49, 50

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была переведена на русский язык участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Большой экран вспыхнул, оживая. Саймон, открыв рот, уставился на огромные, светящиеся красным, цифры, складывающиеся в число 22. Он попытался найти в этих, почти метровой высоты, цифрах на чёрной панели хоть какой-то смысл. Панель была подвешена на двух цепях, уходящих вверх к высокому, скрывающемуся в полумраке, потолку, и занимала почти всю стену. Саймон не мог пошевелиться, его лодыжки и запястья были прикованы к металлическому креслу. В его ногах уже покалывало из-за того, что край сиденья врезался ему в подколенные впадины, нарушая кровоток. Спинка кресла была высокой и не давала оглядеться. Его взгляд был прикован к цифрам, смысл которых он так и не мог понять.

Его взяли ночью. Звуки ломаемой двери, возгласы штурмующих и крики его семьи казались сейчас не более, чем плохим сном. Он проснулся прикованным к креслу в холодной, гнетущей тишине. Саймон знал, что было причиной его нынешнего положения. Его статьи. В течение всего обучения в университете, Саймон проводил своё свободное время в поисках секретных правительственных документов через сеть, охотясь за любым признаком возможного скандального материала, и выкладывая свои спорные находки на всеобщее обозрение. Он знал, что его обнаружение — лишь вопрос времени.

Экран показал 23.

— Что за?.. — пробормотал он, впиваясь глазами в цифры. До этого он думал, что, возможно, это был обратный отсчёт до… чего-то, но нет. Саймон снова задумался. «Не провёл же я здесь 23 часа?». Он в этом сомневался.

Вскоре число сменилось на 24, потом на 25, на 26.

— Что здесь происходит? — заорал Саймон в страхе и смятении, из-за которых его уже начало трясти.

Позади него раздался треск помех, и голос пожилого человека сквозь динамик сказал: «Температура на текущий момент — 26 градусов Цельсия».

Саймон в ужасе увидел, как число перед его глазами увеличилось до 27. «Они же собираются сжечь меня заживо!» — понял Саймон, «Они будут поднимать температуру, пока я не умру!» В панике он попытался вырваться из сдерживающих его оков. Своими рывками он добился только того, что цифры стали сменяться быстрее, стабильно увеличиваясь с интервалами меньше, чем по 20 секунд. Когда на экране вспыхнуло 38, Саймон сдался, задыхаясь. Струйки пота стекали с его лба к подбородку и капали на рубашку. Его дыхание было сбито криками с просьбами о помощи и воззваниями к анонимному голосу, говорившему с ним. Но ничего не происходило.

Число продолжало увеличиваться и достигло 45, пока Саймон, наблюдая за ним, всё ещё незаметно пытался ослабить крепления, врезавшиеся в его плоть.

— Помогите, прошу! — взмолился он, его рубашка насквозь промокла от пота, а короткая чёрная чёлка прилипла к коже. Он извивался и дёргался, кряхтя от напряжения и закрыв глаза, чтобы не видеть цифр.

— Заключённый, — произнёс голос, и Саймон замер, медленно открыв глаза. Огромное красное 49 предстало перед его взором. — Вы потеете только потому, что сопротивляетесь. В вашем помещении не 49 градусов.

Саймон расслабился, его страхи немного отступили. Голос был прав, как только он успокоился, пот начал высыхать, охлаждая его. Он почти испустил вздох облегчения.

— 49 градусов в комнате напротив, — число переключилось на 50 и сверху раздалось механическое жужжание, когда экран начал медленно подниматься вверх на своих цепях. 51, 52, 53, 54. Цифры менялись куда быстрее, чем раньше, почти сливаясь.

— Это комната, в которой сидят ваша жена и дети, в таких же креслах, как ваше. — Поднимающийся экран начал открывать огромную стеклянную панель, скрывавшуюся за ним.


Оригинал: 49, 50


Текущий рейтинг: 66/100 (На основе 88 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать