Стрела мечты

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

...Пират подошел к холму и махнул рукой Грохотуну. Робот подъехал на планетоходе, развернулся и стал разгребать песок ковшом.

Пока он откапывал звездолет, мимоходом пытаясь прихлопнуть ковшом Баюна, капитан набрал на клавиатуре мини-компьютера название звездолёта — «Стрела мечты» и установил сектор поиска в двести лет.

Через несколько секунд, проверив архивные данные, на мониторе вспыхнула скупая информация:

«Научно-исследовательский звездолет класса П-57 назв. «Стрела мечты». Стартовал с Земли 25 апреля 3736 года. Экипаж 35 человек, из них 12 женщин. Маршрут: Проксиона-3. Предполагаемое время полета: 14 лет. Последнее сообщение получено 12 мая 3741 года. Дальнейшая судьба экипажа неизвестна. Из последней лазерограммы следует, что незадолго до исчезновения на борт был принят какой-то груз. Спецификация груза и его назначение неизвестны. Предполагается, что исчезовение корабля было каким-то образом связано с характером этого груза.»

Капитан Крокс внимательно прочитал это сообщение и подошел к Василисе, горестно замершей у холма. Пират некоторое время в нерешительности простоял рядом с ней и сказал:

— Я запросил архив. Об исчезновении «Стрелы мечты» известно немногое. Странно, что звездолет оказался так далеко от первоначального места назначения. В путевом листе говорится, что он должен был лететь на Проксиону-3, но это совсем в другой части Вселенной. Не происходило ли что-нибудь странное перед аварией? Как вас занесло так далеко в неосвоенный сектор Галактики?

Девушка чуть наморщила лоб, припоминая.

— Мне тогда было всего четыре года. Но папа — он был первым помощником капитана — рассказывал, что незадолго до аварии «Стрела мечты» встретилась в космосе с кораблем пришельцев. Затем на нашем звездолете стало происходить что-то странное: с людьми начались какие-то превращения или мутации. Папа заперся в одной из кают и не выпускал меня с мамой из нее, чтобы с нами не случилось того же, что с остальными.

— А что с ними происходило? — замирая, спросил Андрей.

— Не знаю, — вздохнула Василиса. — Но что-то ужасное. А когда произошла эта авария, корабль к тому времени стал почти неуправляем. Папа предполагал, что такое проихойдет, поэтому закрыл нас в том отсеке, который имел собственную катапульту. Перед ударом — а это было ночью — нас вдруг что-то подхватило и отбросило за несколько сотен метров от звездолета.

— Ты говорила о корабле пришельцев, с которым вы встретились. Что ты об этом помнишь?

— Нужно посмотреть журнал. Я давно хотела это сделать, но папа запрещал мне даже приближаться к этому месту и никогда не рассказывал ничего об аварии. По-моему, он что-то знал об этих ужасах и их причине, и мама тоже. Она иногда начинала говорить о них, но папа не разрешал рассказывать. Первое время мы жили на аварийных запасах продовольствия в каталульте, а потом отец стал стоить песчаную яхту, научился находить воду, искал в песке черепах и ящериц...

— А ты не бывала на звездолете после аварии? — спросил пират.

— Нет, ни разу. Его очень скоро занесло песком. Вы же видите, нанесло целую гору, мне одной никак не откопать. Еще я помню, что незадолго до аварии мы встретились в космосе еще с каким-то кораблём, мама говорила, что это был зведолет инопланетян.

— Пришельцы из неосвоенной Вселенной, равные нам по разуму. Если это правда, то чрезвычайно серьезно, — пробормотал Крокс. Он выгнал Грохотуна из планетохода и продолжил раскопки самостоятельно, с особой осторожностью, пока наконец ковш не лязгнул обо что-то, и под песком не блеснул стальной борт звездолета.

Услышав о пришельцах, Баюн, капитан, попугай и даже Грохотун стали выглядеть очень озабоченными. Андрей понимал их тревогу. До сих пор за все века, проведенные человечеством в космосе, было найдено всего несколько форм инопленетной жизни. Разумная жизнь была во Вселенной большой редкостью.

Если же порой находились миры, населенные гуманоидами, то они намного уступали людям в своем научно-техническом развитии и были далеки от путешествий в космос. Это были или смешные четырехрукие человечки с планеты копачей, или какие-то разумные дельфино-киты с Аквы, или другие столь же безобидные и не составлявшие конкуренции виды. Никто из ранее открытых инопланетян не имел развитой техники и никогда не выходил в космос. А сейчас по рассказу Василисы они столкнулись именно с таким случаем.

Чисто теоретически можно предположить, что во Вселенной, бесконечной в своем многообразии, есть и другие разумные виды жизни, некоторые из которых намного более развиты, чем человек, знают больше секретов, насчитывают несколько миллионов лет эволюции и при определенных условиях могут представлять серьезную опасность для человечества.

Если допустить, что «Стрела мечты» действительно столкнулась с такой формой жизни и встретилась с кораблем инопланетян, то для человечества началась пора новых волнений. Тем более, что, по словам Василисы, после этой встречи с экипажем звездолета стали происходить какие-то сложные мутации и изменения, унесшие жизни всех, кроме помощника, его жены и ребенка, которые закрылись в отсеке с катапультой и покинули корабль за несколько секунд до удара.

— Не надо, капитан! Не откапывайте звездолет! Мы не знаем, к чему это может привести! — просчитав все возможности, робот-нянька вскочил на планетоход и схватил капитана Крокса за плечо. — Эти инопланетяне могли подбросить какой-то вирус, вызывающий мутации. Возможно, этот вирус до сих пор там и мутации могут превратят нас в монстров!

— Я тоже подумал об этом, старик, — сказал капитан. — Но мы должны узнать о характере этой новой опасности. Если во Вселенной и в самом деле есть какая-то враждебная форма жизни, то именно вследствие этого исчезли многие звездолеты в последние годы. Как правило, эти случаи списываются на меня: мол, озверел пират, — но я-то знаю, что не виноват в исчезновении такого количества кораблей. И теперь я собираюсь выяснить все до конца.

— Что вы собираетесь делать? — спросил Андрей.

— Ничего особенного. Проберусь внутрь через люк и постараюсь найти журнал. Возможно, там есть записи о встрече с тем кораблем или даже видеокадры. Потом я осмотрю грузовой отсек. Известно, что незадолго до аварии «Стрела мечты» приняла на борт какой-то груз. Что это за груз? Я тоже должен это узнать!

— Но это смертельно опасно, капитан! — воскликнул Баюн. — Если вас одолеет инфекция, могут заразиться дети! Вдруг вы начнете мутировать?

— Ты забываешь, мой друг, что я киборг, а эта мутация, судя по всему, биологического свойства, — криво усмехнулся капитан. — То, что опасно человеку, не принесет вреда такой старой консервной банке, как я.

— Но опасность... — снова начал было робот-нянька, но капитан строго оборвал его.

— Поворачиваться к опасности спиной — не значит убежать от нее! Внутрь корабля пойду я один. Вы все останетесь здесь снаружи — я буду связываться с вами по передатчику. Возьму с собой биотесты. Если там есть инфекция, я останусь внутри корабля навсегда, а Грохотун засыпет «Стрелу надежды» песком.

— Но это же похоронит вас заживо! — испугалась Василиса.

— Почему бы и нет? — повысил голос капитан Крокс. — Я спрашиваю тебя, Грохотун, ты сделаешь то, что я прикажу?

— Сделаю, капитан, — пробасил рогатый робот. — Исполнять ваши приказания входит в мою программу, вне зависимости от их характера. Если вы прикажете, я засыплю вас песком или разнесу вам голову из бластера, как скажете.

— Спасибо, Грохотун, — с кривой усмешкой поблагодарил пират.

— Не за что. Можете на меня рассчитывать.

Василиса тоже хотела отправиться на корабль своего детства, но пират запретил ей:

— То, что можно киборгам, не всегда дозволено людям и наоборот.

Он приказал девушке отогнать песчаный парусник против ветра за черные камни, а Андрею с Баюном — укрыться в непроницаемой кабине планетохода. Снаружи остались только капитан попугай и Грохотун.

Рогатый робот разгреб лопатой начинавшийся в песке подход к шлюзовому люку, который был не только заперт, но и вмят от удара. Это не оставило сомнений, что никто из тех, кто был на корабле, не спасся.

Пират осмотрел снаружи борта «Стрелы мечты». Броня выдержала удар, и звездолет не раскололся, хотя и был порядком значительно покорежен.

— Он все еще герметичен, кэп, это совсем неплохо, — поделился своими соображениями попугай.

Пират вставил в сомкнутые створки ангарного шлюза пневморазъемник — прибор, который Грохотун почему-то упорно называл отбойным молотком, — и стал разжимать люк. Крокс был спокоен и сосредоточен.

— Отойдите, — велел он попугаю и Грохотуну. — Дальше будем общаться только по передатчику. Выполняйте все мои приказы. В случае моей гибели управление «Странником» переходит к Старому Шкиперу.

— Но почему не ко мне, кэп? — обиженно спросил рогатый робот.

— Потому что ты угробишь корабль. А теперь отойдите!

Крокс налег на ручки пневморазъемника, напрягся — автомат тысячекратно увеличил его усилие — и бронированные створки вогнутого шлюза поддались и раздвинулись на расстояние, достаточное для того, чтобы проникнуть внутрь, что капитан и сделал. Внутри шлюзовой камеры было темно, но пират не нуждался в дополнительном освещении, потому что заранее переключил свой искусственный зрительный датчик на инфракрасное зрение.

Он оказался внутри шлюзового ангара и немедленно задвинул за собой первую створку. Ему, прежде чем попасть в недра звездолета, нужно было пройти еще через два шлюзовых люка. Палуба звездолета накренилась, поэтому капитану приходилось пробираться вперед острожно, как по склону холма.

Пока ничего не вызывало его удивления: внутренность звездолета вполне соответствовала обычной типовой модели исследовательского корабля — очевидно, главные сюрпризы были еще впереди.

Вторая створка шлюза почти не пострадала и открылась сама без применения пневморазъемника. Пригнувшись, Крокс шагнул в низкий коридор, ведущий к резервной лестнице. Лифтовые шахты наверняка не работали, и пират решил это не проверять.

«Вначале в рубку — посмотрю журнал, а потом в грузовой отсек,» — подумал он. Капитан надорвал первый пакетик биотестов, но листок биологической активности, являвшейся своего рода благоприятной средой для развития болезненных микроорганизмов, остался белым. Это значило, что пока Крокс не столкнулся ни с какими необычными вирусами.

Пират хотел уже идти дальше, как вдруг сзади послышался какой-то звук. Выхватив одним движением бластер, пират резко обернулся. Ему показалось, что в пустом коридоре мелькнул крупный, тускло блеснувший силуэт.

— Стой, не бойся! — Крокс прыгнул следом за ним, но уткнулся в глухую бронированную стену.

Таинственная фигура исчезла. Киборг ощупал перегородку и убедился, что в ней нет никакого потайного хода.

— Наверное, померещилось. Или же это был призрак, а призраков я не боюсь, — пробормотал он и сунул бластер в кобуру.

В капитанской рубке словно пронесся смерч. Навигационный куб был выворочен и обуглен от взрыва, от бластерного выстрела или от пожара. Обшивка потрескалась, а от центрального лазеропередатчика практически ничего не осталось.

— Можно подумать, что все тут сперва переехали планетоходом, а потом дали починить Грохотуну, — пробормотал Крокс.

Он подошел к процессору корабельного журнала, давно, разумеется, компьютеризированного, и постарался соединиться с ним через свой терминал, чтобы считать его память. Но процессор «Стрелы» был поврежден настолько, что не смог даже самопротестироваться.

«Глупо было бы надеяться на быстрый результат. Придется вынимать черный ящик,» — подумал пират.

Черным ящиком, по аналогии с устройством, которое устанавливалось на самолетах в ХХ-XXI веках на заре космонавтики и записывало переговоры экипажа, показания приборов, назывался ударопрочный процессор-дублер, который встраивался в стену позади рубки. На этот процессор дополнительно копировались все файлы главного компьютера, разговоры экипажа и решения навигатора. Если основной журнал и был уничтожен, то в черном ящике должно было все сохраниться.

На размонитировку черного ящика и подбор пароля для входа у капитана Крокса ушло около часа. Несколько раз он связывался по передатчику с Баюном и Грохотуном и подробно сообщал им о происходящем. Более того, капитан записывал все, что видел и слышал, на небольшую, встроенную в грудную пластину видеокамеру и передавал видеоизображение непосредственно на планетоход. В случае если он не вернется, всё, что Крокс увидел внутри «Стрелы мечты», пригодится для дополнительного анализа и будет передано ученым для последующей обработки и анализа реальной опасности.

Хотя капитан и был пиратом, а следовательно всегда находился в оппозиции к власти, в основных своих устремлениях он всегда был вместе с человечеством и готов был пожертвовать ради него жизнью.

Отсоединив черный ящик, капитан опустил его на навигационный куб и довольно быстро с помощью считывающего устройства подобрал пароль. В своей пиратской профессии он привык находить коды корабельных сейфов, в которых хранились драгоценные металлы и сырье, и справиться с несложным паролем черного ящика для него оказалось совсем несложно. После этого он переписал резервную копию файлов корабельного журнала на свой компьютер и задал сектор поиска: за два дня до встречи с космическим кораблем пришельцев и за три дня до даты последнего принятого со «Стрелы мечты» сообщения.

На маленьком мониторе на запястье Крокса появилось видеоизображение: добродушное бородатое лицо капитана «Стрелы». Губы его шевелились, он что-то говорил. Киборг усилил звук.

«10 мая. Полет протекает без осложнений. Все узлы и системы корабля в норме. Все члены экипажа здоровы. Готовимся к плановому эксперименту — дальнему сканированию космоса в инфракрасном диапазоне. Установка приборов и выносных узлов происходит согласно графику.»

«11 мая. Завершен монтаж выносных узлов. Возникли проблемы с настройкой — разнесенность блоков слишком велика для фокусировки инфракрасного луча. Единственный выход — увеличить мощность посылаемого нами сигнала. Штурман утверждает, что с таким уровнем мощности нас можно будет засечь во всех уголках Вселенной. Мы теперь как космический маяк. Утром начинаем эксперимент.

Крокс настроил корабельный журнал на замедленное воспроизведение. Похоже, сейчас начнется самое интересное. Так и оказалось. Вспыхнувшее на экране лицо капитана-бородача было взволнованным, и голос его, обычно спокойный, звучал взволнованно.

12 мая. День начала эксперимента. Сразу после включения установки произошла авария генератора, что привело к мгновенному выбросу энергии, в десять раз превышающей запланированные показатели. Роботы быстро устранили источник аварии, и всех последствий для экипажа удалось избежать... Прерываюсь, меня вызывает штурман. Кажется, хочет сообщить что-то важное.

Случилось нечто невероятное! Кажется, мы на грани открытия вселенской важности! На центральном мониторе на расстоянии полутора миллионов километров от основного курса замечен неопознанный летающий объект треугольной формы, общей массой около 50 тонн. Сканирование позволяет с уверенностью утверждать, что объект имеет искусственное происхождение. Объект неподвижно висит в пространстве, на наши сигналы не отвечает. В каталогах земных кораблей нет подобной модели, конструкция объекта, с нашей точки зрения, противоречит законам физики. Возможно, мы столкнулись с проявлением инопланетного разума. Не буду пока давать лазерограмму на Землю во избежание преждевременных выводов. Мы отправляем на стыковку с неопознанным объектом рейдер с пятью членами экипажа.»

На мониторе появился укрупненный треугольный силуэт неизвестного корабля. Крокс сосредоточился на записанном видеоизображении приближения рейдера к неопознанному объекту.

Инопланетный корабль выглядел заброшенным. Пират не был уверен, из какого металла или не-металла изготовлены его борта, но они были значительно изъедены временем. Сколько пират ни смотрел видеозапись, ему так и не удалось обнаружить иллюминаторов или двигательного отсека. Строение звездолета неизвестной цивилизации было основано на совершенно иной конструкции жестких форм. Если с большого расстояния звездолет казался треугольным, то вблизи форма его изменилась, приняв очертания затейливого многоугольника, неровного и ребристого.

«Капитан, подходим к заданной цели. Пытаемся связаться. По внешним признакам звездолет заброшен, — раздался хрипловатый голос штурмана, искаженный нечеткой связью. — Спектральный анализ бортов позволяет установить, что материал, из которого изготовлен неизвестный корабль, напоминает один из титановых сплавов. Степень износа сплава очень высокая — возможно, возраст около двух миллионов лет. Сближаемся. Расстояние около двухсот километров, снижаем скорость. Видим что-то вроде ангара, но не уверены, сможем ли попасть внутрь. Учитывая возраст и то, что никто не откликается на наши сигналы, предполагаем, что корабль скорее всего погибший.»

— Два миллиона лет! Когда наши предки не вышли еще из пещер, они уже знали звездоплавание! — пробормотал Крокс.

Ему снова почудился какой-то звук за плечами, он оглянулся, но ничего не заметил. Должно быть, просто скрипнул ржавый механизм люка.

А на экране компьютера тем временем быстро сменялись кадры. Когда рейдер подошел совсем близко и завис неподвижно борт о борт с кораблем пришельцев, несколько астронавтов в тяжелых скафандрах выбрались из рейдера и с лазерным резаком зависли у наружного ангара звездолета. Но им не пришлось плавить его. Сработал какой-то датчик, и шлюзовой ангар раздвинулся, как будто открылась огромная пасть.

«Нас впустили. Мы проходим внутрь. Будем выходить на связь через каждые две-три минуты, — послышался голос штурмана. — Мы внутри. Все как будто спокойно. Вы слышите наш сигнал, или он экранируется бортами? Это нечто невероятное!»

Капитан Крокс следил за изображением на мониторе с любопытством. Внутренность звездолета инопланетян не имела ничего общего с кораблями землян. Он состоял из единого очень просторного отсека, напоминавшего соляную пещеру. Сверху свисали какие-то белые дрожащие наросты. Не было никаких следов приборов или приспособлений: ни машин, ни компьютеров, ни оружия. Вероятно, становление цивилизации пришельцев развивалось не по пути научно-технической эволюции, а в направлении биологических технологий.

«Никого не заметили. Корабль заброшен, вероятно, давно, — сообщал штурман. — Для его последующего изучения нужно будет вызвать специальную группу исследователей. Первое наблюдение — при прикосновении к одной из «соляных сосулек» — буду называть их так — весь корабль начинает вибрировать. Останков инопланетного экипажа не обнаружено, следов катастрофы тоже. Скорее всего звездолет был просто покинут. Запас кислорода в скафандрах иссякает — возращаемся на рейдер... А чтоб меня, разрази его гром!»

«Что случилось, немедленно отвечайте!»

«Я порезал руку. Ничего страшного, всего несколько капель крови, — бодро ответил штурман. — Я хотел потрогать один из наростов, и он меня обжег. Уже все в порядке — хорошо что скафандр не разгерметизировался.»

«Возьмите несколько образцов материи и немедленно возращайтесь. С вами в самом деле все в порядке?»

«Пустяковый ожог!»

По замелькавшему видеоизображению можно было понять, что рейдер вернулся на «Стрелу мечты», а потом на экране вновь возникло лицо бородатого капитана.

«12 мая (вечер). Отослали лазерограмму на Землю. Кажется, вторая половина лазерограммы, где сообщалось о нашей находке, не прошла из-за начавшейся электромагнитной бури. Буря будет продолжаться в течение двух дней, за это время мы надеемся продолжить исследование, чтобы не выходить на связь с Землей с пустыми руками. Завтра отошлем на инопланетный корабль другую экспедицию во главе с моим вторым помощником. Штурман в тяжелом состоянии, рука у него распухла. Доктор поставил диагноз сильного кислотного ожога.»

— Вот оно! — подумал капитан Крокс. — Начинается!

«13 мая. Вернулась вторая экспедиция с инопланетного корабля. Кажется, он меняет форму! На его поверхности отчетливо видны некоторые ноовобразования. Если вчера он имел форму треугольника, то сегодня его корпус сжимается, становясь похожим на квадрат. Это невероятно! Кажется, мы имеем дело с одним из биологических видов жизни. Сегодня один из членов команды высказал предположение, что весь инопланетный корабль — есть ни что иное, как разумный единый организм, находящийся в состоянии естественной спячки... Будем продолжать исследование.

14 мая. Штурман бредит, речь его то кажется бессвязной, то он вдруг начинает выкрикиваеть отдельные слова, которых не знает даже лингвистический робот. Возможно, мы имеем дело с направленной мутацией. Ожог на его руке, уже полностью зарубцевавшийся, покрывается зеленой чешуей. Я отдал приказ о переводе штурмана в карантинный отсек. С сегодняшнего дня контакт с ним и дальнейшее лечение будут осуществляться через роботов. Главное — избежать паники.»

Пятнадцатое мая было пропущено, а когда на экране снова возникло лицо капитана «Стрелы», Крокс едва узнал его. Оно покрылось чешуей и странным образом вытянулось. Капитана шатало из стороны в сторону, и он едва шевелил губами. Зубы тоже изменились и превратились в две синеватые ровные пластины без промежутков. Время от времени речь несчастного прерывалась серией странных звуков, напоминавших щелчки.

«16 мая... пршццц... Три дня не подходил к журналу. На корабле паника. Возникают стычки. Странная болезь охватила всех... ццццччшшш.... Теперь мы не сомневаемся, что имеем дело с направленной мутацией. У нас появляются новые органы, сегодня утром я обнаружил у себя способности принимать кожей радиоволны и определять интенсивность ультрафиолета. Проявляются телепатические способности... Человеческая память постепенно стирается... прчшш-щщщ-у-и! Я уже с трудом могу вспомнить, кто я и как меня зовут, зато все время вижу пустыню, большую пустыню... Синие закаты... Ничего не могу вспомнить. Из всего экипажа не пораженными мутацией остались только мой первый помощник с женой и ребенком. Они закрылись в одной из рубок. Надеюсь, им удастся спастись... Поарп-ыалрп!»

Крокс думал, что это уже последнее сообщение, но монитор снова вспыхнул и он вновь увидел капитана. На этот раз в его облике не было почти ничего человеческого, и о нем напоминали лишь обрывки форменного кителя.

«Не помню какое число, ничего не помню. Только что очнулся. Кажется, я стоял у окна и поглощал кожей ультрафиолет. Мой организм оказался крепче, чем у остальных. Большинство членов экипажа уже не ходят, а напоминают какие-то растения. Корабль неоступно преследует нас. Он вытягивается, принимая форму огромной пасти-перчатки. Теперь я понял его природу, никакой это не звездолет, а что-то вроде громадного биологического организма-росянки, космического растения-оборотня, трансформирующегося и принимающего разные формы. Это чудище хочет нас сожрать. Кажется, оно думает, что наш корабль такое же живое существо. Впрочем, это ничего не изменит. Недавний биологический анализ показал, что ее желудочные соки с легкостью переваривают любые металлы. Этот монстр может питаться всем, что попадется ему на пути, не только биологическими существами, но также метеоритами и звездолетами, из металлических примесей которых он формирует свои жесткие стенки, преобразуя из атомную структуру... Прыапр-ыапро! Но я не позволю пауку-росянке сожрать нас. Если будут силы, я подготовлю корабль к пространственному перемещению. Наш звездолет заражен неизвестным вирусом. Все еще нельзя связаться с Землей и предупредить ее об опасности. Самое мудрое, что я могу сейчас сделать — это постараться забросить наш звездолет в неосвоенные секторы космоса. Возможно, это помешает распространению вируса. Ужасно глупо все получилось. Я сейчас стою у передатчика и вижу, как штурман выпускает яркий оранжевый бутон и пытается пустить корни в плиты пола. Он цветет, наш штурман, мы теперь все стали какими-то полуящерами-полурастениями. Прощайте и не повторите нашей ошибки! Жаль, что нельзя никого предупредить...»

По экрану пошли помехи. Больше никакой информации из журнала Кроксу получить не удалось. Он тяжело пустился на пустое кресло первого пилота рядом с навигатором и задумался, на всякий случай положив рядом с собой бластер. Ситуация становилась ему ясна, не состыковывались только некоторые детали.

Формы разумной биологической жизни — даже не биологической — во Вселенной отличаются друг от друга. Гуманоидная жизнь только потому кажется нам самой распространенной, что встречается в нашей части галактики. На самом же деле гуманоиды — всего один из множества наделенных разумом видов Вселенной.

Натолкнувшись в космосе на треугольный предмет, земляне по аналогии с собственной цивилизацией решили, что имеют дело с космическим кораблем таких же, как они, гуманоидов. На самом же деле пятидесятитонная махина, меняющая форму, с «бортами из титана» оказалось гигантским полурастением-полуживотным, которое как паук миллионы лет скиталось в космосе, поджидая добычу. Вероятно, сильные импульсы установленного ультразвукового оборудования привлекли хищника и, наделенный способностью телепатии, он уже направлял действия землян, воспользовавшись их любопытством.

Размышляя об этом и о том, что произошло с экипажем звездолета после его удара о планету, пират думал, не станет ли он сам случайным разносчиком вируса. Крокс не заметил, как чья-то длинная коричневая рука, мало похожая на человеческую, схватила с подлокотника кресла его бластер и вместе с ним скрылась под навигационным кубом.

Послышался смех, похожий на дребезжание. Капитан вскочил, хотел схватить оружие, но его ладонь сомкнулась на пустоте...

Капитан увидел, как куб навигатора медленно приподнимается, а из пустого пространства под ним показалось коричневое существо, похожее на пень с короткими кривыми корнями. Этот пень медленно перемещался, и на нем был большой красный глаз на стебле, похожий на цветок, который пристально смотрел на Крокса. Рта у чудовища не было, а дребезжащие звуки доносились откуда-то из глубины его короткого, словно обрубленного туловища.

О силе этого неповоротливого чудовища можно было судить только по тому, что, когда оно случайно задело корпусом намертво привинченный к полу куб внутренней связи, то вырвало его вместе с кусками обшивки.

Одно из щупалец-корней приподнялось, и капитан Крокс увидел, что оно заканчивается пятипалой человеческой ладонью, а в этой ладони крепко зажат его собственный бластер! Увидев, что дуло направлено прямо на него и понимая, что сейчас произойдет, пират бросился на пол и откатился в другую часть отсека к бронированному кубу сопроцессора. В ту же секунду сверкнуло несколько бластерных вспышек, и обшивка рубки над головой у капитана оплавилась.

— Этот мутировавший куст не очень-то гостеприимен, — пробормотал пират.

Он перекатился к люку, спеша покинуть рубку. Крокс сделал это вовремя, потому что существо принялось обстреливать сопроцессор, за которым, как ему казалось, все еще скрывается пират. По осмысленности его действий и по тому, что монстр смог снять бластер с предохранителя и прицелиться, капитан сделал вывод, что это один из мутировавших членов экипажа, уцелевший при ударе о планету. Если это так, то, скорее всего, на корабле должны оставаться и другие мутанты. На обрубленном туловище-пне Крокс разглядел серебристый медальон, зацепившийся за один из корней. Точно такой медальон был у капитана «Стрелы мечты», когда пират видел его на мониторе.

— Послушайте, я только хочу вам помочь! Я вам не враг! — крикнул пират.

Пень немедленно отреагировал на его голос, и его глаз-цветок стал поворачиваться, а вместе с ним и ствол бластера. Пират едва успел выскочить из отсека в коридор, когда полыхнули, корежа стены, несколько вспышек.

Капитан «Стрелы мечты» явно не желал принимать помощи. Из пустой рубки донесся его дребезжащий хохот, который вполне мог оказаться просто бурлящим желудочным соком монстра.

«Нужно отсюда выбираться,» — подумал Крокс. Он надорвал еще один квадратик биологического теста и, к своему облегчению убедившись, что не подхватил никакой инфекции, направился в сторону ангара.

— Жаль, конечно, оставлять бластер, но не думаю, что это страшилище захочет мне его вернуть, — пробормотал пират.

Понимая, что в звездолете вполне могут оказаться и другие, ставшие мутантами члены экипажа — полурастения-полуспруты — капитан пробирался по коридорам опустевшей базы с предельной острожностью, каждую секунду готовый отпрыгнуть или броситься вперед и перекатиться. Но ничего подозрительного и внушающего страх на его пути не встретилось. Только проходя мимо бывшего пищевого отсека, на потолке он увидел нечто, заставившее его насторожиться.

Прицепившись присосками к броне, там висела огромная ярко-алая морская звезда, или что-то на нее походящее. Спускавшиеся вниз щупальца подрагивали, а сама звезда ярко пульсировала багровыми огоньками. На Крокса она никак не прореагировала, очевидно, для того, чтобы она напала, нужно было зацепить один из ее сторожевых усиков.

Капитан покачал головой и проследовал дальше, стараясь держаться ближе к противоположной стене. Как оказалось, это спасло ему жизнь. Неожиданно его инфракрасный зрительный датчик, установленный на искусственной половине головы вместо второго глаза, сработал и рядом с обычным перекрещивающимся прицелом и дальномером замерцала надпись: «Опасность! Опасность!»

Доверившись приборам своего киборгизированного корпуса, пират замер как вкопанный. Он пристально стал разглядывать плиты пола у себя под ногами, пытаясь понять, что заставило его шагнуть в сторону. Неужели что-то изменилось? Он же проходил здесь около часа назад, и всё было нормально — датчики опасности не срабатывали.

Вдруг капитану показалось, что в одном месте магнитная дорожка будто изменила рисунок и заблестела чуть ярче, словно на полу образовалась лужица воды. И что самое странное, меняя форму, пятно постепенно подползало к ногами капитана.

— Эге, да тут что-то странное! — стиснув зубы, пират прыгнул вперед и, перескочив через подозрительный участок, упал на магнитную дорожку, но потом сразу же вскочил и бросился бежать. Уже перед поворотом коридора Крокс вновь оглянулся: сзади слышалось какое-то бульканье, а прозрачная лужица, медленно трансформирусь, превращалась в большой студенистый шар.

— Прости, что оставил тебя без обеда, дружище, но у меня на сегодня другие планы, — сказал капитан и продолжил свой путь. Ему хотелось как можно скорее выбраться из этого чудовищного корабля.

Но вначале пират решил осмотреть грузовой люк, чтобы понять, какой именно груз приняла на борт «Стрела мечты» за несколько дней до своей гибели.

Остановившись у непроницаемых стенок люка грузового отсека и прежде, чем открыть его, он связался по лазеропередатчику с рогатым роботом.

— Грохотун, это я! Со мной все в порядке. Спускаюсь в грузовой отсек.

— Что с вами, хозяин? Почему вы так долго не выходили на связь? — пробасил тот.

— Долгая история. Позови Баюна, только вежливо.

— Хорошо, капитан. Вежливо так вежливо, — уныло согласился боевой робот.

Он высунулся из планетохода и завопил:

— Эй ты, ржавая жестянка, как тебя там, поди сюда! Тебя капитан к передатчику зовет! Да скорее иди, пока с тобой вежливо разговаривают!

Когда Баюн, постучав себя пальцем по лбу, высказал тем самым оценку «вежливости» Грохотуна, Крокс спросил:

— Баюн, слышишь меня?

— Да, капитан. Ждем вас и в ус не дуем.

— У вас там наверху все в порядке?

— Да, — подтвердил робот-нянька. — Разве что курица-иноходица пса излягала.

— Ты не можешь без своих пословиц?

— А куда ж без них? Небылица на тараканьих ножках ходит.

— Слушай меня внимательно, Баюн. Я сейчас спускаюсь в трюм — хочу посмотреть на груз. Если я не вернусь через час и от меня не будет никаких известий — засыпайте корабль. Если я же я появлюсь — возьмешь антивирусный распылитель и обработаешь меня, чтобы убить возможный вирус. Все понял?

— Да, капитан, — серьезно ответил Баюн. — С чем приехал, с тем и уехал.

— Отлично, я на тебя надеюсь больше, чем на Грохотуна, — и Крокс оборвал связь.

Пират потянул на себя массивный люк грузового отсека, готовясь сразу отскочить, если возникнет необходимость. Створка люка послушно отъехала в сторону, и пират увидел начинающийся прямо у его ног длинный закругляющийся трап. Скрип люка эхом отозвался по всему звездолету. Сверху на ступеньки капала вода, откуда-то снизу доносился лязг, будто там раскачивалась на оторвавшемся страховочном троссе крышка контейнера.

Крокс на несколько секунд замер в нерешительности, потом стал спускаться по трапу, стараясь не прикасаться руками к поручням, покрытым какой-то подозрительной зеленой плесенью.

Он внимательно осматривал каждую следующую ступеньку, не исключая, что на ней могут оказаться точно такие же студенистые шары, вроде того, который поджидал его на магнитной дорожке.

Но все как будто было спокойно. Только капала из неисправного турбонасоса вода, да и уровень радиации был немного повышен — должно быть, был пробит реактор двигателя. Опасаясь получить лишние рентгены, которые потом могли облучить Андрея и Лависсу, капитан включил фоновый отражатель. Сам он радиации не боялся, как не опасался и того, что в воздухе недостаточно кислорода и чрезмерно тяжелых металлов.

Примерно на середине лестницы Крокс приостановился и надорвал очередной биотест. Как он и ожидал, на белом листочке, похожем на промокашку, сразу появилось небольшое зеленоватое пятнышко, которое постепенно начало расползаться к краям. Это значило, что в воздухе присутствовал какой-то вирус, который скорее всего классифицировался как «воздушно-капельная инфекция». Капитан почувствовал, как по его щеке сползла крупная капля пота. Хотя провести более подробные анализы не позволяли походные условия, пират предположил, что именно этот вирус и вызывает мутации.

«Так-так... Тучи сгущаются... Хорошо, что я не дышу,» — подумал Крокс, впервые обрадовавшись, что он киборг.

Но как бы там ни было, на всякий случай он натянул на лицо маску, чтобы вирус не поразил человеческий участок кожи на его голове и не повлиял на мозг. Он хорошо помнил корневидного спрута с медальоном, в которого превратился бородатый капитан «Стрелы».

Внезапно лестница закончилась, и капитан оказался в широком вместительном трюме рядом с шахтой неработающего грузового лифта.

Трюм был почти полностью загружен массивными стальными контейнерами-сейфами, каждый из которых был опечатан гербовым знаком планеты Земля. Крокс, ожидавший увидеть здесь нечто другое, возможно, какие-то свидетельства общения с инопланетной цивилизацией, разочарованно присвистнул.

Он хотел приблизиться к сейфам, но внезапно рассмотрел в темноте табличку на стене: «НЕ ПРИБЛИЖАТЬСЯ! СОБСТВЕННОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА. ОХРАНЯЕТСЯ НЕЙТРОННЫМ ПОЛЕМ.»

— Вот тебе и «научно-исследовательский» кораблик! Вечно эта собственность правительства путается у меня под ногами, — хмыкнул киборг. — Похоже, капитан этого корабля работал на какие-то земные службы. Тогда становится понятна путаница в архивных документах об исчезновении звездолета — просто кто-то не хотел выметать сор из избы.

Пират проверил датчиком интенсивность нейтронного излучения. Оказалось, что все охранные системы вышли из строя от сильного удара, расколовшего «Стрелу».

От сокрушительного удара крайний контейнер сорвался с креплений и, врезавшись в переборку, раскрылся. Приблизившись, капитан посветил внутрь фонариком, так как в трюме было слишком темно даже для инфракрасного света. Луч фонаря скользнул вначале по толстенной сейфовой броне, потом по дополнительному охранному датчику и печати министерства безопасности Земли. Крокс направил луч выше и увидел складированные каждый в вакуумной упаковке лазерные пулеметы одной из последних модификаций, принятой на вооружение самое большее лет тридцать назад.

— Если бы здесь был Грохотун, он бы решил, что у него сегодня день рождения и ему сделали большой-большой подарок. Он бы из этого трюма неделю не вылезал, — усмехнулся пират.

Соображая, кому мог предназначаться этот груз, пират вспомнил, что лет тридцать назад на Проксионе-3 создавался новый легион звездного патруля. Таким образом все части этой мозаики постепенно вставали на свои места, хотя в этой головоломке и оставались еще незаполненные ячейки.

Крокс знал также, что это оружие не имело к аварии корабля прямого отношения, а, следовательно, в трюме должен находиться какой-то предмет или груз, который «Стрела» приняла на борт уже в космосе и который мог явиться одной из причин гибели звездолета. Нечто, что помешало ему выйти из прыжка в пространстве и забросило на эту пустынную, выжженную планету.

Внезапно пират уловил над своей головой какой-то вибрирующий звук и резко направил вверх луч фонаря. Мелькнули большой желтый глаз без зрачка и открытая скользкая пасть. На центральной перегородке трюма висело нечто похожее на огромную полупрозрачную медузу. Внезапно она оторвалась от потолка и стала падать прямо на Крокса.

— Проклятье! Мной сегодня явно хотят пообедать!

Уронив фонарь, пират отскочил, нырнув за соседний контейнер. От удара об пол фонарь разбился и погас. В кромешной темноте капитан услышал шлепок об пол. Медуза промахнулась, гневно зачавкала и стала медленно подползать к капитану. Он слышал отвратительный звук ее щупалец, трущихся о плиты.

Вероятно, медуза видела пирата, он же был как слепой, и ему пришлось наощупь пробираться в темноте, натыкаясь на жесткие углы контейнеров.

Отработанная за много лет интуитивная реакция заставила его пригнуться, и он почувствовал, что медуза снова прыгнула, пронеслась почти над его головой и теперь, снова прилипнув к потолку, выжидала для броска удачный момент.

— В детстве я боялся темноты, и теперь оказалось, что правильно делал, — ворчал Крокс. — Должно быть, ей кажется, что киборг — лакомый кусочек. Но я постараюсь испортить этой медузе удовольствие от обеда.

Пират стал быстро ощупью пробираться между ящиками, стараясь не стать легкой добычей. Над своей головой он слышал отвратительное чавканье: медуза ползла по потолку следом за ним.

— Хорошая пробежка перед обедом только усиливает аппетит, — прошептал пират.

Услышав чавканье совсем близко, капитан снова прыгнул в темноту, ударившись об контейнер грудью, отчего его сердце-рубиноглаз снова запульсировало. Медуза шлепнулась на пол где-то за его спиной и стала медленно приближаться. Крокс вспомнил, что видел на ступеньках ожоги, как от кислоты, и глубокие борозды на полу. Слизь этой твари могла легко разъесть даже сверхпрочный титановый сплав.

Капитан ощупал стенки контейнеров, сплошь окружавшие его с трех сторон. Похоже, он сам себя загнал в тупик. Медуза подползала. Крокс уже слышал шипение разъедаемого ее кислотой металла. Тогда не раздумывая, пират подпрыгнул и полез по стенке контейнера вверх, нащупывая пальцами выступы.

Капитан полз, и его удивляло, что он изо всех цепляется за жизнь. Очевидно, основной побуждающей причиной было нежелание после стольких пережитых опасностей быть убитым медузой-мутантом.

Добравшись наконец до плоской верхней части контейнеров, пират побежал, пригибаясь и прыгая с одного ящика на другой по грохочущим стальным крышкам. Он бежал и чувствовал, что медуза ползет за ним по потолку с настойчивым упорством. Очевидно, терпения ей было не занимать, и неудачи ее нисколько не останавливали.

«Неудивительно, уже тридцать лет без обеда,» — мелькнула у киборга мысль. В какой-то момент он неудачно перепрыгнул и упал вниз, провалившись в промежуток между контейнерами. Крокс сильно ударился грудью и плечом об пол и на несколько секунд потерял сознание.

Почти в бесчувственном состоянии, подчиняясь одной лишь железной воле, капитан попытался отползти, но его правая нога застряла между ящиками. Пират потянул ее изо всех сил, но безуспешно.

«Конец, — мелькнуло у него в сознании. — Разве я думал, что он будет таким? А кто вообще знает, каким будет его конец?»

Чавкание медузы приближалось. Она была уже где-то над ним.

Тогда Крокс снова рванулся, напрягая свои мощные пневматические мышцы, и почувствовал, что его застрявшая нога отскочила в бедре, где была присоединена к корпусу.

Кое-как вскочив, капитан запрыгал дальше на одной ноге, ощупывая холодные стенки контейнеров.

— Я совсем забыл, что я человек-конструктор, — пробормотал киборг. — Единственное, чего мне нельзя лишаться — это головы.

Он прыгал на одной ноге между ящиками, раздумывая, сколько времени они смогут играть с медузой в догонялки, как вдруг уткнулся во что-то грудью и рукой. Ощупав поверхность и болтавшую крышку, пират понял, что это перевернутый контейнер с лазерными пулеметами.

— Какая удача! Никогда не знаешь, а где найдешь, где потеряешь. У викингов, как и в древних русичей, считалось позором умереть без оружия в руке, — воскликнул пират, нашарив в кромешной темноте холодную рукоятку пулемета в вакуумной упаковке.

Опираясь на дуло, как на костыль, Крокс заковылял дальше, чувствуя, что медуза близко. Нырнув за следующий контейнер, он получил несколько секунд передышки. Пока медуза соображала, куда он делся, пират надорвал вакуумную упаковку и вытащил оружие из чехла. Всего секунда ему потребовалось, чтобы нащупать предохранитель. Какая удача, что лазерные пулеметы поставляются полностью укомплектованными и заряженными!

Почувствовав в своей ладони удобную рукоятку пулемета, Крокс успокоился. Теперь он вновь стал охотником, и его шансы с медузой во всяком случае уравнялись. Сейчас все зависело только от того, кто успеет первым: он выстрелить или монстр прыгнуть.

Забыв придерживаться рукой за стенку контейнера и попытавшись по привычке опереться на отстегнувшуюся ногу, пират упал на спину, но и в таком положении продолжал крепко сжимать пулемет.

— Ну где же ты, моя хорошая? Проголодалась? Ползи сюда! — произнес капитан.

Медуза не заставила себя долго ждать. Почти над головой киборга на потолке слышалось чавканье. Крокс знал, что медуза остановится точно над ним, потом она на несколько мгновений замрет и, словно большая капля, начнет падать на свою добычу.

Как только чавканье прекратилось, пират вскинул пулемет и нажал на курок. Сверкнула яркая вспышка, и из дула вырвался раскаленный луч. Капитан не жалел зарядов, приготовившись, если понадобится, расстрелять всю энергообойму.

После второй или третьей очереди запахло паленым, послышалось кипящее бульканье, словно в воду опустили раскаленный стержень, и Крокс понял, что попал.

На всякий случай он еще несколько раз выстрелил, пока не почувствовал, что начинает плавиться броня, а потом кое-как встал и, опираясь на пулемет, пошел искать свою ногу. Он нашел ее между контейнерами, вытащил и пристегнул к бедренным креплениям. Пневмоавтоматика работала хорошо, и встроенный компьютер сообщил капитану, что все системы киборгизированного корпуса действуют нормально. Затем пират отыскал свой разбитый фонарь и заменил в нем линзу.

Когда фонарь вновь вспыхнул, пират осветил отбрасывающие длинные тени контейнеры и большое выжженное пятно на потолке там, где он обстреливал медузу. Под этим пятном на полу он увидел серебристый медальон космолетчика, оплавленный с одной стороны.

Эти медальоны отличались особой прочностью и служили для опознания космонавтов как идентификационный номер. Их носил каждый член экипажа «Стрелы». Должно быть, этот упал с медузы, убитой пиратом. Когда капитан был на службе правительства в последнюю галактическую войну, он тоже носил такой, который теперь замурован в урне вместе с его прахом в одном из коридоров «Звездного Странника».

Пират присел над медальоном и, не прикасаясь, посветил на него фонарем. На нем еще можно было различить буквы «Владимир Рогов — lku458.»

— Прости меня, Владимир Рогов, но на этот раз мне, кажется, повезло больше, чем тебе, — сказал капитан Крокс.

Все еще не расставаясь с лазерным пулеметом, он провел лучом фонаря по темным закоулкам трюма, но не обнаружил мутантов. Однако твердой уверенности в том, какие формы они могли принять и чего ему нужно остерегаться прежде всего, у капитана не было, и поэтому, держа наготове оружие, он пошел между контейнерами, пытаясь отыскать секретный груз.

Контейнеры с печатями и пломбами сразу отбрасывались — пират сознавал, что то, что было взято на борт в космосе, должно выглядеть иначе. И вот в стене трюма за сплошным рядом ящиков, только в одном месте оставлявшим небольшой проход, капитан увидел дверь из прозрачной брони, за которой в силовом поле висел странной формы многоугольный предмет, напоминавший крупный колдовской кристалл из средневековья. Этот кристалл медленно вращался, освещаясь изнутри, и прямо на глазах трансформировался, принимая различные формы.

Предмет был явно неземного происхождения, и Кроксу он почему-то сразу не понравился — возможно, сказалось все то же ощущение тревоги.

Пират шагнул и остановился в полуметре от прозрачной бронированной перегородки.

— Открой меня и я тебя убью! — вдруг мелькнула у капитана в сознании чья-то чужая мысль.

И сразу многоугольный предмет трансформировался, а Крокс увидел напротив собственное лицо, скрытое за защитной маской. Капитан отшатнулся, почувствовав, как замерло у него сердце, его двойник за бронированным стеклом криво усмехнулся половиной рта.

— Кто ты? — спросил капитан Крокс.

— Какая разница? Открой меня, и я тебя сожру, я голодно, — последовал немедленный ответ.

— Ты всегда говоришь так прямо о том, чего хочешь? — с некоторым трепетом поинтересовался пират.

— Зачем хитрить? Рано или поздно я все равно получаю то, что хочу. А я хочу тебя сожрать. Я хочу сожрать вас всех, сейчас или через миллион лет — какая разница!

— Откуда ты знаешь наш язык? — спросил капитан, обнаружив у того, кто копировал его лицо, свою логику.

— Я его не знаю и не хочу знать. Я говорю сразу с твоим подсознанием, потому что я — это ты. Я наблюдало, как ты сражался с медузой. Это было забавно. Мне было смешно, — и инопланетное существо-оборотень хрипло расхохоталось, иммитируя смех капитана Крокса.

— Почему тебе было смешно?

— Потому что ты боролся за жизнь. Разве ты не хотел был убитым, разве тебе не все равно?

— Получается, что не все равно.

— Ты живешь уже долго и хочешь жить еще дольше. Значит, ты стремишься к вечности?

— Наверное, да, — согласился киборг.

— Тогда дай мне тебя убить. Нельзя быть бессмертным, пока тебя не убили. Смерть — дорога в вечность. Я сожру тебя, и ты станешь таким. как я. А я бессмертен. Я не помню откуда я взялся, не знаю хода времени, но знаю, что я вечно. Разве тебе не знакомо отчаяние, тоска, сомнения? Открой это бронированное стекло, и я тебя сожру. А потом мы вместе сожрем тех, кто снаружи. Должно быть, ты пришел не один?

— Как ты попал на корабль и дал себя запереть, если ты так могущественен? — капитан предпочитал задать вопрос, не отвечая.

— Я был в клане, когда меня нашли. Мне требовалось время на пробуждение. Когда я пробудился, то было уже здесь.

— В каком клане? — спросил Крокс, догадываясь о чем может идти речь. — В той космической росянке, с которой столкнулась «Стрела мечты»?

— Ты уже об этом знаешь. — сказал его двойник и на мгновение принял форму корабля, который видел на экране монитора капитан.

— А что произошло с кланом? Где он сейчас? — спросил пират.

— А ты дашь мне себя сожрать, если я тебе скажу? — попытался схитрить оборотень за бронированным стеклом.

— Разумеется, дам, — пообещал Крокс.

— Клянешься?

— Клянусь.

— Клан врезался в звезду и сгорел. Он погнался за этим звездолетом, когда тот прыгнул в гиперпространство, и промахнулся. Он был очень нетерпеливый наш клан, но сумел зацепить звездолет, а тот потерял управление и врезался в планету. Из всех уцелел только я, потому что уже был здесь, на корабле. Теперь открой перегородку, и я тебя сожру, — и двойник капитана утратил форму, превратившись в черную дыру.

— Постой, не все сразу, — остановил его Крокс. — Скажи, откуда взялись эти мутанты?

— Ты же знаешь, это мутировавшие члены экипажа. Капля клана попала на них и видоизменила их гены. Я взяло это понятие из твоего сознания, на самом деле было все сложнее. Они заразились потому, что на корабле была сплошная система вентиляции, везде, кроме одного отсека с катапультами, в котором были отдельные кислородные баллоны.

— Их можно сделать снова людьми?

— Невозможно. Они уже не люди, не такие, как ты, но и не такие, как я. Они какая-то промежуточная фаза. Они никто. Через пару сотен лет они исчезнут, если не получат свежей биомассы. Ну, открывай же стекло, я тебя сожру!

Крокс усмехнулся, и две кривые усмешки по разные стороны бронированного стекла скрестились, как две шпаги.

— Размечталось! Я не собираюсь открывать эту перегородку!

— Как? Но ты же дал клятву! Ты обещал!

— Я обманул, потому что я пират. Придется тебе торчать здесь столько времени, сколько будет нужно, пока у тебя не закончится биомасса и ты не сгинешь!

Пират повернулся и, забросив лазерный пулемет на плечо, направился к выходу из трюма. Сзади послышался вой, и корабль вздрогнул. Сгусток материи бился в броню в слепом гневе.

— Я все равно достану тебя! Достану вас всех! Пускай пройдет миллион лет, пускай два миллиона!

— Поживем-увидим. Если так, чего же ты волнуешься? Только, сдается мне, за миллион лет человечество научится справляться с такими, как ты, — капитан передернул плечами и стал подниматься по ступенькам.

Наверху, захлопнув люк трюма, он снова надорвал биологический тест. Здесь уровень вирусной активности был намного ниже, и бумажка так и осталась чистой.

Но Крокс не хотел рисковать. Он тщательно задраил все ангарные люки, а потом связался по передатчику с Баюном и сообщил, что выходит наружу. Робот-нянька велел Андрею и Василисе укрыться под герметичным колпаком планетохода, чтобы исключить всякую вероятность риска.

Когда пират, пошатываясь от усталости, появился из люка, его уже ждал Баюн с большим антивирусным распылителем, взятым на планетоходе. Антивирусный распылитель был похож на старинный огнетушитель, заливающий хлопьями очищающей пены. Распылители были изобретены совсем недавно, но стали важнейшим атрибутом любого космического корабля. Потребность в них возникла около ста лет назад, когда по Вселенной стал расползаться какой-то многоклеточный вирус, ставший бичом для многих земных колоний.

— Грязь не сало: потер — она и отстала, — ворчал Баюн, направляя на Крокса струю шипучей пены, сделавшей пирата похожим на намыленного человека в бане.

— Не так усердно, старый хрыч! Похоже, тебе это доставляет удовольствие! — отплевывась, крикнул пират.

— Но вы же сами приказали вас продезинфицировать! — удивился робот-нянька.

— Да, но не приказывал направлять мне струю в рот и глаза! — негодовал капитан. — Дай-ка сюда, эту штуку!

Он взял у Баюна антивирусный распылитель и тщательно обработал им захлопнутый люк, из которого он только что вышел, и песок у своих ног.

— Грохотун, засыпай! Поработай ковшом! — приказал он, отскакивая в сторону.

Рогатый робот подогнал планетоход и стал засыпать борт звездолета прокаленным песком, пока на том месте вновь не вырос песчаный холм.

Крокс мрачно смотрел на это место, отряхиваясь от дезинфицирующей пены.

— Всё, — сказал он глухо. — Надеюсь, они никогда больше оттуда не выберутся.

— Что вы видели на «Стреле мечты», капитан? — спросила Василиса, дотрагиваясь до металлической руки киборга.

— На «Стреле мечты»? — криво усмехнулся пират. — Честно говоря, это название перестало подходить звездолету. Правильнее было бы назвать его теперь «Кораблем монстров и мутантов». Впрочем, это долгая история...


Дмитрий Александрович Емец
"Возвращение космического пирата (глава «Стрела мечты»)"


Текущий рейтинг: 49/100 (На основе 26 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать