Чего боятся монстры

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была переведена на русский язык участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Привет. Я тут частенько зависаю, но это мой первый пост. Позвольте мне представиться.

Меня зовут Винни. И я монстр.

Чему вы так удивлены? Думаете, мы не заходим на подобные сайты? Уверяю вас, каждый любит полазать по интернету в поисках упоминаний о себе любимом. Я ведь знаю, что редок тот, кто не искал своё имя в Google.

У нас всё точно так же. Мы постоянно следим за свежими слухами, чтобы никто не рассказал лишнего. Правда, большая часть таких слухов — бред несусветный: рассказы о том, как люди вредят друг другу, сказки о кладбищах или о членах семьи, слетевших с катушек. Но порою я натыкаюсь на истории настолько близкие к реальности, что меня начинают терзать сомнения: ведь такое невозможно написать, не повстречав кого-нибудь из моего рода.

К счастью, никто таким историям не верит — и именно поэтому мы всё ещё существуем как биологический вид. Если бы народ верил этим "очевидцам", нас бы уже давно истребили.

Но я здесь не для этого.

Вам и в голову, должно быть, никогда не приходило, что и у монстров есть парочка интересных историй. Даже мы по воле случая натыкаемся на такие вещи, от которых в наших звериных жилах стынет кровь, а шерсть встаёт дыбом.

Сегодня я расскажу вам об одной из них. Вас наверняка интересно будет знать, чего боятся монстры.

Чисто технически я не нуждаюсь в человеческом мясе, — просто его легко добывать. Мои сородичи, в большинстве своём, живут в дикой природе, охотятся на оленей, кроликов и, изредка, волков или медведей. Это нелёгкая жизнь, даже несмотря на то, что наши древние предки только так и выживали. Но появление городов означало изобилие пищи, и часть нашего рода предпочла городскую жизнь лесной.

Днём мы сливаемся с вашими толпами и существуем вместе с человеческим обществом. Мы в этом не профессионалы, но вполне походим на людей в дневное время суток.

Но ночью... ночью к нам приходит голод.

Кошки и собаки — лёгкая добыча. Голуби — ещё легче. Но они не очень сытные. Разумеется, на этих "крылатых крысах" можно протянуть пару недель, но рано или поздно приходится искать нечто более серьёзное. Упитанного ротвейлера, к примеру, или десятилетнего ребёнка. Взрослого человека лично мне хватает на пару дней. Обычно я такую тушу подвешиваю в лифтовой шахте какого-нибудь заброшенного здания и подъедаю её по ночам. Никто эти шахты никогда не проверяет. Идеальный мясной склад для повёрнутого на личном пространстве охотника.

Само собой, я мог бы совершать набеги на скотобойни или продуктовые магазины. Но с этим есть проблемы: во-первых, у вас, у людей, повсюду развешаны камеры видеонаблюдения, — а я терпеть не могу камеры. Во-вторых, для меня важен сам процесс охоты.

Ведь я, в конце концов, монстр. Без животного страха, которым так насыщена кровь людишек, мясо не очень вкусное.

Прошу прощения, я отошёл от темы.

В маленьких девочках всегда есть что-то необъяснимо жуткое. Особенно в одиноких маленьких девочках. Таких бесстрашных и уверенных, пугающе спокойных и, на первый взгляд, беспомощных. Та, которую я встретил, явно была моей дальней родственницей.

Я почуял её, как только она перешла границу моей зоны. Мы звери территориальные, и эти самые территории обычно весьма обширные, учитывая количество людей, которых нам необходимо регулярно убивать. И места эти чаще всего располагаются там, где на пропадающих без вести всем наплевать.

Я не стал трогать девчонку и дал ей совершить первые несколько убийств. А именно — убийства человеческих детей примерно её возраста, которых она, оскалив зубы, утаскивала прямо из постелей. Но затем она начала охотиться не в меру своего аппетита, и я решил уделить ей больше внимания.

Я восхищался её тактикой: когда я сам был зверёнком, мне и не снилось быть настолько изобретательным. Я охотился на педофилов и бездомных; мне и в голову не приходило использовать свою внешнюю беззащитность для выманивания детей и взрослых из их домов.

Действовала девчушка так: заботливый человек спрашивает у неё, что тряслось. После нескольких всхлипываний воздух рассекают сверкающие когти, и взгляду открывается ощетинившаяся чёрная шерсть и разинутая пасть хищницы. Несчастная жертва лежит пару мгновений на асфальте, а затем девчонка подхватывает добычу с невероятной силой и исчезает меж крыш близстоящих зданий.

Однако у меня любопытство вызывало другое: несмотря на активную охоту, каждую ночь девочка оставалась голодной... нет, не так. Голодающей. По крайней мере, именно такой вывод сделал я, услышав урчание её живота, будучи на расстоянии в пятнадцать метров. Кроме того, она постоянно судорожно тряслась в своей человеческой форме.

Честно, меня всё это не на шутку заинтересовало. И я совершил ужасную ошибку — последовал за ней.

Размах её территории впечатлял. Она охотилась ночами напролёт: от последней вспышки заката до первого луча рассвета, и успевала убить до пяти человек за ночь. Но при этом она была очень осторожна: охотилась не на случайных прохожих, а чередовала их с бездомными, проститутками и огромными собаками. Это помогало ей скрыть свой охотничий след.

Всю добычу девчонка тащила в одно и то же место: туннель для дождевой воды, уходящий глубоко под город. Я следовал за ней по пятам. Я, всё же, патологический убийца, любящий пить кровь своих жертв. Что в этом мире могло меня напугать?Я подловил её, когда он возвращалась в своё логово. Девчонка прекрасно знала, что я был рядом. Я был куда больше и ловчее, так что после пары ударов когтями я уже прижал её к земле. Она начала рыдать и молить меня о пощаде.

— Не ешь меня, — умоляла девочка, — я должна кормить Маму, чтобы она выздоровела.

Эта фраза меня просветила. Где-то там, в глубине туннеля, обитает мать этого зверёнка. Тиран, заставляющий свою дочь приносить еду.

Я слышал о таких случаях ранее, и в нашем обществе подобное всегда вызывало недовольство. Детьми нельзя так бездушно пользоваться — они должны бегать сами по себе и искать собственное место в жизни, а не служить своим родителям.

— Мне надо поговорить с твоей матерью. — прорычал я.

— Нет, — прошептала она. — Не надо, пожалуйста...

Я не стал продолжать разговор и повёл девчонку в туннель, в темноту, в глубине которой валялась её растолстевшая мамаша. Зловоние было столь сильным, что даже я, повидавший виды падальщик, почувствовал рвотный позыв.

— Что это за хрень?! — прошипел я сквозь сжатые клыки.

— Мама.

Затем я увидел её.

Меня обильно вырвало, и куски непереваренного ужина разлетелись по бетонному покрытию.

"Мама" была огромна: настолько, что трудно вообразить. Её растянутое тело белого цвета расстилалось под потолком, словно гигантский слизень.

Но самое худшее — её голова.

Челюсти были раскрыты шире, чем это физически возможно, и меж них была закреплена конструкция из пластмассы, труб и арматуры, формировавшая своеобразную воронку прямиком внутрь отвратительного тела.

Пока меня продолжало подташнивать от вида и запаха Мамы, её дочь подобрала тело последней жертвы и проворно вскарабкалась на червеобразную громаду материнской туши. А затем она с силой впихнула добычу в Мамину разорванную глотку. Было очевидно, что Мама уже давно была мертва.

— Ей просто нужно поесть, — сказала малышка, словно констатируя факт, — Мама всегда голодна.

Мокрыми от жгучего запаха глазами я окинул взглядом титанических размеров труп, раскинувшийся передо мной, практически разрывающийся от переполнявших его трупов поменьше, находящихся на разных стадиях разложения. Ко мне пришло осознание, что я наблюдал нечто поистине непристойное и неестественное.

Вот такая вот история.

Что до маленькой девочки... я не знаю, что с ней. Я покинул ту территорию, ведь рано или поздно люди наткнутся на неё и, следовательно, узнают обо мне тоже.

Но временами, когда я подвешиваю трупы своих жертв в лифтовых шахтах, ко мне приходят воспоминания о зловонии и внешности Мамы. От такого у меня сразу пропадает аппетит, и свежее мясо уже не лезет в пасть. Поэтому я всё чаще замечаю себя за поеданием дешёвых гамбургеров в фастфуд-забегаловках.

Вероятно, человеческая пища не так уж плоха.


Перевёл: Timkinut


Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 58 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать