Мракопедия не будет работать 29 июля и/или 5 августа. Читать продолжение в источнике...

У смерти твоё лицо

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Автор: Дмитрий Provodnik Песчанский Источник: http://peschansky.livejournal.com/3533.html

Каждый раз, когда я подхожу к остановке, там стоит мой автобус. И только я собираюсь в него сесть, он уезжает. Так случилось и в этот раз.

Я подхожу к дороге и вижу на другой стороне этот долбаный сарай. Двери открыты – он будто издевается надо мной! Я прибавляю темп. Автобус издал короткий «пшшш» и двери закрылись. Я побежал. Автобус сделал знакомый всем «крррг!» – так переключаются передачи в этих ходячих Ноевых ковчегах. Выругавшись, я побежал через дорогу. Автобус стронулся с места и медленно пополз. Я буквально взревел и прыгнул прямо к морде маршрутки. Завизжали покрышки, сарай повело в мою сторону. Я ещё успел на секунду встать, не понимая, что происходит, и тут радиаторная решётка врезалась мне прямо в лицо. Сильный удар, падение на асфальт… Я отрубился.

Яркий свет в лицо. Надо мной склонились люди в белом. Они о чём-то переговариваются, но о чём – мне понять трудно. Один из них берёт здоровенный резак и заносит надо мной.

– Нееееет!

Я вскочил с койки. Никаких врачей вокруг, вообще никого. Мне, видимо, приснилось… Я осмотрелся вокруг. Обычная больничная палата. Я здесь совершенно один. Рука в гипсе, нога просто забинтована. Голова побаливает. Я притронулся ко лбу и почувствовал, что на нём повязка. Чёрт побери, этот автобус меня сбил!

– Вот дерьмо, – прошептал я.

Интересно, за мной приехали родители? Жена? В кино я видел, что в таких случаях они сидят рядом и держат тебя за руку. Но это в кино… В палату их, наверное, просто не пустили. А почему я один здесь? Меня положили в вип-палату?

– Ха-ха, – посмеялся я над своей шуткой. Кто положит бедного студента в отдельную палату? Наверное, в больнице много мест… Хотя тоже мало походит на правду.

Тут я подскочил на месте, будто ошпаренный. Почки! Я резким движением поднял рубашку… Шрамов на спине нет, вся грудь перемотана, но это скорее от переломанных рёбер. Это хорошо, а то почку угнать могут в любой больничке, я это по телевизору видел, ага.

Я кряхтя слез с кровати. Нога, сука! Болит. Но ходить могу, прихрамывая. Рядом на тумбе лежала карта Дмитрия Рогожина. Это кто? А, это ж я. Наверное, у меня сотряс. Почему здесь никого нет?

– Доктор! – громко позвал я.

Никто не ответил. Ничего удивительного, всем пофиг на меня. Но я не собираюсь лежать в этой сраной палате как овощ. Тем более я писать хочу. Я вышел в коридор и проковылял к туалету. Судя по видам из окон и внутреннему интерьеру, я располагаюсь в главном и единственном во всём Воронеже здании БСМП. Ну, в принципе, правильно, куда ещё могли привезти сбитого человека.

Справив нужду, я вышел в коридор. По-прежнему никого. Я прошёл до конца, поочерёдно заглядывая в каждый дверной проём. Везде пусто. Они на корпоратив ушли, что ли? А, к чёрту! Заберу свои вещи и пойду отсюда. Я подошёл к лифту и нажал кнопку вызова. Нихрена. Лифт вырубился. Ё-маё, десятый этаж! Раньше я мог сбежать с этого расстояния влёт, однако сейчас у меня сломана нога, кажется. Хотя я на ней ходить могу, наверное потянул или типа того. Сути это не меняет – спуск вниз будет равносилен подъёму на Эверест. Но делать нечего. Нужно спускаться.

Я опёрся об периллу здоровой рукой и начал спускать вниз больную ногу. Так, вроде нормально. Теперь вторую. Перенесу её сразу на третью ступень. Я поднял здоровую ногу, и тут больная отозвалась тысячей болевых ощущений. Клайву Баркеру с его сенобитами такого и не снилось. Я вскрикнул, нога подвернулась и я шлёпнулся на очко, проехавшись таким образом до конца пролёта. Что ж, больно, зато эффективно. Кряхтя, я поднялся на ноги. Конечно, я могу преодолеть дальнейшее расстояние на заднице, но у меня всё ещё осталась гордость. Мало ли, врач какой увидит, как я тут катаюсь. Я поковылял к лестнице. Теперь-то у меня есть некий опыт, переносить вес на больную ногу я больше не буду. Лучше подогну её и, опираясь на периллу, попрыгаю вниз на здоровой. Сраные российские больнички, вечно у вас с сервисом задница! Нет, конечно, я сталкивался с различным дерьмом в медучреждениях, но чтобы так забить на пациента… Я мало когда удивляюсь, не удивился даже когда меня ПАЗик сбил, но сейчас я был глубоко поражён. Пофиг даже на меня, куда делись остальные пациенты? Тут же пусто! Целый корпус в коридор выселили? Если найду кого-нибудь на регистратуре, разнесу всё там нахрен.

Прыжки на одной ноге давали небольшой результат, и я начал выдыхаться. Хреновый метод я выбрал. Однако в моей ситуации выбирать особо не из чего и нужно продолжать путь так, как начал. Последняя ступень выскользнула из-под моей ноги… И тут я наткнулся на завал. Натуральный завал из всякого дерьма, вроде каталок, инвалидных кресел, там был даже стеллаж с лекарствами и разный мелкий мусор. Не уверен, что я здоровым мог бы преодолеть эту баррикаду, а теперь-то и подавно.

И в моей голове снова возник вопрос – какого хрена? В больнице никого нет, лестница завалена… Я невольно возвращался к мысли с почкой. Нет, серьёзно, походу меня привезли в заброшенную больничку, чтобы стащить почку, да видимо позабыли обо мне. А вид из окна довольно неясный, ночь ведь сейчас, да и сколько больниц в России с похожими окрестностями? Нужно сваливать отсюда, пока не вспомнили.

Мысли о возможности остаться без некоторых частей давали мне сил. Я развернулся в поисках другого выхода. Выход был один, и это была дверь с лестницы обратно в корпус. Что же, хотя бы на этаж я спустился. Возможно, тут есть ещё лестницы, обычно в больницах их по две-три на этаже. Я открыл дверь и вошёл в длинный коридор. Атмосфера запустения была сохранена и здесь. Я проковылял внутрь, пнул пакетик. Ртутная лампа надо мной замигала. Странно, если здание заброшено, то почему тут электричество есть? Хотя они, наверное, включили его, потому что без него мой ливер не угнать. Я заглянул в соседний кабинет. Там было пусто, бумаги были разбросаны по полу, а на светящейся стене, хрен знает, как она называется, висел снимок ноги. Меня одолело сомнение. Несомненно, это место заброшено, но такое ощущение, что совсем недавно. Из-за чего весь персонал мог покинуть больничку, вместе с больными? Очевидно, что при угрозе теракта или там землетрясения какого-нибудь. А меня, получается, забыли… Я зло сплюнул на пол. Вот сволочи, вечно так со мной. Ничего, когда выберусь из этого дерьма, засужу всех нахер! Если выберусь… Следов разрушения вокруг нет – значит, теракта не было и его либо не будет, либо он будет, но прямо сейчас.

– Вот говно! – вскрикнул я и рванул с места прямо, не разбирая дороги. Больная нога зацепилась за мирно стоящую в углу скамью и я упал, второй раз за этот день.

– Так, спокойно, спешка ничего не решит, – сквозь зубы успокоил себя я и попытался подняться. Не так легко это сделать с одной рукой, я вам скажу. Вообще у меня было непреодолимое желание не вставать, а продолжить путь ползком. Но вертикальное положение гарантировало мне хоть какую-то скорость, ползание же займёт всю мою жизнь. Я, кое-как опираясь на гипс, поднялся обратно на ноги. Мне ещё повезло, что я на ходу. Как же много дерьма в современном мире! Чёрные трасплантаторы, террористы, маршрутки – и все они хотят моей крови! С полным злости взглядом я продолжил своё нелёгкое восхождение на Голгофу. Лестница нашлась посередине коридора, как я и ожидал. Она была относительно чистой, вроде. Ну что же, начинаем упражнение.

Вновь уцепившись за перилку, как за спасательный круг, я начал прыжки на одной ноге, немного помогая себе больной. Но из-за большой изношенности она начала побаливать даже при несильном нажиме, и рассчитывать на неё особо не получалось. Тринадцать ступенек… раньше я бы пренебрёг количеством ступеней, но сейчас я буквально ощущал каждую. На половине пути я сдался. Это никуда не годится, подготовки у меня никакой, а весь день прыгать на одной ноге может только хороший эквилибрист. Я, не отцепляясь от спасительных перил, опустился на задницу. Делать нечего, так хоть и медленнее и позорнее, но так я хотя бы немного продвигаюсь. Я вытянул ногу вперёд и аккуратно соскользнул на нижнюю ступень. Так… Отлично, и самое главное, совсем не больно! Я продолжил сползать вниз, подобно студню. Чистотой ступени не отличались, но я был в больничной пижамке, так что мне было всё равно, в каком состоянии её отдавать. Остановившись на пролётке, я в очередной раз посмотрел в окно. Никаких признаков жизни снаружи. Был бы это теракт, здание бы оцепили. Я продолжал теряться в догадках. И самое главное – пейзаж снаружи был не что иное, как Юго-западный рынок, который и стоит рядом с БСМП. Только наша БСМП всегда работает и набита до отвалу, а сейчас тут пусто. Катаклизм? Эвакуировали весь город, остался один я… Ситуация нереальная, казалось бы.

Я сделал широкий вдох и сразу же схватился за рёбра. Не нужно забывать, в каком я сейчас положении и что времени на раздумья у меня нет. Я закряхтел и пополз дальше. Следующий этаж был чист от завалов, и я уже подумал, что спущусь по этой лестнице до самого конца, однако на пролёте от седьмого до шестого этажа меня встретила очередная баррикада. Зачем их кто-то вообще понагородил, мне непонятно. Я не мог перелезть через периллы, ибо между лестницами была неизменная сетка. Зачем нужны эти сетки? Я слышал одну историю на этот счёт. Одному мужику поставили смертельный диагноз. Рак мозга, кажется. Так вот, ночью он из-за безысходности положения прыгнул в этот пролёт между лестницами с девятого этажа. Нет, врачебной ошибки не было, он действительно был смертельно болен. Но, понятное дело, руководству такой расклад не понравился. И чтобы люди больше не кончали жизнь самоубийством в стенах медицинских учреждений, натянули такие сетки. Я снова принял вертикальное положение и поплёлся обратно в корпус. Если один раз прокатило, может и второй прокатит? Этот этаж был так же запущен, как и предыдущие. У меня начало создаваться впечатление, будто я хожу кругами. И ещё – ощущение нереальности происходящего… Кое-как я доковылял до следующей лестницы. Обычная деревянная дверь с матовыми стеклянными окошками. С той стороны бил свет. Я прислонился к двери и перевёл дух. Тяжко ходить на одной конечности… Я подергал ручку. Закрыто. Я выругался. Есть ли здесь ещё выходы, или я заперт на веки? Надеюсь, что нет. Я уже начал разворачиваться, как моё внимание привлекла тень, мелькнувшая в окошке двери. Неужели я здесь не один?!

– Эй! Эээй! – заорал я и забарабанил здоровой рукой по двери.

Тень повернулась. Точно, это человек! Силуэт дрогнул и приблизился к двери. Он встал вплотную в окну и я увидел его чёткие границы. Вроде, обычный человек, точнее его тень. Несмотря на то, что лампа на лестнице светила практически на него, он всё равно оставался чёрным как ночь. Наверное, это из-за стекла.

– Эй, чувак… или чувиха… неважно! Я тут застрял! Открой, если можешь! – закричал ему я.

Силуэт кивнул и отошёл в сторону. Послышался скрежет. Силуэт вернулся в поле зрения, он слегка пригнулся. Я обрадовался. Ну всё, я спасён! Этот парень или девушка вытащит меня отсюда… Мои радостные мысли прервал резкий удар по двери. Дерево скрипнуло, стекло хрустнуло. Я непонимающе посмотрел на тень.

– Эй, подожди, дай я отойду!

Но ему или ей было, похоже, всё равно. За этим ударом последовал удар ещё сильнее. Из окошка вылетел осколок, дверь покосилась. Я упал на пол. Дверь продолжила содрогаться под натиском ужасающих в своей остервенелости ударов. И тут я понял, что этот силуэт вовсе не пытается меня спасти. И что ничего хорошего встреча с ним мне не сулит. Я довольно резво вскочил на ноги. Больная ходуля тут же напомнила о себе, но страх был сильнее. Я в очень быстром темпе поковылял прочь, не разбирая дороги. За спиной я услышал, как разлетелось стекло. Парниша сейчас будет внутри, и уже я буду на месте этой несчастной двери.

Я завернул за угол и увидел открытую кабину лифта. Наверное, он застрял на этом этаже, но тогда времени на раздумья не было. Я резко влетел в лифт и начал отчаянно жать на все кнопки. Шаги в коридоре, тем временем, становились всё громче. Я продолжал нажимать на кнопки этажей, но лифт упорно не желал закрывать двери – такая система задержки на случай, если кто-нибудь кроме меня захочет прокатиться. Шаги стали совсем близкими и я увидел его. Он вырулил из-за угла, в руках у него был топор. Лампа над ним замигала и сразу же вырубилась, поэтому его лица я по-прежнему не видел, а видел лишь тёмный силуэт, как и на лестнице. Он, не издав не малейшего звука, направился ко мне. Тут лифт звякнул и створки наконец начали закрываться. Я забился в угол, надеясь, что хоть это меня спасёт. Он сделал замах и тут створки резко запахнулись. Я шумно выдохнул. По двери ударили, образовалась небольшая вмятина. Хах, бесполезно, теперь-то он меня не достанет… Я медленно спустился на пол. Кто это был? Один из трансплантаторов? Возможно. Увидел, что я сбежал, теперь гоняется за мной. Ладно, хер с ним, хер со всем, мне уже абсолютно всё равно, почему действующая больница пустует и куда делся весь персонал. Когда что-то угрожает твоей жизни, всё остальное отходит на задний план.

Интересно, куда едет лифт? Я нажимал кучу кнопок. Вероятней всего, он остановится на ближайшем этаже. Мне всё равно – главное, чтобы этот урод меня не достал. Лифт остановился на пятом этаже, двери начали открываться. Я не стану выходить – если уж есть работающий лифт, доеду на нём до первого этажа… Двери открылись наполовину, как вдруг остановились. Свет в кабине погас. Раздался глухой удар по потолку и лифт резко просел. Через открывшиеся створки я увидел половину пятого этажа и кирпичную стену. С мерзким скрежетом лифт начал опускаться, а по крыше опять стукнули. Запасной люк погнулся. Он наверху, твою мать! Наверное, перерубил трос! Времени мало, я резко впрыгнул в уменьшающееся отверстие. При обычных условиях я бы вылез отсюда за секунду, но не стоит забывать, что у меня одна нога и одна рука. Я приложился животом об угол стены, а лифт продолжил опускаться, грозя перерубить меня пополам. Я начал судорожно сучить ногами, пытаясь забраться в коридор целиком. Тут я услышал финальный стук, крышка люка упала на пол. Он внутри! Я зацепился за ковролин и начал всеми силами втягивать свою тушу внутрь. Меня схватили за больную ногу, я запаниковал и с силой лягнул похитителя наугад. Удар пришёлся прямо в цель, ногу отпустили, но она тут же взорвалась искрами нечеловеческой боли. Я резко подтянулся и весь оказался в коридоре. И вовремя, ибо лифт резко сорвался в шахту. Вместе с эти ублюдком.

– До свидания, мистер Говнюк, – свистящим шёпотом попрощался с ним я.

Нога просто ревела. Я подтянул её к животу и принялся баюкать, как неспокойного малыша. Прошло где-то минут пять, прежде чем боль заметно поутихла. Этого мне было достаточно. Кряхтя, я поднялся на ноги. Прокатиться на лифте не удастся. Придется вернуться к старой подруге лестнице. Я пошаркал по коридору в поисках выхода. Ничего нового я здесь не видел, такое же запустение, как и на предыдущих этажах. Надеюсь, у этого типа нет подельников… Иначе они придут за мной и отомстят за убитого собрата. Нужно сваливать отсюда максимально быстро.

Я увидел знакомую табличку с указанием выхода. Страх за собственную жизнь подгонял меня, даже боль в ноге чувствовалась меньше. Это место будто проклято. Я даже кожей ощущаю присутствующее здесь зло. Наверняка я не первый пациент. Тут полным-полно умерших душ… И я могу в скором времени присоединиться к ним.

Спуск по лестнице давался мне всё так же трудно, но теперь я скакал со ступеньки на ступеньку, словно горный козёл. Пофиг на ноющую ногу, я должен двигаться как можно быстрее! Я спустился ещё на пару этажей. Последующему завалу я уже даже не удивился. Это место будто придумано каким-то злобным гением, маньяком, который желает посмотреть, как я метаюсь из одного конца больницы в другой. Конечно, это не БСМП, я просто перепутал больницы, они все так похожи… Эти завалы наверняка сделали бандиты, чтобы мне не было так легко отсюда сбежать.

Я развернулся и пошёл обратно в корпус. Осталось три этажа, я уже близко… Поймал себя на мысли: а что я буду делать, если парадная дверь закрыта? Прыгну в окно, решётки можно открыть изнутри. Вроде бы. Главное, чтобы внизу меня никто не поджидал… Глупо было рассчитывать, что они не выставили караул. Ладно, может пронесёт… Как же охота курить! Я бросил, уже как месяц не курил, сейчас снова захотелось. Если бы у меня были сигареты, я бы легко нарушил свой запрет. Но вещей у меня с собой не было, и думаю, я их себе не верну. Хорошо, что сейчас не зима, иначе в лёгкой больничной пижаме я бы далеко отсюда не ушёл. Интересно, сколько мне придётся пройти, чтобы дойти до ближайшей дороги? И какой шанс, что по дороге меня не нагонят бандиты? Я повертел головой, отбрасывая дурные мысли. Сейчас главное – выбраться. Что буду делать потом – решу, исходя из ситуации.

Я вышел к следующему пролёту и тут увидел его. Лифт, похоже, остановился именно на этом этаже. Какое везение… Он протискивался между створками лифта, по-прежнему не издавая не звука. Наверное, он немой, ибо сохранять такую тишину при наличии голосовых связок невозможно. Я застыл на секунду. Он заметил меня и повернул голову. Все источники света рядом с ним не работали, и я всё ещё не видел его лица, только тёмный силуэт. И ещё я видел топор у него в руках. Он выбрался полностью и решительно направился ко мне. Ступор наконец отпустил, я понял, что нужно действовать. Резко дернулся к двери, ведущей на пролёт. Подёргал ручку. Закрыто, твою-то мать! Я затравленно огляделся. Единственный выход – окно. В детстве я занимался альпинизмом… Вот и пришло время применить навыки на практике.

Я подбежал к окну, дёрнул на себя. Открыто! Я выглянул наружу, повертел головой. Наудачу, сбоку была пожарная лестница. Если смогу до неё допрыгнуть – значит, я вытянул джек-пот. Размером в собственную жизнь. Напоследок я обернулся и поглядел на моего преследователя. Зрелище было завораживающим. Он медленно шёл вперёд по коридору, будто зная, что мне некуда деваться. А лампы над ним по очереди взрывались снопами искр, как только он приближался к ним. Будто тьма следовала за ним. Это был не просто бандит… он сын самого Сатаны, не меньше. Я оторвался от ужасающего зрелища и вылез в окно.

Свежий воздух подул мне в лицо, ветерок взъерошил волосы. Я опёрся о кондиционер, установленный под окном. Он предательски затрещал. Главное – допрыгнуть. Иначе мне крышка. Я сконцентрировался на лестнице, на секунду забыв о преследователе, о том, что меня сбили и похитили, обо всём… Звуки отошли на задний план, став тихим бэк-вокалом к основному фону – шелестящему ветру. Я вдохнул, как мог сделать это сломанными рёбрами, и прыгнул. Кондиционер громко скрипнул, как вскрикнул, и подломился. Я пролетел пару метров подобно птице и резко врезался в лестницу. Руки тут же судорожно вцепились в ржавые поручни. Я пошатнулся, но восстановил равновесие, и теперь уже крепко стоял на ногах. Послышался шорох, и в окно выглянул он. Силуэт, одетый в тьму. Он внимательно посмотрел на меня, а я на него. Наши взгляды встретились, так близко я на него смотрел только через стекло на лестнице. Я буквально почувствовал это зло, которое сочилось из него. Мы смотрели друг на друга, как заворожённые, и ни один из нас не мог оторваться: меня гипнотизировала непроглядная темнота вместо лица, его же гипнотизировала близость жертвы. Но достать он меня уже не мог и даже не пытался, а просто смотрел на меня. На секунду меня отпустило и я заплетающимся языком произнёс:

– Кто ты? Что тебе нужно от меня?

Он промолчал. Странно ожидать, что он заговорит со мной. Я оторвался от него и полез вниз. Он не ринулся обратно в корпус, дабы встретить меня снизу. Он продолжал смотреть на меня. Будто знал, что далеко я не уйду. Я спустился на землю и бросил прощальный взгляд на своего преследователя. Он по-прежнему сверлил меня взглядом. И тут в моей голове зазвучал голос. Даже не один – тысяча голосов говорили мне одновременно. Сопровождением к этим голосам стал настоящий взрыв боли в моей голове. Я схватился за виски, пытаясь унять мигрень. Голоса говорили:

– Ты убежал… на этот раз. Но помни: ты задолжал нам! Ты должен нам жизнь! И рано или поздно мы вернём то, что принадлежит нам! – говорили мужские, женские голоса, голоса стариков и детей, хриплые и звонкие, высокие и низкие. Это были голоса мертвецов. Боль наконец отпустила и я поднял голову на него. Он стоял там и смотрел на меня. Я скривился и показал ему средний палец.

– Пошёл ты! – с надрывом проорал я. – Я ни хрена тебе не должен! Ни хрена! Понял?!

И тут он медленно кивнул и немного подался вперёд. Свет уличных фонарей попал на его лицо и я наконец увидел его. Я могу ошибаться… но это было оно! Точно оно! У него было моё лицо. И оно улыбалось. Улыбкой мертвеца. Я, испуганный и поражённый, развернулся и побежал. Впереди я видел дорогу, озарённую ярким светом. А ведь рядом с реальным БСПМ действительно есть трасса, ведущая на Курск! Я побежал к этому свету, который был такой же яркий и непроглядный, как и та темнота. Свет постепенно начал обволакивать меня, я уже не видел ничего. Начали слышаться приглушённые голоса, и чем дальше я шёл, тем чётче они становились. Я перестал ощущать положение тела в пространстве, боль тоже ушла, осязания больше не было. На секунду я перестал чувствовать что-либо. Наступило блаженство… И тут чувства резко навалились на меня все разом. И боль в их числе. Я вскрикнул и подался вперёд. Белая пелена отступила. Я увидел, что я в больнице. Опять? Нет, на этот раз рядом со мной сидели врач и медсестра.

– Тихо, тихо, - успокаивающе прошептал врач, – спокойно.

Я затравленно завертел головой… Обычная больничная палата. Всё нормально.

– Что… что происходит? – шумно выдохнул я. – Где я?

– Вы в больнице, спокойно, – доктор поправил очки, – поздравляю, вы вышли из комы! Вы чувствуете сонливость? Усталость? Заторможенность?

Я вернулся в положение лёжа.

– Да. Всё это я чувствую. Сколько я провалялся здесь? – спросил я.

– Целые сутки. Бы были в тяжёлом положении. Такая махина вас снесла, – посочувствовал доктор, – но не волнуйтесь, позвоночник не повреждён. Ходить сможете. Ноги у вас вообще сильно не пострадали.

Я поднял голову и посмотрел на ноги. На одной была точно такая же повязка, как и в моём коматозном сне.

– Весь удар пришёлся на руки. Вы же выставили руки вперёд, как я понимаю. Ну и голова пострадала. Рёбра сломаны. Есть некоторые внутренние повреждения. Вначале у вас было просто ужасающее состояние, вы уходили от нас с чудовищной быстротой, – поведал мне врач, – но в какую-то секунду ваше состояние вдруг стабилизировалось и начало улучшаться. Будто вы, хм, ускользнули от смерти.

- Думаю, так и было… – пробормотал я. – Я видел сон. Странный сон.

– Это нормально, в коме часто видят всякие кошмары. Мозг испытывает кислородное голодание и подаёт вам всякие страшные сигналы, – пояснил доктор. – Ну ладно. Я вас оставлю. Если вам что-нибудь понадобится, зовите сестру. Ваши родные придут в пять часов. Вроде, всё.

Доктор ушёл вместе с медсестрой. Я остался один. Я лежал и размышлял: действительно ли мой сон связан с тем, что я чуть не умер? Или это просто случайность? Взгляд мой гулял и я уставился на дверь. Обычная дверь, с маленьким матовым окошком. Прямо как в моём сне… И тут в окошке появился тёмный силуэт. Он указал на меня пальцем и провёл им по горлу. Но вдруг он покачнулся, как будто неведомая сила потащила его назад, и исчез. Я хотел было закричать, но вырвался только сиплый писк. Я почувствовал слабость и провалился в сон.


Текущий рейтинг: 71/100 (На основе 45 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать