встрече.

Часть вторая[править]

Вскоре после того, как батя отвалился от семьи, в районе 2-3 класса школы, со мной произошла непонятная лютая хуйня в стиле чернушных фильмов Балабанова, только вот в том возрасте я не смотрел никакой чернухи, только Дисней и прочая лампота. Дело было весной, я шёл из школы домой, а 90 % дорог в наших ебенях, конечно, не асфальтированы, и на неровностях от растаявшего снега образуются лужи, которые иногда разрастаются до гигантских размеров. В общем, на проулке, по которому я каждый раз возвращался домой после уроков, образовалась такая охуительная лужица, что обойти её было никак невозможно. В принципе, я был в резиновых ботах и мог бы почапать прямо по луже, что и хотел сначала сделать, но через пару шагов стало ясно, что лужа глубоковата и может легко залить мои детские боты. Поэтому я решил сделать небольшой крюк и пройти по дворам, чтобы выйти с той стороны лужи.

В общем, свернул я во двор и там стал протискиваться по узкому проходу между какими-то ржавыми гаражами (с того дня, кстати, до сих пор ненавижу эти ебучие змеистые проходы между строениями, прямо мороз берёт, когда приходится ходить по ним). Там навстречу мне шёл какой-то человек, внешности которого я не запомнил, так как особо не обращал внимание, да и из-за последовавшего шока и пиздеца в памяти всё как-то размазано. Помню, что он был бородат, в обычной черной шапке-пидорке и в куртке темного цвета, довольно высокий. В общем, разминулись мы с ним в этом проходе, а потом я вдруг почувствовал БОЛЬ В ЖОПЕ. Конечно, это ржачно звучит, когда ты сидишь у монитора, но тогда в этом нихуя не было смешного. В общем, острая проникающая боль в ягодице, я, кажется, вскрикнул и обернулся, а этот хуй, который мимо шёл, уже начал убегать, как олимпийский чемпион. Я ощупал жопу, ничего не нашёл. Это уже позднее я понял, что этот мудак что-то вколол мне шприцом в мягкое место, а тогда вообще выпал в ахуевание от непонимания происходящего, ребёнком же всё-таки был. А между тем эта хуита, которую он мне вколол, быстро начала действовать, и мою голову распидорасило буквально за куски. Очень смутно помню, как в слезах из последних сил отошёл за гаражи, пытаясь не заплакать в голос, там сел на влажную землю, опершись спиной на стенку гаража, и отрубился. Ну то есть как отрубился — погрузился в какой-то ебаный пиздец, из которого мало что запомнил, и из которого тем более мало что вспоминается сейчас, спустя столько лет — видел какие-то пейзажи, большие каменные постройки, своих друзей по школе и родственников. Очень отчётливо запомнилось одно — как я валяюсь в люльке, надо мной кружится детская вращающаяся игрушка с висячими разноцветными рыбками (такая, кстати, у нас действительно была, при мне она висела над кроваткой младшего брата), а потом я внезапно оказываюсь где-то в стороне и смотрю на себя со стороны, а над люлькой стоят батя и мама, причём мама крутит эту игрушку и что-то говорит. Я пытаюсь их позвать, попросить помочь, но слова не выговариваются, а в тот момент, когда они наконец оборачиваются на меня, меня опять затянуло в мозговой пиздец, и что было дальше, не помню. Ну и много прочей подобной нелогичной хуиты было.

Короче, когда меня более-менее отпустило, было уже близко к вечеру, но я там просидел ещё почти час после того, как пришёл в себя, боялся пошевелиться, а ещё думал, что тот хуй, который вколол в меня наркоту, рядом шастает (то, что это наркота, я уже тогда понял, потому что мама с нами проводила лекции на эту тему, и что нельзя принимать что попало от незнакомых дядь и тёть, но вот только не предупредила, что делать, когда тебе в жопу вгонят шприц средь бела дня). Хорошо ещё, что никто не заглянул за это время за гаражи и не нашёл упоротого школьника. Когда качать почти перестало, я всё-таки встал и пошёл домой. По пути решил ничего не рассказывать никому, почему-то стыдно было, как будто я сам в чём-то виноват, ну и не хотелось поднимать бучу. Мама всё-таки спалила, что со мной что-то не так, но я только сказал, что у меня болит голова, отказался от ужина и почти сразу лег спать, когда пришёл домой, перед этим принял таблетки, которые дала мама. С утра уже 100 % вернулся в норму и отправился в школу, как обычно. Но об этом происшествии о том мудаке-любителе протыкать жопы школьников я никогда не забывал, и он ещё появится в этой стори, так что и вы его запомните.

Часть третья[править]

Это произошло, когда я учился в 4-м классе. С определенной точки зрения можно сказать, что с этого всё и началось, но тогда я, конечно, ничего не понял, как не понимал потом в течение многих лет. Но зато сейчас я могу точно сказать, что если бы в тот день ничего не произошло, то, скорее всего, не было бы всей этой истории, проебавшей мою жизнь.

Была осень, учёба только началась. Я вернулся из школы, пообедал и сел за «Сегу», которую недавно купили, и я там задрачивался будь здоров целыми днями. У матери было время отпуска, поэтому она находилась дома. Покормив меня и младшего брата (сестра была в детсаде), она немного полежала в своей комнате, потом вышла и сказала, что будет принимать ванну, так что, если кому-то хочется сходить в туалет, то лучше сделать это до того, как она туда зайдёт (санузел в квартире был совмещённый). Мы с братом сходили, и она зашла в ванную комнату. Брат делал уроки в комнате, а я, как уже сказал, сидел за Сегой. Во что играл, не помню, наверное, в Мортал Комбат какой-нибудь, любил я эту игруху. Краем уха слышал, как мамка возится в ванной, плеск воды и всё такое.

И тут мама закричала. То есть как будто бы начала кричать, но прервалась, не докричав. Я в ахуе выронил джойстик и вскочил на ноги, брат выбежал из комнаты (его Серёжа зовут). Мы оба подбежали к двери ванной комнаты и там остановились, не решаясь заходить туда, где мамка моется (да и вообще, даже если попытались бы войти, дверь всё равно 100 % была заперта изнутри). Я спросил, что случилось, всё ли с ней в порядке, на что она после небольшой паузы ответила, что всё хорошо, просто она больно ударилась пальцем о край ванны. Кстати, всё это время из крана текла вода, поэтому голос мамы было довольно сложно расслышать. В общем, мы с Серёжей успокоились и вернулись к своим занятиям, но едва я снова уселся за телевизором, как в дверь позвонили. Мне стало немного стрёмно, но так как мать была в ванной, то я на правах старшего должен был подойти к двери. Посмотрел в глазок — оказалось, это сосед по лестничной площадке, мужик алкашеского вида, дядя Сима. Он был нормальный человек, мы его хорошо знали, иногда он помогал нам с сантехникой и прочим, так что я спокойно открыл дверь. Дядя Сима спросил, что произошло, всё ли в порядке, типа он из своей квартиры услышал крик. Я объяснил ему ситуацию, он сказал: «Аааа», — и вернулся к себе. А я, заперев дверь, пошёл по коридору и немного постоял возле ванной комнаты. Вода продолжала течь, но было слышно, как мама что-то быстро шепчет, как мантру. Потом, как будто почувствовав, что я стою рядом, она спросила: «Анончик, ты здесь?» Чтобы не спалиться, я на цыпочках отбежал в сторону гостиной и оттуда крикнул, что да, я тут. Мама попросила меня подойти, что я и сделал, и она попросила меня включить радио в прихожей, типа ей стало скучно в ванной, хочет музыку послушать. Раньше она никогда так не просила, делая свои процедуры, да и вообще это радио мы почти никогда не включали. Это сейчас я понимаю, что она хотела создать шумовой фон, чтобы меньше были слышны звуки из ванной, а тогда с чистой душой врубил радио. Там была не музыка, а какие-то новости, но мама сказала, что и так норм.

В общем, я снова засел за приставку и стал играть, забыв обо всём. Мама не выходила из ванной почти час, и всё это время там текла вода, что меня немного удивило. Плеска воды слышно больше не было, зато было ощущение какого-то движения — ну, хз, сложно объяснить, может, вибрации какие-то через пол передавались, но мне почему-то казалось, будто мама там не сидит на одном месте, а нарезает круги в тесной комнате, что ли. Один раз я чётко услышал, как что-то ударилось о дверь ванной комнаты изнутри довольно сильно. Я даже подумал, что мама закончила и сейчас выйдет, но она находилась там внутри ещё долго после этого.

В итоге, когда мама вышла, она сразу пожаловалась на недомогание и легла на кровать. Вообще, она в те дни часто болела, так что особого события я в этом не углядел. На следующий день утром я заметил у неё довольно длинный порез на ладони с внутренней стороны, спросил её, откуда это, и она ответила, что пустяк, порезалась, когда лук резала. На этом, собственно, на тот момент всё и закончилось, и истинный смысл тех событий и того, что за хуйня тогда произошла, я понял намного позже.

Часть четвёртая[править]

Сделаем большой скачок по времени вперёд — я был уже в институте на третьем курсе, когда в семье произошла печальная, но, в общем-то, обыденная хуйня: мою сестру изнасиловали. Ей тогда было 15 лет всего. Произошло это совсем рядом с нашим домом. Район, как я уже говорил, у нас не центральный и совсем не престижный, дворы-лабиринты и серые бетонные коробки. Опять была осень, Лиля вечером возвращалась из своей секции волейбола, когда какой-то ублюдок накинулся на него из-за угла, затащил за кусты (есть в соседнем дворе такая типа аллея, сзади деревянный забор, спереди кусты то ли рябины, то или ещё хрен знает чего — в общем, если в темное время суток туда человека затащить, то хрен кто увидит, что там творится) и сделал то, что хотел. Напугал он её сильно, грозился всякими мерзостями, типа пикнешь — уши отрежу и т. д. Но потом, закончив процесс, всё-таки отпустил, и она сразу, конечно, побежала домой.

Я в тот момент в квартире уже не жил, обитал в общежитии, так что там были только мать и Серёжа. В общем, они её приняли, успокоили, сразу вызвали ментов и врачей, сделали осмотр, протокол и т. д. Мне сообщили только на следующий день, решили, что поздно вечером меня беспокоить не стоит. Я, конечно, как услышал, сразу примчался со всех ног. Весь разговор и детали описывать не буду, Лиля реально была в шоке, да и все были в шоке, никто не ожидал такого. Но, слава богу, отошла сестра от этого события достаточно быстро, уже через год гуляла с хипстоватым школьным бойфрендом, так что особой психологической травмы от этого происшествия у неё (по крайней мере, внешне, в её голову я не залезал) не осталось.

А теперь, аноны, самое главное — а то вы, наверное, уже устали читать мои истории и думать, нахуя этот ебанат рассказывает кучу несвязанных событий из своей жизни. Из того, что Лиля рассказала, два факта просто ахуевшие:

1) Насильник был высоким бородатым человеком в шапке-пидорке и в темно-синей куртке (она запомнила марку, это был North Face). Ну вы поняли, да?

2) Когда он отпускал её, то смеялся и говорил: «Передай привет аноннейму (моё имя назвал). Что у него, жопа больше не болит?»

Часть пятая[править]

Беда не приходит одна. Прошло всего три месяца с момента нападения на сестру, как пропал брат Серёжа (пропал навсегда, его до сих пор не нашли). Ему было 17, собирался в том году закончить школу, уехать в Питер и там поступить на программиста, качал подготовку к ЕГЭ, в общем, очень толковый парень был мой братишка, не то что я-распиздяй. Просто вышел из дома в воскресенье, не сказал, куда идёт и зачем, и не вернулся. В семье был тотальный пиздец, мама за несколько месяцев постарела буквально на годы, Лиля, недавно и сама пережившая пиздец, кое-как держалась, ну и я старался быть мужиком, точнее, играть в мужика. Прочесали город, окрестности, розыск, всё без толку. Кстати, учитывая то, что тот пидор-бородач знал моё имя, у ментов была версия, что он мог быть причастен к исчезновению Серёги, они ещё после происшествия с Лилей расспрашивали меня, не мог ли я быть с ним знаком, где-то видеть и т. д. Ну, я им тогда и рассказал про случай в детстве, как мне вкололи какую-то хуйню. Следаки что-то там пробивали по своим базам и связям, искали похожего среди наркоманов, возили Лилю на какие-то очные ставки, но в итоге ничего из этого не вышло. В случае с исчезновением брата тоже всё зашло в тупик. Вышел он в тот день, явно собираясь куда-то далеко, так как стояла зима, и он надел подштанники. Если бы выходил куда-нибудь в магазинчик рядом, то не стал бы это делать. Вроде бы его видели в маршрутке номер 12, которая у нас самый популярный городской маршрут, так как буквально везёт через весь город из одного конца в другой, но где он сошёл и куда направился, сведений не было. Как в воду канул.

Как я и сказал, в семье после этого наступил пиздец. Мама очень сильно сдала, стала какой-то ебанутой и начала бухать, как в своё время отец, её уволили с работы, денег не было. Я в свободное от учёбы время подрабатывал грузчиком и охранником в ночных клубах (благо по жизни довольно подкачанный), Лиля тоже на полставки работала продавщицей, в общем, как-то совместно оплачивали квартиру и покупали еду-одежду. Мама в основном тупо клянчила у Лили деньги на выпивку, она жалела её и давала. У меня просить не пыталась, я с самого начала дал ей понять, что не буду оплачивать её бухалово. Даже как-то раз сдавали её в частную наркоклинику, чтобы они вылечили её от алкоголизма, но не помогло, вышла, продержалась две недели и всё пор новой. Где-то с этого периода маман меня жутко невзлюбила, сначала из-за того, что я не давал ей бабла, потом начала придумывать какие-то вообще левые причины, типа я с какого-то хуя разрушил ей жизнь и всё такое. Я пытался воспринимать это спокойно и пореже с ней видеться. С Лилей у неё отношения были нормальные, но со временем я стал замечать, что мать на сестру плохо влияет в том смысле, что она убедила его, что я специально не даю им обеим денег, придерживаю всё заработанное у себя, чтобы они влачили жизнь в нищете и т. д. Мне это жутко не нравилось, но не мог же я запретить им общаться, тем более жили они в одной хате.

Так продолжалось до 2012 года, я закончил институт и стал сорт оф офисным планктоном на неплохой зарплате, Лиля не смогла в ЕГЭ и потому поступила в местное ПТУ, но бросила на втором курсе и пошла работать парикмахером. В 2012 же году произошло сразу несколько серьёзных историй, о которых я расскажу в следующей части.

Часть шестая[править]

Перед тем, как перейти к событиям 2012 года, здесь я немного расскажу о себе любимом. Если из предыдущих частей у вас сложилось ощущение, будто отец — долбоеб, мать — алкашка, сестра — ПТУшница, один я дартаньянистый и весь в белом, успешный, красивый и богатый, то тут я развею у вас эту иллюзию, ибо своих тараканов у меня тоже полно. Начать можно, например, с того, что я это самое, гомогей и пидарас. Точнее, бисексуал. Из-за классической арийской внешности и спортивности проблем с тянками у меня никогда не было, и в подростковом и раннем студенческом возрасте у меня и мысли не возникало о том, что у меня может вставать на парней (ну ладно, только если совсем чуть, в качестве теоретических фантазий). Но потом, если не ошибаюсь, летом 2007 года меня занесло на один из региональных музыкальных фестивалей патлачей по типу Казантипа, и там я бухой в говно потащился за каким-то смазливым гитарастом из одной группы, думал, с девчонками закрутим, но в итоге закрутили друг с другом. Сам я от процесса происходящего был, конечно, в смятении, но ощущения понравились, и с того лета я чётко идентифицирую себя как би. На каждом углу об этом не ору, конечно, и не одеваюсь по-пидорски, но и желания жениться, например, особо нет. Но с тянками таки иногда отношаюсь, хотя в последние годы уже не очень тянет.

Но оставим в покое моё гомогейство. Рассказать в этой части я хотел о другой части своей ебнутой жизни — о том, как я едва не стал сраным наркоманом. Жизнь в общаге была весёлая, буйные компашки, так что вещества меня не миновали в своё время, несмотря на все детские предупреждения мамки. Ну, трава не в счёт, конечно, я вообще не считаю её наркотиком и твёрдо за лигалайз. А вот кокс, спиды и опиаты — это, конечно, намного серьёзнее. До героина у меня, слава богу, не дошло, ибо был период, когда я увлекся всякой дрянью довольно серьёзно, и если бы сдуру попробовал герыч, то, скорее всего, сейчас бы уже ничего не писал. Зато мне полюбился оптический изомер опиатов — DXM, довольно любопытная штука, раньше её в сиропах от кашля свободно продавали, потом запретили. В какой-то момент своих упоротых экспериментов мне попалось одно известное вещество, начинающееся на букву «К», полное название не скажу, чтобы не роскомнадзорили за пропаганду, ну и вообще, наркота это плохо, пацаны. Принимал в первый раз через ротовое отверствие, и когда эффект начался, меня будто по башке ломом ударили — ОНО! Та самая дрянь из детства, которую вкололи мне в жопку! Ошибки быть не могло. Я, конечно, сразу всем этим очень заинтересовался, раздобыл ещё и через какое-то время вколол себе в мышцу в более спокойном месте, где не было адского музона и трясущихся тел. Ну что сказать, своеобразный эффект, в чём-то похожий на мои воспоминания из детства, а в чём-то не похожий. Местами мне казалось, что я опять впал в детство и не могу даже два слова связать, опять ощущал себя в люльке и т. д. Кстати, именно после того прихода мне опять очень ясно вспомнился тот эпизод с люлькой, и через несколько дней, когда заходил к маме (на самом деле к сестре, но мама тоже была там, и отношения с ней к тому моменту у нас ещё окончательно не заговнились), я вспомнил о своём видении из детства и как бы невзначай спросил у неё, мол, помнит ли она случай, когда я был совсем мелкий и был в люльке, а они с батей стояли рядом, причём она крутила ту игрушку-вертушку с рыбками. Реакция матери меня удивила: она как-то дико занервничала, спросила, откуда я это помню. Я ответил, что просто всплыло младенческое переживание в памяти (не рассказать же про наркотики, лол). Мать всё так же нервно подтвердила, что такое было, да, когда мне примерно полгода всего было. Потом она спросила, помню ли я, что было дальше. Я, естественно, ответил, что нет, и вообще не придал тогда этому особого значения, но по лицу матери было понятно, что она мне не очень поверила. Вообще, если подумать задним умом, похоже, именно с того дня прошёл какой-то холод от матери в отношении меня. Раньше она просто злилась, что я не даю ей бухать, не более того, а тут уже через пару месяцев начала закатывать истерики в духе того, что я ей жить мешаю, подонок такой, ну и всё такое.

Что касается того вещества, то тогда я колол его ещё пару раз из интереса и забил, да и вообще, к следующему году моё увлечение веществами начало сходить на нет, так что я отошёл от всей этой наркоманской движухи, чему очень рад и вам советую особо туда не соваться, если не уверены в том, что сможете остановиться. Многие не могут, у меня так пару знакомых загнулось от передозов и инфарктов.

Часть седьмая[править]

Итак, переходим к ебучему-злоебучему 2012 году, когда всё пошло к хуям. Календари майя предсказывали апокалипсис для меня он, собственно, и наступил. Летом маман нажралась водки в тридцатиградусную жарищу, и у неё произошло кровоизлияние в мозгу, неделю лежала в реанимации, потом умерла. После её смерти выяснилось, что она тайком изменила завещание за семь месяцев до этого. Раньше квартира должна была отойти по 50 % мне и Лиле, а согласно новому завещанию теперь она полностью наследовалась Лилей. Собственно, мне было немножко похуй, но беда была в том, что после многих лет мамкиной обработки сестра теперь тоже была настроена ко мне исключительно враждебно, называла порождением Сатаны, бесом и т. д., хорошо хоть не Князем Тьмы. И да, в таком-то возрасте уже успела наглухо заболеть бабкинской версией ПГМ. Короче, она была резко против моего присутствия на похоронах, родственники пытались её уговорить, а она ни в какую. Дело было в том, что похороны проходили в нашей квартире, которая теперь как бы принадлежала ей, и на этом основании она запрещала мне появляться на территории её квартиры, хотя на тот момент завещание даже ещё не было вскрыто. Тут уж заупрямился я — хуйня хуйней, но меру-то надо знать. Родаки открыли мне дверь, я зашёл и терпел, когда Лиля истерики закатывала при моём виде, но когда я попытался пройти к гробу и она стала кидаться на меня с проклятиями, тут уж не выдержал и переебал её в рожу. Ударил не очень сильно, но она упала и ударилась головой об косяк двери в гостиную, сознание потеряла. В итоге почти полная потеря зрения и инвалидность ей, а мне статья «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности», суды, причём сама Лиля выворачивала всё так, как будто я специально её убить хотел. В итоге приговор — три года условно. С работы меня, естественно, поперли после такого, тогдашняя девушка бросила (хотя отношения у нас с ней с самого начала не особо складывались), но самый пиздец заключался в том, что с судимостью практически невозможно найти работу по моей профессии, и все эти годы батрачества в институте, диплом и офисное планктонство пошли коту под хвост. Все накопления пришлось отдать по суду Лиле в качестве компенсации, а этой суке и того было мало, и она пыталась отжать у меня ипотечную квартиру, но это, к счастью, по закону оказалось невозможно. В итоге к зиме, когда все ждали конец света, я оказался без работы, без денег и без перспектив, с судимостью и репутацией Валерия Сюткина среди знакомых и родственников. В голове был полный ад, волевым усилием я запретил себе в таком положении бухать и упарываться, зато в декабре сходил на бесплатный сеанс медитации в надежде немного успокоиться и привести в порядок мысли.

Сеанс проводил какой-то приезжий буддийский (или не буддийский, я хз) монах, довольно молодой индиец (а может, не индиец), который неплохо говорил по-русски. Он прочитал лекцию о какой-то хуите, типа космические силы, гуны-хуины, потом включили расслабляющую музыку, всем сказали успокоиться и сосредоточиться на своём дыхании, на выдохе шептать: «Ом». Сам монах ходил между рядами (мы сидели на специальных подушках на полу), следил за тем, кто как дышит, давал советы, исправлял. Когда подошёл ко мне, то сказал, что я дышу вообще неправильно, типа надо от живота. Я старался как мог, но он всё равно был недоволен, говорил, что я не просто неправильно дышу, но даже не стараюсь, показывал на себе, как надо дышать. Меня это разозлило, но как бы я ни старался, у меня не получалось. Короче, я ебнулся и прямо там принял решение, дав себе обещание записаться в эту школу медитации и не уходить, пока не научусь правильно медитировать. Ну а что — всё плохо, никаких важных дел не предвидится, на всё и всех решительно похуй, почему бы и не научиться медитировать, в моё тогдашнем положении это и то лучше, чем валяться на диване и двачевать капчу, как в последние недели (тогда я был постояльцем тронотредов в /tv и вообще угорел по Игре престолов от нечего делать).

Вот так я и увлекся медитацией. В течение 2013 года развивал навык. Вообще, медитация — довольно прикольная штука, поначалу кажется полной хуйней, но когда втягиваешься, то понимаешь, что вся эта социальная хуйня, в которой все крутятся — только шелуха, которой засорено сознание, и перестаешь сильно париться по всяким пустякам. Но для меня главным эффектом от медитации стало то, что начали возвращаться кое-какие воспоминания, которых я раньше не помнил, ну и это по сути дало начало событиям, о которых я расскажу завтра в заключительной части моей истории.

Часть восьмая[править]

Плавно перейдём в 2015 год. Я уже два года как сидел без нормальной работы, отбивался всякими почти случайными заработками, был и доставщиком пиццы, и распространителем листовок, даже сраным аниматором в костюме талисмана местной сети кафешек успел побывать. Дополнительно зарабатывал тем, что писал в интернете всякие курсовики и рефераты по темам, которые знал и помнил с инсты. Почти всё заработанное бабло уходило на ипотеку, которую пришлось реструктузировать, чтобы уменьшить ежемесячный платеж, в результате срок выплаты увеличился почти в два раза. Если бы был поактивнее, то мог бы, наверное, больше зарабатывать и работу более-менее норм найти, несмотря на судимость, но мне в принципе было похуй. Наложилось разочарование в жизни, депрессия и то, что я продолжал медитировать, а это, как я говорил, заставляет меньше переживать по поводу общественного статуса. С голоду не подыхаю, ну и хорошо.

В медитации, кстати, я довольно далеко продвинулся за это время, научился по желанию управлять мыслями и эмоциями, мог «очищать» разум как нехуй делать в любом месте, хоть в автобусе, хоть в толкучке. И ещё научился входить в особое состояние, когда мог вспоминать эпизоды из детства, которые раньше не помнил. Совсем младенческое состояние не помнил, но где-то начиная с 2-2,5 лет эпизоды местами проявлялись. В основном ничего особенного, про то, как меня носят на руках, кормят, как я шарюсь по комнатам и коридорам, шарахаюсь от всяких непонятных мне штучек вроде пылесоса и т. д. (орущий и ползущий пылесос — ДИКО криповая штука, когда у тебя разум на уровне животного, так что я понимаю кошек, которые его стремаются). Но два воспоминания, которые регулярно всплывали в памяти, занимали особое место и оставались мной непонятыми. Первое — это то самое одно-единственное младенческое переживание в люльке, после которого я вижу себя со стороны и пытаюсь обратить на себя внимание родителей. Как бы я ни старался углубиться в это воспоминание, оно всегда обрывалось на том моменте, когда батя с мамой на меня поворачивались, я едва успевал увидеть их лица. Второе воспоминание из более позднего периода, когда мне, кажется, было примерно 4 года. Я ночью просыпаюсь у себя на кровати, чувствую сухость во рту, поворачиваюсь в постели и вижу у окна фигуру человека в каком-то балахоне с капюшоном + он ещё и в солнцезащитных очках при этом. Его образ не кажется мне страшным, скорее забавляет, к тому же он лыбится мне и прикладывает палец к губам, мол, спокойно, не кипишуй. Я некоторое время смотрю на него, потом спокойно сплю дальше.

В августе 2015 года я узнал, что в город вернулся мой отец, и решил с ним встретиться, всё-таки столько лет не виделись. Отец был не против, и родственники нас свели, организовали встречу в местной забегаловке. Но встреча как-то с самого начала не задалась. Отец сильно постарел, стал каким-то туповатым, очень медленно говорил, и к тому же было видно, что ему дико некомфортно со мной общаться, дергался после каждого моего движения, как будто боялся меня. Но всё-таки мы немного поговорили за жизнь, а так как я незадолго до встречи медитировал, чтобы не нервничать, то во время разговора вспомнил про тот эпизод из младенчества и решил спросить у него, что было дальше. Мама не сказала, так хоть батя, может, что-нибудь прояснит. Батя удивился, что я помню тот день, но, в отличие от мамы, не стал впадать в паранойю и отрицание, а сказал, что в тот день произошла непонятная хуйня. Они стояли у люльки и игрались со мной, потом сзади кто-то то ли хмыкнул, то ли кашлянул, они обернулись и увидели, как у двери комнаты стоит какой-то малец в куртке, шапке с помпончиком и синих ботах и палит на них. Они оба его чётко увидели, но он тут же пропал, растворился в воздухе. Маму это сильно напугало, она даже после этого уговаривала отца переехать в другое место, думала, в квартире призраки живут, но отец как более спокойный и менее подверженный суевериям человек убедил её, что это была всего лишь совместная галлюцинация, и она со временем успокоилась.

Рассказывая это, отец вдруг прищурился и задумчиво сказал:

— Кстати, а шапка и боты ведь были точно такие же, как потом мы купили тебе. Раньше не думал об этом.

Я, хотя внутри натурально охуел от этого рассказа и сильно волновался, поспешил перевести разговор на другую тему. Это оказалось легко, так как у отца, как я уже сказал, притупился ум и манипулировать им было проще простого. В общем, мы поговорили ещё о том о сём, постепенно он стал напрягаться чуть меньше, хотя какая-то отчужденность и опаска у него оставались, даже когда мы пожимали друг другу руку на прощанье.

Часть девятая[править]

Домой я вернулся в диком возбуждении. Что это получается, значит, я буквально переместился в тот день, когда сидел упоротый за гаражами, в прошлое?! Это было настолько невероятно, что мозг отказывался верить в такую лютейшую хуйню. Мне пришлось немного помедитировать, чтобы собраться с мыслями, и в итоге я решил, что мне жизненно необходимо достать некоторое количество вещества К. Это было сложно, потому что на дворе чай не свободные нулевые, всё отроскомнадзорено, но кое-какие старые контакты остались + спасибо интернету, и через три недели в моём распоряжении оказалось десять ампул с заветным раствором. Первую ампулу я тупо проебал, потому что вкололся и сел ждать, что будет, думая, что всё само произойдёт, в итоге просто закрутил себе мозги и словил приход, не более того. После этого я решил подходить к делу серьёзнее.

Второй сеанс приёма К. я решил совместить с серьёзной медитацией. За день до этого ничего не ел, постоянно медитировал, очищал таким образом разум и тело от всякого мусора, которое могло помешать осознанному сосредоточению на теме. И в этот раз, конечно, всё пошло иначе. Я с самого начала опять с кристальной ясностью вспомнил тот эпизод, причём погружение было настолько глубоким, что я буквально перестал ощущать собственное тело (ну, тут К. помог, я думаю) и провалился в то время и место, вот я лежу в люльке, вижу лица родителей и синие рыбки над собой, мне хорошо, улыбаюсь и гугукаю, а потом хлоп — и вот я стою в пяти шагах от люльки, растерянно хлопаю глазами, вижу обои с цветами и интерьер комнаты, вроде чёрной тумбы и окна, и всё детализировано, никакой размытости или сноподобности, даже солнечные зайчики на обоях 100 % натуральные. Когда наконец очнулся, оказалось, прошло целых полчаса, и я валялся на полу весь в мокрый от пота с дебильной улыбкой на лице.

Тему третьего сеанса я выбрал практически сразу. Раз я могу так охуенно в прошлое возвращаться, может, я смогу предотвратить исчезновение своего брата? Признаюсь, приходили в голову страшноватые мысли касательно «Эффекта бабочки» и возможности проебать пространственно-временной континуум, но всё же я тогда не воспринимал это всё очень серьёзно, это была как бы игра, очень интересная и затягивающая. План был такой: попытаться оказаться в квартире в тот период, когда там будет Серёжа, предстать так же, как после детского предстал перед родителями, но на этот раз не исчезнуть сразу, а попытаться остаться там подольше, используя свои прокачанные навыки сосредоточения внимания, и предупредить его не уходить из дома в заданную дату. Выбрал в качестве желаемой даты «попаданства» день, когда мы с Серёжей точно были в квартире — за пару недель до его исчезновения я приходил в гости из общаги. По такому случаю ебнул аж две ампулы — а хули, дело-то серьёзное. За пару дней до этого усиленно думал только о Серёге, чтобы «настроиться».

Но всё пошло совсем не так, как я ожидал. После погружения в медитацию и начала действия препарата я оказался вовсе не в квартире у себя в прошлом, а с какого-то хуя в лесу на восточной стороне города. О том, где именно я нахожусь, я понял, «прогулявшись» в своём видении до опушки, а она оказалась неглубоко. Местность была знакомая, я бывал там проездом пару раз. Поняв, что что-то идёт неправильно, я пытался «перезагрузить» погружение, вновь усиленно думая о Серёге, и снова оказывался в лесу. Присмотревшись, я увидел, что стою возле небольшого холмика на земле, который почему-то притягивал к себе внимание (не визуально, а ментально, как это бывает в измененном состоянии сознание, короче, хрен объяснишь). Я присел около этого холмика и попытался копать, но не тут-то было. Это было не как во сне, когда ты силач и волшебник и можешь творить, что хочешь. Земля была холодной, твердой, без инструментов не обойтись. Так что я бросил это дело и, приложив некоторые усилия, «выплыл» из погружения. Позже, когда пошёл в ванную умыться, заметил под ногтями застрявшие следы земли.

В выходные, собравшись, я устроил себе поход в ту самую местность, которую видел во время погружения. Собственно, я не тупой, и уже подозревал, что могу там найти. Убедившись, что кругом никого нет на расстоянии километра, я вынул из рюкзака телескопическую лопату и принялся копать. Копать пришлось недолго, вскоре уже показалась истлевшая одежда и начал распространяться хуевый запах. Я не стал выкапывать тело полностью, только откопал со стороны головы и убедился по остаткам волос + по одежде, что это действительно Серёжа.

Никуда сообщать о находке я, конечно, не стал. Сами представьте — брат мертвого сам спустя столько лет дает наводку на тело, причём объясняет это тем, что увидел это место после употребления наркотиков. Тут если не тюрьма, то дурка. Так что Серега до сих пор считается пропавшим без вести.

Часть десятая[править]

Что ж, моя история близится к завершению, и тут я должен сделать предупреждение: дальше пойдёт лютая, инфернальная, нездоровая хуйня. Серьёзно, даже по меркам Двача. Собственно, я до этого момента пытался в пересказе как-то дистанцироваться от этого пиздеца, так сказать, держать культурный уровень, но что есть, то есть, и что сделано, того не воротишь. Так что у кого нежная психика, можете готовить блевательные тазы. В жизни нет такого, что в какой-то момент в происходящее вмешивается небесный цензор с возгласом «Фу блять, фу нахуй» и прерывает вещание.

Итак, после того, как я осознал, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО могу перемещаться в прошлое и там делать какие-то действия, я какое-то время пребывал в ахуе. Серьёзно, блять? Путешествие во времени, и не в говнофантастике или в голливудских фильмах, а IRL, и притом именно я могу это делать? Как-то так я мыслил. А между тем ампул с К. у меня оставалось всего шесть, достать ещё не представлялось возможным (чувак, через которого, я добыл эти ампулы, нарвался на проблемы с полицией в процессе и теперь слал меня строго нахуй), так что нужно было как-то разумно использовать ресурсы (хе-хе, учитывая, каким говном и пиздецом в итоге всё обернулось). Но эта мысль пришла мне не сразу, и я потратил одну ампулу просто на то, чтобы полюбоваться на самого себя мелкого. Нужно было, чтобы мелкий я не идентифицировал меня, так что я замаскировался как мог — надел чёрный балахон с капюшоном, купленный на секондхенде, какого-то хрена припудрил лицо (логика была такая, чтобы черты лица особо не различались) и надел солнцезащитные очки. Бороду затолкал под воротник балахона (начал обрастать во время пиздеца 2012 года, когда на депрессухе не было желания следить за собой, а потом, когда угорел по медитации, уже начал сознательно строить такой имидж себе, типа восточный мудрец с длинной бородой). Причём то, что я фактически леплю того чувака у окна из детского воспоминания, я понял, когда уже купил этот балахон, так что очки были уже понарошку. Конечно, было много мыслей по поводу того, как же так получается, что будущее повлияло на прошлое, и что будет, если я попрусь в погружение без очков и балахона, но в итоге так и не решился «сломать систему», да и по приколу было всё. Сеанс прошёл удачно, постоял у окна и умилялся своим пездюком, а когда он проснулся, сделал тот самый жест, который мне запомнился. Малыш не запаниковал (ну естественно, ведь я сам в детстве не запаниковла), даже полыбился мне и вскоре отрубился. Единственный минус, после «возвращения» в обычное состояние у меня весь день дико раскалывалась голова. Это имело свои последствия, но об этом чуть позже.

Пиздец произошёл в начале 2016 года. Были длинные новогодние выходные, и я ушёл, как, наверное, половина населения страны, в алкозаплыв от вынужденного безделья. Месяцы перед НГ у меня было дрючево по работе (на тот момент пытался хоть как-то взяться за ум, прошёл курсы официанта и пытался вникнуть в профессию, работая в ресторане в пяти шагах от моего дома), так что ампулы не использовал, да и жалко было их тратить на хуйню, так что ждал какого-то нибудь повода или охуительной идеи. И вот, кажется, 5 января, я синий как чёрт после полулитра водяры на пустой желудок, сидел смотрел Ютьюб, канал с крипотой, там что-то было про ванну, которая искривляла пространство под собой, и тут я вспомнил про тот день, когда мать очень странно принимала ванну. Если бы я был в мультфильме, то в этот момент над моей головой нарисовали бы зажигающуюся лампочку. Вообщем, на волне гениальнейшей идеи погрузиться в тот день и выяснить, что за НЁХ терроризировала тогда маму, и если что, спасти её (на тот момент я серьёзно полагал, что, скорее всего, она не померла в тот день в ванне из-за моего вмешательства, типа я отпиздил напавшую на неё НЁХ или типа того), я в таком вот синюшном виде вколол себе очередную ампулу, сел на пол в позе лотоса и начал медитировать. Лучше бы уж тогда у меня ничего не вышло из-за набуханности, но нет, блядь, я ж особо одаренный, так что вскоре я провалился в то время, в то место. В ванную комнату. Где. Мылась. Маман. Ну вы поняли, да?

Полупрозрачная ширма у ванны была задернута, за ней угадывался силуэт мамы, которая сидела и терла губкой себе руку. А как я уже говорил, она родила меня очень рано, и в тот момент ей было всего около тридцати лет, ну и у нашей семьи хорошие гены, что я красавчик по общепринятым стандартам, что Лиля, и это всё, конечно, наследие родителей. И в этом алкоугаре у меня маленький дружок немедленно встал колом, и в голову пришла очередная мировая идея — отдернуть занавеску и посмотреть на голую мамку. Пиздец, конечно, но на тот момент наложилось всё — состояние сильного опьянения, то, что у меня не было секса уже больше года, обида на мамку за её отношение ко мне за последние годы, — ну и то, что вплоть до того дня я всё-таки воспринимал всё происходящее в своих погружениям в первую очередь как наркотический трип, галлюцинация. То есть умом вроде понимал, что это имеет последствия в реальном мире, вроде были доказательства, но глубоко внутри себя не верил, воспринимал как игру. В общем, я отдернул ширму.

Мамка только глянула на внезапно появившегося рядом с ней незнакомого мужика и, естественно, подняла визг. Я в панике схватил её за горло и другой рукой закрыл ей рот ладонью. Мамка заткнулась, но было ясно, что как только я уберу руки, она начнёт визжать снова, и я, лихорадочно вспомнив своё ламповое детство, выпалил единственный аргумент, который мог заставить её замолчать — склонился к её уху и прошептал: «Я знаю, что твои сыновья в доме. Хоть пикнешь, и я выйду и зарежу их нахуй». У мамки округлились глаза, она перестала вырываться и быстро закивала, хотя всё ещё явно была в шоке. Тем временем мелкий я с ещё более мелким братом начали орать за дверью, что случилось. Опять вспомнив детство и тот день, я отнял руку со рта матери, прокрутил кран холодной воды до максимума, чтобы создать шум, и прошептал ей в ухо: «Скажи, что ударилась пальцем о край ванны». Она послушно повторила, пиздюки за дверью удалились, но я-то знал, что это ещё не конец, так что не спешил отпускать горло мамочки. Она дышала неглубоко и часто, таращась на меня. В общем, дальше всё пошло как по маслу — звонок соседа, мелкий я с ним общается, потом сосед уходит, тут мама начала плакать, из глаз полились слёзы, и она начала быстро прерывисто повторять шепотом: «Пожалуйстанетрогайихпожалуйстанетрогайихпожалуйстанетрогайих…» Я чуток встряхнул её, чтобы она пришла в себя, и, почувствовав, что мелкий пиздюк стоит за дверью и подслушивает, молча кивнул в сторону двери. Мама всё поняла без слов, спросила: «Анончик, ты здесь?». Бляяя, как я мог в детстве думать, что передвигаюсь бесслышно — этого слонопотама не задетектил бы только глухой. В общем, пиздюк отбежал в гостиную и оттуда откликнлся, и я в качестве страховки (ну и по памяти о том дне) заставил мамку попросить его включить радио. В совокупности с шумом воды и музыкой на приставке это создавало достаточно хороший фон, чтобы можно было шептать, не палясь перед пиздюками.

Оглядевшись, я заметил на стиральной машине ножницы для ногтей. Больше ничего острого поблизости не было, и я решил завладеть этим оружием, чтобы мне не всадили его в глаз или ещё куда. Маман затряслась, решив, что я собираюсь её убить, но планы у меня были другие. Вообще, из сегодняшнего дня сложно понять, что нашло на меня в тот момент, я натурально впал в какое-то берсеркерство и похуизм и ни о чём не думал, мозг и совесть будто отключили. Не отпуская горло матери, я шепотом приказал ей встать и выйти из ванны, что она и сделала. И вот я держу за горло мокрую совершенно голую женщину спортивного телосложения, которая чуть не умирает от страха. Стояк у меня был такой, как никогда в жизни. Я встряхнул её ещё и раз и сказал фразу, услышанную в фильмах: «Будешь делать всё, что я скажу, и я никого не трону». Мать поняла расклад и закивала. Следующий час она принадлежала мне.

Особо подробно описывать весь процесс не буду, так что аноны-дрочуны могут разочароваться. Мешало только то, что нужно было всё проворачивать тихо и довольно медленно, чтобы не палиться перед пиздюками, это раздражало. Когда я хотел сзади, мама нагибалась, опираясь руками о край ванны, когда спереди — покорно ложилась на кафель, но так было тесновато. Сама она не издавала не звука, закусывала губы, только слёзы из глаз текли, и при этом она явно ничего не понимала, что происходит, что за мужик взялся в доме и т. д., и это меня крайне возбуждало. Инцидент случился только один, когда я поставил её на колени и сказал взять мой член в рот, она оказалась к такому не готова (видимо, с батей не практиковали такое), начала отнекиваться и дергаться, и я в качестве аргумента провел лезвием ножниц по её ладони, выступила кровь, она всхлипнула и попыталась и убежать, ударилась о дверь ванной комнаты изнутри, но щеколда выдержала. Я притянул её обратно, напомнил ей о детях, она опять встала на колени и на этот раз всё сделала как надо, хотя и довольно неумело.

Кончать в неё я не стал, в голове крутилась мысль, что это был бы перебор (пиздец, конечно). Спустил на лицо, как в порнофильмах, и тут же, как разрядился, берсеркерство ушло, и стало пиздец как стремно и стыдно за то, что я натворил. Мама стояла на коленях, я отошёл от неё на другой угол тесной комнаты и начал пытаться «выплыть», что удалось мне не сразу, даже был момент, когда почти впал в панику, думал, что застряну навечно в прошлом. Очнулся, как обычно, на полу в хуёвом состоянии, всего трясло, в голове каша, стыдно и плохо, как лежал, так и начал плакать. Ещё и Киркорова по телеку показывали, какой-то уебанский новогодний концерт.

Часть одиннадцатая[править]

Помимо того, что после случившегося у меня был ёбаный ад в психологическом плане, так ещё и мне поплохело физически. Я уже говорил, что после «сеансов» чувствовал себя хреново, причём с каждым разом всё больше и больше. Так вот, головная боль и недомогание после случая с матерью не проходила в течение нескольких дней, не помогали никакие аспирины и парацетамолы. Мало того, она стала периодически возвращаться в дальнейшем, причём боль была специфическая, не как от бодуна или при гриппе, а сосредотачивалась в определенных областях внутри головы и там ныла-пиликала, сводя с ума. Плюс к этому я начал стремительно терять вес. Жиробасом я никогда не был, так что уже в начале февраля выглядел как высушенный лимон, меня один коллега даже прозвал Хо Ши Мин, типа стал на него похож. Этот же коллега (пожалуй, единственным нормальный человек в том сраном ресторане), узнав о головных болях, обеспокоился за меня и порекомендовал пройти обследование. Я записался на МРТ и, короче, обнаружили у меня злокачественное образование в лобной доле мозга. Денег у меня, как известно, нихуя нет, государство кинуло через хуй (есть льготное распространение лекарств по медполису, но там такая бюрократия и совок, что сам черт ногу сломит). Опять же выручил один из старых знакомых, записав меня в список одной частной благотворительной организации, помогающей онкобольным. В общем, связи в этом мире решают очень многое, что я хочу сказать. Химиотерапию не проводили. сказали опасно, пичкали таблетками, прогноз был сомнительный, но не безнадежный. Но снова я сам всё проебал и превратил в сраное говно, хотя это, конечно, как посмотреть.

Я, конечно, как только узнал о диагнозе, то связал эту опухоль с моими мамкоебскими приключениями во временном континууме, это лежало на поверхности. Была, конечно, версия свалить всё на препарат К., но им упарывается много кто уже много лет и дозами похлеще меня, и что-то все они не померли от рака мозга. Так что чем бы ни была эта ретроградная медитация (я так типа научно называл свои посиделки, лол), но на организм и конкретно на мозг она действовала явно не живительно. Поэтому я запретил себе любые мысли по поводу того, чтобы опять отправиться в погружение. На тот момент я ещё не стал конченым фаталистом и, несмотря на то, что прекрасно понимал, что означает появление странного бородача в моём детстве и у дырки моей сестры, думал, что всё как-то обойдётся — ведь не может же быть, что всё настолько плохо и хуй мне, а не свобода воли и выбора.

Свою болезнь я старался скрыть от родственников, но в итоге рассказал как бы по секрету дяде, а этот мудак растрезвонил всем, в том числе и в группе родственников в вотсапе, где в том числе сидела и Лиля, и она начала там спамить своим злорадством в адрес меня, типа этот демон всё заслужил, наконец-то он отправится в ад, будет гореть в геенне и т. д., в общем, типичное православное сострадание. К этому времени я уже понимал, что в её отношении ко мне не всё так просто: видимо, мамка с годами, когда я становился всё более похож на сношавшего его в ванной мужика (хоть и без бороды пока), всё поняла. Тут и сам хорош с неосторожным вопросом про люльку, похоже, её именно тогда осенило, что я могу перемещаться во времени (с её верой во все сказки уровня Битвы экстрасенсов и Рен-ТВ такая мысль явно не вызвала у неё никакого сопротивления в мозге). Не знаю, реально ли мамка посчитала меня демоном и Антихристом, как она меня называла, но она во время совместной жизни явно засрала сестре всю голову — может, даже рассказывала в красках, как я её выебал, я хз. Даже если не рассказывала, стоит учесть, что я внешне к тому моменту уже давно был тот самый бородач, который её шпилил за кустами, тут уж дауном надо быть, чтобы не заподозрить неладное со стороны сеструхи. Пиздец, блядь, короче.

В общем, Лиля лютовала в вотсапе. Мне бы просто забанить группу или удалиться, но нет. Видимо, сказалось то, что в тот вечер я опять был подбуханный. Не настолько серьёзно, как в прошлый раз, но три литра пива в одно рыло это всё-таки немало. В общем, мимоходная мораль: алкоголь — зло, и это не обсуждается. Я сначала кипел от злости, потом внезапно коварно улыбнулся, вытащил очередную ампулу, надел шапку-пидорку, чтобы скрыть свои слишком уже палевные блондинистые волосы, темную куртку, чтобы не выделяться в темноте (хотя что я гоню, я тупо одевался спецом под маньяка-жопокола из моего детства), перчатки-ботинки, взял нож и сел делать очередную «ретроградную медитацию». Что было дальше, думаю, нет смысла рассказывать. Скажу только, что ебать во все дыры эту мразь было намного приятнее и физически, и морально, чем мамку. А как она сладко дрожала, когда я брал её за мочку уха и делал вид, что сейчас отрежу. И да, скажу, что я всё же не педофил, и ту дату для «свидания» с 15-летней Лилей я выбрал исключительно из-за того, что помнил, когда это произошло, да и все женские формы к тому времени у неё уже оформились поболее, чем у некоторых двадцатилетних. В Лилю я, в отличие от мамы, таки кончил, и даже обидно, что из этого не отпочковались няшные дети инцеста, а ведь такая фееричная Санта-Барбара могла бы получиться. Кстати, мои угрозы покалечить её были не только угрозами, я серьёзно задумывался, стоит ли мне порезать эту блядину, чтобы знала, как меня уважать, и я не сделал этого по той единственной причине, что знал, что в тот вечер Лиля отделалась лишь психической травмой. Видите, какую это странную проблему ставило передо мной? Формально я был свободен в действиях, я мог и прирезать её там, хотя бы посмотреть, что получится, но почему-то я этого не делал. Хотя какое «почему-то», не делал именно из-за того, что знал, что такого не было. Игра будто такая — соответствуй сценарию на съемочной площадке. И да, в финале, прежде чем отпустить маленькую птичку на волю, я вдруг вспомнил, что она мне рассказывала о насильнике, о словах, которые он ей напоследок сказал, и не смог не проиграть с подливой прямо там. Ну и, конечно, ретранслировал слова, которые уже слышал от Лили днём позже того момента: «Передай привет Анону. Что у него, жопа больше не болит?»

Впрочем, всё веселье мигом сняло после того, как я выплыл, ибо я моментально понял всю жопность своего положения. Алкоголь уже выветрился, пока я сидел, и самоуверенности и похуизма на последствия уже не было, а голова представляла собой один большой котёл с лавой. Я не мог даже скорую вызвать, чтобы они не задетектили в моей крови запрещенный наркотик, так всю ночь и корчился на полу, обхватив голову в пидорке руками, обмазывался собственными соплями и выл. Потом новое обследование показало, что шарик в моей башке увеличился чуть ли не вдвое и раковые клетки начали проникать в кровообращение, хотя всего за несколько дней до этого наблюдалась стойкая ремиссия. Так я за один вечер траха с лоли-сестрой проебал (каламбур, блядь) собственную жизнь.

Часть двенадцатая[править]

Наверное, это будет самая страшная и грустная часть, потому что в ней речь пойдёт о действительно чудовищных вещах, которые не стоило делать, и о которых я в моменты относительного прояснения разума (а таких всё меньше и меньше) искренне жалею. Видите, ли мамкоебство и сестроебство, совершенные мной, конечно, отвратительные штуки, но о них я не сильно-то и жалею (разве что о последствиях лично для меня). В конце концов, в каком-то (очень ебанутом) смысле они это заслужили, и я лишь вернул должок, хотя кто кому тут что должен, и что было причиной, а что следствием, тут и с бутылкой не разберешься. Но всё же есть в этих приключениях какая-то олдскульная трэшовость в хорошем смысле, греющая душу бывалого битарда, коим я являюсь. Опять же, непосредственно от описанных выше событий никто не умер. А вот то, что я натворил потом…

Всё же, думаю, дело на 90 % в ебучей опухоли. После того, как пошли метастазы и стало ясно, что ситуация безнадежная, в фонде мне дали понять, что предпочли бы, чтобы я отошел к государственной программе, ибо я им статистику порчу, а попечительскому совету, видите ли, не нравится, когда на их большие денежки паценты не излечиваются, делая им карму и имя, а тупо дохнут. Собственно, и мне самому было ясно, что мне пизда, так что я особо не возмущался, просто вернулся в свою уютную квартиру и стал ждать смерти. Я атеист, так что ада и прочей поеботы за свои действия не боялся. Взял кредит в банке на 120 штук (больше не давали, учитывая моё нищебродство), уволился с работы и стал днями смотреть ютуб, порно и жрать дешевую пиццу.

И всё-таки, наверное, мне стоило лечь в больницу. Я думал только о себе, но ведь опухоль в мозгу — это угроза не только для себя. Но это я понял, как всегда, слишком поздно.

Личностные изменения. Вот как это называется. Человек не просто испытывает физические страдания — эти зловредные раковые клетки меняют сам мозг, характер человека, крадут его душу, если хотите. Понимаете, я ведь никогда не был извращенцем или садюгой, с детства не было такого. И вдруг начал творить такую хуйню. Полагаю, мамко- и сестроебство тоже последствия этого блядского образования, который засел у меня в мозгу и подменил меня тем инфернальным хуилой, которым я являюсь сейчас. Скорее всего, уже первое же «погружение» дало начало изменениям в моих серых клетках, и дальше с каждым погружением всё пошло по наклонной. Иначе я не знаю, как объяснить то, что расскажу ниже.

В общем, в декабре, когда я в очередной вечер мирно сычевал в стиме и собирал ачивки, мне пришла идея собрать такую же «ачивку», только IRL и лично для себя. Ачивка называется «Выеби всех членов своей семьи».

Да, именно так. Причём ачивка была уже выполнена на 50 %. Оставалось восполнить остальные 50 %.

Я раскрыл секретер. Ампулы блестели там и смотрели на меня. После случая с Лилей я хотел их разбить и выкинуть нахуй. Но не смог. Потому что помнил, что блядский бородач должен уйти в прошлое ещё хотя бы раз, чтобы вколоть шприц в жопу маленького мальчика.

Если бы только один раз. Оказалось, нет. Оказалось, больше.

С позволения анона, я не буду смаковать подробности, потому что не хочу это делать. Мне стыдно и страшно. Только опишу очень коротко.

У меня оставалось три ампулы. Помня о том, что после двух погружений (на отца и брата) я должен ещё и отправиться к себе мелкому и вколоть ему тот же К., прихваченный с собой, я заподозрил, что, скорее всего, для полноценного погружения может хватить не целой ампулы, а лишь половины. Просто потому, что если бы я использовал по полноценной ампуле для каждого из этих походов, то мне тупо не хватило бы препарата. Расчёт блестяще оправдался. Что одна ампула вещества, что половина — эффект был совершенно одинаковый.

Отца я подкараулил в складе на заводе. Хотя, подкараулил — это не совсем то слово. Я просто возник, «погрузился» за его спиной. В моей руке была монтировка — это вам не слабые женщины, можно и проиграть борьбу, если не подгтовиться. Стукнул по затылку не сильно, отец обмяк, но оставался в полусознании. Стояла ночь, в складе горели тусклые зеленоватые огни, народа не было, немногие присутствующие, наверное, сидели в цехе и по кабинетам. Никто не помешал мне сделать своё дело. Отец, скорее всего, даже не успел увидеть моё лицо, хотя и чувствовал, понимал, что происходит. И всё время в складе я отлично понимал, что эта ночь сделает с его жизнью, его уверенностью в себе, с его личностью. Мне было всё равно. Это был сон, только очень реалистичный, игра, и я просто зарабатывал ачивку.

Серёжу я ждал, «настроившись» на тот же восточный лес в тот же день, что он исчез. Я просто знал, что он должен прийти в это место и в это время, потому что знал, что так оно и произошло. И он подошёл — и знаете, в чём была причина, почему он так далеко ушёл из дома? Пацан хотел тайком покурить! И для этого выбрался в лес! Мама считала табак адским изобретением, у нас в семье никто не курил, и парню, несмотря на 17-летие, нехуёво бы прилетело, прознай мать о его намерении. И вот он ушёл так далеко из дома, как возможно. Рассчитывал, что на свежем воздухе табачный дым не въестся в одежду, а за время пути обратно запах выветрится изо рта. Да, он мне сам это рассказал, прямо там. Более того — он узнал меня, постаревшего, бледного, с рюкзаком, почему-то нервно играющегося с швейцарским ножом в руке. Он удивился. Я честно сказал ему, что я из будущего. Он рассмеялся, не поверил, думал, розыгрыш, грим. Мы немного поговорили с ним там, в том прохладном лесу. И во время этого разговора я знал, чем всё кончится, что этот лес покинет только один человек, и это будет не Серёжа.

Я не хотел. Видит небо, я не хотел, анон. У меня не было причин делать то, что я задумал. Но я сделал. Когда всё было кончено, вытащил из рюкзака верную телескопическую лопату.

Я заработал свою ачивку. Было 21 декабря 2016 года.

5 января 2017 года, в день годовщины «визита к матери», с которого началась вся эта блядская поебень, я сделал последнее на момент создания этого треда погружение. Собственно, мне к тому моменту уже было глубоко похуй на всё, я почти перестал выходить из дома и заказывал пиццу на дом. Просто лежал и смотрел на стены. Опухоль, по ощущениям, уже занимала почти весь мозг — я чувствовал её, эту чёрную грозовую тучу где-то сзади моего разума, которая ебашила болезненными молниями. Но всё-таки я должен был сделать последнее дело. Замкнуть концы, так сказать.

Половину ампулы я использовал для погружения, другую половину поместил в обычный шприц на пять кубиков. Всё прошло легко и гладко — пиздюк даже не успел ничего понять. Когда он, пошатываясь, отошёл за гаражи и там впал в состояние, которое потом изменит (не в лучшую сторону) всю его жизнь и жизни его родных, я подошёл к нему и смотрел около четверти часа, как он беспокойно ворочается. Мелькала мысль для полного, так сказать, комплекта и его выебать, но всё же это был я сам, а я достаточно проебался в этой жизни, чтобы в дополнение ко всему меня ещё и в очко меня долбили странные мужики в малолетстве. Ну и, как я говорил, при всех многочисленных минусах я совсем не педофил. После возвращения в свою реальность блевал и трясся три дня, на руках и ногах начала проявляться сыпь.

Вот и story of my life, о которой я хотел тебе рассказать, /sn. Морали в ней нет (ну или каждый может найти свою), всё, что было хорошего и доброго, проёбано, выебано и просрано. Всё произошло просто потому, что оно должно было так произойти изначально — помните «Настоящий детектив», как там говорил Раст-Макконнахи про зацикленное время? Умный был сериал, ближе к реальности, чем многие думают. Мне явно осталось не больше нескольких месяцев, и до НГ я точно не дотяну, хотя и не чувствую на данный момент себя беспомощным говном, как показывают раковых больных в фильмах. Плакаться в жилетку на свою судьбу не буду, делать это на дваче — последнее дело.

В общем, как говорит Абу, береги себя, анончик.

Эпилог[править]

Внимательный анон, конечно, заметил, что у меня осталась одна неиспользованная ампула с К. И что я сделал, спросите? С моими возможностями это могло бы открывать широкие перспективы, я мог бы хотя бы наконец использовать это во благо кому-нибудь. Но желания помогать кому-либо у меня нет, да и от этой ебаной жизни больше ничего не нужно. Ну, может, кроме одного. Нужно наверстать одну возможность, которую я упустил во время того злополучного визита в ванную комнату.

Это я сделал вчера, отпечатав свои простыни и вкинув их в тред. Размял пальцы, сел на пол, вогнал себе полную последнюю ампулу. И невидимые вибрации привычно унесли меня далеко в прошлое. Открыв там глаза, я понял, что «настроился» по времени и месту правильно — была ночь после инцидента в ванной, я находился в комнате матери. Она не спала, прикрывшись до груди одеялом и глядя куда-то в окно. Я подошёл к ней. Она вздрогнула, посмотрела на меня, на одну секунду в её глазах был страх, который тотчас сменился равнодушием, усталостью и покорностью.

— Опять ты? — спросила она.

— Да, — ответил я, забрался на кровать, поставил её раком и выебал свою мамку в сракотан.

Ссылки[править]


Текущий рейтинг: 81/100 (На основе 298 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать