Те, кто отвечает на вопросы

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Те, кто отвечают на вопросы»)
Перейти к: навигация, поиск

Кафе притаилось за изгибом шоссе, поодаль от дороги. Без названия – только неброская вывеска над входом: «Кафе – бильярд». Да и сам домик в глаза не бросался, пройдешь поворот на скорости – не заметишь. Посетители заходили сюда нечасто, еще реже они задерживались: в меню не значилось практически ничего, кроме булочек, чипсов, в лучшем случае – пельменей. Правда, небольшой бар предлагал довольно широкий ассортимент спиртных напитков, но водителям, спешащим пообедать и вернуться за руль, было не до бара.

Однако дефицит клиентуры не расстраивал владельцев кафе и был даже им на руку – деньги здесь делали совсем по-другому.

Если кому-то срочно требовались крупные неприятности, «Кафе – бильярд» было самым подходящим местом, чтобы начать поиски.

Улыбчивый смуглый бармен Джамиль, которому, казалось, заняться просто нечем, в действительности пристально наблюдал за гостями. Если гость приезжал на дорогой иномарке и выглядел хорошо обеспеченным, Джамиль ненадолго отлучался с рабочего места в бильярдную, где вместе с парой-тройкой равнодушных с виду игроков решал: да или нет. Если «да», Джамиль возвращался и, выждав пять-десять минут, подавал гостю кофе или сок «за счет заведения».

К моменту, когда гостя под более или менее безобидным предлогом приглашали в бильярдную или в «кабинет управляющего», тот уже находился под действием наркотика правды с сильным побочным эффектом, и оставалось лишь подробно его расспросить: где и с кем живет, какие ценности и сколько денег хранит дома, точный адрес.

После того, как жертва выдавала полную информацию о себе, ей позволяли уехать, а следом отправлялась машина с кем-нибудь из игроков в бильярд, куда для компании подсаживался бритоголовый качок Ильдар. Машина пристраивалась у жертвы в хвосте; через некоторое время действие принятого жертвой наркотика входило в завершающую фазу, и водитель останавливался на обочине – если успевал сориентироваться до наступления обморока. Бывало, что поездки заканчивались авариями; в таких случаях «машина сопровождения» проезжала мимо, и ее пассажиры знали – у них в запасе достаточно времени.

Подобные «операции» проводились редко, но тщательный подбор «объектов», целиком лежащий на Джамиле, в полной мере компенсировал периоды простоя. Сами «объекты» - те, кому посчастливилось не разбиться через пару километров – впоследствии не могли вспомнить, что заезжали в кафе: наркотик вызывал потерю памяти.

Так что деятельность хозяев «Кафе – бильярд» до сих пор не привлекала ровно ничьего внимания. А уж ДТП на этом отрезке шоссе частенько случались и без их участия.

В последний день августа погода словно обиделась на людей. Мощные порывы ветра вздымали над шоссе клубы пыли, резко ухудшая видимость; свинцовые тучи порой сбрасывали на землю первые капли дождя, но дождь пока не начинался. К ночи синоптики обещали ливень и усиление ветра до урагана.

Михаил Черняк потянулся за пультом и убавил громкость телевизора.

- Как насчет того, чтобы сегодня закрыться? – спросил он приятелей. – А, Юрец, че думаешь? Сходим в баню, девок возьмём…

Юрец – Юра Малахов – был самым молодым в банде. Он и появился в ней совсем недавно – по рекомендации знакомого криминального авторитета, которому «Кафе – бильярд» отстегивало часть выручки в виде налога. До этого Малахов работал охранником в городском казино, где упомянутый авторитет каждый вечер развлекался с подругами. В последнюю смену Юрец зверски изувечил случайного прохожего, почему-то приняв его за киллера, после чего охраннику моментально отказали от места.

Послужной список Юрца внушал уважение: черный пояс по каратэ, воздушно-десантные войска, школа экстремального вождения и другие полезные навыки. Его склонность к немотивированной жестокости в «Кафе – бильярд» никого не беспокоила, и только Черняк искренне огорчался, что новичок никак не научится нормально играть в «американку» – шары по всему залу разлетаются.

- А я бы вот еще подождал, - возразил Малахов, закуривая сигарету. – Глядишь, лошок какой подтянется, а мы – в бане с девками…

- Ты смотри-ка, Есаул, молодому так и неймется лохов разводить, - хмыкнул Гаяр – тридцатилетний мужик с повадками блатного. Свою карьеру он начал в нижнетагильской ОПГ, где его за глаза прозвали «Гарем садиста»; из Нижнего Тагила перебрался в Москву, где и познакомился с Мишей Черняком.

Черняк всех уверял, что происходит из потомственных ставропольских казаков, за что и носил почетную кличку «Есаул».

- Ну и правильно, неймется – о деле помнит, значит, - добродушно сказал Черняк.

Он умел прикинуться добродушным, но вечно встопорщенные усы и глаза навыкате выдавали его бешеный характер. Именно Черняк обычно являлся инициатором «небольших розыгрышей» клиентов, после которых в местное отделение милиции поступали заявления о нанесении телесных повреждений и даже об изнасилованиях, совершенных в «Кафе – бильярд». Но у бандитов была надежная «крыша», и хода такие заявления не получали.

…На стоянку возле кафе въехал запыленный «Рено» цвета морской волны. Невысокий мужчина в сером пиджаке поколебался несколько секунд, разглядывая вывеску «Кафе – бильярд», затем нажал на кнопку центрального замка, спрятал ключ в карман и зашагал к двери. Качок Ильдар, привычно несший вахту в «дежурной» машине, окинул посетителя оценивающим взглядом. Судя по виду, от этого больших наваров ждать не приходится – уж больно невзрачный. Да еще и в пиджак вырядился – понятно, что ветер, но он же не пешком топает, в тачке катается. Чмо столичное.

Ильдар напряг зрение, пытаясь разглядеть номерные знаки «Рено», но на них лежал толстый слой грязи, словно авто выехало из какой-то трясины. Когда мужчина скрылся в кафе, из-под радиатора на асфальт закапало что-то темное, дымящееся.

- …а я говорю – ставропольские чехов скоро вообще повышибают, - в бильярдной завязалась дискуссия о боевых качествах казаков и чеченских бандитов. Сторону казачества отстаивал, естественно, Черняк-Есаул. – Это им еще власти развернуться не дают, а то бы уже всех чурок обратно в горы отправили – овец пасти.

- Ну да, - глубокомысленно кивнул Гаяр. – Ты об этом Мамеду расскажи – пусть посмеется.

Мамед был тем самым авторитетом, который брал дань с «Кафе – бильярд», чеченцем по национальности.

- А и расскажу, - завелся Черняк. – Задолбал, «крыша» черножопая, как будто мы без него не проживем.

- Тогда и в районной прокуратуре сам разбирайся по поводу своих подвигов. Кстати, за отстрел бездомных собак тебе статью отдельно пришьют…

- Иди ты в… знаешь куда! Правильный нашелся! «Гарем садиста», на хрен.

- Да и бойцов у Мамеда поболе нашего будет, - не обиделся Гаяр. – Мне что-то не хочется, чтобы нам тут на ночь глядя мочилово устроили.

- Ничего, мы против них Юрца выставим – еще посмотрим, кто кого.

Юрец угрюмо молчал, глядя в окно. При всей своей отмороженности катить на Мамеда он бы не решился.

В бильярдную зашел улыбающийся, как обычно, Джамиль.

- Мужики, кажись, у нас тут кандидат, - сообщил он.

- Да? – Есаул поднялся с места и выглянул в зал. – Который из них? – по случаю непогоды число посетителей кафе в разы превысило норму.

- Ну, тот, за дальним столом…

- Тьфу, блин, - отмахнулся Есаул, приглядевшись. – Это… который в пиджаке? И кто он, по-твоему? Тайный олигарх?

- Да нет, видок у него, правда, несолидный, но, мужики – он сейчас за кофе расплачивался, так у него лопатник баблом набит, только что не лопается. Слушайте, давайте хоть бабки с него снимем?

- Базара нет.

Когда посетитель отказался от чашечки кофе «за счет фирмы», Джамиль сначала подумал, что ослышался. Он повторил предложение, но Серый Пиджак лишь покачал головой. Тогда Джамиль прихватил для виду пару бутылок пива из холодильника и отправился с ними в бильярдную. Серый Пиджак проводил его безразличным взглядом и, достав из кармана пачку сигарет, положил ее перед собой на стол.

- Не хочет – значит, не судьба, - резюмировал Гаяр. – Ты же его силком своей отравой поить не будешь, правильно?

- Народ расходится, - сообщил Юрец. – А этот сидит, как приклеенный. Закроем лавочку и прессанём его, сам всё отдаст. И пусть жалуется – мы его тут вообще не видели.

- Пацан дело толчёт, - согласился Есаул. – Только надо по-тихому. Ты, Джамиль, давай его на второй этаж, там и разберёмся, что к чему. Но сначала пузырь заряди.

- Алло, с вами хотят поговорить, - обратился Джамиль к Серому Пиджаку.

Тот поднял глаза на бармена.

- Кто?

- Дед Пихто, блин! Пошли, провожу!

- А… о чем разговор?

- Ты, блин, не спрашивай. Серьезные люди говорить будут.

- А если я ухожу? – Серый Пиджак покосился на дверь, но ее уже запирал изнутри, выпустив уходящих, бритый культурист. Задвинув щеколду, он прислонился к двери и скрестил руки на груди, сверля оставшегося клиента тяжелым взглядом. Пути к отступлению были отрезаны.

- А уходить пока не надо, - сказал бармен. – Уйдешь, когда можно будет.

Серый Пиджак медленно поднялся.

- Ладно, - кивнул он.

Пройдя следом за барменом через бильярдную, Пиджак поднялся по деревянной лестнице на второй этаж и попал в небольшую комнату с задернутыми на окне занавесками. Там его уже ждал Есаул. В бильярдной Гаяр и Юрец затушили сигареты и тоже двинулись наверх.

Ильдар оторвался от двери и прибавил громкости музыкальному центру.

- Да ты садись, гостем будешь, - акулья ухмылка Есаула выражала всё, что угодно, только не гостеприимство. – Коньячку дёрнешь за знакомство? А то базар долгий предстоит.

Серый Пиджак оглянулся: в комнате появились еще двое. Бармен незаметно удалился, чтобы не мешать «настоящим специалистам».

Гаяр с Юрцом оттеснили Пиджака к столу, и тому пришлось сесть спиной к стене, одинаково далеко и от выхода из комнаты, и от занавешенного окна. Пиджак вёл себя совершенно нейтрально, не выказывая ни малейших признаков беспокойства, и Гаяр вдруг подумал: «А если иностранец? Он же ни хрена не въезжает, что сейчас будет».

Однажды они здорово накололись с приезжим, оказавшимся советником американского посла. Мамед тогда сказал, чтобы это было в последний раз.

Булькая коньяком, Есаул наполовину наполнил стакан и небрежно придвинул его Пиджаку.

- Угощайся.

- Я за рулём, - напомнил тот.

- Не боись, гаишники тоже не звери. Сотку баксов сунешь – и дальше поехал. Бабки-то есть с собой?

Пиджак пожал плечами и взял стакан. Он выпил коньяк в несколько глотков, при этом лицо его не изменилось, словно в стакане была минералка без газа. Зато в лице изменился Юрец, который, будучи мастером спорта, пить умел не многим лучше, чем играть в бильярд.

- Ого! Ты, я смотрю, профи, - буркнул Есаул. – Ну чё, давай теперь, о себе рассказывай.

- Что рассказывать?

- Кто, откуда, чё здесь делаешь. А то приехал какой-то чужой мужик, зачем – неизвестно. Вдруг залётный какой? Или баб нам всех перепортишь. В общем, мы слушаем…

- …Джамиль, ты конину зарядил или чего?! – зашипел Гаяр на бармена, подбегая к стойке.

- Обижаешь, как в аптеке! А он что, еще не срубился?

- Ни фига! Ты с дозой ничего не напутал?

- Нормальная доза… - растерялся Джамиль. – Даже побольше, чем надо…

- Ну так подходи, полюбуйся! Сидит трезвый, и хрен из него чё вытянешь.

- Так он хоть что-нибудь о себе сказал? – бармен захлопал глазами.

- Угу. Сказал. Я, говорит, игровой ведущий. Типа, игры ведёт.

- Чисто «Поле чудес»? Ну, телеведущий, в смысле?

- А хер его разберёт. Ильдар пусть на шухере, а ты к нам давай.

Снаружи глухо завыл ветер, и в открытую форточку ворвался отзвук далекого громового раската.

- Вот у нас тут в прошлом году один «гастролер» был, по квартирам работал, - предавался зловещим воспоминаниям Гаяр. – А поначалу думали – нормальный мужик, интеллигентный такой с виду. Ну, мы ему руки-ноги пообломали… Ильдара нашего видел, охранника? Он, между прочим, чемпион по самбо.

- Я догадался, - кивнул Серый Пиджак, покатывая в ладонях стакан. Он по-прежнему нисколько не нервничал, что было весьма странно (это уже не говоря о том, что полчаса назад он влил в себя ударную дозу наркотика правды).

- Чё ты догадался, чё ты догадался?! – психанул Юрец. – Ты чё – самый догадливый? А ты не мусорской, случайно?

Гаяр толкнул горячего коллегу локтем.

- Слышь, мужик, - сказал он, дождавшись, когда Малахов расслабит напряженную мускулатуру. – Ты либо нарочно тупишь, либо ты просто придурок. Ну ты вот объясни, чтобы мы поняли: что значит «игры веду»? По телевизору, что ли? Вместе с Якубовичем или как?

- Или как. Без Якубовича, - ответил Серый Пиджак, глядя куда-то между Юрцом и Гаяром. С лестницы послышались шаги; дверь открылась, и вошел бармен.

- Ну что тут, говорят, коньяк у нас хреновый? – с порога включился он в «психологическую обработку». – Кто жалуется-то – этот, что ли?

- Я про коньяк ничего не говорил, - возразил Серый Пиджак. – На халяву и уксус сладкий.

«Не иностранец», подумал Гаяр.

- А то смотри, еще в санинспекцию телегу накатаешь, - Джамиль по-прежнему улыбался, но улыбка была жутковатая.

- Есть предложение, - неожиданно сказал Пиджак. – Я могу провести одну игру прямо сейчас.

Юрец вскочил со стула.

- Слушай сюда, ведущий… - начал было он.

За окном оглушительно громыхнуло. Казалось, молния ударила прямо в подоконник. Есаул, Гаяр, Юрец и Джамиль вздрогнули и непроизвольно обернулись к окну, успев заметить, как за шторами блеснула длинная фиолетовая вспышка. Когда они вновь взглянули на «гостя», тот всё также расслабленно сидел за столом, прислонившись к стене.

Только теперь в руке у него появился пистолет, а под распахнувшимся пиджаком виднелась расстегнутая кобура.

- Э-э-эт… эт-то чё у тебя щаз такое? – выговорил Есаул, не отводя взгляда от оружия.

Левой рукой Серый Пиджак перехватил запястье правой и нарисовал стволом полукруг в воздухе.

- Приглашение на игру, - объяснил он. – А коньяк у вас – настоящая отрава, - с усмешкой добавил он и взглянул на бармена. – Присаживайтесь.

- Русская рулетка, что ли? – процедил Гаяр. – Так в нее вроде с револьвером играют…

- Русская рулетка – развлечение для дегенератов. У нас же всё будет гораздо интереснее. Возможно, вам быстро расхочется играть, но одно могу обещать четко: скучно не будет никому. Сидеть! – предупредил он Юрца, который неосторожно подался вперед. Юрец замер.

- Итак, рассказываю правила. Сейчас я буду задавать вам вопросы. Всем, по кругу. Если чей-то ответ мне не понравится, игрок выбывает из игры, потому что будет застрелен. Ну, а победителем окажется тот, кто к концу нашей викторины останется в живых.

В комнате стало тихо – лишь дождь стучал по стене дома.

- Слушай, мужик, - мрачно сказал Есаул. – Не знаю, кто ты и что за бодягу затеял, но имей в виду – здесь тебе не шелупонь какая собралась. Пацаны реальные, в авторитете.

Серый Пиджак неодобрительно поджал тонкие губы.

- Господа, вы же все взрослые люди. Я думаю, на самом деле вы отлично понимаете, что время реальных пацанов только что закончилось. Теперь вы – всего лишь Те, Кто Отвечает На Вопросы.

Игра началась, и с этим ничего нельзя было поделать.

- На первый вопрос… - Серый Пиджак обвел «игроков» взглядом, - …на первый вопрос нам ответит господин бармен. Поприветствуем его АПЛОДИСМЕНТАМИ!!!

Никто не шелохнулся.

- Господа, - искусственно-задорные нотки в голосе Пиджака сменились на укоризненные. – Прошу вас соблюдать протокол. Вы же не хотите, чтобы наша игра закончилась, не начавшись?

Гаяр несколько раз вяло хлопнул в ладоши, его неохотно поддержал Есаул. Юрец сохранял полную неподвижность, только кривился от злости.

- Ну вот, уже лучше. Мой вопрос вам, господин бармен, слушайте внимательно. Как вы считаете: розовые прочерки на белом фоне – это удачное цветовое решение?

Джамиль поперхнулся.

- Не знаю… Я же, блядь, не дизайнер!

- Ответ неудовлетворительный. Будьте серьезнее.

- Ну… я бы сказал… неудачное… решение. Какая-то пижама получается, - шуточка застряла у Джамиля в горле: вдруг он осознал, что этот сумасшедший легко может прострелить ему голову.

За окном громыхнуло.

- Что же, со второго раза, но, тем не менее, засчитаем, - согласился Серый Пиджак. – Следующий участник… Юрий, если не ошибаюсь? Мой вопрос: как вы считаете, кто такие экстремальщики?

Юрец насупился.

- Отвечай, идиот, - пихнул его Гаяр.

- Не знаю, - проворчал Юрец.

- Да что же это такое, - удивился Пиджак. – Господа, вы пришли на игру и не готовы отвечать на самые простые вопросы? Юрий, так я жду! – Пистолет в его руке колыхнулся стволом к Малахову, тот нервно дёрнулся.

- Ну… экстремальщики – это такие, кому адреналина не хватает. Они, типа, с парашютом прыгают… на байках гоняют… ну, всякое такое… Достаточно? – он сглотнул, не глядя на «ведущего».

- Не особо содержательно, но суть отражена. Засчитываю на первый раз, но всё же соберитесь с мыслями, Юрий. Вы? – вектор ствола сместился, и Гаяр ощутил, как по телу пробежал мертвящий холодок.

- Гаяр…

- Хлопаем, господа, хлопаем… Спасибо. Гаяр, скажите нам: всегда ли расчетный тормозной путь соответствует реальному?

«Игроки» обменялись тревожными взглядами.

- Извиняюсь, я не понял… А, понял. Вы про машины… Нет, конечно, нет. Не всегда, - Гаяр невольно зажмурился и с усилием открыл глаза. – Это просто нереально. Зависит от погодных условий, от сцепления с дорогой, от…

- Благодарю вас, ответ принят. А теперь – Есаул, кажется?

Есаул угрюмо наклонил голову. Он наотрез отказывался верить в происходящее.

- Как вы полагаете: наивность – это абстрактное понятие? – Есаул раскрыл было рот, но Серый Пиджак еще не закончил. – Старайтесь не повышать голос и имейте в виду – если ваш приятель с первого этажа подумает, что он здесь нужен, ему придется к нам присоединиться. А, учитывая его явно невысокий умственный потенциал, играть он будет не слишком долго. Ну так как же, Есаул: наивность – это абстракция?

- Думаю… нет. Наивность… это отсутствие опыта и… склонность доверять, так, наверное.

- Блестяще! Вы меня поражаете, господин Есаул, я был о вас худшего мнения. Господа, ПОЗДРАВЛЯЮ: вы все удачно прошли первый этап игры!

Откликов на поздравление не последовало.

- Господа, вы абсолютно правы – радоваться пока рано. Никто из вас не выбыл – но ведь никто и не стал победителем. Поэтому – продолжаем! Господин бармен! Ученые утверждают, что истинные возможности человеческого организма могут раскрываться в чрезвычайных ситуациях – например, при возникновении смертельной опасности. По-вашему, это так?

- По-моему, так, - хмуро ответил Джамиль. Улыбка давно уже сошла с его смуглого лица. Сейчас он думал о том, что после окончания факультета иностранных языков в институте Патриса Лумумбы ему лучше было бы уехать на родину, в Турцию.

- Хо-хо! – бодро воскликнул Серый Пиджак. – Я вижу, вы настоящий знаток, но, может быть, вы не настоящий бармен? Юрий! Возможно ли, глядя в глаза человеку, с большой долей уверенности определить, обманывает он вас или говорит правду?

- Ну да… - промычал Юрец. За всю свою жизнь, даже в армии, ему не случалось находиться под дулом пистолета. – Некоторые умеют… Эфэсбэшников психологи этому учат…

- Соответствует истине. Гаяр! Вопрос у меня совсем простой, надо только проявить максимум честности: вам нравится участвовать в нашей игре?

Гаяр как мог быстро пересчитал в голове варианты ответов и возможную на них реакцию.

- Нет, - наконец, признался он.

- Откровенный ответ – правильный ответ! – провозгласил Пиджак. – Ваша очередь, Есаул. Что лучше: неустойчивое вертикальное положение или устойчивое горизонтальное?

Есаул уже понимал – деться ему некуда. Как и всем остальным. Они могли только сидеть и отвечать на бессмысленные вопросы. Лихорадочно обдумывая, кем может быть этот урод, Есаул так ничего и не придумал. Явно не мент, не бандит, не… вообще никто.

- Устойчивое… горизонтальное – лучше, - быстро ответил Есаул. Если судьба сейчас схлопотать пулю в башку – значит, судьба по-любому.

- Засчитано, - благосклонно кивнул Серый Пиджак. – Второй игровой этап завершен, господа! Но – не расслабляйтесь.

Никто и не пытался расслабиться. Напротив: напряжение в комнате возросло так, что даже в воздухе гудело, словно под потолком тянулись провода ЛЭП.

- Через несколько минут мы перейдем к этапу номер три, - сообщил Серый Пиджак. – Но перед этим подведем некоторые итоги. По вашим ответам мы можем нарисовать небольшую картинку окружающего мира, не так ли? Нам уже известно, что розовое на белом – это некрасиво, а водителю автомобиля может хватить тормозного пути, но может и не хватить. Впрочем, если водитель – не экстремальщик и не оголтелый байкер, он не будет гнать слишком уж быстро, особенно в ночное время, все согласны? Вы также утверждаете, что при наличии некоторых навыков можно понять, обманывает вас собеседник или нет, но люди без соответствующего опыта и в принципе НАИВНЫЕ на такую телепатию неспособны. При этом угроза для жизни могут спровоцировать организм на проявление необычных физических способностей. Теперь уделим немного времени, чтобы разобраться: а как насчет способностей умственных? Господин бармен, сколько будет девятнадцать умножить на триста шестьдесят пять плюс два?

Задача застала Джамиля врасплох. Рука его невольно потянулась к нагрудному карману.

- Нашими правилами запрещено использовать калькуляторы, - холодно улыбаясь, сказал Серый Пиджак.

- Тогда подождите… минутку… я сейчас, - Джамиль давно не тренировался умножать в уме трехзначные числа на двухзначные; впрочем, он сейчас пребывал в такой панике, что даже увидев написанный на бумаге результат, не смог бы прибавить к нему цифру два. – Я… сейчас, сейчас… - на его смуглом лице обильно проступил холодный пот. Это будет… тысяча, нет, две тысячи… девятьсот… и плюс два…

- Вы второй раз затрудняетесь с ответом и потому ВЫБЫВАЕТЕ ИЗ ИГРЫ! – металлически сообщил Серый Пиджак.

Выстрел слился с новым раскатом грома.

Пуля девятого калибра прошла череп Джамиля насквозь и застряла в стене, украсившейся брызгами крови. Турок откинулся назад и распростерся на полу. «Игроки» мгновенно окаменели.

Пиджак флегматично дунул в дымящийся ствол. Помещение наполнилось пороховой гарью.

- Прошу заметить, господа, - произнес он, указывая на белую шелкографию стены. – Красные прочерки на белом – это по-настоящему некрасиво.

- Твою мать… - вырвалось у Есаула. – Ты… ты хоть знаешь, кого ты сейчас завалил?

- По правилам, играющие только ОТВЕЧАЮТ на вопросы, но никак не задают их ведущему. Но, тем не менее, правильный ответ, который не смог дать выбывший игрок – шесть тысяч девятьсот тридцать семь. Юрий! Шесть тысяч девятьсот тридцать семь – это много или мало?

Юрец отвернулся от стола, борясь со спазмом в желудке, и его тут же вырвало на труп.

- Юрий!

- А… д-д-да… - Юрец вытер рот ладонью. – Это… это – смотря что… Я же не знаю, что это… Если в долларах, то… Ну, наверное, не очень много…

- А если не в долларах? – съехидничал «ведущий».

- Н-ну… тоже… не очень…

- ПРАВИЛЬНО! Юрий, участие в викторинах – ваше истинное призвание, и я вами горжусь! Гаяр! Я вижу, вы волнуетесь? Постарайтесь успокоиться. Вы – мусульманин?

- Я… а, да.

- Бытует мнение, что есть только один Бог, просто мусульмане и христиане называют его по-разному. Вы можете сейчас прочитать молитву, чтобы Бог уберёг вас от неверного ответа? Можете?

- Могу.

У вас есть тридцать секунд.

Серый Пиджак вытянул вперед левую руку, высвобождая из-под рукава циферблат часов.

- Время пошло, господин Гаяр. – Гаяр уже беззвучно шептал что-то, сцепив пальцы. Его фиолетовые от страха губы едва шевелились. Он молился и слышал, как бежит секундная стрелка на часах.

- Ваши полминуты истекли, - сказал Серый Пиджак. Его голос вскрыл гробовую тишину, словно нож патологоанатома – чью-то брюшную полость. – Итак, Гаяр, вы прочли молитву, которая должна защитить вас от ошибки?

Гаяр молча кивнул. Он ждал каверзного вопроса, но его не последовало. Вместо этого Серый Пиджак вдруг стремительно приподнялся, его кисть опустилась под немыслимым углом, и пуля ушла вниз почти вертикально.

Гаяр завыл, опрокидываясь на пол. Вой тут же оборвался – бандит нелепо задергался, судорожно ловя ртом воздух. Серая ткань джинсов ниже пряжки ремня быстро пропитывалась кровью.

Юрец зарыдал, вцепившись зубами себе в руку.

- Что ты творишь, мразь??? – прохрипел Есаул. – ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ???

- Маленькая штрафная санкция, - задумчиво объяснил Серый Пиджак. – Я спросил участника Гаяра: МОЖЕТ ли он прочесть такую молитву, чтобы не ошибиться? Он ответил, что может, но это уже само по себе было ошибкой. Впрочем, ошибка вполне простительная, игрок не снимается с викторины и… посадите-ка его обратно.

- Посадить его обратно?! Посадить? Обратно?!!! Ты ему яйца отстрелил, и как, по-твоему, он теперь будет сидеть???

- Вы забыли о скрытых возможностях организма. Если не хотите новых штрафов, игрок должен занять своё место.

Полностью оглушенный, Гаяр не слышал этих слов. Только сквозь клубящийся багровый туман он разглядел склонившихся над ним Юрца и Есаула.

- Гаяр, ты держись, брателла, - сказал Есаул. – Сейчас тебе будет еще больнее.

- Пожалуйста, быстрее, - поторопил их Серый Пиджак.

Через минуту Гаяр вновь сидел за столом. Лицо у него сделалось восковое, а глаза подернулись мутью болевого шока.

- Продолжаем нашу викторину, - невозмутимо сказал Пиджак. У него был такой вид, словно абсолютно ничего не случилось. – Господин Есаул… ха, смешно звучит, словно мы в казачьих войсках… мой следующий вопрос покажется вам сложным, однако постарайтесь ответить быстро, но вдумчиво. Господин Гаяр на собственном примере доказал, что либо никакого Бога нет, либо он как-то избирательно глух. Ведь он ничем не помог господину Гаяру, хотя тот очень и очень нуждался в помощи… - Гаяр покачнулся, едва не упав лицом на стол, но Есаул поддержал его. – И вот что я хочу спросить: если Бог не слышит, КТО еще может ответить на молитву?

- Ты… это ОН? – прошептал Есаул.

За шторами полыхнуло фиолетовое зарево. На миг лицо «ведущего» словно сдёрнулось, обнажив скрытую за ним застывшую ледяную маску. Потом зарево погасло, и Есаул быстро закрестился:

- Господи, помилуй… - бормотал он. – Господи, помилуй меня… именем сына твоего…

- А вдруг никакого Бога нет? – вкрадчиво предположил Серый Пиджак.

Есаул перестал бормотать и креститься. Юрец с остервенением грыз свою руку, давясь слезами – он не видел, как изменилось лицо «ведущего» при вспышке молнии. И только Гаяр до сих пор не издал ни звука, но он был практически в отключке.

- Господа, очень скоро мы вернемся в студию! – объявил Серый Пиджак. – На данный момент в команде игроков осталось всего трое участников, но, не сомневайтесь – к финишу придет только один из них! А сейчас – рекламная пауза. Я покажу вам только короткий, но восхитительный ролик. Шедевр видеорекламы.

Он помолчал несколько секунд, а когда снова заговорил, с первым словом над столом возникло трехмерное изображение.

- Поздняя ночь, очень темно, и звезд на небе не видно. По шоссе едет машина, в машине – двое мужчин и одна девушка. Девушка очень неудобно лежит на заднем сидении, впрочем, она в глубоком обмороке и ничего не чувствует.

Но до того, как эта ночь наступила, девушка успела почувствовать много всего. Несколько часов подряд она стояла на коленях, прикованная наручниками к спинке кровати. Оцените эти великолепные наручники, господа – вы видите их? Прекрасная сталь, узкие браслеты, плотно охватывающие самые тонкие запястья. Жертва дергается, но – наручники, господа! – НАДЕЖНО ее держат. Она лишь сдирает себе кожу, оставляя кровящие ссадины. У жертвы нежная белая кожа – крупным планом, прошу вас! Не правда ли, эти наручники стоят того, чтобы приобрести их?

Но, хотя девушка не может убежать, она слишком громко кричит, и это раздражает тех, кто заковал ее в наручники. Они бьют ее, а она плачет и зовёт кого-то по имени… она, НАИВНАЯ, думает, что её спасут. Вскоре она теряет сознание, и тогда – счастливые обладатели наручников! – по очереди занимаются с ней сексом. Нет, они не насилуют ее – она ведь не сопротивляется, значит, она и не против! Вот на что способны эти чудесные наручники, господа!

Однако вернемся на шоссе. Машина тормозит, двое мужчин вытаскивают девушку из салона и кладут ее на полосе безопасности. Там они ее и оставляют, а сами садятся обратно; машина разворачивается и едет по шоссе в обратном направлении. Начинается дождь, и пора включить дворники!

Мы снова видим девушку, господа. Капли дождя падают на ее лицо, она открывает глаза и тут же вспоминает всё, что случилось с ней после наручников. Она поднимается и идёт в темноту. Она с трудом держится на ногах, ей хочется упасть и лежать неподвижно, но она боится, что ее снова заберут, и надо уйти как можно дальше.

А между тем, господа, ей лучше бы остаться лежать. Девушка идёт в темноту и при этом слишком сильно забирает от обочины ко второму ряду проезжей части. Она помнит, что с ней было, хотя забыла, как ее зовут. Ей кажется, что когда-то давно ее называли «Лисочка». И сейчас она шепчет невнятную молитву:

- Боженька, я прошу тебя, пожалуйста, ты же добрый, сделай, чтобы Лисочке не было так больно… Лисочке очень больно, милый Боженька, сделай, чтобы всё прошло.

Слышите, господа, какой приятный у нее голосок? Лисочка еще совсем молоденькая, ей только позавчера исполнилось девятнадцать лет. До наручников она прожила всего шесть тысяч девятьсот тридцать пять дней и еще два дня. Но дождь всё сильнее, и за его шумом Бог не понимает, что от него хочет какая-то Лисочка. У него есть отличное обезболивающее для таких случаев – сзади по асфальту вытягиваются две полосы света, визжат шины, но водителю не хватает тормозного пути!

Тормозной путь, господа – и боль прошла!

- Мы снова в студии! Но наше эфирное время ограничено, поэтому я сразу же перехожу к вопросам. Гаяр! Почему той ночью, вернувшись сюда, в кафе, вы закопали наручники за гаражом? Вы что их – стесняетесь?

- ...ублюдок… - просипел Гаяр.

- Неверный ответ, - вздохнул Серый Пиджак и выстрелил.

Гаяр мешком повалился на пол с пробитым горлом. Ему еще предстояло умереть, но не сразу.

- Еще один выбывший, - констатировал Серый Пиджак. – Господа, - благосклонно кивнул он Юрцу и Есаулу, - будем искать победителя среди вас двоих. Юрий, вы – первый. Так как же звали Лисочку?

- Люда… - простонал Юрец. – Людмила, Лисочка – это прозвище, школьное.

- Юрий, да вы знаете всё на свете! Есаул, готовы?

Есаул опустил глаза. Он боялся, что за окном вновь сверкнет молния, и он опять увидит ледяную маску за сдёрнутым лицом.

- Есаул! ЧТО приходит из ниоткуда и уходит в никуда? Разрешаю не торопиться, а поразмыслить хорошенько. Что? Приходит? Из ниоткуда? И уходит? В никуда?

Есаул ожесточенно замотал головой.

- Можешь меня пристрелить, - выкрикнул он. – Но… но если Бога нет, то и тебя быть не должно!!!

Серый Пиджак презрительно сощурился.

- Не поздновато ли нам рассуждать о Боге? – спросил он. – Не надо ли было сделать это раньше? В любом случае – ответ не засчитан, и вы, Есаул, ВЫБЫВАЕТЕ ИЗ ИГРЫ.

Есаул успел схватиться рукой за лоб, удивляясь, почему вдруг стало так трудно двигаться. Он зажимал ладонью дыру спереди, а через раздробленную заднюю стенку черепа вываливался его мозг.

- А меня ты принял за Дьявола? – спросил Серый Пиджак, глядя в стекленеющие глаза Есаула. – Нет. Я его даже никогда не видел. Я – всего лишь Возмездие. Вот правильный ответ. Это Я пришел из ниоткуда и уйду в никуда. И никто не узнает, что я приходил.

Я всегда прихожу. И я всегда прихожу ВОВРЕМЯ, даже если все думают, что я безнадежно опоздал.

Гроза прекратилась. Последние капли дождя отстучали по стеклу, и тишину нарушали теперь только всхлипывания Юрца.

- А что ты, собственно, куксишься? – обратился к нему Серый Пиджак. – Радуйся. Ты выиграл.

Юрец поднял глаза. Он видел перед собой человека в сером пиджаке, но у него было чувство, словно на втором этаже он находится один, не считая троих мертвецов. Точнее, двоих – Гаяр умирал, но пока не умер.

- Что, Лисочка вспомнилась? – понимающе спросил Серый Пиджак. – Она хорошая была девочка, правда? И никакая не экстремальщица, с парашютом не прыгала. Ей было страшно ехать с тобой, как ты это назвал – на вечеринку с друзьями. Но она тебе верила, а ты смотрел ей в глаза и повторял, что всё будет классно. И она согласилась. Даже не сказала родителям, куда собралась. Она тебя любила, Юрец. А ты ею просто расплатился. Да-да. Вступительный взнос за право участвовать в этом… ресторанном бизнесе.

- Я не хотел, - тоскливо ответил Юрец. – Я им говорил… она наивная такая, ее развести ничего не стоит… легкая жертва, давайте кого-нибудь другого…

- Ну да. А этот – Черняк, что ли? – тебе сказал – чем наивнее, тем лучше, абстрагируйся и тащи девку сюда.

- Я ничего не делал… Это они, Джамиль и Гаяр с Есаулом. Гаяр… он первым ее бить начал. Я ее только привез…

- Конечно. Ты ничего не делал. Ты только ее привез. Она звала тебя, а ты ей не помог. Но она до конца верила тебе. Поэтому ты – победитель игры. Забыл сказать – ты получаешь приз.

- Приз? – тупо переспросил Юрец.

- Приз, - кивнул Серый Пиджак, убирая пистолет в кобуру. – Ты переживешь своих приятелей. Надеюсь, жить тебе будет легко и приятно.

Он встал из-за стола, и, больше не глядя на Юрца, вышел из комнаты.

Качок Ильдар, доблестно карауливший на первом этаже, начал уже напрягаться. Что-то долго они там, наверху… Не случилось ли чего? Да еще гроза эта, чтоб её – того и гляди, посетители припрутся. Открывать он им, конечно, не будет, но лучше бы сейчас никому рядом с кафе не пастись. Ильдару начало мерещиться, что гром доносится прямо оттуда, со второго этажа.

Он уже собирался туда заглянуть, когда деревянная лестница заскрипела, и сверху спустился тот самый приезжий в сером пиджаке; остановился на последней ступеньке, и на палас упала длинная искаженная тень. Инстинктивно Ильдар преградил ему дорогу.

- Как жизнь?

Тот пожал плечами.

- Неплохо. Погода вроде налаживается, ага?

Ильдар хотел было ответить, но вдруг потерял голос. От Серого Пиджака его отделяло всего два шага, и в голове неожиданно возник вопрос: "КТО ЭТО?"

И где пацаны?

- Да, стихия разошлась по полной, - ровным голосом продолжал Серый Пиджак. – Как считаешь – дом выдержал?

- Так целый же, дом-то… - растерялся Ильдар, отступая от странного незнакомца.

- Вот и неправильный ответ, - сказал тот. – Дом сгорел, остались одни развалины.

- Где?... – Ильдар повернул голову, думая увидеть в окно, что и где развалилось, но увидел только, что стоянка перед кафе опустела – «Рено» цвета морской волны исчез.

Серый Пиджак застрелил Ильдара в упор, и, перешагнув через тело, направился к выходу.

…Пожарные машины озадаченно помаргивали синими маяками, но тушить было уже нечего – огонь погас сам собой. За два часа из-под обломков рухнувшего коттеджа вытащили четыре обугленных мертвых тела и одного искалеченного, но живого молодого парня. Врач «скорой помощи» сказал, что спасти-то его спасут, но лучше бы он погиб вместе с остальными, и пожарники поняли, что имеется в виду. Но бригады «скорой» не имеют права подвергать своих пациентов эвтаназии, и парня повезли в город, в больницу. Вместе с прибывшими спасателями пожарники пытались отыскать других людей – ведь неизвестно, сколько всего народу находилось в кафе, когда оно вдруг обрушилось в самый разгар грозы (шофер-дальнобойщик, проезжавший в тот момент мимо, уверял, что в крышу коттеджа ударила молния).

Никто не увидел, как среди дымящихся развалин возник колеблющийся в свете прожекторов силуэт – он двигался так легко и свободно, словно ему ничего не мешало. Лишь когда силуэт достиг границы оцепленного периметра, командир пожарников заметил мелькнувшее среди оранжевых комбинезонов серое пятно. Стянув с руки перчатку, он протер слезящиеся от дыма глаза, но видение исчезло, поглощенное ночной темнотой.

Командир подумал, что так души погибших покидают место своей смерти, но быстро отогнал эту мысль.


Автор: Олег Новгородов
Источник: proza.ru

См. также[править]

Другие истории этого автора:

Другие истории о странных вопросах и странных ответах:

А также ещё пара историй о неизбежной расплате за былые злодеяния и о том, что на каждую силу найдётся другая сила:


Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 85 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать