Hyakumonogatari Kaidankai

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Warning.png
Отдельные материалы этой статьи могут оказать аномальное воздействие, за последствия которого мы ответственности не несём!

Летом, в старой Японии, когда изнуряющая влажная жара делает любую дневную прогулку невыносимой, люди мечтали о ночи и скудной помощи, что принесет им прохлада после захода солнца. И тогда, слушая хор лягушек и серенады насекомых, люди станут играть в Hyakumonogatari Kaidankai или Собрание 100 историй о призраках, и молчаливые духи вернутся в мир живых.

100 свечей будут помещены в круг, и каждый игрок будет рассказывать ужасную историю, зачастую легенду из родных мест, а возможно и из личного опыта. Завершая каждый рассказ, повествующий тушит одну свечу, свет постепенно исчезает, и напряжение увеличивается. Игра подразумевалась как ритуал вызывания духов, по истечении каждого рассказа и каждой свечи, призывалось все больше спиритической энергии, что превращало комнату в маяк для мертвых. И когда исчезнет последний отблеск света, кто-то или что-то ужасное будет ждать в темноте.

Мы не можем играть полноценно в игру Хякумоногатари Кайданкай, но, возможно, читая все эти истории вместе, мы сможем образовать достаточно спиритической энергии для вызова привидений, что будет заставлять нас держаться вместе всю ночь. Помните об этом, пусть солнце прячется позади гор, выключите свет и зажгите ровно четыре свечи - японский знак смерти, по одной для каждой истории о мире японских призраков.

История первая[править]

Некогда, овдовевший самурай по имени Огивара Синноё сидел на своем крыльце, наблюдая как день исчезает в ночи. К его удивлению, мимо прошла красивая молодая женщина и ее служанка, которая несла фонарик, расписанный пионами. Пара остановилась поговорить с Огиварой, и он узнал, что женщину зовут Оцую. Мгновенно вспыхнуло чувство между ними, и Оцую пообещала вернуться следующей ночью, в это же время. Каждую ночь на протяжении года, всегда в сумерках, будет прибывать она вместе со своей служанкой, держащей все тот же фонарик с пионами.

Огивара и Оцую быстро нашли общий язык, и она стала оставаться на ночь, всегда покидая дом перед рассветом. Эти отношения продолжались в течение некоторого времени, и оба были счастливы. Вместе с тем, подозрительный сосед, дивящийся вновь обретенной привычке Огивары спать днем и просыпаться каждую ночь, спрятался за домом и стал подглядывать через небольшое отверстие в стене за похождениями старика. К своему удивлению, он обнаружил старого самурая страстно обнимающимся со скелетом, почти полностью разложившимся, едва прикрытым кусками гниющего мяса и увитыми паутиной длинными черными волосами. Полубезумный от ужаса, сосед с криком убежал прочь.

На следующий день он встретился с Огиварой и силой заставил его пойти к буддистскому священнику, который предупредил самурая об опасности, грозящей его душе. Не может живой находиться с мертвыми. Огивара принял это близко к сердцу, и поклялся себе освободиться от заклинания Оцуи. С помощью священника, он окружил дом полосками бумаги, на которой написаны буддистские сутры, оберегающие от сверхъестественного. В ту же ночь, Оцуи и ее служанка пришли, как обычно, и вдруг закричали, стоя на ступеньках крыльца, не в силах войти в дом.

Ночь за ночью она возвращалась, умоляя Огивару убрать бумагу с тем, чтобы они могли быть любовниками снова. И однажды, сопротивление одинокого старика было сломлено, и той же ночью он покинул дом, дабы присоединиться к своей возлюбленной.

Следующим утром его нигде не могли найти. Друзья прочесывали местность вдоль и поперек, пока сосед не убедил их посмотреть на кладбище. В конце концов, они нашли могилы Оцуи и ее служанки, украшенные рисунком пиона. И никто уже не удивился, когда, разрыв могилу, они обнаружили внутри труп Огивары, по-прежнему тесно сжимающего скелет любовницы.

Вот так говорят.

А теперь, когда история закончена, смочите пальцы и погасите пламя первой свечи.

История вторая[править]

Однажды ночью некий человек по имени Таро, заключив прибыльную сделку для своей компании, праздновал успех вместе с сослуживцами и выпил больше сакэ, чем обычно.

Он увидел женщину, одиноко сидящую в глубине бара, элегантную и красивую, с пленительным взглядом и блестящими темными волосами. Как и у многих в это время года, лицо ее покрывала хирургическая маска, защищавшая ее от пыли и грязи, витавших в воздухе.

Таро, чувствуя себя более смелым, чем обычно, подсел к женщине и завел с ней разговор. Он купил ей напиток, к которому она не притронулась, и хвалился своими успехами и многообещающим будущим.

Она отвечала холодно, но заинтересованно, и Таро пригласил ее в более благопристойный бар, который, как он знал, находился неподалеку. Женщина согласилась, и под шепот сослуживцев, парочка покинула здание. Их путь лежал через темную аллею. Таро спешил, подгоняемый близостью к своей прекрасной спутнице, когда внезапно луна появилась из-за облаков, и их взгляды встретились.

"Я красивая?" - спросила женщина дрожащим голосом, приглушенным хирургической маской.

"Очень красивая" - ответил он, подходя ближе к ней и всматриваясь в ее глаза.

"Я красивая?" - повторила женщина, запрокидывая голову и устраняя, тем самым, последний барьер между их губами.

"Ты самая красивая" - ответил Таро и придвинулся к ее лицу, предвкушая поцелуй.

Маска соскользнула с ее лица, и Таро застыл от ужаса, не в силах даже кричать. Лицо женщины было изуродовано, ее рот был разрезан от одного уха до другого, сразу под кончиком носа начиналась страшная рана, и лоскуты кожи, свисающие по ее краям, обнажали ряды маленьких острых зубов.

Эта рана раскрылась невероятно широко, и деформированному рту женщины каким-то чудом удалось произнести снова эти слова:

"Я красивая?"

О Таро, тридцатилетнем успешном мужчине больше никто никогда и ничего не слышал.

Так говорят...

И вот еще одна свеча гаснет, и тени вокруг вашего дома начинают походить на долгую ехидную улыбку.

История третья[править]

Давным давно один буддийский монах был влюблен в принцессу. Объект его страсти, Сакура, была юна и прелестна, но она служила в их обители монахиней, из-за странного паралича, принуждающего ее все время удерживать свою правую руку сжатой в кулак. Эта деформация оставляла бесплодными все ее надежды на счастливое замужество. Монах, Сэйгэн, ухаживал за ней, и к удивлению окружающих, смог однажды даже разжать ее руку, в которой обнаружилась маленькая курительная коробочка, спрятанная там после ее рождения.

Сэйгэн не удивился, моментально признав элегантную коробочку. Она принадлежала его возлюбленному, молодому человеку, который, измученный жесткими и суровыми законами, запрещавшими двум мужчинам заключать между собой брак, совершил самоубийство годами ранее. Его предсмертный обет заключался в том, чтобы родиться вновь, но уже в облике женщины, и стать наконец женой Сэйгэна. Принцесса Сакура была перерожденным любовником монаха.

Ужаснувшаяся этой истории, принцесса убежала из монастыря, убежала от своего предназначения, от Сэйгэна, убежала в объятия своего любовника, вора и мошенника по имени Гоносукэ. Сэйгэн отправился за ней, но столкнулся лицом к лицу с Гоносукэ, который быстро пронзил его своим мечом. Свободный в своих поступках трусливый преступник решил сделать быстрые деньги и продал несчастную принцессу в бордель.

Но на этом история не заканчивается. Призрак Сэйгэна восстал из мертвых как "онрё" - смертоносный дух, жаждущий мести. Сакура не знала иной спокойной ночи, лишь только солнце появлялось на небесах, как призрак Сэйгэна начинал преследовать ее. "Будь ты проклята!" - кричал он на нее. "Ты предала свое предназначение, предала обещание, данное на смертном одре, предала любовь, предопределенную судьбой." Сакура понимала, что это правда, и, после долгих мучений, решила загладить свою вину.

Сперва она задушила маленького ребенка, спавшего рядом с ней, ее собственного ребенка, незаконнорожденный плод похоти Гоносукэ. Затем она сбежала из борделя и долго бродила в поисках, пока длинный путь не привел ее к дому Гоносукэ. Внутри, обнаружив Гоносукэ спящим, она долго кромсала его мечом, до тех пор, пока призрак Сэйгэна не был отомщен. В последнем акте раскаяния, она снова стиснула руку вокруг курительной коробочки, так искусно вырезанной, и полоснула мечом по своему горлу.

Так говорят...

Еще одна свеча... Стены темной комнаты становятся ближе и тени обступают вокруг.

История четвёртая[править]

Таксисты знали, что призраки Японии не ограничивались древними кладбищами и одержимыми тенями святынями. Любой житель современной столицы мог бы рассказать вам, что такси в Токио преследуются призраками больше, чем катафалки, и его собственный маршрут регулярно приводил его через открытые врата в мир духов. Был там туннель Сэндагая, что вьется под кладбищем храма Сэндзюин, или туннель Сироганэ, с легендой о кричащих лицах, вырисовывающихся силуэтами напротив столбов туннеля, через которые по слухам способен проникать Синигами - дух самой Смерти. Все друзья нашего таксиста могли поведать историю о пассажирах, что сели в машину и затем исчезли, или о промелькнувшем в зеркале заднего вида лице женщины или ребенка. Да и ему самому было что рассказать.

Бурной осенней ночью, неподалеку от кладбища Аояма он подобрал бедную молодую девушку, совершенно промокшую под дождем. В темноте он не мог отчетливо разглядеть ее лицо, но она казалась грустной, и он решил что причиной тому было посещение могилы недавно умершего родственника или друга. Адрес, что она дала, находился неподалеку, и они ехали в молчании. Хороший таксист не заводит пустых бесед с теми, кого подбирает на кладбище.

Когда же они прибыли по адресу, девушка не вышла наружу, но прерывающимся шепотом попросила таксиста немного подождать, пока она насмотрится в одно из окон на втором этаже дома... Около десяти минут прошло с тех пор, как таксист заглушил мотор, а она смотрела. Безмолвно, без слез наблюдала незнакомка, как чья-то одинокая фигура бродит по квартире. Неожиданно девушка назвала новый адрес, что был рядом с кладбищем, где таксист подобрал ее впервые. Дождь усилился, и водитель сосредоточился на дороге, оставив девушку наедине с ее мыслями.

Когда он прибыл по новому адресу, к современному дому в хорошем районе, таксист открыл дверь и обернулся, чтобы получить свои деньги. В изумлении он смотрел на пустое заднее сиденье и глубокую лужу в том месте, где мгновения назад сидела девушка. С открытым ртом он сидел и сидел, вперившись в пустоту, пока стук в окно не вырвал его из задумчивости.

Хозяин дома увидел такси, стоящее снаружи и неслышно подошел, неся с собой точную сумму, причитающуюся таксисту по счетчику. Он объяснил, что девушка была его дочерью, погибшей в результате дорожной аварии несколько лет назад, и похороненной на кладбище Аояма. Время от времени, по его словам, девушка нанимает машину и, посетив квартиру своего старого друга, просит отвезти ее домой. Человек поблагодарил таксиста за хлопоты и отправил его своей дорогой.

Так говорят...

И теперь, прежде чем мы затушим последнюю свечу, несколько слов о предупреждении.

Эпилог[править]

Быть может, погасив эту свечу, вы обнаружите что ритуал вызова духов магией Хякумоногатари Кайданкай сработал, и духи заинтересовались в вас, и поселились в вашем доме. Слова предупреждения: бойтесь мертвых, но прежде всего, уважайте их.

В Японии мертвые могут быть опасны и предъявлять к живым требования. Эти требования должны быть выполнены с максимальной тщательностью. Они гласят: "Игнорировать традиции - безрассудно; непредусмотрительно гневать мертвых - значит искушать судьбу; пребывание в местах, где другие умерли, подвергает вас встрече с силами, находящимися за пределами вашего контроля. Сторониться, быть осторожными, не пренебрегать ритуалами, уважением и традициями. Это должно быть у вас в крови."

А теперь вперед...

Текущий рейтинг: 82/100 (На основе 51 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать