Храм вдалеке (Gbl)

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Мой дядюшка – астроном-любитель. Четыре года назад, уйдя на пению в относительно молодом возрасте по причине, которую я сейчас называть не буду, он продал свою квартиру и купил на дальнем востоке домик с небольшой фермой. Там он и жил все четыре года безвыездно – утром отсыпался, вечером пас скот, а ночами напролёт пялился в телескоп.

Иногда я приезжал к нему – своей дачи у меня не было. И вот сейчас, впервые после своего выхода на пенсию, мой дядюшка сам решил поездить по чужим краям. А на то время, пока он будет путешествовать, я должен следить за его фермой вместо него.

Я приехал рано утром. Отвёз дядю до ближайшего автовокзала, он передал мне ключи от ворот фермы.

Вернувшись на неё, я обнаружил в ящике для почты перевязанную стопку тетрадей. Достал. Раскрыл первую из них на первой попавшейся странице.

Чёрт возьми... Дяде надо было передать мне всё это месяца за два до отъезда!

Это была подробная инструкция по уходу за фермой, написанная дядюшкой собственноручно. Не знаю, сколько времени он её писал, но пока я пойму, как работать с овцами, они определённо сдохнут с голодухи. И зачем он её писал – тоже не возьму в толк, вроде бы основы ухода за животными я знаю...

Я тяжело вздохнул – груз фермы лежал на мне, как многокилометровая толща океана над утопленником. Но я попытаюсь всплыть!

Дядя жил в поистине спартанских условиях. Крыша его небольшого дома протекала во многих местах, спал он на полу между двумя одеялами, еду хранил в подвале... И как это он, после стольких лет жизни в мегаполисе и работы на опасном производстве?

Благо, я привёз с собой подушку и генератор, которого хватит как минимум на лампочку и подзарядку телефона.

Помню, когда я в последний раз отдыхал летом у дядюшки, в его доме ещё работало электричество.

А теперь... Ко мне подошла овца и уткнулась носом в бок. Похоже, ей тоже приходится непросто.

Овцы разбежались по округе. На кой чёрт дядюшка перед отъездом не закрыл ворота загона?! Полдня уйдёт на их сбор – в первый раз, предупреждал меня дядюшка, это очень непросто.

Ещё бы не потерялись...


Сегодня я наконец управился с животными достаточно быстро, чтобы успеть заняться другими делами. Вообще, когда я приезжал сюда, я рассчитывал, что буду даже успевать ночью поглядеть в какой-нибудь из дядюшкиных телескопов.

Куда там!

Сейчас надо до ночи успеть съездить в районный центр и купить всё, что нужно для ремонта крыши – благо последние дни выдались сухими.


Оставил овец пастись, прибежал домой ремонтировать крышу. С трудом запрыгнул на неё.

Посередине работы решил передохнуть. Пока направлялся к краю крыши, заметил в поле что-то чёрное.

Повернул голову.

Вдалеке, прямо посреди травы, возвышался огромный чёрный храм!


Это было удивительное зрелище. Если бы солнце ещё не закатилось, а на горизонте не собирались бы тучи, то я бы, наверно, всю ночь просидел, глядя на это чудо.

Храм был похож на видение. Было такое чувство, что стоит мне чуть сдвинуться – и от лёгкого ветерка он разлетится в пыль.

Расстояние до него оценить у меня никак не получалось. Мне казалось, что он висит где-то в воздухе метрах в двух над полем, но в то же время я ясно видел низы его стен, уходящие в траву.

Поднялся ветер – тучи были уже близко. В глаза намело пыли, и мне пришлось долго их протирать. Когда я их открыл, храм немного побледнел. Я очень испугался и больше не шевелился, несмотря ни на что.

Ради эксперимента, чтобы отсеять у себя из головы все эти глупые страхи, я сдвинулся с места. Но страхи оказались не напрасными.

Храм исчез!

Я вспотел. Трудно представить, как мне не хотелось в тот момент, чтобы моё видение исчезло!

Но храм исчез не весь сразу. Хотя я двигался достаточно быстро, я всё же успел заметить, что он исчезал постепенно, справа налево – в направлении, противоположном тому, в котором двигался я.

Осторожно, с часто бьющимся сердцем, я стал двигаться обратно влево.

Вскоре храм показался там же, где и был. Я немного помотал головой у границы его видимости, чтобы посмотреть, не происходит ли в поле ещё каких-нибудь изменений – нет, появлялся только храм, причём то место, где он появлялся, так подходило для него, или даже он так подходил к этому месту, что его появление стало казаться мне естественным.

Точно так же я определил границу видимости храма справа, запомнил место, с которого его видно, а затем слез с крыши. «Храм, - думал я, - никуда не денется, а вот ремонт крыши закончить надо.»

До наступления ночи храм не исчезал, а потом, в полной темноте, нарушаемой лишь светом звёзд, я мог только догадываться, остался ли он на месте.

Я спустился в дом и лёг, не забыв подложить под голову привезённую с собой подушку.

Несмотря на получившуюся довольно сносную постель, мне совершенно не спалось. Всю ночь я ворочался с боку на бок, думая о таинственном храме, а к утру стал накрапывать дождь (слава Богу, что только к утру – крыша уже не протекала), и это наконец меня усыпило.

Проснулся я часам к двум. Не очень сытно пообедав, я вышел наружу, чтобы прогуляться и попытаться заодно достигнуть этого странного храма.

Первым делом я, разумеется, забрался на крышу дома. Храм был всё ещё виден. Тогда я попытался привести в исполнение план, придуманный мной ночью. Он состоял в том, чтобы идти с этого места напрямую к храму, и таким образом не выпускать его из поля зрения.

Трудность состояла в том, что в месте спуска с крыши я рисковал потерять храм из виду.

Однако следовало попытаться.

Я сдвинулся на шаг по направлению к храму. Потом ещё на один шаг. И в этот момент храм пропал!

То же самое я проделал в противоположном направлении. И результаты были точно такими же.

Получалось, что храм я вижу только из небольшой замкнутой области пространства. В том, что это не галлюцинация, я уже достаточно убедился – теперь моей задачей было углядеть в нём как можно больше, можно даже попробовать...

Да! В этот момент мне пришла в голову замечательная мысль – а что, если попытаться рассмотреть храм в самый слабый из дядюшкиных телескопов? Так я мог бы, возможно, разглядеть через окна его внутренности... Если только окна не слишком мутные, что вполне возможно в храмах древней постройки.

Ну и, разумеется, следовало бы уяснить себе причину такой странной видимости храма. Вроде бы, ни зеркал, ни каких-то загородок около храма не стояло... Так почему же его не видно из других мест?

Дойти до храма представлялось явно невозможным – в этом поле не было ни одного ориентира. А если рассказать всю эту историю про храм кому-нибудь другому, так он тебя за сумасшедшего примет и всё.

Так что, пока дядюшка не вернулся, надо попытаться сделать всё, что в моих силах.

Сходил за дядюшкиным телескопом – скорее даже подзорной трубой. Как раз то, что мне нужно.

Здесь следовало бы приступить к подробному описанию храма.

Я уже сказал, что он был абсолютно чёрный. Это немножко не так – он сделан из чёрного, по-видимому, мрамора с красными прожилками.

Когда я его увидел в первый раз, у меня возникла ассоциация с храмом Христа Спасителя, виденным мною в детстве – точно так же, как у него, у этого храма купол занимал значительную его часть. Однако дальше сравнение не пошло – купол был абсолютно чёрен, как и стены.

По бокам купола, около углов его квадратного основания, возвышались четыре маленькие башенки – куполов на их вершинах не было, они оканчивались острыми вытянутыми пирамидками.

Вот... И, собственно, на каждой из больших плоских стен храма находилось по нескольку вытянутых окон. В них-то я и собирался поглядеть – снаружи, судя по всему, больше не было ничего интересного.

Хотя ещё вчера я проклинал дядюшку за то, что он сделал у своего дома горизонтальную крышу, теперь же я благословлял его за это – иначе каким же образом мне удалось бы укрепить на ней дядюшкин телескоп?


Стёкла оказались прозрачными, насколько это вообще возможно. С того дня я стал занимался фермой по минимуму, и не было дня, когда бы я не поднимался на крышу понаблюдать за происходящим внутри храма.


Заглянув в окно, я увидел почти пустой зал. Он был такого же чёрного цвета, как наружности храма – что неудивительно.

Посередине зала стояло что-то вроде куба... или алтаря. По бокам стояли какие-то шкафы... не знаю, как их ещё можно назвать. Вот, а на шкафах лежали золотые тарелки с какими-то круглыми предметами, завёрнутыми в серую ткань. То есть, не факт, что тарелки действительно были из золота, но их блеск и цвет наводили на эту мысль.

Да, чуть не забыл. На противоположных стенах храма не совсем не было окон, а с потолка свисали люстры со свечами.

В этот момент я увидел у задней стены какое-то движение. Я обратил взгляд в то окно, через которое было лучше всего видно то место.

В храм входило несколько чёрных существ, похожих на людей. Правда, они показались мне гораздо больше и коренастее. Ещё больше я удивился, когда одно из существ подошло к чёрному кубу посередине зала и село на что-то, стоявшее за ним. Оказалось, что его голова едва высовывается над кубом! Стало ясно, что размеры либо куба, либо существа были оценены мной неверно, и я решил подождать до более удобного случая, чтобы верно их оценить.

Тем временем существо, сидевшее за кубом, замерло, и я стал наблюдать за остальными. Быстро, как будто они всю жизнь тренировались, существа выстроились в ряд напротив шкафов, каждый взял себе в руки по две тарелки, и ровным строем они пошли обратно к двери, из которой пришли.

В тот момент, когда последний из них заходил за дверь, с его тарелки свалился кусок ткани, и я смог на мгновение увидеть, что там лежало. Это было что-то белое с красными и чёрными частями. Может быть, какая-нибудь ваза с росписями? Нет, раскраска была слишком простой и несимметричной, да и сам объект, судя по тому, как ткань его накрывала, был не слишком правильной формы.

Быстро подхватив ткань рукой в воздухе и водворив её на место, отстающее существо поспешило за остальными и в спешке захлопнуло дверь. К моему вящему огорчению, я не успел заметить, что же было за той дверью, но зато я увидел, что у существа был хвост!

Кончик этого хвоста выглядел как красный светящийся треугольник. Вы же понимаете, какая мысль пришла мне в голову тогда?

Невероятно, но это был бес!

Теперь следовало усомниться в том, что этот храм вообще находится там, где я его вижу. Самое безобидное объяснение – он невидим – уже не годилось, так как за храмом не было никаких других помещений, способных вместить увиденное мной количество существ. И, более того, не могут же они всю жизнь проводить в этом храме?

Хотя, возможно, их основные помещения находятся под землёй... Но это уже похоже на вторую гипотезу, пришедшую мне на ум – я всего лишь вижу проекцию из ада.

Правда, до сих под загадку составляют действия этих бесов...

Бес, сидящий за чёрным кубом (язык не поворачивается назвать его алтарём – слишком он был высоким), всё ещё не двигался.

Спустя примерно минуту, в течение которой я безрезультатно оглядывал храм в поисках новых интересностей, дверь отворилась снова.

Я быстро направил на неё телескоп, чтобы увидеть наконец, что за ней находится – вдруг я увидел бы панораму Ада? – но не смог задержать внимание на проёме, отвлёкшись на тех, кто вошёл.

Там стояла связанная девушка, которую удерживали два беса – один спереди, а другой сзади. Только теперь я смог по-настоящему понять, какого они были размера – они доставали девушке только до пояса.

Но, тем не менее, она не пробовала высвободиться.

Бесы подвели девушку прямо к чёрному кубу, к его стороне, противоположной той, за которую сел первый бес. Вскоре он обратил на пришедших свой взгляд.

Минут пять они о чём-то говорили. В это время в храме не происходило никаких новых событий, и я отвлёкся, чтобы перекусить.

Когда я снова вернулся к храму, я увидел, что бесы ведут девушку к его стене со шкафами. Я совершенно не мог понять, зачем им это понадобилось.

Один бес отошёл от девушки и открыл дверь шкафа. Но открыл только наполовину – из-за этого я не мог увидеть, что находится внутри него.

Девушка в страхе отпрянула, но второй бес схватил её и потащил к шкафу.

Вскоре оба беса заталкивали её туда. Судя по её виду, хотя я ничего не слышал, она кричала; но бесы оказались сильнее. Грохнув её на пол шкафа, как мне показалось, они заперли его дверцу и спокойно удалились.

Примерно два часа с того момента ничего не происходило. Я периодически глядел на храм, размышляя, что же за действа там происходят, но всё оставалось неизменно – только бес, сидящий за чёрным кубом, периодически поднимался подразмяться.

Но один раз, уже после обеда, когда я заглянул туда, я увидел около шкафов небольшую группу бесов, поочерёдно открывающих дверцы каждого из них. В стороне стояла пара, державшая на весу довольно крупный кусок серой ткани, вроде тех, которыми были обёрнуты предметы, лежавшие на тарелках.

Вдруг один из бесов что-то сказал, и все остальные сбежались к нему. Они все вместе секунду постояли перед очередным открытым шкафом (опять же, открытым так, что я не мог видеть, что происходило внутри), а потом один из них полез внутрь. Тем временем подошли двое, державшие ткань, и сунули её тому, который находился внутри. Пока ткань не исчезла в шкафу, утаскиваемая его руками, я успел увидеть, что вместе с ней была передана золотая тарелка.

Вскоре бес вылез из шкафа, держа в руках тарелку с чем-то круглым на ней, завёрнутым в ткань. Он поставил тарелку на шкаф, закрыл его, и вместе с остальными отправился на выход.

Что же это, всё-таки, на тарелке? Может, эти люди, запертые в шкафах или помещениях, в которые можно попасть от туда, изготавливают эти предметы?

Тогда, зачем эти предметы бесам?

Может быть, это котлы, в которых, по преданиям, варятся души грешников? Ну и маленькие же они! И неровные.

В таком случае, кто же те люди, которых запихивают в шкафы? Они не попали в Рай, но в то же время они и не в Аду... Наверно, они несколько дней служат там, а затем отправляются в изготовленные ими же котлы. Хитро!

В тот день в шкафах заперли ещё двоих мужчин и двоих женщин, а сверху к вечеру стояло четыре тарелки. Очевидно, их не убирают не каждый день, а когда их накопится побольше. Какой в этом смысл? Могли бы бесы их сразу с собой забирать.

Ещё за четыре дня я не узнал ничего нового, кроме всяких мелочей. Например, некоторые бесы зачем-то носят с собой ножи, а серая ткань – на самом деле заляпанная белая. Я даже попробовал заглянуть в храм при помощи более сильного телескопа, но увидел только отдельные мелкие детали, которые не могли прояснить картину. Так, например, я увидел, что у бесов белки глаз жёлтого цвета, радужные оболочки чёрного, а зрачки красного.

На второй же день мне удалось заглянуть в дверной проём, ведущий из храма. Представьте себе моё удивление, когда я увидел, что за ним не находится ровно ничего!

В следующий раз мне удалось более внимательно присмотреться к тому месту – тогда я понял, что увидел не пустоту, а всего лишь чёрную стену коридора. Одной загадкой меньше.

А на пятый день... С этого дня я начал кое-что понимать, но моё понимание обнаружило гораздо больше вопросов, чем было у меня до этого.

В тот день на шкафах стояло уже штук двадцать тарелок, и я ждал, пока их заберут. Рано утром бес, сидевший все эти дни безвылазно за чёрным кубом (у меня создалось впечатление, что бесы никогда не едят), куда-то ушёл.

Через полчаса в храм вошла группа ровно из сорока бесов. Это было странно: если бы они пришли забирать тарелки, их было бы всего десять.

Так же, как в тот раз, когда они действительно забирали тарелки, бесы выстроились в ряд напротив шкафов, но их дальнейшие действия повергли меня в шок. Сделав один шаг вперёд, каждый второй бес открывал дверь шкафа напротив и начинал вынимать оттуда что-то очень для него тяжёлое. Когда второй бес мог уже уместиться рядом с первым, он начинал ему помогать, и вскоре пары бесов ровным строем выходили из храма, неся на плечах человеческие тела на разной степени разложения, кончавшиеся шеей.

Всё дальнейшее, включая приход беса-«клерка», как я его назвал, и унос блюд со шкафов, я видел как сквозь сон.

Получается, бесы делают свои котлы из человеческих черепов? Это единственное разумное объяснение.

И вот, оказывается, для чего некоторым бесам нужны были ножи!

Похоже, что бесы отрубали головы людям не сразу для того, чтобы на них не текла кровь во время этого процесса. Чистоплюи!

Я вдруг твёрдо решил положить конец этому безобразию. Я обязательно доберусь до храма и спасу бедных людей!

Конечно, это легче было всего бы сделать при помощи дядюшки, но он вернётся всего лишь через два дня.


Начал я просто. На следующий день, оправившись от шока, я решил первым делом попробовать пострелять в храм из дядюшкиного ружья, надеясь привлечь к себе внимание бесов. Взобравшись на крышу, я понял, что расстояние слишком велико для меткого попадания; но всё же я попробовал. Примерно на десятом выстреле я таки попал в храм, причём именно в окно.

Прислонив глаз к окуляру телескопа, я посмотрел на следы своего попадания и на реакцию бесов, находившихся в это время в храме и ведущих к шкафу какого-то мужчину.

Стекло храма треснуло в форме паутины. Несмотря на мои ожидания, первым среагировал на это происшествие вовсе не один из нёсших тело, а клерк, который в это время делал что-то в кубе.

С перепуганной, на сколько это можно вообще понять у беса, рожей, он подбежал к окну и стал трогать его руками, но в силу своего роста и высоты храма он не мог дотянуться до того места, куда попала пуля.

Только сейчас мне пришла в голову одна мысль. Храм этот довольно большой, и люди смотрятся в нём более привычно, чем бесы; хотя возможно, что это отчасти вызвано тем, что бесы вообще выглядят непривычно, я всё же считаю, что можно сделать вывод, что храм был построен людьми. Надо будет взять это на заметку – вполне вероятно, что бесам это просто не по силам.

Два других беса тем временем тоже очень всполошились, но они пытались перед тем, как подойти к окну, всё-таки запереть мужчину, которого вели, в шкафу. Примерно секунд двадцать они напряжённо боролись, в результате чего мужчина в изнеможении сел на пол, а бесы, забыв про него, помчались к месту происшествия. В этот момент мне пришлось немного уменьшить увеличение телескопа – мне надо было следить одновременно и за человеком, и за бесами, но это было невозможно, когда телескоп выхватывал очень маленькие куски пространства, не умещающие в себе всей площади храма.

Пока бесы осматривали треснувшее стекло и о чём-то совещались, мужчине удалось тихонько встать и выскользнуть в коридор; бесы не обратили на это внимания.

Через полминуты один из бесов что-то громко, судя по его лицу, сказал и показал куда-то вперёд. С замиранием сердца я понял, что он показывает прямо на меня!

Два других беса тоже молча уставились за стекло, чуть не прижимаясь к нему лбами.

Через несколько секунд первый из них, утеряв удивлённое выражение лица, погрозил мне пальцем и отвернулся. К сожалению, я до сих пор не научился отличать их друг от друга (для меня выделялись только те их них, которые носили с собой ножи). Это оказался клерк.

Два других беса ещё немного постояли и отошли. Но, отвернувшись от окна, они испугались ещё больше – куда-то сбежал их пленник! Один из них мимолётом злобно посмотрел на окно, и они выбежали в коридор вслед за беглецом.

Вскоре они вернулись, неся его уже обвислое тело на плечах. Из шеи его торчал нож, и струйка крови стелилась за ними по полу.

Я чуть не зарыдал. Хотя... Куда этот человек рассчитывал сбежать? К Дьяволу на квартиру?

Бесы запихали тело человека в шкаф и уже собирались уйти, но клерк остановил их.

Вынув из-под чёрного куба ещё не оплавленную и сыроватую, на сколько я мог судить на таком расстоянии, глиняную табличку, он что-то наскребал на ней острым когтем и передал одному из ожидающих.

Они ушли.

Клерк поднялся, достал из-под куба тряпку и вытер с пола кровь.

Как жаль, что мне не удалось спасти того человека! Если бы окна были чуть потоньше, то пуля разбила бы одно из них, и он вполне мог бы прибежать ко мне.

Через несколько минут в храме оказалась большая процессия, во главе которой шло несколько бесов чуть больше обычного. С видом знатоков они подошли к стеклу, осмотрели его, поговорили, и медленно, статно направились назад, по-видимому решив, что никакой опасности для них это не представляет.

А это ведь было действительно так! Была очень маленькая вероятность, что я во второй раз попаду в то же самое место, что и в первый, и разобью наконец это стекло.

На меня бесы даже не посмотрели, чему я был несказанно рад.


Итак, пулями было ничего не добиться. Пока я был один, оставался только один вариант – добраться до замка по видимому ориентиру около него. А так как таких ориентиров пока что не существовало, я задумал сделать их сам.

Дядюшка должен вернуться послезавтра…

Что ж, сегодня я хорошенько займусь фермой, чтобы дядя не очень ругался, когда приедет, а завтра основную часть дня потрачу на то, чтобы попытаться самостоятельно достигнуть храма. Главное – не увязнуть там до прихода дяди... Ха, я уже рассуждаю так, как будто туда добрался!


Вот вы говорите, что в жизни никогда не понадобится математическое мышление? Как бы не так!

Изначальным моим планом, который начал сформировываться в моей голове ещё за несколько дней, было выложить путь практически до храма какими-то метками, не отходя от дома, а потом ориентироваться на них. Тогда я думал, что хорошо было бы прострелять путь до цели из какого-нибудь сильного ружья, чтобы на поле остались проплешины, по которым я и буду идти. Я уже чуть было не поехал покупать ружьё, но вовремя вспомнил про геометрию.

Ружьё я, правда, всё равно купил – я сомневаюсь, что с большим количеством бесов можно справиться как-то ещё, но это ружьё было небольшое.

И я решил поступить более умно, чем предполагал сначала.

Сначала я съездил к ближайшему лесу и нарубил там много еловых ветвей.

Вернувшись и запомнив, в каком направлении находится храм, я прошёл туда около десяти шагов и воткнул в землю первую палку.

Потом вернулся на то место, с которого видно храм. Они с палкой находились на одной линии со мной. Всё шло, как и надо!

Подойдя к первой стоящей палке, я начал отступать от неё так, чтобы она оставалась на одной линии со мной и дядюшкиным домом. Примерно через двадцать метров я поставил ещё одну палку.

Вернулся. Обе палки и храм находились на одной линии.

Таким образом я собирался выстроить путь до храма, не видя его и только периодически возвращаясь для примерной оценки оставшегося до храма расстояния.

Постепенно, примерно в десятое моё возвращение (а возвращался я теперь не после каждой палки, а палок через пять-шесть, и ставил их на более большом расстоянии друг от друга), я начал замечать, что линия из палок становится похожей на дугу. Несколько раз я ходил вдоль неё пытаясь выпрямить, но когда я находился посреди неё, ряд палок казался мне прямым.

Ещё один странный феномен, добавившийся к странной видимости храма. Может быть, здесь находится какое-то искривление пространства? Да я же не учёный, мне не этим надо заниматься. Мне надо срочно, во что бы то ни стало добраться до храма!

Когда я смотрел на ряд палок с крыши дома, до храма всё ещё оставалось так много расстояния, что я просто не мог понять, иду ли я по правильному, только изогнутому, пути или это искривление каким-то образом заносит меня в сторону.

Я плюнул на это дело и продолжил ставить палки, пока их не осталось совсем мало.

Я вернулся на крышу, чтобы посмотреть, сколько ещё осталось до храма, и обнаружил, что последняя палка стоит совсем близко к нему. Дуга пришла в цель! Это было странно, потому что, если мы построим через дом и самую близкую к нему палку прямую, то она тоже приведёт к храму...

Что за чертовщина?!

Я заглянул в храм через телескоп. Клерк сидел за столом и ухмылялся, пытаясь прикрыть лицо руками. Руки были сильно меньше его улыбки, и я всё-таки увидел её.

Это меня взбесило. Ну да, бес, как его творения не могут взбесить...

Быстрым шагом, чуть ли не бегом, я направился к храму. Вернее, к тому месту, где он должен быть, судя по тому, что я видел с крыши.

Подойдя к последней палке, я начал осторожно продвигаться вперёд. Когда я был на крыше, я видел, что палка находится всего лишь в нескольких метрах от храма, и сейчас, если он всё ещё остаётся невидимым, я сильно рискую наткнуться на него или на то, что загораживает его от меня.

Вот я отошёл уже на десять метров... На двадцать... Храма всё ещё нет.

Вдруг я заметил, что пока я шёл, палки выстроились в дугу. Странно. Раньше они были видны дугой только с крыши дядюшкиного дома.

Я попытался вернуться назад, к последней поставленной мною палке, чтобы дальше не отклоняться от прямой. Вернее, от дуги...

Но у меня не получилось – палка всё время удалялась от меня со скоростью, чуть большей, чем та, с которой я пытался к ней приблизиться.

Я сел.

Это было бесполезно.

Бесы загнали меня в ловушку.


Через несколько минут, когда я отдохнул и успокоился, мне пришла в голову ещё одна идея. Если у меня не получается приблизиться к одному концу дуги, то, может... другой конец находится ближе?

Так как ряд палок всё ещё был виден как дуга, я решил направиться не к последней палке, а прямо к дому.

Через несколько минут я уже сидел на крыше и подносил к глазам телескоп. На поле за мной остался след. И, представьте себе, этот след вёл напрямую к храму!

Но зрелище самого храма, как и то, что с ним происходило, поразило меня ещё больше.

Там, где след от меня подходил к храму, в нём виднелось отверстие в форме моего тела. Точно такое же отверстие виднелось около последней палки.

Около каждого из отверстий недвижимо стояло по четыре беса. Клерк сидел на своём месте, тоже не шевелясь.

Бесы смотрели куда-то в воздух. Это было странно...

Вдруг дыры в стенах начали зарастать по краям. В буквальном смысле зарастать! Через минуту от них уже и следа не было. Все бесы, кроме клерка, ушли. Нет... Как можно быстрее я соскочил с крыши, завёл машину и помчался в ближайший охотничье-рыболовный магазин.

Купил ружьё. Большоё ружьё.

Перестрелять их к чёрту.

Вернулся. Пока целился в клерка, заметил, что он встал и подошёл к окну. Да ты что, не можешь секунду на месте постоять?!

Клерк, всё ещё двигаясь, пристально посмотрел на меня и погрозил пальцем.

В моей голове раздалась ужасающая боль.


Мне повезло – дядюшка приехал в этот же день, раньше запланированного срока. Он очень беспокоился за то, как я ухаживаю за фермой (и не зря, причём), и решил в последний день отдыха побыть у себя дома, вместе со мной.

Он нашёл меня на крыше, с одним выколотым глазом. Тем самым глазом, которым я целился в беса.

Сейчас я лежу в больнице.

У меня осталось много вопросов. Например, почему именно храм? Почему не какой-нибудь офис, например? Хотя это, наверно, навеяно именем, которое я дал живущему в храме бесу.

Да, и ещё. Оказалось, что никакой стопки тетрадей с инструкцией по уходу за фермой дядюшка мне не оставлял. Похоже, бесы подсунули её мне, чтобы я как можно дольше просидел за ней, не ремонтируя крышу и не замечая храма.

Дядюшка говорит, что не видит с крыши своего дома никакого храма. Единственным для него доказательством того, что я не сошёл с ума, является мой глаз. Вернее, отсутствие моего глаза.

Но когда я выйду из больницы, я всё равно доберусь до храма и перебью это адское отродьё! Пусть я не уберегу второй глаз – но я приму все меры для его защиты! И совесть моя будет чиста.


Это же всё невозможно! – воскликните вы. А я вам отвечу: теперь не людям решать, что возможно, а что невозможно.


Текущий рейтинг: 57/100 (На основе 60 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать