Тараканы

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Людям свойственен страх. Он разнообразен и красочен как и другие человеческие чувства. Некоторые боятся того, к чему другие относятся с умилением.

Одни лишь слегка вздрагивают при испуге, другим нужна помощь, чтобы выйти из состояния шока. И страхи сами по себе многочисленны.

И есть одна девушка, у которой тоже свой страх. Довольно тривиальный для ее пола страх перед тараканами. Разнообразными тараканами — крупными, рыжими или махонькими их отпрысками. Все перед ней равны, и все ее доводят до истерики одним лишь видом. Многие могут посчитать это глупостью, мол, бабы они все такие — боятся всего, что шевелится и имеет неприятный вид. И она также считала. Но страх не уменьшался, а только рос и своими цепкими корнями глубже врастал в сознание девушки. Но она была сильнее — тараканов можно бить, бить издалека, если хорошо прицелиться. И это спасало ее. До одного злополучного вечера…

Девушка, вернувшись из университета, шумно сбросила сумку с плеча — отягощенная тетрадками и чертежным скарбом, она невообразимо давила и чиркала по бедру при каждом шаге. Весна за окном ужа давала о себе знать — собачьи экскременты открыли купальный сезон в лужах и таились за каждым хлипким островком грязного снега. Воздух кружил голову упоением тепла, сладковатого запаха гниения и убойной порцией свежести. Солнце, как скромная дева укрывает нагое тело простынями, пряталось за обрывистые облачка на ослепительно-лазурном небе. И если бы не эта проклятущая торба, девушка с удовольствием нарезала бы пару километров по этому расцветающему раю. Но ее ждали чертежи, расчетные работы и занимательный томик иноземного автора. Первые две вещи не вызывали у нее энтузиазма, но вот книга — другое дело. Её славный автор создал мир, где ключевыми героями были гомункулы и големы. И каждая страница насыщала этими чудными созданиями жизнь нашей героини. Тем более, что вокруг отсыревшие и обшарпанные стены университетского общежития, где тени ее страхов облачались в физическую форму. Несмотря на наводимую ею чистоту, за стенкой то и дело по ночам слышались маты и глухие шлепки — тараканы приходили за едой или просто из вредности. По ее корпусу ходила легенда, что на первом этаже у мальчиков группа этих тварей, скооперировашись, унесли из-под полы половинку сникерса. Все хохотали над этой историей, а наша барышня под маской невозмутимости на лице вздрагивала и паниковала. И когда наступала темнота, она закрывала дверь на общую кухню, забиралась на кровать и ставила тапочки на тумбу — ей казалось, что утром спросонья она обязательно наступит на одного из этих монстров, который влез в тапок. Соседки смеялись над ее фобией, но она привыкла — брат в детстве часто совал здоровых усатых ублюдков ей в карманы, а порой и за шиворот и ржал, как ненормальный.

И в этот раз, пятничным вечером взяв чашку ароматного чая, она залезла под одеяло, спрятала тапочки и открыла книжку. Соседки ушли в клуб, а за стенкой еще не начали пить. Самое время для тишины. Но спустя полтора часа ей захотелось в туалет. Время было позднее, в секции никого, поэтому прошмыгнуть в туалет было жутковато — и там тени усатых жуков преследовали её. Но мочевой пузырь отказывался терпеть до утра и ей волей-неволей пришлось подчиниться. Войдя в затхлую комнатку, она сначала хорошенько стукнула дверью — из темноты доносились еле слышимые шорохи — сотни тараканов разбегались по своим углам. Затем она включила свет — тщедушная лампочка под потолком дарила посетителю слабый свет и дергающиеся тени, которые колыхались в такт покачивания источника света. Стянув с себя по очереди затертые шорты, а за ними и белье, она уселась на леденящий кожу стульчак. Она не смела опустить взгляд вниз — везде ей мерещились рыжеватые усы ей ненавистных насекомых. В голове была лишь одна мысль: «Быстрее. Давай быстрее! Ну же!» И едва она привстала, лампочка с треском лопнула от перепада напряжения. Паника охватила девушку — ей казалось, что тараканы потоком хлынули к ней и уже пара поднимается по ее ногам. Неестественно задергавшись и истошно вопя, она со спущенными шортами выскочила из туалета, схватила с полки освежитель воздуха и направила на тени позади себя поток жгучего нос запаха лаванды. Она не ошиблась — жуки и правда были вокруг унитаза — но парочка уже разбежалась, остальных трех она придавила тапками, выбегая прочь. Гнев затуманил разум девчонки — она вихрем залетела в комнату, схватила баллончик «Дихлофоса» и яростно начала сеять тараканью смерть по всем углам санузла, а затем и кухни. Спустя десять минут четко направленного геноцида, она, успокоившись, вернулась в кровать. Сон смежил веки также быстро, как и подохли десятки насекомых. Слаще сна она и вообразить не могла.

Она сквозь сон ощущала прикосновение к плечу. Очнувшись, но еще не слишком соображая, она повернулась. Слипшиеся глаза подсказывали ей, что это кто-то крупный — разум тут же выдал вариант, что это охранник с вахты. Только вот что он делал в ее комнате осталось под вопросом. Проморгавшись, она поняла, что ошиблась. Крупно ошиблась.

В ею любимых книгах - часто големов делали из составных частей — из камней или бревен. Иногда просто оживляли из воды или ветра. Но бывали и такие мастера, которые сшивали своих подручных монстров из тел умерших людей. Некроманты оживляли черной магией и подчиняли гниющие махины своей воле. Но это были сказки. По крайней мере, ей так казалось.

Она приподнялась из-под одеяла и тупо уставилась на фигуру — ей казалось, что она все еще спит. Перед ней стояла кропотливо сшитая куча маленьких и больших тараканьих тел. Тоненькие усики торчали во все стороны, как редкий мех на теле этого мутанта. Блестящие ржавого цвета панцири накладывались друг на друга, образуя своеобразную чешую с медным отливом. Особо черные насекомые свились в одно целое, образуя чудовищные шесть пар лап. Голова состояла из самых маленьких таракашек — «Из их потомства…» — догадалась девчонка. А вместо глаз в его голове были две впадины, откуда торчали всё те же подергивающиеся усишки живых собратьев. Ростом и комплекцией эта тварь не уступала Антонычу — охраннику с вахты. Но запах… запах был самым устрашающим в этой кошмарной композиции. Запахи тления и смерти шли рука об руку с невинным запахом лаванды. Безмолвный ужас холодными пальцами пробежался по спине девушки и обхватил горло. Тем временем, тараканий голем поднес свою скорченную лапу к ее лицу — она истошно завопила, но его лапа вонзилась в раскрытый рот жертвы. Второй и третьей лапой он припер ее к кровати. Ее глаза округлились, руки обхватили черную, лоснящуюся черным золотом конечность и бесполезно скользили по ней, стараясь ухватится и вытащить ее. Голем не шелохнулся, а по голове, вниз к туловищу с лапами устремились потоки насекомых. Они подобрались к самому лицу, когда девушку от ужаса начало тошнить. Рвота брызнула через нос и ее потоки ухватили первые ряды чернеющей волны нападающих и унеслись вниз. Но остальные, не останавливаясь, поползли по ее лицу, пролезая в уши, нос и рот. Она колотила ногами, дергалась, но голем стоял как вкопанный и держал ее. Через несколько мгновений она потеряла сознание, и голем подняв тело с кровати, бросил его на пол, где уже ожидал мерцающий океан тараканьих спин.

Когда рассвело, в комнату вернулись соседки и, к своему ужасу, обнаружили только скелет своей соседки, погребенный под огромной кучей тараканьих тел. Ее рот был все также широко распахнут, а к груди прижата книжка о големах. Текущий рейтинг: 60/100 (На основе 4 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать