Часть ее

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Часть её»)
Перейти к: навигация, поиск
Vagan.png
В роли страшилки эта история Настолько Плоха, Что Даже Хороша. Хотя она и пытается казаться страшной, её истинная цель отнюдь не в запугивании.
Алекс проснулся и понял, что находится в темноте. Казалось, он был укутан какой-то тканью, прижимавшей его вниз. Он мог смутно разглядеть свет, исходящий откуда-то снизу, но не мог опустить свой взгляд, чтобы рассмотреть его.

Он как-то странно ощущал свое тело. Не было никакой боли, но он словно вспотел и распух, создавалось впечатление, что он был какой-то неправильной формы. Он попытался сесть, но ничего не произошло. Паникуя, он попытался еще раз. Он не мог сдвинуться с места. Он был парализован.

В отчаянии, он попытался двинуть своими руками и ногами, но, спустя момент, он осознал, что это бессмысленно, ибо их просто не было. Он не мог разглядеть себя, но так или иначе он знал, что его конечности исчезли. Казалось, что все его тело исчезло, будто осталась только одна голова.

Он сфокусировался на своем лице. Его рот был каким-то странным и немного покалывал. Его губы были открыты, но когда он пытался закрыть их, он едва ли мог двигать ими. Он попробовал подвигать своим языком, и ничего не произошло. Его губы стали больше и более чувствительными, чем это было раньше, он четко ощущал какую-то ткань на них. Он не знал, как долго его рот был открыт таким образом, но это не могло быть очень долго – его рот не был сухим. На самом деле, он был влажным, почти мокрым.

Он еще раз попробовал закрыть свой рот, прилагая достаточно усилий, чтобы его мышцы задвигались. В конце концов, он смог сделать это, и это было как-то странно приятно. Он расслабился, и его рот открылся снова сам по себе. Но было трудно отрицать, что это тоже было приятно в каком-то смысле. Он закрыл свой рот опять, но не смог удержать так, поэтому очень скоро он снова открылся. И каждый раз, когда он делал это, он чувствовал сильное покалывание. По каким-то причинам, то, что он закрывал и открывал свой рот, было действительно возбуждающе.

Он делал так еще много раз, пока не услышал голос своей девушки, Лизы. Ее голос был громким и исходил откуда-то сверху него, отдаваясь в его теле странным образом, будто он говорил в унисон с ней.

«Ммм,» сказала она, «Похоже, кто-то внизу очнулся».

Он попытался ответить ей, но не мог произнести ни звука. Она видит его? Она знает, где он находится? Почему Лиза позволяет ему просто сидеть здесь, накрытым какой-то тканью поверх его головы?

«Так странно», сказала она. «Будто, я могу как-то чувствовать тебя. Я знаю, ты там. Я не могу прочитать твои мысли, но могу чувствовать, что ты со мной и можешь меня слышать».

Что она имеет в виду, говоря, что может чувствовать его? Он был в отчаянии, поэтому мог только кричать, надеясь, что она его услышит.

«О!» хихикнула она. «Ты так растерян! И напуган» Я могу чувствовать это! Я точно могу чувствовать твои эмоции!»

Алекс сходил с ума от своей беспомощности. О чем, черт возьми, она говорит? Он попытался открыть свой рот, чтобы закричать, и Лиза издала некий пищащий звук, типа того, что она издавала в постели, когда он покусывал ее бедра именно так, как она любила. Алекс чувствовал себя так, будто его толкают, как в тряском автобусе.

«Эй! Полегче там, сладкий! Это было…сильно!»

Что было сильно? Почему она до сих пор хихикает и продолжает нести этот бред? Почему она так и не сняла эта ткань с моей головы? Почему она не помогает ему?

Он вспомнил прошлую ночь. Последнее, что появилось в его голове, что они занимались любовью, она была сверху. Он кончил в нее, и потом она произнесла какие-то странные слова и сильно сжала его своими бедрами. Внезапно, у него закружилась голова.

Самое последнее, что он мог вспомнить, это смутные ее очертания над собой, ее мокрую киску над своим лицом. Он мог вспомнить этот непристойный запах, казалось, что ее губы обволакивают его. Он припомнил свои мысли о том, что он был совсем не в настроении, чтобы сделать это, но ее киска была прям на его лице, и тогда что-то пошло совсем не так. Он отрубился.

«Уверена, что ты очень расстроен», сказала она, «И я признаю, что то, что я сделала, действительно очень жестоко. Но суть в том, что я сама по себе очень жестокий человек. Ты очень многого обо мне не знаешь, сладкий. Например, что я ведьма. Очень сильная ведьма с очень больными фантазиями»

Алекс был очень испуган. Лиза сошла с ума. Она думала, что является ведьмой, и она, по-видимому, сделала что-то странное с ним. Неужели она накачала его наркотиками, связала и изувечила его? Могла ли она отрезать ему ноги и руки, и сделать что-то ужасное с его ртом?

«Я очень люблю превращать людей во всякие вещи.» произнесла она. «Это мой фетиш. Например, помнишь то синее платье, которое тебе так нравилось? Это мой бывший. А те голубые трусики? Это один идиот, с которым я работала. Однажды он ущипнул меня за задницу и сказал, что хотел бы залезть ко мне в трусики, так что я решила осуществить его мечты. Где-то тут, у меня есть лифчик, который когда-то был девушкой, решившей увести моего парня в колледже. В конце концов, думаю, что она где-то поблизости. А может, я уже выбросила ее. Износилась, увы»

Лиза точно сошла с ума. Она всегда была немного взбудораженной и странной, но была настолько сексуальной, что Алекс закрывал на это глаза. И теперь пришло время расплатиться за свою ошибку.

«Я сотворила много жутких и странных вещей с людьми» в ее голосе звучала гордость, «Но никогда я не делала ничего настолько жуткого и странного, что я сделала с тобой. Вышло просто отлично. Мы с тобой неплохо повеселимся

Черт возьми, что она натворила? Алекс представил себя привязанным к кровати, с кровавыми пятнами на местах, где были его руки и ноги.

«Честно говоря,» произнесла Лиза, «Я не знала точно, как сработает это заклинание. Я прочитала о нем в одной из моих книг, и это выглядело довольно забавно, так что я должна была это попробовать. Ты должен гордиться этим. Ведь я сделала это именно с тобой!»

Алекс сходил с ума, паниковал. Лиза снова хихикнула.

«О!», произнесла она, «Как это грубо с моей стороны! Тебе, наверно, душно там, маленькая бедная вещь! Давай-ка я позабочусь об этом!»

Он услышал громкое шуршание, и вдруг та ткань, которой был накрыт Алекс, исчезла. Тусклый свет; в нескольких сантиметрах от его лица была синяя, атласная завеса. Снизу на него подул сквозняк, и он настолько продрог, что чуть не взмолился о том, чтобы Лиза снова накрыла его.

«Уверена, что ты умираешь от любопытства. Хочешь увидеть себя?»

Алекс не был уверен, хотел ли он, но перед тем, как он задумался над этим, его куда-то понесли. Он слышал тяжелые шаги, доносящиеся снизу и создающие эхо. Ему нравилось, что ему не нужно было идти самому; казалось, что он едет на спине слона или чего-то похожего.

И потом движение прекратилось, и он услышал громкий смех Лизы откуда-то сверху.

«Приготовься!»

Она убрала эту завесу, и Алекс обнаружил себя лицом к лицу с огромной вагиной. Она была футов 6 ростом. Он смотрел на это в ужасе, видя завивающиеся жесткие волосы вокруг розовых, толстых губ.


Текущий рейтинг: 71/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать