Шёпот

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Шепот»)
Перейти к: навигация, поиск

Я публикую это сегодня ночью в надежде, что это прояснит недоразумения, касающиеся исчезновения Дебры Линдси Кейн, и это может стать причиной насмешек в мой адрес. Камни и палки, в таком духе. Но ничего из этого не будет иметь никакого значения после сегодняшней ночи. Воспринимайте это как мою жалкую попытку извиниться. В том, что произошло, есть часть моей вины.

Даже в свою лучшую пору, интернет блогерша Sugarcaine была просто одним из множества веб-комиков. Она была забавней, чем большинство из них, и определенно хорошо владела пером, но в остальном не была более заметной других. В течение нескольких лет, обстоятельства ее исчезновения упоминались лишь изредка, в весьма непонятных темах на форумах. И она была бы забытой навечно, если бы городские рабочие не нашли эту запись в прошлый понедельник.

Настоящая «Sugarcaine» представляла собой милую рыжую мальчуганку Дебру Линдси Кейн. Ее сестра Пейтон описывала ее как, «…мешок, полный кулаков, ногтей и собственных мнений, только ищущая повод, чтобы сорваться на ком-либо; питающаяся пивом и озлобленная после смерти отца в 91 году».

Дебра начала свою карьеру блогера случайно, когда один из ее друзей уговорил ее создать свой аккаунт на MySpace. Она думала, что подобные блоги эгоцентричны, переполнены вымышленных страданий и весьма бессмысленны, так что она использовала свой аккаунт, чтобы пародировать глупый бред своих сверстников. Спустя некоторое время, она стала критиковать поп-культуру и порой писать статьи о книгах, комиксах, фильмах, и все, что упоминалось в гневных письмах ее растущей аудитории.

Она смекнула, что людям нравится то, что она пишет, и в середине 2005 она удалила свой аккаунт на MySpace и создала свой собственный сайт, «Sugarcaine Junction». Несмотря на то, как хорошо писала свои статьи Дебра, ее сайт был, в лучшем случае, посредственным. Большинство из людей, живущих в интернете, даже не знали, что она вообще существовала, так что гораздо больше были не в курсе, что она исчезла и, вероятно, была убита.

Ровно до тех пор, пока городских рабочие нашли эту запись.

Дебра никогда не пропускала праздники и фестивали, так что ее сезонные статьи обычно были самыми ожидаемыми. Она сочинила на удивление остроумную застольную песню для ее обзора фестиваля Октоберфест; трогательное стихотворение на День Отца, о чем она отказывалась говорить после. На Рождество в 2005 году она написала серию пародий на Библию, впоследствии чего был побит рекорд на количество гневных отзывов, которые она получала.

В то время меня знали как «DeadAtFifty», числившимся одним из постоянных читателей Sugarcaine. В первую неделю октября 2006 года я предложил, чтобы она провела ночь в особняке Дейли, а потом написала об этом в своей статье, посвященной Хэллоуину. Она публично объявила, что я был ребенком и дебилом. Это вынудило меня добавить приз в 1 000 долларов. Она сразу согласилась.

На последней неделе месяца Дебра заявила, что отправляется в часовую поездку до особняка Дейли, рассчитывая на «жуткую ночь». Отправляясь в путь вечером 29 октября, она подстрекала своих читателей «Оставаться с нами до получения подробностей о моем тысячедолларовом путешествии до особняка Дейли, наполненном привидениями». Я действительно хотел дать ей 1000 долларов, но я бы никогда не выбрал этот особняк, если бы знал, что там произойдет.

Дебра всегда собирала информацию о том, что собиралась посетить, до или после ее «путешествий» (как она называла все, о чем писала – «Оставайтесь с нами для подробностей о моем путешествии по последнему фильма Скорсеза»), если было необходимо сделать ее похвалу или насмешку завершенной. В ее квартире полиция нашла кипу газетных вырезок о семействе Дейли с 1960 года.

Благодарственная статья Кевину Дейли за те жизни, что он спас, как пожарный; статьи о свадьбе с его возлюбленной Наоми Велч в 1970 и рождении их сына, Джефа, в 1971; сведения о все растущей известности Джефа как о художнике-абстракционисте в возрасте всего двенадцати месяцев; слухи о том, что Наоми умышленно бросила своего сына на лестницы, что стало причиной для его аутизма; и, конечно, бесполезные поиски тел, после исчезновения семьи в 1982.

Большая часть статей была написана со слов соседей и друзей и посвящена тому дню, когда в последний раз видели семью Дейли. Поведение Джефа стало хуже, но те работы, которые он рисовал в художественном классе, были такими же обстоятельными, как и раньше, изображающие мрачные реальности искаженных форм и смутных теней – это были образы, которые он не использовал с тех пор, как был ребенком. Он утверждал, что «шепчущие» заставляют его рисовать такие вещи. Когда его спрашивали, кто такие «шепчущие», единственное, что он говорил, было: «Они следуют за мной по всему дома – Я не могу их увидеть, но я знаю, что они рядом».

Я не думаю, что это было игрой воображения; я думаю, что его подсознание было «дверью» в другой мир, и, может быть, его мать знала об этом и поэтому пыталась его убить. Если это действительно так, то ей стоило быть более упорной.

Один из коллег Кевина описывал его, как «нервничающего, еле как сдерживающего себя, будто его преследовал сумасшедший, и он не мог с ним справиться». Наоми, которая обычно обычно встречала посетителей своей таверны яркой улыбкой и теплым «Здравствуйте», замкнулась в себе и отказывалась выходить. Она довольно часто посещала ванную комнату, но только для того, чтобы спрятаться в кабинке и плакать, закрыв рукам уши. И в один день, Джеф не пришел в школу, а его родители не появились на работе. Они словно растворились в воздухе, но, по словам соседей, далеко не тихо.

Остальные статьи описывали странные, но ничем не примечательные вздохи и звуки, исходящие из владений семьи Дейли с 1989 по 2004. Некоторые из этих статей были настолько ненормальны, что были приняты за мистификацию или просто грубое преувеличение.

Соседская собака забежала на веранду особняка. Когда она вернулась, то несколько последующих дней только скулила, съеживалась, и выла без какой-либо причины. Однажды утром, хозяева проснулись и обнаружили, что собака пропала. Больше ее никогда не видели.

Молодая пара утверждала, что видели какой-то силуэт, шепчущий что-то, в тени на заднем дворике поместья, когда они проходили мимо него поздней ночью. Они не могли ответить, был ли там действительно кто-то или нет, и они продолжили свою прогулку, преследуемые тенью. Через несколько кварталов они вместе исчезли.

Несколько почтальонов говорили о чем-то подобном, утверждая, что замечали какое-то движение и невнятные голоса внутри дома во время своих обходов. Один предположил, что это были местные хулиганы, и вызвал полицию. Они никогда не находили никого внутри.

Немного ранее на этой неделе городские рабочие подготавливали дом к сносу, когда обнаружили диктофон под старым столом. Истории о пропавших людях в этом доме были весьма известны, так что они отнесли записи в полицию. Офицер, принявший их (мой друг, который останется неназванным), одно время тоже был фанатом Sugarcaine. Я потратил целый вечер, прослушивая записи у него дома. В надежде распространить эту историю по сети, я подготовил текстовый вариант записи, который Вы можете прочесть ниже.

(Запись начинается с 15 секунд тишины. Раздается хриплый женский голос.)

«Не думаю, что когда-либо раньше была в этой части города. Пришлось остановиться у небольшого ресторанчика и узнать, какой дорогой нужно ехать, потому что я умудрилась потеряться. Путь должен был занять всего час времени, но было уже около полуночи, когда я нашла эту дыру».

«Ох, я сказала одной женщине, что приехала повидаться с другом, который живет недалеко от поместья Дейли, и она была рада помочь мне. Думаю, что не получила бы совета, если бы сказала, что собираюсь провести эти выходные, вламываясь в другие дома. Даже если эти Дейли слишком мертвы, чтобы переживать об этом».

(Тишина секунд 8. Вздох.)

«Я ощущаю себя глупо, занимаясь этим. Единственный плюс, что мне будет чем заплатить за аренду в следующем месяце».

«Сейчас… 11 ночи. Я слишком долго искала этот дурацкий дом. Все время сворачивала не там. Трудно прозевать поворот, как только вы находите правильный. Задний двор похож на джунгли, повсюду жилистые лозы, трехфутовая трава, насекомые, которых ни разу не видели. С улицы сложно даже разглядеть заднюю дверь, поглощенную тенью, столь поздней ночью».

«Я припарковалась двумя кварталами ранее и пошла пешком. Нужно найти окно, чтобы пробраться внутрь. Надеюсь, что не нужно будет идти через заднюю дверь, это займет вечность. О, как я и предполагала».

(Гулкие шаги по старым деревянным доскам. Серия искаженных ударов, сильный грохот. Тишина 16 секунд.)

«Сработало. Ох… Так темно. Где этот-?»

(Тихое шарканье следующие несколько минут, шаги. Дебра быстро дышит. Тихий шум в диктофоне.)

«Вот я и внутри. Я нахожусь… думаю, это был кабинет. Около окна, через которое я забралась, находится старый стол, покрытый пылью, справа от двери – книжный шкаф. Оба пусты. Я собираюсь обойти весь дом. Камера готова, хотя тут не на что особо смотреть. Свет выключен, так что думаю, что надо будет подправить снимки, когда вернусь. Я должна находиться без света и просто подождать, пока мои глаза не привыкнут, но… да, я так и сделаю».

(Две минуты тишины; раздаются шаги, редкие звуки съемки от цифрового фотоаппарата. Кашель.)

«Этот дом действительно очень просторный, с двумя этажами. А вот и лестница. Ковер сильно порван, за исключением одного угла в гостиной, так что пол это застарелые деревянные доски».

(Шаги. Громкий, будто похожий на человеческий крик, скрежет, исходящий от старых ржавых петель на двери. Дебра испуганно вздохнула и выругалась.)

«...в эту обветшалую ванную никто не заходил с 1982…».

(Кашель, клики камеры. Больше скрипящих петель, более тихих. Больше кликов.)

«Ох боже, везде пауки!».

(Семь минут шагов, кликов камеры и кашля Дебры; полпути раздавались гулкие шаги по деревянному полу, другую половину гулкие шаги сменились на громкий и нехороший скрип. На протяжении всего пути Дебра комментировала обстановку дома.)

([неразборчивое бормотание] – пыль в этом доме убивает меня. Второй этаж чертовски хрупкий. Надеюсь, что здание не разрушится подо мной ночью).

(Она вернулась на первый этаж, снова раздаются гулкие шаги. Мертвая тишина в течении примерно двадцати секунд. Дебра вздохнула.)

«Думаю, пора остановиться. Пора спать на пару с пауками».

(Тишина в течении 2х минут. Дебра что-то заинтересованно что-то шепчет. Тяжелый удар по дереву.)

«Нашла странную доску в полу. Как будто ее раньше поднимали. Думаю, я должна проверить это завтра утром».

(Звук брошенных на пол ботинок. Шелест ткани. Кашель.)

«Черт возьми, я не могу дышать в этом месте… Ладно, время спать. Закончим наши записи завтра. Спокойной ночи!»

(Шум. Дебра начала что-то говорить, но произнесла только первый слог, прежде чем снова замолчать. Тишина следующую минуту.)

«Тут что-то есть…».

(Шлепанье босых ног. Скрип закрываемой двери. Шорох.)

«Чертовы крысы. Так и знала. Я слышала их в гостиной. Нужно было принести сюда раскладушку».

(Разозленный вздох.)

«Похоже, что сегодня мне не удастся заснуть, поэтому я собираюсь оторвать ту доску от пола. Как и планировала».

(Шум, будто диктофон разместили где-то в стороне. В течении следующих 5 минут раздается только скрежет ногтей и чего-то металлического – возможно швейцарского армейского ножа – по дереву, иногда глухой звук. Вздох, стук небольшого объекта. Дебра куда-то отошла. Еще минута тишины. Дебра что-то сказала, но находилась слишком далеко, чтобы разобрать. Похоже, она ожидала ответа. Она повторила, на этот раз громче.)

«Кто здесь?».

(Тишина следующие полторы минуты. Скрежет закрывающейся двери. Шаги босых ног. Шум на записи.)

«Похоже, я схожу с ума. Могу поклясться, что слышала –»

(Тишина. Скрежетание и лязг вернулись, через пару моментов раздался деревянный стук, как будто доску отбросили в сторону.)

«Вот оно!»

(Шелест бумаги.)

«Эм…».

(Еще шелест бумаги. Тишина.)

«Эм, здесь…рисунки. Рисунки были спрятаны в этом маленьком тайнике под доской. Я думаю, это рисунки Джефа Дейли. Когда ему было около 5 лет, он рисовал свои кошмары…Нет, это не может быть правдой. Дело в том -?»

(Комкание бумаги; шелест расправляемой бумаги. Дебра что-то быстро говорит, еле слышно, будто читает что-то вслух.)

«Не слушай. Это не папа. Это не папа. Это не…»

(Тишина. Глубокое, прерывистое дыхание.)

«Ладно, эм… Это уже не смешно».

(Звук вдали, возможно из вестибюля, резкий вздох. 2 минуты 40 секунд тишины.)

«(бессвязное бормотание) – не смешно».

(Звук раздался снова, где-то в пяти шагах от диктофона: человеческий голос, говорящий шепотом. Он произнес какое-то слово, трудно сказать точно, но похожее на имя Дебры. Резкий шум на записи, будто диктофон оборонили на пол.)

«Это не смешно! Прекрати!»

(Тишина. Звук босых ног, будто Дебра выбежала из комнаты. 3 минуты прошло без какого-либо звука, кроме глухих ударов где-то внутри дома и громкого крика Дебры. Шаги вернулись. Тяжелый звук захлопнувшейся двери кабинета. Тихое рыдание в трех шагах от диктофона, ничего более в течении минуты.)

«(говорит что-то, но слишком тихо, чтобы записалось на диктофон: похоже, что ей сжали горло)».

(Внезапно рыдание прекратилось, будто Дебра задержала дыхание. Голос снова говорил что-то, так же тихо, как и прежде, внутри комнаты. Топот ног по полу. Скрежет открываемого окна. Остальная часть записи – тишина.)

В эту же ночь Дебра добавила новую запись. В ней не было и следа от ее обычного ехидного стиля повествования, и она сменила шутки на грубые проклятья. Она хотела, чтобы кто-нибудь (точнее, я) извинился за то, что, она посчитала, было извращенной шуткой на Хэллоуин. Она сумела сохранить один из рисунков, которые нашла под полом и использовала его отсканированное изображение, представляя это как очевидное доказательство попытки взрослого художника воссоздать работы 8летнего больного мальчика.

Выполненный в основном в черных цветах, этот рисунок напоминал карикатуру чей-то гостиной, в духе Сальвадора Дали. В центре стоял уродливый темный силуэт с сероватой головой, будто отражающийся в кривом зеркале, так что невозможно было сказать, человек ли это или нет. Это существо пристально смотрело на зрителя через плечо двумя пустыми дырами вместо глаз. Позади него стояла еще 3 таких силуэта, и они тоже смотрели на зрителя – будто бы процесс рисования привлек их внимание. Хотя их лица были аморфной кашей из черного и серого, те три фигуры позади будто улыбались. И можно было действительно предположить, что уровень художественного изящества был выше, чем у восьмилетнего мальчика, но стиль рисунка совпадал со стилем Джефа Дейли.

Дебра и я получили свою часть разгневанных ответов после этого поста. Половина ее читателей думали, что я был полнейшим придурком, провернувшим с ней такую злую шутку. Другая половина считала, что это было ее собственная Хэллоуинская шалость, и когда в следующих двух статьях она беспорядочно описывала, что звуки из особняка Дейли преследуют Дебру в ее собственном доме, они еще более удостоверились в этом. Они верили в это в течении еще двух недель, когда она перестала отправлять какие-либо сообщения.

4 ноября, в полдень, Дебра позвонила своей сестре, Пейтон. Она сильно всхлипывала, так что Пейтон не разобрала ни слова, из того, что она сперва говорила.

«Она говорила обо всем, будто была пьяна. Сказала, что сожалеет, что пропустила мою свадьбу, что была злобной сукой, когда мы вместе росли, сожалеет, что избила нашу собаку, когда ей было двенадцать – она извинялась за все свои глупые проступки, будто отчаявшийся грешник на исповеди».

«Она вдруг перестала дышать, и я услышала кого-то, кто находился в этой комнате. Он разговаривал с ней так тихо, будто не хотел, чтобы я это услышала. Я спросила, не хочет ли она, чтобы я приехала. Она снова начала всхлипывать и сказала: «Я слышу папу, но это не папа». Затем она повесила трубку, и я позвала полицию. Они никого там не нашли, хотя я разговаривала с ней буквально несколькими минутами раньше».

Большинство людей все еще думают, что похищение Дебры шепчущими преследователями из кошмаров Джефа Дейли - это обман, организованный Деброй или каким-то другим больным человеком. Запись была заклеймена, как подделка, одним невежественным скептиком за другим, и не пройдет слишком много времени прежде чем «Sugarcaine Junction» канет в неизвестность снова. Я надеюсь, что предотвращу это, не потому, что мне жалко Дебру Линдси Кейн, ведь это действительно так; но потому, что хочу предотвратить остальных от того, что случилось с Деброй, что случилось с рабочими, которые нашли эту запись, что случилось с моим другом. Они будто отмечают свою территорию – как они отметили особняк Дейли или запись – и они чувствуют всех, кто притрагивается к этому. Они почувствуют тебя только один раз и будут охотиться за тобой, словно ищейки, пока не пометят и тебя тоже.

Они мягко зовут тебя, будто боятся громко говорить – иногда в двух комнатах от тебя, иногда прямо рядом с тобой. Они изображают дорогих тебе людей. Возможно, они думают, что это забавно. Но ты не можешь слушать их. Ты должен заткнуть их, иначе ты будешь слишком напуган, чтобы открыть свои глаза или пошевелиться. Ты не сможешь убить себя до того момента, как они тебя заберут в ад, куда уже забрали Дебру Линдси Кейн.

Я должен принять ванну с моим тостером. Моя мама зовет меня, а ведь она уже как пять лет мертва.


Текущий рейтинг: 71/100 (На основе 26 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать