Memento

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Глава 1[править]

Чарли открыл глаза. Это далось ему не легко - под веки будто песка насыпали. Осознав, что он лежит в крайне неудобной позе на бетонном полу, Чарли перевернулся на спину. Тело затекло, и каждое движение отдавалась болью в мозг. Вокруг стояла непроглядная темнота, в которой лишь угадывались контуры каких-то крупных предметов. Оценить реальные масштабы помещения Чарли не мог, однако в нескольких метрах от него высилось что-то напоминающее по форме лестницу, уходящую в темноту. Решив, что лучшего решения у него все равно нет, Чарли пополз к лестнице, прилагая неимоверные усилия, чтобы расшевелить занемевшее тело. Онемение постепенно исчезало, и на смену ему пришли сотни иголок, пронзающие казалось каждую пору. Добравшись до лестницы, Чарли смог наконец встать на ноги, и сделал пару неуверенных шагов вверх по ступеням. Чарли молился богу, чтобы лестница привела его к двери, которая будет не заперта. Он выставил вперед руки, дабы, если возникнет преграда, не встретить её лбом. Спустя несколько секунд ладони уперлись в холодный металл. Хватило легкого толчка, чтобы дверь открылась, впустив яркий сноп солнечного света. Чарли застонал и закрыл лицо руками, в попытке унять режущую боль в глазах. Когда он открыл их во второй раз, наконец, смог оглядеться. Он стоял посреди заросшего травой двора. Вокруг располагались несколько трехэтажных зданий, которые, судя по выходившим из них внушительным трубам с характерной окраской, представляли собой единый заводской комплекс. Буквально сразу за строениями начинался бетонный забор. Выходило, что очнулся он в подвале этого завода. Внезапная мысль, закравшаяся ему в голову, заставила выступить на лбу холодный пот. Чарли никак не мог вспомнить, кто он и как его зовут. Внутри черепной коробки была полнейшая пустота, в которой не было ни одного даже самого блеклого воспоминания. Казалось, что его жизнь началась в этом подвале. В попытках хоть как то помочь своей памяти он оглядел свои руки и одежду. Как оказалось одет он был в костюм тройку, когда то несомненно яркий и трендовый, но после его ползания по полу уже не выглядящий таким. На шее был идеальным узлом завязан галстук. На ногах были остроносые туфли. Оглядев себя, Чарли пришел к выводу что он психически болен. Ибо ни один нормальный человек не полезет спать в подвал в костюме. Это многое бы объяснило…

"Нужно выбираться отсюда"

Озвучив эту мысль вслух, Чарли убедился в ее правильности и двинулся к бетонному ограждению, в котором должны были быть ворота. Ворота и вправду были: толстые стальные листы, плохо подогнанные друг к другу, однако не имевшие достаточно большой щели, чтобы пролезть между ними, не говоря уже о том, что бы сдвинуть их хотя бы дюйм. Сквозь щель Чарли разглядел поле, ухабистую не асфальтированную дорогу, и где то в районе горизонта виднелись небоскребы.

Поняв, что через ворота не пройти, Чарли огляделся, обнаружил рядом с забором довольно крупный железный ящик, подтащил его вплотную к стене и, забравшись на него, попытался перелезть. Тут произошло то, чего Чарли никак не мог объяснить. При попытке перекинуть через забор ногу или хотя бы взяться за край, рука его встречала преграду, которую глаз отказывался видеть. Словно между ним и окружающим миром кто-то поставил стекло. Вот сейчас Чарли по-настоящему испугался. В приступе паники он начал биться о невидимый барьер, прекратив лишь тогда, когда ящик под ним не выдержал и перевернулся. Лежа на земле и обхватив руками голову, Чарли тихо скулил.

“Такого не бывает. Кто я? Где я? Что происходит?"

Он не знал, сколько точно прошло времени, прежде чем удалось успокоиться. Чарли закрыл лицо ладонями, и какое-то время просто сидел, выравнивая дыхание. Когда он отводил руки от лица, он обнаружил пятнышко, которое выглядывало из-под рукава. Расстегнув пуговицы и задрав его, Чарли обнаружил, что пятно было частью татуировки, которая представляла собой написанную готическим шрифтом надпись: "deus ex machine" Чарли не мог оторвать от надписи взгляд. Чем дольше он на нее смотрел, тем больше ему казалось, что она означает что-то важное... Он почувствовал, словно спавшая до этого память вдруг заворочалась внутри головы, и вдруг вспышка!

"Он сидит в кресле посреди комнаты, обои которой завешаны дешевыми постерами, напротив него на полу сидит женщина и что-то пишет в толстой тетради.

- Эмми, а если это не сработает?

-Твой оптимизм меня просто поражает! Слушай, другого варианта все равно нет. Без этого ты будешь там как слепой котенок. Главное Чарли - татуировка. Это как клубок, я же говорила.

- Но я…

- Не перебивай. Слушай меня Чарли, слушай внимательно.

Девушка берет его за руки и смотрит в глаза.

- Настоящее сокрыто внутри механизма. Все что нужно там. Это первый шаг, который нужно начать от ограды. Заходить внутрь - верная смерть. Глаза девушки глубоки, словно бездонные колодцы, Чарли не может отвести взгляд”

Только сейчас Чарли понял, что пока этот осколок воспоминаний проигрывался у него в голове, он не дышал. Глубоко вздохнув, он потер виски.

"Чарли. Меня зовут Чарли"

От осознания собственного имени ему значительно стало легче. Однако маленький кусок пазла, всплывший в его сознании создал больше вопросов, чем дал ответов.

"Та девушка говорила про забор. Первый шаг. Не входить в здания"

Вариантов все равно не было, и, поднявшись, Чарли пошел вдоль забора, касаясь его рукой. Он не знал, почему делает это. Просто, где то на уровне подсознания чувствовал, что это верно. Все что он делает, исходя из здравого смысла, казалось ему полнейшей глупостью, пока не свернув за угол, он не увидел машину. Синий Ford Escort протаранил забор, оставив свою заднюю часть по ту сторону бетонной стены. Подойдя ближе Чарли обнаружил интересную деталь: ограждение будто бы срослось с машиной, идеально повторяя ее контуры и не оставляя даже маленькой щели между кузовом и камнем. Водительская дверца была открыта, и, забравшись на сиденье, Чарли в первую очередь попытался узнать, можно ли завести машину. Нет, шансов сделать это – не было. Зато на сиденье рядом лежал строительный план здания, в котором Чарли признал один из корпусов завода. В бардачке обнаружилась кассета с надписью: Прослушай меня, а так же ключ, кассетный плеер и флэшка. Чарли вставил кассету в плеер, и включил. Через внешний динамик заиграла песня:

"Я искал тебя среди звёзд и снов,

По остывшим следам ушедших дорог.”

На Чарли опять нахлынуло чувство, что в голове заработал какой-то отключенный до этого механизм, и очередное воспоминание, словно вспышка, озарила череп изнутри.

“Хоть давно потерял и трудно вернуть,

Но слишком долог был путь, чтобы вернуть...”

Чарли чувствует, что его морозит. Хотя он и одет в пальто, но осень в этом году выдалась особенно холодной. Он щелкает кнопкой, ставя машину на сигнализацию. Он заехал домой буквально на пару минут. Нужно забрать пару документов для Кодрингера. В коридоре темно. Чарли бросает ключи от офиса в небольшую тарелочку, сделанную в виде мордочки кошки, широко открывшей рот. Во всем доме темно, только лишь в гостиной горит свет.

- Нэнси?

Тишина. Пожав плечами, Чарли идет сначала на кухню, а затем, прихватив из холодильника яблока, направляется в свой кабинет. Только лишь когда он забрал из сейфа документы и выбросил остатки яблока в мусорное ведро, Чарли, наконец, осознает что что-то не так в доме. Эта тишина, и жена, которая не вышла его встретить, непоседливая обычно дочь, и пяти минут не умеющая усидеть молча, а сейчас не издает ни звука.. Нервно сглотнув, Чарли устремляется в зал.

- Нэнси? Кэрри? Где мои любимые…

Слова замирают в горле, сковывая его, сжимая, не давая вырваться крику, который зародился где то внутри, когда Чарли заходит в единственную освещенную комнату в доме.

Еще когда он подходил к двери, ведущей в гостиную, он мельком увидел изображение, которое было на плазменном экране телевизора, четкостью изображения которого Чарли так часто хвастался своим друзьям. Но, только переступив порог, он увидел то, что как ему казалось, он не забудет никогда.

Повсюду была кровь. Казалось, будто Чарли попал на скотобойню, где только что прирезали стадо коров. Его жена, его любимая Нэнси, сидела на диване, запрокинув голову на спинку, смотря в потолок невидящими глазами. Ее кожа была абсолютно белой, сотни сотен порезов покрывали тело, превратив кожу в мешанину из лоскутов, на лице застыла гримаса ужаса. Чарли бежит к ней, но, не сделав и пары шагов, спотыкается обо что то мягкое и валится на пол. Глазами полными ужаса Чарли смотрит на то, что лежит сейчас рядом с ним на ковре, белоснежный ворс которого приобрел грязно-красный цвет. Его дочь... Кэрри… То же самая маска агонии на лице что и у матери. Вот только никаких порезов. Тело исковеркано, смято, грудь вдавлена, казалось, что она попала под каток.

Мозг отказывается делить все, что видел Чарли на отдельные образы, отказывается осознать, понять и идентифицировать. Чарли подползает к трупу дочери, бережно берет его на руки.

- Кэрри, Кэрри… Нет, Кэрри..

Кажется, он плачет. Но точно сказать нельзя. Вроде бы он кричит. Но сознание его уже далеко. Чарли открыл глаза. Он опять находился в машине. Песня на плеере закончилась, и из динамиков раздавался белый шум. Нажав на кнопку, он прекратил попытки плеера выдать что-нибудь вразумительное. Состояние было потерянное, не каждый день видишь, как рушится твоя жизнь. Желание покинуть это место только возросло. Но это, последнее воспоминание – оно было другим. Помимо этого фрагмента пришел целый пласт памяти. Нечеткий, но содержащий в себе куда более объем информации, чем один конкретный момент. Он вспомнил, как приехали полицейские, которых вызвали соседи, как его пытались оторвать от трупа дочери, вспомнил несколько дней проведенных в полицейском участке. Камеры видеонаблюдения в его доме, которые запечатлели только, как его жена находит на крыльце кассету, потом идет в гостиную, где сидит дочь, и выключившиеся точно в тот момент, когда кассета начала свой целюлоидный рассказ. Он хорошо помнил день, когда его отпустили, а он просто пошел к своему дому, облил там все бензином и сжег. Этот полыхающий остов и был последним, что помнил Чарли.

Глава 2[править]

Разложив по карманам оставшиеся вещи, он взглянул на план здания. Он не был точно уверен, какое из стоящих зданий изображено на плане, но положился на чутье. По его прикидкам, вход в него должен был находиться в метрах ста от него. Осмотрев Ford ещё раз и не найдя ничего, что можно было бы использовать как оружие, он вышел наружу.

Входная дверь была тёмно-зелёного цвета, сделанная из железа, на вид прочная. Подойдя к ней вплотную, он вспомнил слова той девушки. Возможно, там его подстерегала смертельная опасность, а может, как раз там и было его спасение. Во всяком случае, другого пути не было. Он дёрнул ручку на себя, дверь легко поддалась и открылась. За ней было темнота. Даже не темнота, а тьма. Дневной свет не мог туда проникнуть. Чарли помедлив мгновенье, на всякий случай, задержав дыхание и закрыв глаза, шагнул внутрь. Ничего не произошло. Он открыл глаза и лишился дара речи. Чарли опять стоял во дворе этого завода, но только теперь он стоял спиной к той двери, в которую только что вошёл. Подумав, что ему показалось, он прошёл ещё раз, а потом ещё и ещё. Результат был тем же. Не в силах стоять, он прильнул к стене и опустился на холодный бетон, не заботясь о пиджаке и брюках.

“Видимо я схожу с ума. Такое просто не может происходить! ”

Он опять поднялся на ноги и начал рассматривать дверь. Под ручкой оказалась замочная скважина. Чарли мог поспорить, что до этого её не было. Нашарив в кармане ключ и взглянув на него, он удивился – это был ключ от его собственного дома. Именно им он открывал входную дверь прямо перед гибелью его семьи. Он вставил его в замочную скважину и провернул до упора. Раздались щелчки и всё стихло. Чарли вновь дёрнул ручку и дверь поддалась.

Тьму за дверью сменил свет, льющийся из многочисленных окон, находившихся в противоположной от двери стене. Внутри здание представляло собою внушительных размеров цех. В ряд стояли станки, выглядевшие так, будто бы ими в последний раз пользовались много лет назад.

Облупившаяся краска неровными кусками свисала со стен. Приглядевшись к плану, Чарли убедился, что здание выбрано верно. Теперь он разглядел, что одна из боковых комнат, ведущая к которым дверь располагалась слева от входа, была отмечена едва заметным крестом. Неожиданное воспоминание заставило Чарли улыбнуться. Он вдруг вспомнил, что его дочь часто прятала что-нибудь в доме, потом рисовала карту и упрашивала его пойти поискать.

- «Кладоискатель»- тихо произнес Чарли – Она называла это «Кладоискатель»

Забавно было то, что хотя он знал о своей дочери, знал что был женат, ему было сложно воспринимать этих людей как родных, ведь он практически ничего о них не помнил. Кроме гибели. Значило ли это, что ему все равно? Наверное нет…

Подсобные помещения были полны пустых бутылок и старой одежды, валяющейся на полу. Все это были следы жизни, которая текла где то рядом, но упорно обходила стороной Чарли. Ему казалось, что это его личный необитаемый остров, посреди океана полного живых существ.

Комната, отмеченная крестом, ничем не отличалась от остальных. Чарли, боясь упустить очередную подсказку от неизвестного, обыскал ее сверху донизу. И упорство дало свой результат. В углу комнаты бетонный пол был раскрошен, образуя небольшую ямку, прикрытую раньше грудой досок. В ней лежала фотография.

Чарли взял фотографию в руки, сел на пол, опершись о стену. Аккуратно счистил ладонью с фотографии пыль и внимательно осмотрел. На ней были его жена и дочь, в обнимку с каким-то парнем, лет тридцати. Блондин, лёгкая небритость, спортивное телосложение. Они были сфотографированы на фоне огромного фонтана, извергающего струи воды за их спинами. Медленно, будто нехотя, сознание Чарли узнало парня на фотографии. Это был он сам.

Хотя Чарли и не видел себя со стороны, но почему то был уверен, что от смазливости лица, ухоженной прически и блеска в глазах ничего не осталось.

Знакомое чувство, Чарли внутренне был уже готов к нему. И вот оно – память ожила, наполнилась звуками и картинками…

Он сидит в темной комнате, на крайне жестком кресле. Перед ним бельмо проекторного луча на стене, на смену которому вдруг приходят видеозаписи. Сменяющие друг друга одна за другой, короткие моменты и длинные повести. На них его семья еще жива. Чарли еще не так пуст и черен внутри. Он еще по-настоящему дышит и живет. Чьи-то руки крепко держат его голову. Голос прямо над его ухом. Ее голос.

- Смотри внимательно Чарли, запоминай. Каждый фрагмент. Вырежи себе это прямо на подкорке. Влей в себя всю скорбь, всю тоску, которая поднимается в тебе, когда ты видишь их. Это твоя цель Чарли. Ты должен помнить. Огонь, который мы сегодня разожжем, поможет тебе выжить. Поможет тебе не сбиться с пути.

Голос звучал все тише, и казалось, будто картинка видеозаписи наплывает на Чарли. Он словно там, с ними. Слышит их смех…

Чарли очнулся и понял, что уснул. Фотография лежала рядом. Рука, в которой он ее держал, была сжата в кулак так, что побелели костяшки. И Чарли закричал. Из его глаз брызнули слезы. Казалось, что сама душа кричит сейчас в нем. Все его естество выворачивается в этом безумном крике боли и ярости. Он вспомнил, как любил их. Как страдал, когда они умерли. Как полыхала в нем жажда отомстить. Она словно топливо заставляла двигатель его жизни работать. Вся гамма чувств, которую он копил в себе те годы, которые он жил мыслью о мести за одну секунду ворвались в него как лавина, как цунами уничтожающее целые города. Теперь он знал ответ на вопрос все равно ли ему – ему не все равно. Он понял, зачем он здесь. Он хочет отомстить. Он хочет все закончить. Детали, которые должны были придать чувству вид идеи и плана были еще загадкой, но стержень, на который он будет их нанизывать, у него уже был. Чарли поднялся на ноги, но пришлось тут же схватиться за стену, чтобы не упасть. Голова жутко кружилась. Чем больше он вспоминал, тем меньше сил оставалось.

«Подвал, где я проснулся… Все время пока я тут я руководствуюсь исключительно инстинктами. И сейчас чутье мне подсказывает, что возможно последний кусок моих воспоминаний ждет меня в том здании»

Глава 3[править]

Чарли обследовал комнаты цеха на предмет оружия. Его враг мог быть неподалёку. Помимо доски с гвоздями, он нашёл железный штырь с метр в длину, торчащий из стены. Попытки вытащить его не увенчались успехом. Пришлось довольствоваться малым. Чарли довольно глупо себя чувствовал, идя с доской наперевес. Дойдя до двери, он распахнул её.

И вновь ему показалось, что он открыл портал в другое измерение.

За порогом его встретила тьма, но теперь темнота была другой. Словно в ней было что-то живое. Он чувствовал на себе чей-то взгляд. Его как будто прожигали им насквозь. По всему телу Чарли пробежали мурашки. Послышался звук как будто, кто-то хрустит суставами. Он инстинктивно поднял доску, и в этот момент нечто схватило его за ноги и резко дёрнуло. На его удачу доска встала ровно между двумя косяками, и он схватился за неё, с отчаяньем, с которым смертельно раненый хватается за остатки своей жизни. Тот, кто держал его за ноги, имел невиданную силу. Чарли казалось, что его вот-вот разорвёт пополам, но тут, натяжение исчезло, а на смену ему пришел невероятно мощный толчок.

Чарли на миг показалось, что в него въехал локомотив. Пролетев метров пять, он врезался в стоящий неподалёку станок. Весь воздух вылетел из лёгких во время удара. Оклемавшись, Чарли поблагодарил бога за то, что основной удар приняли на себя согнутые в локтях руки, и это позволило ему избежать серьезных травм. В глазах помутилось и ему пришлось сильно сосредоточиться, чтобы сконцентрироваться на дверном проёме и на том, что медленно шло на него из темноты. Сначала он предположил, что глаза обманывают его, но когда существо приблизилось, то он с удивлением обнаружил что это маленькая девочка.

Чарли всхлипнул и прошептал: Нет, нет, нет, нет…

Существо было точной копией его дочери. Той, чье поруганное тело он держал на руках.

Те же русые волосы до плеч, та же улыбка. Но что-то было не так. Чарли сразу это почувствовал, но теперь осознал и увидел. Стояла она в неестественной позе. Ноги в коленях были вывернуты в другую сторону, а руки… Глаза Чарли расширились, когда он посмотрел ан них. Они были примерное втрое длиннее обычных и имели множество суставов, это можно было понять по чудовищно иррациональным изгибам. Они то удлинялись, то укорачивались.

Монстр приподнял голову и открыл беззубый рот, издав щёлкающие звуки. Оно двинулось к нему, передвигаясь настолько неправильно, что одно это вселяло ужас. Чарли смотрел и не мог отвести взгляд от этого выродка. Его как будто парализовало. Лишь боль привела его в чувства. Он со всех ног бросился в сторону, неуклюже спотыкаясь. Тут же удар пришёлся по левой руке. Боль, словно молния, пронзила всё тело. Он упал и на четвереньках прополз пару метров, прежде чем сумел подняться. Но сильнейший удар вновь сломил его. Рука твари дотянулась до его шеи и схватила его за галстук, подтянув к себе. Чарли смог разглядеть её лицо. От симпатичного личика его дочери не осталось и следа. На его месте была гримаса ненависти. Вместо рта был чёрный провал без зубов, с капающей слюной. До этого гладкая кожа, скорее походила на мятый пергамент. А глаза…Глаза остались прежними, это были глаза его дочери, он узнал бы их из сотни. В них читался страх и ужас. Существо дотянулось до воротника и медленно приподняло его над землёй. За сопротивления он тут же получил второй рукой по лицу, нос сломался с хрустом, и из него тут же хлынула кровь. Она тряхнула его и на пол полетели вещи из карманов. На одной вещи она задержала взгляд. Это была фотография. Тварь приподняла её и поднесла к своему лицу, замерев на месте. Глаза неотрывно смотрели на фотографию. Чарли воспользовался замешательством монстра и со всей силы пнул её в лицо. Тварь, не ожидавшая удара, отошла на пару шагов назад, отпустив жертву так, что он упал на колени. Ни секунды не медля, он со всей силы налетел на неё и толкнул в сторону стены. Железный штырь вошёл в тело и вышел с другой стороны. Тварь конвульсивно задёргала длинными руками во все стороны в надежде достать его, издавая страшные, то щёлкающие, то булькающие звуки и затихла. Чарли стало плохо, в глазах потемнело ,и он рухнул на том же месте, где и стоял. Рушились последние барьеры.

“Он находится в медицинской палате. Из предметов мебели только кровать и стол. Напротив него стоит девушка в белом халате. Её лицо крайне озабочено. Он узнал её - это Эмми.

-Теперь стоит упомянуть кто такая я. Меня зовут Эмми Уилс. Я работаю в психиатрической лечебнице святого Маркуса. Ты поступил сюда как пациент, в тяжёлом состоянии. Меня назначили твоим лечащим врачом. Через некоторое время я вошла с тобой в контакт, и ты рассказал мне свою историю. Любой выслушавший тебя немедленно подтвердил бы правильность того, что ты болен. Но мне стало интересно. В свободное от работы время я поехала по адресу, который ты мне дал и забрала книгу. Это оказался дневник. Я сразу поняла, что он был написан рукой здорового человека, но вот, что там было написано, меня повергло в шок. Ты занимался исследованиями, как ты их называл смертельных файлов. Тебе требовалась помощь, и я дала тебе её. Я потратила много сил, чтобы найти всю информацию, которую можно достать. Ещё в медицинском институте я проявляла интерес к гипнозу и практиковала его. К двадцати восьми годам я достигла успехов в этой области. Посредством гипноза я, до этого и в этот момент тоже, закладываю сообщения тебе сразу в глубокую область памяти. То, что я тебе скажу и покажу тебе, ты сможешь вспомнить лишь при определенных условиях. Я создам набор триггеров, особых вещей, которые будут включать твою память, заставляя ее восстанавливать отдельные фрагменты. К сожалению, количество вложенной информации ограничено, иначе ты просто сойдешь с ума. Тебе предстоят серьёзные испытания. Никогда не забывай свою цель и…будь осторожен”

Шумно втянув ноздрями воздух, Чарли уперся руками в пол и встал. В голове будто били набат, и каждый удар отдавался гулкой болью. Однако эта боль имела и другую сторону. Он вспоминал. По кускам, по молекулам собирая разбитый сосуд своей памяти. И эта боль... Она говорила о том, цель близка.

Чарли покинул цех, бросив напоследок еще один взгляд на тварь, пришпиленную словно бабочка булавкой, и на секунду ему показалось что на штыре замерла его девочка… Но нет, только монстр. Монстр призванный смутить, а затем уничтожить. Шутка не удалась.

За дверью был свет. Чарли вдруг подумал, что здесь всегда свет. Он бродит уже пару часов, а солнце не сместилось ни на градус.

«Нужно успокоиться»

После всего, что произошло, Чарли понял, что мир вокруг изменился. В черных провалах заводских окон копошился кто-то живой. Из-за каждого угла здания прожигал его спину чей-то взгляд. Место его заключения оживало по мере того как он подходил к разгадке.

Чарли остановился в нерешительности, поглядывая то на здание с подвалом, где он получил второе рождение, то на главный корпус, самое внушительное, и, пожалуй, самое загадочное здание из всей тройки.

Ощущения подсказали, что к финалу он еще не готов. А за несколько часов проведенных, без какого либо воспоминания, Чарли успел полюбить свое шестое чувство. Потому прихрамывая, он направился прямо к дверям второго корпуса. Вновь воспользовавшись ключом, найденным в бардачке, он отпер увесистый замок и оказался внутри.

Чарли ожидал чего угодно. Огромных демонов, жадно тянущих к нему свои покрытые слизью щупальца, провал в бездну, падение в которую будет бесконечным, на худой конец очередные ряды станков, но вместо этого он увидел лишь пустое помещение, которое из-за отсутствия в нем каких либо предметов и стен, кроме внешних, выглядело просто громадным. А в самом центре стоял миниатюрный компьютерный столик с единственным стулом, под которым мерно гудел системный блок, и на котором высился внушительных размеров монитор.

«Ну да, все верно. Флэшка»

Не спеша, периодически вытирая рукавом пиджака все еще шедшую из носа кровь, Чарли подошел к столу, наклонился и вставил флэшку. Поудобней устроившись на стуле, он взглянул на экран. Сначала ничего ровным счетом не происходило, но затем картинка на мониторе запестрила яркими рисунками природы, небольших деревенек и лесных озер, окруженных вековыми деревьями. Картинки сменяли одна другую, взгляд успевал заметить только общие черты, детали уловить не удавалось. Но Чарли почувствовал, что все идет так, как нужно. Вот, еще секунду, еще немного, и, наконец, уже ставшее привычным для Чарли чувство ввинтилось в его уставший мозг.

Широкая веранда, заполненная людьми. Кто-то стоит, кто-то сидит на плетеных креслах. На одном из таких сидит и сам Чарли. Рядом стоит Эмми, одетая в больничный халат. Она кладет руки ему на плечи и, наклоняясь к лицу, шепчет на ухо: Это будет последним воспоминанием. У тебя уже есть цель, у тебя имеются все средства. Я заложила в тебя достаточно, чтобы твой мозг смог практически полностью восстановить все, что знал раньше. Я вложила в твои руки меч, теперь осталось только занести его. Вспоминай Чарли, вспоминай.

Вдруг воспоминание покрылось рябью. Будто бы в воду кинули камень и от него пошли круги. Послышались обрывки фраз: Пистолет… Один патрон… Верю… Ты все сделаешь… Используй разумно…

Чарли очнулся. Он так же сидел за столом, экран монитора погас. Чарли вскочил на ноги настолько быстро, насколько ему позволяли травмы. Он был зол.

«Она сказала, что это было последнее воспоминание, но я так ничего и не понял! Что за пистолет!»

- Чёрт возьми! – с этими словами он сбросил монитор на пол. По залу прогремело эхо удара. Разбитый монитор лежал на полу, его экран пересекала толстая трещина, сквозь которую был виден… пистолет. Поднявшись, Чарли подошел к останкам монитора и, что было силы, пнул его. Туфли оказались не самой удачной для этого обувью, и Чарли зашипел, стараясь унять боль в ушибленном пальце. Однако результат оправдал средства. Спустя несколько секунд, Чарли крутил в руках добытый револьвер. В барабане оказался всего один патрон, чему Чарли ничуть не удивился.

Глубоко вдохнув, он понял: Я готов. Хотя его тело ломило, лицо наверняка превратилось в сплошной синяк, одежда выглядела так, что ни один бродяга никогда не наденет ее, Чарли чувствовал себя героем. Рыцарем в сияющих доспехах, стоящим перед логовом дракона.

Через пару минут он уже стоял перед главным корпусом. Теперь уже не было страха. И сомнений не было. Только решимость, и почему то непоколебимая вера в то, что он справится.

Чарли поднялся на крыльцо «Сейчас или никогда» и распахнул двойные двери.

За сегодняшний день он видел многое. Хотя, может, прошло и больше дня. Кто может точно знать – ведь солнце здесь всегда в одной точке. Но то, что он увидел сейчас – могло поспорить со всем, что было раньше. Открывшиеся двери представили его глазам длинный коридор, он был настолько длинным, что казался Чарли чем-то вроде оптической иллюзии. По обеим стенам шли двери, может быть десятки, а скорее всего сотни. Часть из них были открыты, иные закрыты так плотно, что являли вместе со стеной одно целое. Пол был деревянным, из хорошего, лакированного дерева, каким был устлан пол первого этажа в доме, где Чарли, когда то был счастлив. Стены, покрытые темно-зелеными обоями с затейливым рисунком в виде переплетения листьев и ветвей, успокаивали, приводя воспаленный мозг Чарли в некое стабильное состояние. Этот коридор словно был из другого мира. Мира, где не было ужасных монстров, смертей и амнезии.

Чарли не смог бы сказать, сколько он вот так стоял на пороге, не решаясь ни войти, не захлопнуть двери – словно боясь, что все, что он видит, исчезнет, словно мираж в любом из двух вариантов. Однако револьвер, заткнутый за пояс, своей тяжестью словно подталкивал его идти вперед, делился решимостью механизма, который был создан, чтобы убивать. И Чарли шагнул на встречу неведомому.

Стоило ему сделать несколько шагов, как входные двери за его спиной захлопнулись с такой силой, что казалось, сама основа здания задрожала. Ни каких надежд на счет того удастся ли их открыть или нет Чарли не испытывал. Сначала он дал себе зарок, что не будет заглядывать за открытые двери, ибо любопытство в этом месте сурово наказуемо. Однако непроизвольно, подчиняясь какому-то глубокому инстинкту, его глаза самостоятельно метались взглядом, успевая за секунду оценить и передать разуму то, что они там видели. Многие вещи были настолько странными или страшными, что Чарли сразу же забывал их, спасая себя от безумия. Некоторые он будет помнить до конца своих дней, который возможно наступит совсем скоро. В его голове оставалось только несколько четких картинок и одна деталь: в каждой из комнат была камера. Она стояла прямо у двери, и была направлена внутрь. Комнаты выглядели, словно готовые декорации для съемок. Одна из них была залита красным светом, которые буквально резал глаза, другая была просто комнатой, обставленной настолько убого, что она напоминала ночлежку для бездомных, еще одна была чем-то вроде больничной палаты, напротив камеры стоял стул, а на спинке висела больничная роба.

Но не только открытые двери делились с ним своими секретами. Из-за закрытых он слышал звуки. Игру на пианино, детский смех и крики, шелест страниц, скрип каких то неизвестных механизмов, нечто похожее на белый шум… Чарли все шел и шел, казалось, что коридор будет бесконечным. Из-за тусклого освещения, которое дарили канделябры, висевшие на стенах на равном друг от друга расстоянии, казалось, что стены постепенно наезжают на одиноко бредущего в этой «вселенной без конца» человека. Но вот из полумрака впереди медленно выплыл конец пути. Еще одни двойные двери, они полностью были из стекла, однако оно было настолько замутнено, что невозможно было точно сказать, что же находится по ту сторону. Было только ясно, что в комнате за этими дверями куда как светлее чем в этом коридоре. Стоило Чарли приблизиться к дверям на расстояние пяти шагов, как они плавно открылись, позволяя ему пройти. И он вошел.

Глава 4[править]

Чарли оказался в таком же кабинете, в каком, когда то сидел сам, в то время когда у него была работа, семья, нормальная жизнь. По бокам стояли книжные шкафы, на стенах висело несколько картин и фотографий. Из мебели было два письменных стола, один стоял строго по центру, а ещё один, вплотную к правой стене. И ещё здесь находились два человека. Очень странных и абсолютно разных. Сидевшего справа от Чарли даже человеком было назвать сложно. Лица его не было видно, голова опущена. По телосложению больше походил на скелет. Он полулежал на столе, а его руки с остервенением били по клавиатуре. Это выглядело, как будто он бьётся в припадке. Своим внешним видом он создавал мощный контраст с другим человеком, находившимся в комнате. На вид ему было лет двадцать, намного младше Чарли. Светло русые волосы в беспорядке лежали на голове. Одет был в джинсы и светлую рубашку. Он даже не поднял глаза, когда Чарли вошёл, продолжая заполнять какие-то бумаги. Спустя пару секунд, он небрежно отбросил ручку в сторону и поднял взгляд на Чарли.

-Ну, вот мы и встретились. Ты заставил меня поволноваться. Думал, что ты не доберёшься до меня, – сказал он, озарив его улыбкой, кивнул на стоящий перед столом стул – Присаживайся.

Чарли сделал несколько неуверенных шагов по направлению к столу, мельком взглянул на программиста, после чего сел на стул, достав из-за пояса револьвер и положив его на стол перед собой. Достаточно далеко от сидящего напротив парня, чтобы тот не мог до него дотянуться.

- Милая вещица – молодой человек вновь одарил Чарли широкой улыбкой – Я надеюсь, что пока ты шел сюда, тебе не пришлось скучать?

Чарли молчал, его сознание все еще не желало осмыслить то, что происходило вокруг.

- Ты странно не разговорчив. А я ведь помню тебя другим. Может быть, ты хочешь выпить? – парень наклонился под стол, и через пару секунд выпрямился, держа в руках бутылку виски и стакан – Лучшее, что можно достать здесь.

Наполнив стакан, незнакомец пододвинул его к Чарли. Тот взял стакан в руку, повертел и просто вылил виски на пол, поставив стакан обратно на стол. В голове прояснялось, и теперь он буровил сидящего напротив взглядом.

- Хм. Я был уверен, что ты не откажешься. Даже приблизительно невозможно измерить то количество алкоголя, которое ты влил в себя за последние несколько лет.

- Кто ты? – во рту пересохло, и Чарли уже успел пожалеть, что не отпил хоть немного. Слова вышли изо рта с хрипом, еле слышно, что невероятно позабавило незнакомца, тут же прыснувшего смехом.

- Это так важно? – отсмеявшись, спросил парень, - Тебя действительно интересует то, как меня зовут? Вроде бы ты пришел сюда с определенной целью. Разве нет? Мое имя значения не имеет. Называй, как хочешь.

Чарли чувствовал себя полным дураком. Вся ситуация казалась невероятным фарсом. Все было неправильно. Однако… Он не мог просто выстрелить. Все эти годы были одним большим ритуалом, который проводился с одной единственной целью – оказаться лицом к лицу с тем, кто сейчас сидит перед ним. Сама мысль о том, чтобы просто выстрелить была ужасно кощунственна. Нет, это не будет так легко и быстро.

- Зачем? – вопрос, который так долго сидел внутри него, наконец, вышел наружу.

- А вот это уже интересней. Знаешь, пока ты шел сюда, я успел представить множество сценариев нашей беседы. И тот, по которому она идет сейчас, нравится мне больше всех. Если я отвечу: «Просто так», тебя это устроит?

Чарли сжал губы.

- Думаю, что нет. Однако это именно так. Ты просто один из. Думал что ты особенный? Что действительно есть причина, по которой именно твоя семья погибла в тот день? Брось. Не ты первый, не ты последний. Не хочу тебя огорчать – но в тот же день так же погибли десятки человек по всему миру.

Чарли подскочил, схватив револьвер.

- Сядь! – этот приказ запылал в голове Чарли, заставляя его подчиниться. Он в изнеможении рухнул на стул.

- Еще рано. Мне не так часто удается поговорить с одним из вас по душам. Ты может быть шестой, или седьмой кто попадает сюда. Не считая того забавного человечка – парень кивнул в сторону трясущегося тела за соседним столом – Ты можешь гордиться собой Чарли. Именно то упорство и рвение, которое ты проявил, желая увидеть меня, принесли тебе главный приз. Как в викторине! – молодой человек захлопал в ладоши. Чарли до боли сжал веки. Из уголка глаза скатилась слеза. Крепко вцепившись в край стола, он пытался унять дрожь.

- Скажи, а как ты видел этот момент? Мне невероятно интересно. Может быть, ты представлял меня другим? Или обстоятельства, при которых мы встретимся, должны были быть иными?

Чарли молчал. Прошло несколько минута абсолютной тишины, если не считать стука клавиш. Вдруг часы, висевшие на стене издали протяжный бом, извещая о наступлении нового часа. Это и вырвало Чарли из оцепенения.

- Я спросил кто ты, но меня не интересовало твое имя. Что ты есть?

Незнакомец откинулся на спинку кресла.

- Я есть многое. Всегда разное, меняющееся вместе со всем миром. Я его неизбежная часть. Я то, что уравновешивает эту бунтарскую вселенную. По крайней мере, мне нравится так думать, – кривая улыбка снова перерезала его лицо, - Если честно я сам толком не смогу ответить на твой вопрос. Никогда не любил самокопание. Однако, у биологического вида из которого ты происходишь целое хобби по придумыванию мне разных имен.

Впервые Чарли смотрел ему прямо в глаза. Сначала в голове появилась мысль, потом на языке возникло слово, но оно было настолько невероятно, что не поддавалось произношению. Парень приложил палец к губам.

- Шшш, обойдемся без ненужного пафоса. Я думаю, что ты понял то, что я хотел до тебя донести. Ведь так?

Чарли медленно кивнул.

- Вот и отлично. Тогда вопрос «зачем» отпадает сам собой. Готов дать голову на отсечение что ты много раз за свою жизнь слышал о том, что движет моими мотивами. Не могу сказать, что все это правда. Я не пытаюсь уводить вас с верного пути, или же пожирать ваши души, нет. Я просто веселюсь. По-настоящему. Так – как не может веселиться ни один человек. У меня нет бессмысленных моральных принципов, лживых правил и наставлений. Я делаю то, что получается у меня лучше всего и получаю от этого ни с чем несравнимое удовольствие.

Опять в комнате воцарилось молчание. Чарли пожевал губы.

- Почему так? Кассета… Ведь так не должно быть…

- Правда? А кто решает, как я должен действовать? Неужели ты? Я просто стараюсь идти в ногу со временем! Когда то это были землетрясения, потом чума, оспа, вторая мировая, черт побери! Я всегда на пике моды. Сейчас вы изобрели столько всего: аудио и видеозаписи, телевиденье, интернет, грех было этим не воспользоваться! И ведь подумай только: достаточно было дать легкий толчок, как вы сами, на волне любопытства и желания испугаться стали проводниками моих идей. Ну, конечно же, основную работу на себя беру я и мой гениальный помощник – еще один кивок в сторону компьютерщика, - но и сами люди оказывают неоценимую помощь. Сказать по правде – никто даже не пытался докопаться до сути происходящего. Все смотрели видеозаписи, слушали аудио треки и умирали, умирали, умирали! Это моя лучшая придумка! Только ты, один на весь мир увидел во всем этом закономерность и решил дойти до конца. Я даже готов пожать тебе руку, вот только не уверен, что ты согласишься это сделать.

За весь этот монолог Чарли не проронил ни слова. Он даже не дышал. И вот сейчас, когда незнакомец, наконец, замолк, Чарли понял, что конец настал.

- Я хочу знать – почему все здесь выглядит так? Это мой кабинет, там… там в цехе была моя дочь…

Парень пожал плечами.

- Потому что все, что происходит сейчас, происходит в твоей голове. И так было со всеми. Ты представляешь, что если оружие – то револьвер, если пугающий тебя демон – то твоя погибшая дочь. Если безопасное хранилище – то автомобиль, в котором ты провел столько времени. Вот и все. И так было со всеми. Каждый, кто видит мои творения, попадает ко мне. Но место каждый раз иное. В зависимости от фантазии невольного соучастника этого спектакля. Декорации диктует режиссер! – парень картинно взмахнул руками.- Но потом все они умирают. Каждый по-своему. В реальном мире, где они сидят перед компьютером, проходит, может быть, пара минут. А здесь – многие часы. Иногда дни. Конец – единственный стабильный компонент происходящего. Так же было с твоими женой и дочерью. Хочешь, расскажу, что видели они?

Чарли решительно встал.

- Нет, все, хватит. Я слишком долго слушал тебя. Ты сказал даже больше, чем я хотел знать. Но главное – я знаю, что все было не напрасно.

Чарли поднял револьвер, нацелив его в лоб сидящему напротив.

- Вот так все закончится? – парень ухмыльнулся – ну давай, просто нажми на спусковой крючок. Всего один шанс, Чарли. Один патрон.

Чарли был готов. Он знал что готов. Но что-то было не так. Что-то не давало ему покоя. Он медленно обошел стол, подойдя к псевдочеловеку, сидящему за компьютером. Тот стремительно печатал что-то. Чарли пригляделся. Посреди бесконечного программного кода было следующее: «Чарли был готов. Он знал что готов. Но что-то было не так. Что-то не давало ему покоя. Он медленно обошел стол, подойдя к псевдочеловеку, сидящему за компьютером. Тот стремительно печатал что-то. Чарли пригляделся»

Теперь уже улыбнулся Чарли. Перехватив пистолет за дуло, он замахнулся над головой компьютерщика. Дьявол вскочил: Нет!

Этот приказ, как и предыдущий, подавил волю Чарли, но было поздно. Железная рукоятка ударила программиста прямо в центр лба. Хрустнули позвонки и тело, замерев на секунду, мешком повалилось на пол. Пространство вокруг начало дрожать, стены поплыли, прекрасная мебель начала трескаться и разваливаться на куски.

- Нет! – одного мига хватило парню, чтобы подлететь к Чарли и ударить под ребра. С чудовищной силой Чарли оторвало от пола и отбросило к противоположной стене. Молодой человек замер у компьютера, смотря на Чарли уже не излучающим веселья лицом.

- Ты действительно думаешь что победил? Что ты – один жалкий человечишка просто взял и поимел меня? Да если бы все было так просто, то ваша сраная религия, бессмысленные кресты и книжки, которым место только на свалках уже давно уничтожила меня. Я часть этого мира, как ты планируешь вырезать эту часть? Ничего не закончилось, сукин сын, ты меня понял? Все только начинается!

Парень угрожающе двинулся в сторону Чарли, однако в этот момент компьютер, стоящий на столе взорвался, явив из своего чрева ярчайшую вспышку. Чарли закрыл глаза. Когда он спустя минуту вновь открыл их, вокруг ничего не было. Ни кабинета, ни парня, ни компьютера. Просто складское помещение. Темное и старое. Чарли не спеша встал, отряхнул одежду. Хромая побрел к двери. Выйдя наружу, он направился к воротам. Уже подойдя к ним и попытавшись просунуть руку, он понял, что все произошло так, как и должно было произойти. Его сознание не зря создало револьвер именно с одной пулей. Все было заранее спланировано им. Или той девушкой из видений. Неважно. Ворота не поддались. За ними все еще была статичная картинка, которая просто имитировала пейзаж. Он все еще был тут пленником. Но теперь он знал, как сбросить с себя оковы.

- Я иду к вам. Уже совсем близко

Чарли, приставив пистолет к виску, спустил курок.


Пистолетный выстрел гулко разнесся по больничному этажу. Немедленно к кабинету, из которого донесся этот звук, поспешили два рослых санитара. Вбежав в рабочую комнату доктора Уилс, они увидели, что за ее столом сидит человек. Голова была откинута, больничную пижаму заливала смесь из крови, мозга и кусочков черепа. В голове у пациента была внушительных размеров дырка. Совершенно точно, что он был мертв. Весь оставшийся день прошел в хлопотах. Были полицейские, коронеры, допросы и удивления. Рядом с телом не было пистолета. Однако на руках четко были видны следы пороха. Доктора Уилс найти не удалось, оказалось, что с утра она оформила отпуск за свой счет и видимо уехала из города. Как пациент попал в кабинет, а главное, что делал с компьютером, осталось неизвестным. Все списали на самоубийство, никому из полицейских не хотелось подписываться на расследование дела, которое просто обязано в будущем стать висяком. Поздно вечером, когда большинство персонала покинуло здание больницы, и остались лишь те, кто должен был дежурить, в кабинет зашел худой юноша. Он быстро прошел к компьютеру, около которого недавно застрелился человек. Юноша, который был системным администратором этой больницы, включил компьютер, и вставил в него флэшку. Он не знал точно, зачем он это делает. Но шестое чувство явственно говорило ему, что все, что произошло в этом кабинете с утра как то связано с компьютером. Он потратил лишь несколько минут, чтобы выяснить, что незадолго до самоубийства, пациент просматривал некий видеофайл. Скопировав его на флэшку, сисадмин поспешил удалиться.

Позже, уже у себя дома, он открыл этот файл на своем компьютере. Видеоряд был немного странным, какие то картинки, резкая смена цветов… Но ничего, что могло бы вызвать у пациента желание покончить с собой он не обнаружил. Решив разобраться с этим поподробнее с утра, парень лег спать.

Проснулся он спустя час. Разбудил его, какой-то звук. Лишь когда он прислушался, то понял что в комнате, помимо него есть еще кто-то. И этот кто-то тихо говорил сам с собой.

- Это всегда так занимательно, разыгрывать собственную смерть, смотреть, как в душах этих марионеток играет чувство выполненного долга…

Раздался тихий смешок. А затем, к изголовью кровати приблизилась фигура, когда она подошла совсем близко, то компьютерщик увидел что перед ним стоит молодой, лет 20 парень, одетый в простые джинсы и рубашку.

- Эй, - произнес парень – Не хочешь стать моим программистом?


Источник: darkstory.ru


Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 22 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать