Таинственные двойники

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

История из начала 90-х. Я тогда жила в азиатской республике, где постепенной начиналась война. В городе было очень неспокойно, после 6-ти вечера улицы вымирали. Вообще было сложно, спасало то, что у нас была большая и дружная компания, девять человек, помогали друг другу, поддерживали, тусовались, наконец.

Валентина, самая старшая из нашей компании, жила одна. И вот как-то раз она звонит мне, уже достаточно поздно, в десять вечера. И просит найти знакомого с машиной, он военный, и достаточно легко может передвигаться ночью по городу. И приехать к ней. И захватить, если возможно, кого-нибудь из наших ребят. Пытается говорить спокойно, но в голосе явно чувствуется паника. Я решила, что у неё в квартиру ломятся бандиты — такое тогда случалось сплошь и рядом. Очень быстро вызвонила знакомого, заехала за двумя нашими друзьями — Костей и Володей. В общем, минут через 40 мы были у Вальки.

Открывает она нам дверь — бледная, руки трясутся. Успокаивать пришлось долго, пока, наконец, она смогла рассказать, что произошло.

В общем, сидела Валентина на лоджии. Квартира на первом этаже, так что всё забрано толстой решёткой. Но окна по летнему времени — настежь. И слышит — под лоджией кто-то топчется и её зовёт. Выглядывает — а под окнами я стою. Темно, конечно, но из соседних окон свет падает, так что человека можно рассмотреть. И видно, что барышня точь в точь — я. Валентина в ауте — что, мол, я делаю ночью так далеко от дома, чего вдруг без звонка и чего не захожу в подъезд, а во дворе ошиваюсь. А я заходить не хочу, а, наоборот, зову Вальку во двор. Хочу ей что-то показать. Причём зову настойчиво. И что-то во всей ситуации Валентину настораживает. То ли девица под окнами говорит как-то странно, то ли с голосом у неё что-то не то. В общем, ничего конкретного, но Вальке становится как-то тревожно. И вместо того, чтобы кинуться ко мне во двор, Валентина продолжает задавать вопросы — чего вдруг я попёрлась на другой конец города, кто меня довёз (общ. транспорт тогда не ходил).

Тут барышня подходит поближе и становится на большой камень прямо под лоджией. Хватается рукой за решётку и заглядывает в окно. Валька смотрит на руку — а ногти у девицы длинные-длинные, кроваво-красные. И губы такие же. (Я никогда таким мейкапом не пользовалась). А глаза: «Как будто ты вот-вот свихнёшься» — откомментировала потом Валька. Но в тот момент её как будто ледяной водой окатили. Рванула с лоджии, захлопнула дверь. Проскочила кухню, которая выходит на лоджию, тоже дверь захлопнула. И в комнату, где тут же начала мне домой звонить. Когда на втором звонке я подняла трубку, Вальке совсем худо стало. И больше всего она боялась, что я приеду одна, не захватив наших друзей. И она не будет знать, кто там под дверью стоит. Но тут мы заявились втроём и начали Вальку успокаивать. Кстати, удивлены мы были чрезвычайно. Валька не пила, не курила, над мистическими историями посмеивалась, в истерии замечена не была.

Я бы всё это списала на стресс и напряжение (напоминаю, в городе назревала нешуточная заваруха), но история имела продолжение. После истории с моим двойником Валька не оставалась в квартире одна. То кто-то из нас у неё ночевал, то она у кого-нибудь оставалась. Как-то я у неё заночевала. Сидели, трепались, хохмили. Тут звонит телефон. Валька берёт трубку. «Привет!» — и, оборачиваясь ко мне — «это Костя».

А потом слышу следующий разговор: «Да, дома. Зачем? Зачем я должна выходить? И что там? Костя, зачем мне ночью выходить?» — и смотрит на меня испуганными глазами. Я выхватываю трубку и ору: «Костик, ты чего хрень порешь?» А в трубке сначала тишина, а потом голос, противный, явно не мужской «Д-у-ура». И отбой. Стоит ли говорить, что когда мы позвонили Косте, выяснилось, что он ни сном, ни духом.

Через пару недель Валентина уехала в Россию, к родственникам, в тихий провинциальный городок. Где и живёт сейчас достаточно благополучно. Так и не выяснили мы, кто или что пыталось её выманить тогда во двор. Текущий рейтинг: 83/100 (На основе 21 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать