Это конец

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Нет, господа, это полный финиш. Если я сейчас не выговорюсь, то моя голова лопнет, от распирающих ее мыслей, как воздушный шарик, в который накачали слишком много... хм... чего там накачивают в воздушные шарики.

Я не впечатлительный человек, что вы. Меня сложно чем-то удивить и тем паче напугать, но это! Это перешло все границы разумного.

С чего бы начать, с чего бы начать... А, вот! Я студент. Учусь, а точнее иногда появляюсь в одном не самом престижном ВУЗе нашей необъятной родины. И мне нормально. Ничем особенно не обремененный, кроме несложной работы, которой не противится моя безграничная лень, и раз в полгода - небольшой нервотрепки, имя которой - сессия.

Живу, можно сказать, припеваючи в небольшой съемной квартирке со средней скорости интернетом. Отношениями ваш скромный слуга не обременен, поэтому компанию мне составляет самый верный друг. Да, ноутбук, правильно. Мне, как я уже говорил, нормально.

Так вот, с необходимой предысторией вроде бы покончено, теперь можно перейти непосредственно к теме. Пару недель назад я приболел. Не то чтобы уж очень серьезно: так, температура, мерзкий кашель, да насморк, от которого дико хотелось убить себя как-нибудь по злому.

Конечно я не пошел в больницу. Пара знакомых у меня как раз закончили мед, и, зная их, я составил весьма нелестное представление о всем молодом поколении врачей. Понял и простил, скажем так.

Поэтому лечился я дома народными средствами - кофе, сигареты, горы капель в нос и здоровый не-сон до четырех утра. Не скажу, что сильно помогало, но мне было нормально. Черт, кажется я повторяю эту фразу часто до неприличия.

Так вот, была ночь какого-то-там числа сентября или октября месяца, не суть важно. Я, как обычно вальяжно раскинулся на стуле, греясь ноутбуком, периодически заливая в нос очередную дозу капель, и залипал в какую-то игрушку.

Стол у меня, к слову, стоял напротив окна, дабы я мог наслаждаться видом грязной узкой улочки, покрытой видавшим лучшие времена асфальтом, и кроной каштана, нагло загораживающей мне большую часть этой красоты ненаглядной.

Так вот, оторвавшись от экрана, на котором то ли деревянные домики нобигали и грабили корованы, то ли корованы грабили домики, я случайно бросил взгляд в окно и вздрогнул. Стекло отражало чью-то мерзкую толстую харю, покрытую недельной щетиной, с мешками под глазами и язвительной ухмылочкой. Предположительно мою.

Да, красавчиком меня не назовешь, ну и ладно. Я продолжил свое увлекательное занятие, периодически игриво подмигивая отражению, когда и услышал звук, которого в моей предположительно пустой квартире быть не должно было.

В соседней комнате кто-то играл то ли на скрипке, то ли на виолончели. В общем на каком-то смычково-скрипучем инструменте. Первая мысль была - “Какого черта телевизор включился”. Следующая - “У меня же нет телевизора”. За ней - “Прекращаю пить”. И последняя - слишком нецензурная, чтобы ее озвучивать в приличном обществе.

Запахло какой-то пакостью. Я не слишком разбираюсь в медицине и всяком таком, но, мне кажется, запах гнилого мяса в этом букете угадывался вполне отчетливо, даже через заложенный нос.

Кажется я тогда залип. Я сидел, слушал звуки музыки, вдыхал аромат тухлятины и обильно потел. Мимолетное желание пойти и посмотреть что там шумит посреди ночи было безжалостно выброшено на помойку. Вот еще, я слишком много читал Стивена Кинга. Пусть играет, я к нему первый не полезу.

Господа, пусть вас не обманывает мой бодрый тон. Я пишу это при свете дня, в людном интернет-кафе, а тогда мне было чертовски страшно. Так страшно, что еще бы чуть-чуть и я бы грохнулся в обморок с ноутбуком в объятьях.

Просидел я так около получаса, а потом музыка прекратилась. Зато я услышал какой-то скрип, похожий на скрип несмазанных шестерней... или, возможно, окоченевших суставов. За скрипом последовал немелодичный хрип или кряхтение, от которого по моей спине промаршировала рота мурашек. И все. Тишь да гладь, будто ничего и не было.

С рассветом, когда отсутствие чистых носовых платков или хотя бы салфеток стало невыносимым, я все-таки нашел силы оторвать свою задницу от стула и осторожно заглянуть в соседнюю комнату. Ни-ко-го. Если бы не стойкий запах мертвечины, то я бы подумал, что мне все приснилось.

Слегка оправившись от шока, и, что главное, наконец залив в нос очередную порцию капель, я принялся делать то, что сделал бы каждый, окажись он в такой ситуации.

Да, я начал гуглить. Облазив кучу сайтов со страшилками, порталов и форумов о черной магии и потусторонних силах, я окончательно разочаровался в могучей силе интернета. Из страшилок выходило, что ко мне наведывался дух мертвой прабабушки, игравшей на виолончели или покойник с близлежащего кладбища. Вот только моя прабабка отличалась полным отсутствием слуха, как и все члены семьи, а ближайшее кладбище находилось за полгорода от моей скромной обители. В расстроенных чувствах я взял ноутбук и пошел вон из квартиры. Запах, знаете ли пробивной...

Следующей ночью все повторилось. Да, я вернулся в свою воняющую дохлятиной квартиру. Что ж делать, осенняя погода не располагала к ночным прогулкам.

Поэтому я собрался с духом, открыл дверь, прошелся по комнатам, включая везде свет, предусмотрительно запасся платками и каплями, и занял свою боевую позицию с гордо водруженным на колени ноутбуком.

И снова примерно в два-три часа ночи я услышал музыку, начавшуюся будто с прерванной посередине ноты. Ни звука шагов, ни ветерка, ни шороха. Только усилившийся запах, демотивирующий избавляться от насморка.

Мелодия ненавязчиво вибрировала в воздухе, а я пытался отвлечься, просматривая сайты сомнительного содержания. Мда, отвлечешься тут, запашок хоть топор вешай...

Музыка прекратилась также внезапно, как и началась, оборвавшись на высокой ноте. Через пару мгновений тишины, как и вчера, я услышал скрип и последовавшее за ним кряхтение. Как раз вовремя, а то нервы мои кажется начали сдавать и я готов был броситься навстречу неведомому.

Поняв, что еще одной такой ночи я не переживу, я включил деятеля и пошел выбивать себе комнату в общежитии. Несколько часов ругани с администрацией, коробка конфет и бутылка коньяка решили все мои проблемы, и я, собрав свой нехитрый скарб, переехал.

Конечно, здесь было не так уютно как в моей квартирке, но все же присутствие людей ободряло. А проклятый насморк никак не желал прекращаться...

Первая ночь прошла спокойно, и я уже был готов списать все на игры своего больного воображения, когда мой друг, живущий на другом этаже общаги, пожаловался на то, что какой-то кретин играл посреди ночи на виолончели, мешая адекватным людям спать. Я механически поддакнул и осекся. А потом осторожно поинтересовался, нет ли у них на этаже странного запаха.

Друг понимающе покивал и сказал, что либо девчонки вместо еды приготовили что-то, чего не должно существовать в этом мире, либо где-то сдохла крыса и теперь повсюду воняет тухлятиной.

Делано посокрушавшись вместе с ним, я поспешил выпроводить его прочь и до вечера сидел, уставившись в одну точку. Не помню о чем я тогда думал, и думал ли о чем-то вообще, но мне было хреново. Очень хреново осознавать, что происходящее - нечто большее чем дурной сон, и при этом как-то по подлому приятно, что теперь это не только моя проблема.

Правда очень скоро я об этом пожалел. Через пару дней виолончель услышали на другом этаже, потом - на следующем. Запах следовал за ней вечным спутником, а поиски дохлых животных, как нетрудно догадаться, ни к чему не приводили.

Через неделю один из преподавателей в институте между делом заметил, что в его подъезде какой-то идиот вздумал устроить полуночный концерт. Я сидел на заднем ряду, и чувствовал, что бледнею как пятно под отбеливателем.

Вскоре начало происходить что-то вовсе странное. Люди, которые слышали музыку и вдыхали ее запах, начали меняться. В коридорах общежития не было слышно привычного шума, люди начали больше смахивать на теней, чем на раздолбаев-студентов. Все спешили поскорее закончить свои дела и запереться в комнатах. Они будто гнили... изнутри.

Что странно - я не ощущал никаких изменений в своем самочувствии, даже насморк стал моим верным другом. Я не был против, все лучше, чем вдыхать эти миазмы смерти и разложения.

А зараза, между тем, распространялась. Даже местные новости сваяли небольшой сюжетец о хулигане, нарушающем ночной покой и подсовывающем дохлых зверьков в вентиляцию. Вот только я знал, что это не хулиган.

Сейчас я сижу в вышеупомянутом интернет кафе, пишу вот это дело и думаю. Я даже смог сделать некоторые выводы, которые, впрочем, предпочту оставить при себе. Скажу только, что скорее всего дело в запахе. Он что-то делает, что-то меняет в человеке и превращает его в пустую куклу. Похоже, что музыка - лишь предвестник. А может быть, Они так развлекаются.

Это “Они” так пафосно и умилительно звучит, что я не мог этого не написать. На самом деле я не знаю, “Они” это, “Он”, “Оно” или что вообще за хрень. Не знаю и почему все началось с концерта в квартире вашего скромного слуги. Но если подумать... конец света же должен откуда-то начаться.

Надеюсь только, что мой насморк продержится подольше...


Текущий рейтинг: 57/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать