Ритуал (жертва)

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Яркая полная луна висела почти у самого горизонта, освещая прерию мертвым серебристым светом; ее свет придавал ландшафту внеземной вид, и стороннему наблюдателю здесь определенно было на что полюбоваться. Но Клэр бежала, не разбирая дороги и ничего не замечая вокруг, и, несмотря на то, что при желании можно было превосходно разглядеть каждый камушек, каждую кочку и ямку, она часто падала, спотыкаясь, нелепо перебирая ногами, и снова подымалась. Ее ступни были уже основательно сбиты и нестерпимо ныли, но девушка не обращала на это никакого внимания. Никаких мыслей в ее голове уже не осталось, был только дикий ужас, съедающий все силы…


Джон и Клэр решили свое свадебное путешествие провести, колеся на фургоне по прериям страны. Точнее, так решил Джон и уговорил на эту затею Клэр. Он был лингвистом, бесконечно влюбленным в свою работу, хоть и не очень прибыльную, но безумно интересную. Он «собирал» несметное множество диалектов коренного населения севера США, изучал их особенности и отличия. «Представь, как это романтично - нестись по бесконечным дорогам, где очень повезет, если за час увидишь встречную машину; где глухие фермы и поселения индейцев таят множество загадок и странностей, а люди замкнуты и хмуры, но, если втереться им в доверие, готовы рассказать много интересного. Это же полная свобода и счастье, это – жизнь!» - вот таким он был романтиком. И Клэр согласилась, пообещав сначала себе, а потом и ему, что в следующий ее, именно ее, отпуск они поедут куда-нибудь загорать на солнечных пляжах и купаться в теплом море. Джон неопределенно хмыкал, но не возражал.

Фургон, практически полноценный дом на колесах, Джон приобрел в кредит еще до их знакомства, да и уже успел расплатиться, так что проблем с жильем во время путешествия у них не было. Хотя, если по дороге им встречался какой-нибудь мотель, по настоянию Клэр они там все-таки останавливались: хорошенечко вымыться, расслабиться, не утруждая себя готовкой ужина, посмотреть мировые новости. Кстати, для Клэр было довольно неожиданно, здесь не во всех мотелях были спутниковые каналы, да и обычное ТВ во многих местах отсутствовало. Очень часто она замечала и в дороге, и на местах остановок отсутствие покрытия сети их мобильного оператора, и ее это несколько беспокоило.

В этот вечер никаких мотелей не попалось, и они остановились на ночь на обочине дороги. Это были довольно безлюдные и глухие места: за несколько часов мимо них проехало всего пару автомобилей. Было тепло, тихо и спокойно. Они поужинали, немного поболтали и улеглись спать.

Клэр уже начала проваливаться в сон, как раздавшаяся снаружи дикая какофония всевозможных звуков необычайной громкости буквально сорвала ее с кровати. В этом безумии легко угадывался волчий вой, рык медведя, карканье ворона, но было и много того, что она не смогла разобрать. Эта звуковая вакханалия, на первый взгляд совершенно беспорядочная, странным образом формировались в жуткий дикий концерт, вызывая в сознании ужасающие образы и поднимая из самых потаенных глубин души первобытный страх.

Джон сидел на их лежанке, уставившись в пустоту; глаза его были широко раскрыты и полны парализующего страха.

- Джон, что это? Что это? - Клэр, несмотря на подступающую панику, попыталась сохранять спокойствие, но это плохо получалось.

- Это симфония смерти! - Джон перевел совершенно безумный взгляд на Клэр.

Девушка, сама уже почти ничего не соображая, все-таки нашла в себе силы и схватила мужа за грудки, хорошенько встряхнув.

- Соберись, Джон! О чем ты говоришь? Ты знаешь, что это? – она трясла его, пока в глазах парня не появился проблеск разума.

- Да, знаю… Надо бежать, быстро!

И только Джон было рванулся к водительскому сиденью, как мощный удар чуть было не опрокинул фургон. Внутрь серебряными рыбками брызнули осколки стекла, и на месте окна, куда пришелся удар, образовалась рваная дыра, ощетинившаяся зубьями смятой жести, но обладателю огромной когтистой лапы, покрытой белой шерстью и отдаленно напоминающей человеческую ладонь, но раза в два превышающей ее размеры, это нисколько не помешало. Лапа ухватила за край дыры и начала без особых усилий ее тянуть наружу, тем самым расширяя проем.

- Не успеем! - крикнул Джон. – Давай на выход, и беги, что есть сил! Я за тобой!

Клэр кинулась к двери, но Джон остался и зачем-то стал судорожно рыться в полках выдвижного шкафа.

Клэр остановилась; без Джона она никуда не собиралась уходить. Таинственный монстр продолжал рвать дыру в фургоне; там мелькало что-то очень быстрое и белое, а снаружи продолжался безумный концерт. «Почему оно не обойдет?» - промелькнула в голове неуместная мысль, но сразу же пропала: Джон наконец нашел то, что искал, и они вместе выскочили в дверь.

Они бежали куда-то в сторону от дороги, в самую глубь прерий. Может, это было не самое верное решение, но думать было некогда, да и не получалось: лишь бы подальше! Сзади раздался скрежет сминаемой жести, сопровождающийся рыком, таким громким, что он заглушал звериный концерт. Что-то, отдаленно напоминающее человеческое, было в этом рыке. Торжество? Или, быть может, тоска? Но двум безумно перепуганным людям, пытающимся спастись бегством, было совершенно не до определения человеческого начала в преследующем их монстре.

- Все! больше не могу… - Клэр остановилась, полной грудью хватая воздух. - Надо… отдохнуть… хоть немного.

- Сейчас, - Джон выглядел не лучше. – Но недолго, недолго, хорошо?

Клэр ничего не ответила. Она и сама понимала, что остановиться – смерть, но было очень, очень тяжело. Она считала себя достаточно крепким человеком, посещала регулярно спортзал в их городке, но сейчас ее сил явно не хватало.

Они прислушались: адский концерт прекратился. Ничего не напоминало о… о чем? И на надолго ли?

- На, держи! - Джон сунул в ее руку тупой серебряный нож из чайного сервиза, подаренного им ее бабушкой перед самым отъездом. На торжестве бабушка позабыла о своем подарке (все-таки возраст давал о себе знать). Она пришла со своим подарком, когда молодожены собрались уже уезжать, и даже завели фургон. И Джону не оставалась ничего другого, как кинуть коробку с сервизом в одну из полок выдвижного шкафа в жилой зоне фургона.

- Зачем это? – удивилась теперь Клэр, но все же покрепче сжала холодную рукоять ножа. Ощущение оружия в руке, хоть и такого совершенно несерьезного, немного успокоило ее.

- Потому что это единственное, что у нас есть, что может… - он не успел договорить: быстрая, очень быстрая белая тень сбила его с ног и прижала к земле.

- Беги!!! – только и сумел крикнуть Джон. Его крик оборвался каким-то толи воем, то ли хрипом.

И она побежала. Да так, как никогда в жизни не бегала: до этого был не бег, а просто неспешная прогулка под луной. Позади все кричал Джон, и когда он наконец замолчал, звуковое сопровождение ее безумного бега началось снова.

Клэр бежала по прерии под яркой луной, почти не чувствуя ног. Еще когда она могла более или менее внятно думать, она поставила себе целью во что бы то ни стало добраться до того холма впереди. Потом она уже просто бежала, ни о чем не думая, ничего не замечая. Клэр совершенно забыла и о монстре, и о фургоне, о Джоне, и о холме. Надо было просто бежать вперед, бежать и бежать! Легкие сводило судорогой, в боку нестерпимо кололо, к горлу подкатывала тошнота.

Когда она все-таки смогла добежать до холма, хотелось просто упасть и умереть. Но она заставила себя начать карабкаться до вершины. Она чувствовала, что времени оставалось совсем немного: дикий вой охоты, нет, ОХОТЫ, все нарастал. (Она вообще сомневалась, было ли у нее это время – может, охотник играл с жертвой, зная, что никого более интересного все равно больше не предвидится?)

Она карабкалась по склону холма, ноги скользили по насыпи, подкашивались, отказываясь держать, и ей пришлось помогать себе руками. Ладони вмиг покрылись царапинами и ссадинами от острых граней камней. Наконец Клэр просто упала и дальше просто ползла вверх, еле-еле перебирая конечностями. Вершина холма стала для нее чем-то сродни победному кубку, самой важной и самой желанной, единственной целью в жизни, то, к чему нужно стремиться всей душой и телом, символом выживания, спасения. О том, что по большому счету совершенно ничего не изменится, когда она заберется на вершину, а перед ней будет простираться такая же равнина, по которой она бежала до этого, Клэр не думала.

На вершине она смогла выпрямиться во весь рост (видит Бог, каких усилий ей это стоило), и сквозь пелену в глазах разглядела огни поселения внизу. Чувство надежды всколыхнулось в груди, открылось второе дыхание, но только она попыталась сбежать вниз, как кто-то очень сильный схватил ее за щиколотку. Клэр завизжала и что есть сил, совершенно машинально, ткнула зажатым в руке серебряным ножом в схватившую ее лапу. Монстр пронзительно завизжал и моментально разжал когти. Прежде чем скатиться с вершины холма, Клэр смогла разглядеть преследователя, чудовище, убийцу Джона, ее любимого Джона: высокий, очень высокий, худой, какой-то нескладный, но это, нужно заметить, не мешало ему оставаться очень сильным; облаченный в шкуры с густой белой шерстью (а может, эта шерсть была его собственной?), он зажимал второй рукой рану на кисти и жалобно выл, а дикий концерт вторил ему.

Клэр колотила что есть силы в дверь первого же дома по улице у подножия холма до тех пор, пока заспанный хозяин не открыл ей.

- Здравствуйте! – сказать, что хозяин - немолодой уже респектабельный белый мужчина, европеец - был удивлен таким странным визитом, значит ничего не сказать. – Чем могу помочь?

- Там… там… там! – Клэр честно пыталась сказать, почему она здесь, но получалось не очень внятно.

- Так, понятно. Проходите, прошу вас, – мужчина посторонился, и Клэр буквально ввалилась в дом. Когда он вел ее в гостиную, она, забыв о всех правилах приличия, буквально навалилась на его руку, хотя хозяина это нисколько не смутило: рука оказалась крепкой, горячей и очень сильной. Если бы Клэр была не так отуплена безумным бегом по прерии, то она, конечно же, удивилась бы такой силе у человека, чей возраст далеко перешел за середину, но ее состояние не могло позволить даже внятно рассмотреть обстановку вокруг, не говоря уж о менее значительных деталях. Хозяин усадил ее на стул, принес бутылку виски и стакан.

- Выпейте. Сразу полегчает, - мужчина протянул ей наполненный стакан. - Меня, кстати, Кевином зовут.


- Теперь рассказывайте, - Кэвин задумчиво посмотрел на пустой стакан, все-таки наполнил его и вновь предложил Клэр.

Девушка с благодарностью приняла стакан, глотнула виски, немного помолчала, собираясь с мыслями, и начала рассказывать.

По мере рассказа Клэр брови Кэвина поднимались все выше и выше, а выражение лица сменилось с удивленно-сочувствующего на какое-то даже испуганно-недоверчивое.

- Ну, ничего себе, – только и смог произнести он.


- О, женщина. Белая. Ухоженная, хотя несколько… помятая.

Клэр от неожиданности вздрогнула и обернулась. В гостиную вошла средних лет красивая женщина, хозяйка, должно быть.

- Диана, я же тебя сколько просил быть повежливее с незнакомыми людьми.

- Проснувшись, я застаю тебя в компании с какой-то молоденькой девушкой в нашей, заметь, гостиной, а ты просишь меня быть вежливой. Да и не грубила я. Так кто, говоришь, это милое дитя?

- Ее зовут Клэр, и она попала в серьезную переделку, а у нас попросила помощи.

- Надо позвонить в полицию! - наконец подала голос Клэр, судорожно начав рыться в карманах, и лишь потом до нее дошло, что мобильник остался в курке в фургоне. – А у меня телефона нет.

- Знаете ли… - замялся Кэвин, - стационарной связи у нас, к сожалению, нет. Хотя уже давно обещают провести. Мобильный телефон есть, но ни один оператор здесь не ловит совершенно. Есть только спутниковая, но по ней можно позвонить лишь с полудня и до 16 часов вечера. Вот что я предлагаю: давайте вы у нас переночуете, а завтра свяжитесь с кем вам нужно, а мы соберем людей и пойдем смотреть, что же там, на дороге, все же произошло.

Клэр в отчаянии посмотрела на Диану, но та лишь пожала плечами:

- Милочка, мы сейчас совершенно ничего не сможем сделать. Связи нет, а в ночь ни один здравомыслящий человек сейчас не пойдет искать в прерию чего бы там ни было. Помимо всяких чудовищ, - сарказма в ее голосе было не занимать, - есть еще вполне реальные койоты и змеи.

- Диана! – окликнул ее Кэвин.

- Все, молчу.

- Вот и молчи. А еще лучше проводи нашу гостью наверх и уложи в кровать, – Кевин окинул Клэр критическим взглядом и добавил. - Можешь предложить душ.

Клэр как сомнамбула поднялась и последовала за хозяйкой на второй этаж. Мыслей уже совершенно никаких не было, и, хотя сердце разрывалось от мысли, что Джона больше нет, сил об этом думать она так в себе и не нашла. Все, все завтра.

- Душ будешь принимать, спрашиваю? – Клэр не сразу поняла, что Диана обращается к ней.

- Нет, нет, спасибо.

- Тогда ладно.

Клэр немного подождала, пока Диана постелит ей, и плюхнулась на кровать даже не раздеваясь, в грязной одежде. Это было не совсем правильно в отношении хозяев, но это сейчас ее нисколько не волновало. Она провалилась в странное полуобморочное забытье.


- Джон! – она вскинулась на кровати: острая мысль пронзила ее мозг. Где он, что с ним? Его нет больше! Рыдание готово было вырваться из ее груди, но… Еще одна, еле заметная мысль засела в голове и отвлекла от горя. Как за спасительную соломинку Клэр ухватилась за нее. Что же, что? И тут она поняла, что беспокоило ее все это время, что кололо ее затуманенное сознание, когда она сидела в гостиной и рассказывала Кэвину о ночных событиях. Тогда она не придала значения назойливой мысли, но сейчас…

Когда она проходила за Кевином в гостиную, на вешалке в прихожей она видела верхнюю одежду хозяев. Тот факт, что одежда была странная, тогда ее совершенно не смутил, не до этого было, но сейчас! Костюмы как будто сошли со страниц журналов о старых эпохах; они были довольно новые, но старинного кроя. Такие носили переселенцы во времена покорения бесконечных прерий Северной Америки.

Вот эта странность сейчас поразила ее. Не став даже придумывать вменяемых объяснений данному факту (хватит с нее на сегодняшнюю ночь странного и страшного), она, стараясь не шуметь, поднялась с кровати, вышла из комнаты и направилась к лестнице. Она хотела проверить себя и пройти в прихожую, увидеть, наконец, эти костюмы - вдруг это воспаленное сознание решило сыграть с ней злую шутку? Надо было как-то спасать себя, не думать о том, что произошло; и то, что она сейчас делала, здорово отвлекало. Но только она ступила на лестницу, как внизу услышала голоса хозяев.

- Ваби-Манидо опять вернулся. Была же договоренность! – голос Дианы дрожал.

- Ну, на этот раз его возвращение нам принесло неимоверную выгоду: лучше такой замечательной жертвы сложно было бы найти, даже если это было возможно. Защитные стенки ее души сейчас настолько истончены, что мы выпьем с кровью большую часть ее сущности прежде чем она умрет. А если повезет, она подарит нам всю свою душу. Надоело, знаешь ли, быков второй год подряд пить. Душонки у них так себе, - не удержался Кэвин от сарказма, – хотя кровь вкусная.

- Что на это сказал Натан?

- Сказал, что внесет изменения в завтрашнюю церемонию, ну, и… поблагодарил.

- Нечасто от него благодарность услышишь.

- Да! Ладно, пошли спать.

- Погоди! А девчонка?

- А что девчонка? Никуда она не денется отсюда, ты же знаешь.

Вскрик чуть было не вырвался из груди Клэр, когда она услышала разговор, но она сдержала эмоции. Что же все-таки происходит? Клэр ничего понять не могла, да и не пыталась. Ей было достаточно того, что ее, похоже, собираются завтра убить, принести кому-то в жертву. Дикость какая-то, неужели такое еще существует? Но, как бы то ни было, оставаться в этом доме, в этом селении она не собиралась. Клэр хватило терпения подождать, пока хозяева удалятся, хотя неимоверно хотелось сразу же выбежать отсюда, и она тихонько спустилась и покинула дом, не забыв посмотреть на вешалки в прихожей. Одежда висела там же, где ее и видела девушка, и она была старинного кроя; сознание ее не обмануло, но это открытие после всего произошедшего уже не могло удивить Клэр.

Она немного постояла на улице, дыша свежим воздухом, набираясь сил и терпения, решая, куда пойти. Назад на холм было нельзя: что-то подсказывало ей, что ужасная охота еще продолжается и странный монстр еще бродит где-то там, но и мысль о том, что нужно идти вперед по улице тоже вызывала в ней ужас. Наконец она решилась и двинулась направо, обходя по краю селение, ко второму холму (оказывается, поселок находился меж двух холмов; видимо, и в старые времена и сейчас эти холмы скрывали жителей от лишних глаз). Может, там ее ждало спасение?

Она добралась до второго холма довольно быстро: ей никто не мешал; вообще, поселок как будто вымер – ни звука не раздавалось вокруг, а огни были лишь на столбах, освещавших центральную улицу.

Она поднялась на холм, немного там постояла и начала спускаться вниз. Луну уже давно затянуло тучами, и что там, разглядеть Клэр не удавалось. Ни огней, ни звуков машин, ничего, что указывало бы на присутствие человека.

По мере того, как она шла, в темноте странным образом начали проявляться огни… Огни поселка. Клэр сначала было решила, что это какой-то другой поселок, и с вершины его по каким-то причинам разглядеть было невозможно.

Но отчаяние начало захлестывать ее, когда Клэр поняла, что спустилась прямиком к тому же дому, из которого бежала. Вот это было уже за гранью ее восприятия. Она развернулась и покарабкалась назад, ломая ногти, скуля от ужаса.

Так продолжалось несколько раз, она все поднималась и все спускалась к ненавистному поселку, пока при очередном восхождении Клэр просто не потеряла сознание.


Клэр открыла глаза, с ужасом осознавая, что лежит на твердом холодном камне. Ее руки и ноги были привязаны к крюкам, вмурованным в этот камень, и никакой возможности даже просто пошевелиться не было. Она пару раз дернулась и затихла, осознав бесполезность этой затеи.

- Очнулась? Вот и хорошо. К самому началу. Ты сегодня важный гость, можно сказать, основное блюдо нашего праздника, – раздался насмешливый голос откуда-то сверху и сзади. Как Клэр не пыталась повернуть голову, разглядеть говорившего она не смогла. Зато она прекрасно разглядела «праздничный» стол - ведь она практически лежала во главе его.

Странный был стол, каменный, весь какой-то грубый, нескладный: он стоял под наклоном, на верхней его части в специальном углублении и лежала прикованная Клэр. От этого места по краям стола тянулись желобки, как будто для стока воды или… крови: видно было, что изначально эти желобки были довольно грубо выдолблены, но многочисленные прохождения жидкости по ним практически полностью стесали острые углы. За столом сидели люди, человек пятьдесят: к каждому было ответвление от желобка. Все смотрели на нее с жадным любопытством, с каким-то нетерпением. Как будто очень давно питались черствыми коврижками, а сейчас им предложили жареного цыпленка.

«Они что, правда будут пить мою кровь?!» - с ужасом подумала Клэр.

Там же она увидела и Кевина с Дианой. Теперь ни капли доброжелательности не было на их лицах, лишь какая-то жестокая радость.

- Вот настал день очередной жертве нашему всемогущему и всемилостивейшему богу! Сегодня будет особенная жертва, таких уже давно не было! Его волей, волей Иктоми была приведена к нам эта женщина, и ему мы ее посвятим, – на этот раз намного громче и торжественнее произнес все тот же голос.

«Неужели… все?» - пронеслась последняя мысль в голове у девушки, когда она увидела медленно опускавшийся к груди каменный нож. Его держали длинные тонкие бледные пальцы; ни нож, ни рука не дрожали – видно было, что эта процедура была совершенно привычной и естественной для проводящего ее человека. Клэр закричала, и эхо ее крика пронеслось между холмами, не затихая даже после того, как она замолчала.

Молодой мужчина стоял на вершине холма, наблюдая за происходящим внизу, и нестерпимая мука читалась на его лице. Он отвернулся - не было сил смотреть дальше. «Сколько, сколько же их таких было? Сколько криков слышали эти древние холмы? Сколько еще будет?» - думал он.

«Видит бог, я делаю все, чтобы этого больше не повторилось, я был близок… Но не получается, не получается! Что привело эту бедную женщину к ним?»

«Однажды я все-таки найду выход», - парень поднял взгляд, и в глазах его, небесно-синих, читалась твердая решимость довести дело до конца.

Старая дорога, проходящая через поселение, и та дорога, по которой ехали Клэр с Джоном, впадала в относительно оживленную трассу всего через четыре-пять километров к югу. Если бы Клэр во время ночного бега немного свернула в сторону, то она, кто знает, не попала бы в лапы этих странных людей и осталась жива.


Текущий рейтинг: 46/100 (На основе 15 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать