Что ты видишь, когда закрываешь глаза? (Gbl)

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участниками Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Triangle.png
Описываемые здесь события не поддаются никакой логике. Будьте готовы увидеть по-настоящему странные вещи.

Четверо детей играли в прятки. Для их возраста квартира была настолько огромной, что они постоянно находили в ней новые места для прятанья, и эта игра никогда не надоедала.

Андрей почти всегда полагался на случай, но в этот раз ему не повезло. Когда из коридора прозвучало слово «десять», он ещё не нашёл, куда спрятаться, и ему пришлось втиснуться в страшноватый большой чёрный шкаф, набитый одеждой.

Здесь было очень душно, но Андрей уже не мог выбраться – Саша начал обход.

Для удобства Андрей придвинулся ближе к задней стенке шкафа – там было как-то поуютнее, да и можно было присесть на коробку из-под обуви.

Вскоре Андрею наскучило ожидание. Судя по всему, Саша тоже боялся этого шкафа, и не хотел в него лезть. Зато Андрей узнал, что в нём нет ничего страшного, и располагал теперь местом, где его никто никогда не найдёт! Но оставалось ещё дождаться, пока Саша закричит на всю квартиру «Сдаюсь!» и уйдёт на кухню, чтобы не видеть места, из которого вылезет Андрей.

От нечего делать Андрей решил поспать, прислонившись к стенке шкафа. Потом ему в нос забился пух с одной из шуб, он согнулся вдвое и громко чихнул, от напряжения крепко зажмурив глаза.

И тут перед его глазами поплыли странные рисунки.

Это был первый раз, когда он увидел нечто подобное – стройные ряды постоянно меняющихся и переливающихся разными цветами фигурок, заполоняющих всё поле зрения. Андрею понравилась эта игра, и он продержал глаза зажмуренными так долго, как только смог, любуясь красивыми узорами.

В конце концов он устал, и пришлось вернуться в узкое пространство тёмного шкафа.

Но ничего не поменялось.

Вокруг всё так же сновали разноцветные фигурки, постепенно нарушая строй и превращаясь во что-то реальное… живое…

Андрей испугался и попытался вскрикнуть, но даже не смог пошевелить ртом. Он стоял на какой-то мрачной, тёмной радужной лестнице, а вокруг ходили треугольные пламенно-красные фигурки, освещая шубы… Нет, шестерёнки, своими тусклыми искрами.

Нечеловеческим усилием Андрею удалось встать, но он тут же упал обратно, больно ударившись головой о стенку шкафа.

Рядом кто-то завозился, раздвигая шубы. Уже не обращая внимания на существ, мелькающих вокруг, Андрей протянул руки вперёд и ухватился за человека.

- Я тебя нашёл! – радостно воскликнул Саша. – Ты громко чихнул!

∗ ∗ ∗

Андрей долго не решался снова зажмурить глаза, чтобы посмотреть на эти странные узоры. Но в конце концов любопытство пересилило. Он попробовал это сделать раз, другой, и ничего плохого не происходило.

Особенно здорово было зажмуривать глаза после смотрения на какую-нибудь лампочку – тогда рисунки становились ещё ярче и красивее. Можно было при этом несколько раз моргнуть, и тогда несколько отпечатков лампочки на сетчатке образовывали как бы «хоровод».

Спустя много лет это развлечение ушло в детство, разонравилось Андрею. И до поры до времени он о нём не вспоминал.


Андрей скользнул глазами по берегу. Всё блестело так ярко... Как бы не схватить солнечный удар! И песок, и вода как будто светились сами по себе.

Глаза Андрея поискали спасения от этого света на небе, но там было лишь солнце – в тысячу раз ярче, чем что-либо ещё.

Он откинулся на лежак и закрыл глаза. Попытался заснуть, но невыносимая вязкая жара, заполонявшая всё вокруг, слишком настойчиво напоминала о себе. В воду Андрею не хотелось – она чуть ли не кипела. Купальщики представлялись ему скорее поджаренными курицами, чем людьми.

Эх, перекусить бы сейчас!

Вон там, под тентами, и тень, и кукуруза. Готовая. Сладкая. Вот зачем было ложиться прямо под солнце?! Андрей чувствовал, что он загорел внутри даже больше, чем снаружи. Мозг, наверно, уже превратился в яичницу.

Он попытался привстать, но вместо этого наконец-то провалился в полудрёму.

В небе всё так же плавали круги. Жёлтые, на синем фоне. Они заполняли его от горизонта до горизонта, а снизу был пляж, уходящий вдаль.

Пляж раздвоился и наклонился. Ещё раз раздвоился и ещё больше наклонился.

Мрачное, тёмное солнце наполняло всё вокруг радужными цветами. Лестница блестела в его лучах ярче, чем павлин, и чуть не выжигала глаза своим огнём.

Треугольные пламенные фигурки сновали вокруг без всякой видимой цели. Некоторые из них пытались пройти сквозь Андрея, и с удивлением пялились на него, когда натыкались на преграду. Андрей же, в свою очередь, пялился на них в ещё большим удивлением, хотя причину его он понять не мог.

Попытавшись как-то сориентироваться, Андрей сделал шаг вниз по лестнице. Теперь, когда картина вокруг стала двигаться, он наконец различил силуэты предметов на заднем плане – это были гигантские вертящиеся колёса, некоторые – с гладкими, а некоторые – с зазубренными краями. Последние напоминали шестерёнки, но было какое-то неуловимое отличие... Нет, это действительно были шестерёнки, но очень необычные.

Из норы под лестницей вылез маленький зубастый блестящий зверёк и помчался к Андрею, клацая зубами.

∗ ∗ ∗

Со стоном он скатился с лежака на песок и затарабанил по нему ногами. «Раньше надо было в тень идти!» - он ругал себя за непростительную оплошность, пытаясь вспомнить, что же так напугало его в странном сне.

Не в силах идти нормально, Андрей ползком добрался до тени, и только там смог подняться и сесть на стул.

- Да-а, солнышко в этом году разошлось что-то, - типично на стариковский манер протянул стоявший рядом дедуля с кукурузой.

- Угостите? – прохрипел Андрей, потянувшись к нему, но дедуля опасливо отошёл в сторонку и закурил.

Андрей ещё немного посидел за столиком, пока не поднялся ветер. Ему в глаз занесло песчинку, и он по-всякому пробовал её вытащить, но в конце концов пришлось пойти к воде.

То есть снова оказаться под палящим солнцем.

- Эй, парень! Ты куда? – раздался сзади голос старичка. Сигарета выпала у него изо рта, потухла на лету и понеслась вдаль, гонимая ветром. – Кукурузки-то хоть поешь!

Но Андрей не откликнулся на неожиданное проявление щедрости – песчинка уже успела поцарапать его глаз во многих местах, и вытащить её было его главной мечтой в тот момент.

Подойдя к воде, он с разбегу бросился в неё, и тут же представил жареную курицу, вымывающую песчинку из глаза.

Смеясь, Андрей захлебнулся. Пришлось снова выйти на берег и долго откашливаться. Он обернулся в поисках старика – сейчас от кукурузы он уже бы не отказался, но того и след простыл. Старик, видно, вовремя понял свою оплошность.

Тем временем ветер всё усиливался, и Андрею пришлось повернуть голову вбок, чтобы не получить по глазам целым градом песчинок.

Как назло, ветер дул со стороны гостиницы. Теперь придётся возвращаться либо спиной вперёд, либо с зажмуренными глазами.

Из двух вариантов Андрей выбрал второй. Очень уж ему не хотелось споткнуться о спящую женщину лет сорока или удариться головой об острый край пляжного зонтика. Если идти лицом вперёд, хоть руками перед ним махать можно.

Проверив песок и воздух на наличие каких-либо предметов, Андрей сделал первый шаг вперёд.

Долгое время всё шло довольно гладко. Если требовалось куда-то посмотреть, то Андрей закрывал глаза ладонями сверху, а глядел вниз.

Но потом ветер вдруг задул в немного другом направлении, и под ладони налетело песка.

Корчась, Андрей повернулся спиной к ветру и лихорадочно пытался вынуть песчинки из глаз. Потом закрыл их, и, терпя неимоверную боль, ринулся к воде.

Вот он переступил через песчаную ступеньку у самого берега. Потом ещё одну ступеньку.

Посмотрел на небо.

В нём всё так же плавали жёлтые круги на синем фоне.

Лестница освещалась тёмным, мрачным радужным светом. Повсюду бродили треугольные пламенные фигурки.

Звук волн, накатывающих на берег, начал постепенно затухать, а вместо него где-то на грани слышимости стал появляться другой – скрип. Скрип шестерёнок, рядами расположенных по всем сторонам от лестницы и уходящих в небо...

Шестерёнки были очень старые и ржавые, при вращении с них постоянно падал всякий мусор. Когда два зубца зацеплялись друг за друга, они не сразу проскальзывали дальше, а сначала как бы раздумывали, в какую сторону им двинуться, и весь этот процесс сопровождался скрипом.

Тысячи шестерёнок, и все скрипят. Стены, состоящие из них, уходят в небо, а там эти жёлтые круги – тоже шестерёнки, только золотые.

И вдруг среди них началось мягкое покачивание, которое вскоре переросло в безудержное падение... Раздался невыносимый грохот – первые из золотых шестерёнок упали на самые высокие ступени и лавиной покатились вниз, прямо на Андрея.

∗ ∗ ∗

Конвульсивно дёрнувшись, он наконец всплыл на поверхность и вдохнул воздуха. Как хорошо, что дно здесь не очень крутое – иначе он, находясь так далеко от берега, просто утонул бы!

И как это его сюда занесло?

Почти автоматическим движением Андрей повернул голову вверх. На небе ни единого облачка, ярко светит солнце.

Точнее нет, не совсем ярко. Скорее тускло... И почему это он подумал, что ярко? По привычке?

Плывя к берегу, Андрей начал что-то вспоминать. Обычно страшные сны заканчиваются тем, что ты куда-то падаешь, но в этот раз что-то падало на него. Что-то круглое и золотое.

Что это был за странный сон, и почему он начался в такой неудобный момент? Андрей не мог поверить в то, что упал в обморок практически на ровном месте. Причём, падал он у самого края воды, а очнулся далеко от берега... И песчинок после этого в глазу не оказалось...

С трудом выйдя на берег, Андрей подхватил какую-то тряпку, лежавшую на песке, и обмотал ей голову. На пляже больше не было смысла оставаться, да и упасть в обморок в третий раз не хотелось.

Хорошо хоть ветер уже успокоился, и можно было идти нормально. Но всё равно Андрей, казалось, добирался до гостиницы целую вечность.

∗ ∗ ∗

Солнце уже зашло, Андрей лежал на жёсткой кровати. Ему ужасно хотелось спать, голова раскалывалась, но он не мог позволить себе закрыть глаза – очень уж боялся снова оказаться в том сне.

Сверху, над тем местом, где должна была быть подушка, к стенке зачем-то прикрепили полочку с горшками, в которых были тропические цветы. Лучше бы кровать нормальную сделали!

Один горшок сильно высовывался за край полки. Андрею хотелось его отодвинуть, но сил совсем не было.

Горшок покачнулся. Вернее, у Андрея в глазах всё поплыло.

Наконец-то он заснул.

Теперь сверху не было никаких желтых кругов – они валялись рядом, покорёженные и невыносимо светящиеся. Лестница, хотя и была освещена теперь гораздо сильнее, всё так же мрачно выглядела.

А вот боковые шестерёнки продолжали работать, и теперь их скрип отдавался в ушах гораздо явственнее, чем раньше.

«Раньше? Когда?»

Разум Андрея помутился. Чтобы не ломать голову над всякими неразрешимыми загадками, он просто встал спускаться. Дальше, пока не дойдёт до конца лестницы. Если он есть, этот конец...

Треугольных огненных фигурок стало меньше, и Андрей понял, почему – некоторые из них ненароком вываливались наружу, за шестерёнки. А что там – чёрт его знает.

Прямо на глазах Андрея начало совершаться какое-то действо.

Фигурки выстроились в очередь и стали медленно подходить к одной из самых больших шестерёнок. Потом они садились на её зубцы, по одной на каждый, и стали ждать.

Ждать чего? Пока их раздавит?

Судя по всему, так оно и было.

Когда первая из фигурок оказалась между двумя зубцами, раздался невыносимый скрежет. Её поломало на тысячи кусочков, они рассыпались по лестнице, и...

Андрей побежал прочь – за ним гнались тысячи маленьких треугольных фигурок!

Постепенно они окружили его и стали заталкивать куда-то. На одну из шестерёнок.

Ему больше ничего не оставалось – он запрыгнул на зубец, и тут же оказался сжат между этой шестерёнкой и соседней.

Конец. Его тело медленно, по частям раздавливалось огромными массами металла. Он почти не воспринимал происходящее, но всё-таки успел увидеть, как блестящий зубастый зверёк выбежал из своей тёмной норы под лестницей, подбежал к нему и тоже лёг между зубцов, пытаясь дотянуться до Андрея.

Наконец ему раздавило голову. В последнее мгновение он ещё слышал её хруст...

∗ ∗ ∗

На его лице лежало что-то мягкое и вкусное. Он вытянул язык вперёд и попытался это слизать, но вовремя открыл глаза, и понял, что...

По всему лицу Андрея была рассыпана земля. Не такая земля, как на улице, а специальная, для цветов. Как раз такая, какая была в горшке с цветком, который высовывался с полки.

Теперь его там нет.

У Андрея жутко болел лоб. Судя по всему, из-за упавшего на него горшка.

Осколки рассыпались по всей кровати, и на полу их тоже было довольно много. Устало зевнув, Андрей привстал и отряхнулся.

Вечер ещё не кончился. Поспать не удалось.

Надо уезжать отсюда к чёртовой матери! С этими снами жить спокойно невозможно, откуда бы они ни брались!

Андрей метнулся к своим вещам и стал быстро их собирать, чтобы успеть на вечерний автобус до центра. А там уж он разберётся, на чём дальше ехать.

∗ ∗ ∗

Целые сутки без сна в автобусе, который постоянно трясётся и дрожит. Сколько можно?!

Теперь Андрей даже не помнил, как заснул. Он просто знал, что ему надо выбраться отсюда.

Шестерёнки по бокам лестницы теперь скрипели почти реально. Но они никак не могли сдвинуться с места – что-то им мешало.

Андрей подошёл поближе и увидел тушку блестящего животного, застрявшую между двумя зубцами. Неосторожно же оно поступило, когда погналось за ним в прошлый раз!

Внезапно Андрея осенило. Чтобы выбраться отсюда, надо всего лишь умереть! Ведь именно так он просыпался в прошлые разы.

Всего лишь. На первый взгляд, это очень просто – ведь есть тысячи способов лишить себя жизни! Но чем больше Андрей пытался найти хоть один способ, тем лучше понимал, что теперь у него почти нет шансов.

Шестерёнки уже почти не двигались, и раздавить они больше никого не могли. Как назло, все они представляли собой единый механизм, и из-за какого-то животного ни одна теперь не может сдвинуться!

Само животное тоже вышло из строя...

Пламенных треугольных фигурок совсем не видно. Теперь, когда шестерёнки не вертятся, они потеряли свой единственный способ размножения, и все повыпадали наружу.

Точно! Андрей хлопнул себя по лбу.

Надо ведь всего лишь выпрыгнуть, как они!

В мимолётном порыве Андрей сделал это сразу же, не раздумывая.

Он слишком поздно понял, что снизу ничего нет.

Падение не закончится никогда, и теперь он уже никогда не проснётся.


Текущий рейтинг: 52/100 (На основе 28 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать