Эволюция

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Хмурый мужчина шагал к метро, изучая асфальт под ногами. «До пенсии пара лет осталась, а на машину так и не заработал, – шептал он себе в поднятый воротник. – А ведь все так хорошо начиналось. Казалось, еще немного – и будет тебе и всемирная известность, и – чем черт не шутит – Нобелевская премия. Богатство, слава, все, чего пожелаешь…»

– Уснул, что ли? Че стоишь, проходи давай!– Молодой парень неодобрительно посмотрел на чудака, замечтавшегося у турникета. Не дождавшись ответа, пожал плечами, прошел вперед. А чудак вспоминал то, что уже давно прошло, да почему-то никак не забывалось.

Белый кафель лаборатории. Радость на лицах коллег. Сегодня – последний, завершающий эксперимент. Результаты предыдущих были замечательными, если и этот будет удачным… Открываются невероятные перспективы! Поговаривают, что проект курируют военные, какой-то высокий чин лично прибыл, чтобы своими глазами увидеть плод многолетнего труда засекреченного конструкторского бюро. Это не случайно – разработка обещала стать основой для оружия нового поколения. Хирургическая точность – минимум разрушений, максимум результатов.

Демонстрация была эффектной. Огромный светлый зал. На балконах наверху столпились ученые. Взгляды прикованы к тому, что происходит внизу. А внизу творились странные вещи.

Открылись клетки, и несколько десятков здоровенных крыс разбежались по полу. Из отверстий в полу повалил густой, тяжелый туман, скрывший пищащих зверюг полностью, – и рассеялся через минуту. Наступила тишина. Крысы застыли на местах и слово ждали чего-то. В операторской загорелся свет, сидящий за монитором лаборант быстро набрал несколько команд. Крысы очнулись. Как железные опилки, попавшие в магнитное поле, они пришли в движение и с грацией автоматов выстроились в аккуратную шеренгу. Еще несколько команд – и крысы, не ломая строя, ровной колонной прошли вперед, дружно повернули направо, развернулись и замерли на прежнем месте. Настал ключевой момент. В зал впустили четырех фокстерьеров. Звонко лая, они рванулись к застывшим на полу крысам. Пальцы лаборанта пробежали по клавиатуре – крысиная армия проснулась. С необыкновенной скорость, слаженно и быстро они замкнули собак в живое кольцо. Рыжий фокстерьер яростно бросился вперед – зубы щелкнули в воздухе. Шевелящаяся масса расступилась за секунду до броска собаки. Новая отчаянная попытка – и вновь неудача. Крысы умело уклонялись от зубов фокстерьера. Новая серия команд заставила крыс стать агрессивнее. Словно морской прибой, живое оцепление расступилось на миг, затем мгновенно сомкнулось опять – капкан захлопнулся. Огрызающиеся перепуганные собаки исчезли в глубине копошащихся серых тел. Ужасающий визг быстро прервался. Наступила мертвая тишина. Стук клавиш. Крысы ровной цепочкой выстроились у стены. Эксперимент закончен.

Лаборант отвернулся от монитора и вопросительно посмотрел на человека в форме. Тот встал и вышел, не сказав ни слова.

Через час всех экспериментаторов собрали на внеочередное совещание в кабинете. Первым заговорил высокий пожилой человек с офицерской выправкой.

— Мы изучили ваш доклад, — глядя куда-то мимо ученых, сказал военный. — Он оставляет странное впечатление. Несомненно, вы хорошо поработали. Но до совершенства еще далеко. Созданное вами оружие будет сложно, почти невозможно держать под контролем. Применив его даже один раз, даже на другом континенте, мы неминуемо подвергнем опасности самих себя. В этой войне не будет победителей – все население Земли просто превратится в безмозглых роботов, ждущих приказа – неизвестно, откуда. Поэтому, всесторонне обсудив этот вопрос, командование пришло к логичному выводу: исследования в этой области нужно свернуть. Наше ведомство конфискует все материалы и оборудование. С этого момента ваша работа является государственной тайной, за разглашение которой полагается соответствующее наказание. Не забывайте об этом. Лучше забудьте о том, что делали здесь. Не беспокойтесь, мы найдем для вас работу получше, где вы сможете принести стране больше пользы.

Человек в сером пальто, давно вышедшем из моды, зло сжал кулаки. С ненавистью посмотрел на толпу, стремительно протекавшую мимо него, как суетящиеся муравьи. Он не понимал их, боялся, чувствовал отвращение к их недалеким умишкам – и одновременно завидовал. У них было то, чего ему так недоставало – семья, друзья, любовь, деньги, наконец. Он даже не мог рассказать им о том, что не дает ему спать долгими зимними ночами, занимает его мысли круглые сутки… Да, он нелеп, рассеян, похож на сумасшедшего – но эти ничтожества и не подозревают, как опасен этот жалкий с виду человечек. Он владел оружием, не имеющему равных по силе, – и это сводило его с ума.

Опустив головы, ученые мрачно покидали лабораторию. Кто-то матерился про себя, кто-то облегченно вздыхал. Лаборант подошел к своему компьютеру – попрощаться. Неразговорчивый и замкнутый, он предпочитал работать с компьютером, а не с человеком. Компьютер надежен, послушен, исполнителен, невероятно быстро соображает – человеку далеко до него. «Вот наше будущее, – думал мрачный лаборант, обводя взглядом внушительный системный блок. – Когда-нибудь они начнут думать, и настанет новая эра, новый виток эволюции – люди-компьютеры. Мы были так близки к этому, но эти кретины в погонах опять все испортили.” Нет, он не сдастся так просто! Недаром он был здесь администратором – незаменимый и почти с такими же возможностями (если хорошо постараться, он легко получал доступ ко всем ресурсам лаборатории, детская забава для хорошего программиста), какими пользовался начальник лаборатории. К тому же, для страховки от сбоев и вирусов он постоянно записывал на диск резервные копии всех файлов, содерщащих материалы исследования. Сейчас конверт с диском был надежно спрятан у него дома. Но это не было главным, ведь он – специалист по компьютерам, а не химик или биолог. В одиночку он никогда не смог бы восстановить многолетный труд целой лаборатории, если бы не случай. Однажды заболел один из помощников биолога, и тот попросил сидящего рядом программиста помочь ему. Биолог ловко манипулировал колбами и пробирками с растворами, попутно (он любил поговорить) рассказывая о своём детище - самовоспроизводящихся нанороботах. Подчинившись минутному импульсу любопытства, лаборант дождался, пока общительный ученый отвернулся от стола с препаратами – и быстро положил в карман упаковку с ампулами, украшенную черепом со скрещенными костями. Из болтовни профессора он понял, что это такое и как с ним обращаться. Упаковку он тоже спрятал дома.

Сначала он честно пытался выполнить приказ, забыть обо всем. Но – не получалось. Мысли о результате труда его лаборатории, способном перевернуть мир, не давали покоя, возвращаясь снова и снова.

Наступил вечер. Легкий ветерок поднимал волны на поверхности водохранилища. На горизонте загорались огни большого города. Промчалась электричка, и через полчаса к берегу водохранилища подошел человек в сером пальто. Несколько минут он думал о чем-то, затем достал из кармана блеснувший на солнце продолговатый предмет. Размахнувшись, он бросил это на торчавшие из воды камни. Услышав звон разбитого стекла, человек удовлетворенно кивнул, решительно развернулся и зашагал прочь.

Набегавшая волна окатила прибрежные камни и отступила, унося осколки разбитой ампулы. Серебристая рыбка с любопытством метнулась к кусочку стекла – и застыла, словно зачарованная. А рассерженный ветер гнал волны все дальше и дальше – прямо к замершему вдалеке городу. Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 28 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать