Психологическая помощь

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Я никогда особо не любила всякие мистические вещи. Ни фильмы, ни страшилки в бесконечном количестве на интернет-просторах меня не впечатляли. Даже в детстве в комнату страха я ходила чисто развлечься и посмеяться над лицами других детишек. Мама иногда говорила, что у меня слишком крепкие нервы для нашей жизни.

А мне то что? Живу и живу себе спокойно. И никакие призраки, вампиры или оборотни мне не помеха.

После школы я поступила учиться в университет на факультет психологии, считая, что раз у меня столь стальные нервы, то почему бы не посвятить этому свою жизнь? Ведь не каждый может выслушивать различные истории самых разных людей. Если начинаешь им сопереживать или проникаться симпатиями, то можно на своей профессии ставить крест.

Мне повезло, сразу после университета у нас в городе открылась частная клиника под громким названием «ПВУД», что расшифровывалось как «Поможем всем успокоить душу». Как по мне – дурацкое название, но деньги мне платили далеко не за мое мнение о фирме, поэтому плевать, как оно там называлось. Главный лозунг компании гласил: «Что бы с Вами ни случилось! В каком бы состоянии Вы ни были! Мы поможем!» Главное, что платили исправно, остальное ерунда.

За год работы я приобрела неплохую клиентскую базу несчастных разведенок, детей, подвергшихся домашнему насилию, мужчин-неудачников и прочих представителей нашего социума. Так же росло количество положительных отзывов обо мне, как о специалисте, на сайте нашей компании. Лучше бы их не было.

В один день, который я, наверное, запомню до конца жизни, я как обычно пришла домой, разогрела вчерашнее овощное рагу и, уплетая его, досмотрела очередную серию моего любимого сериала про психологию.

Ночью я проснулась от стука в дверь. Грозное «бух-бух» вытащило меня из вереницы прекрасных снов. Часы показывали 1:40. Кому понадобилось приходить в столь поздний час?

Надеясь, что все само собой рассосется, я перевернулась на другой бок. Но стук продолжался, нервируя меня. Я аккуратно поднялась с постели, стараясь производить как можно меньше шума, и направилась к входной двери. Было немного страшно, не скрою, хотя тогда еще я не думала, что там стоит какая-то неведомая фигня из области паранормальщины. Просто пьяница дверью ошибся, или соседка Баба Нина плохо себя почувствовала.

Стук, тем не менее, продолжался. Бух-бух, бух-бух. Ритмично, с короткими промежутками. Я подкралась к двери и заглянула в глазок, не включая свет в коридоре. И тут меня чуть кондратий не хватил. По ту сторону двери стояло полупрозрачное существо, очертаниями напоминающее человека. Бух-бух! Я вздрогнула и зажала рот рукой, чтобы не закричать, так как в этот момент у призрака не двигалось ровным счетом ничего. Стук просто раздался и все.

Я осела около двери, прижавшись спиной, пытаясь сдержать панику. Между тем после еще пары раздавшихся бух-бух, стук прекратился. С той стороны двери не доносилось ни единого звука, поэтому не могу точно сказать, ушло оно или нет. Я еще какое-то время посидела, потом решила все-таки проверить. Глянув в глазок, я убедилась, что лестничная клетка пуста, но от этого совсем не стало легче. Стоит ли говорить, что в ту ночь мне практически не удалось поспать? Я провалялась на кровати до самого утра, тревожно ворочаясь. А утром собралась и ушла на работу.

Следующий день не принес ничего нового: те же несчастные женщины-одиночки, алкоголики. Я с головой ушла в работу, и почти забыла о ночном инциденте, подсознательно надеясь, что больше такого не повторится.

Но как бы не так.

Перед тем, как лечь спать, я дополнительно проверила все замки на двери. Но ночью меня снова разбудил стук в дверь. Скорее, это был не стук, а словно кто-то скребся с той стороны. Я подскочила, как ужаленная, понимая, что ждала этого. Может, мне хотелось с детства найти подтверждение тому, что все-таки что-то паранормальное существует. Но когда вы сталкиваетесь с этим лицом к лицу, становится совсем не до смеха.

На этот раз с той стороны двери сложно было что-то разглядеть: лампочка то и дело выключалась. Хотя нет, не так. Она то и дело включалась. В эти секунды я успевала рассмотреть, что сегодня ко мне пожаловал высокий тощий сгорбленный человек в черном плаще. Его можно было принять за нормального человека, если бы не ярко светящиеся желтые глаза. Когда лампочка снова тухла, я видела лишь их – две огненные точки, смотрящие прямо на меня.

— Я знаю, ты там, — прошипело из-за двери.

Я вскрикнула, понимая, что услышала это у себя в голове, и схватилась за ручку, словно оно собиралось выламывать дверь. Скрежет еще какое-то время продолжался, а я так и стояла, вцепившись в ручку, не в силах заставить себя отпустить ее.

— Я еще приду.

И оно пришло. Через неделю.

На третью ночь пришла маленькая девочка в грязном белом платье и с одним бантом. Я не выдержала и прокричала:

— Что вам от меня надо?

— Вы же всем помогаете? — прозвучало у меня в голове. — Сами же написали, что помогаете успокоить души. А мне это и надо.

Понимая, что такими темпами очень скоро съеду с катушек, я решила открыть девочке дверь. Кто-то скажет: «Дура, зачем ты этого сделала?» и прочее. Но поймите меня правильно. Во мне взыграло профессиональное любопытство. Как психолога. Неужели я могу помочь неуспокоенным душам? Бред какой-то.

А если нет?

Тем более, лучше пустить домой маленькую девочку, чем того парня с горящими глазами. Я открыла замки и резко толкнула дверь от себя. Она прошла сквозь девочку, которая даже бровью не повела.

— Спасибо, — сказала она и впорхнула в квартиру, словно облако, совсем не касаясь земли. — Куда мне пройти?

— Эм, я думаю, на кухню, да. А почему ты не прошла сквозь дверь сразу? Я же заметила, что она тебя не задела.

Нам нужно, чтобы нас пригласили.

Меня все еще трясло, но я старалась держать себя в руках.

— Чай предлагать бесполезно? — я поняла нелепость своего вопроса, но мне надо было хоть что-то говорить, иначе я точно двинусь умом.

Девочка лишь криво улыбнулась. Я заметила, что правый глаз ее отсутствовал, а рот был порезан словно у Джокера до правого уха. Этим порезом она и улыбнулась. В целом, от нее не воняло тухлятиной или чем там положено трупам вонять. Хотя я не уверена, что она именно труп. Просто на кухне стало на несколько градусов холоднее.

— Что ж, я полагаю, что ты пришла с какой-то проблемой?

Она кивнула. Я сходила в спальню за блокнотом и ручкой. На первом же листе написала «Изуродованная девочка». И поставила дату, как обычно делала с нормальными клиентами в нормальной клинике.

— Я тебя слушаю.

Она поведала, как ее убил родной отец, поймавший белочку после очередной попойки. Он взял топор и наотмашь ударил ее по лицу. Затем отрубил одну ножку и вырвал сердце, крича, что она исчадие ада. Я осторожно опустила взгляд под стол, обнаружив лишь одну целую ногу в черной туфле. Вторая, обрубленная, терялась в черной дымке.

Я внимательно слушала рассказ девочки, делая пометки в блокноте. Отец-убийца. Посттравматическое расстройство. Навязчивое чувство вины за собственную смерть. Несмотря на то, что сотворил ее отец, девочка его очень любила и жалела, что не успела сказать ему это при жизни.

— Хорошо, если я ему передам, что ты его все еще любишь и прощаешь, ты успокоишься?

Она какое-то время подумала и утвердительно кивнула.

— Хорошо, мне нужно его имя и пара дней. Приходи в субботу.

Девочка направилась в сторону двери.

— И это, скажи…своим…Чтобы до субботы никто не появлялся. Ладно?

Она снова криво улыбнулась и кивнула, пройдя сквозь дверь.

За два следующих дня я почти смогла убедить себя, что все мне это приснилось. Эти ночи меня, кстати, действительно никто не беспокоил. Но, тем не менее, я выяснила, в какой колонии содержат отца и записалась на посещение, хоть для этого и пришлось приложить немало усилий.

— Горохов! К вам посетитель.

Меня провели в узкую комнату с металлическим столом и двумя скамьями. Напротив сидел потрепанный усталый мужчина с глубоко посаженными глазами.

— Что вам от меня нужно? Вы журналист? Еще недостаточно обсосали мою историю во всех паршивых газетенках?

— Нет, я психолог.

— О, как! Вы, стало быть, решили мне помочь?

— Не вам.

Я не стала конкретизировать, кому именно я решила помочь, иначе меня посадят в белую комнату с мягкими стенами.

— Тогда на хрена вы приперлись?

— Я лишь хотела вам передать кое-чьи слова. Меня ваша история не волнует, как и ваша дальнейшая судьба. За то, что вы сделали, я надеюсь, вы сгниете здесь. Но ваша дочь вас все еще любит и прощает. Просто знайте это. И живите с этим. Всего доброго.

В субботу ночью я не спешила ложиться спать. Я чувствовала себя на подъеме, надеясь, что действительно смогу ей помочь. По сути, какая разница, кому помогать? Мертвые тоже нуждаются в помощи, иногда даже больше, чем живые. Потому что у живых еще есть все шансы исправить свою жизнь. Моим клиентам такого счастья не дано.

Девочка на этот раз не стала стучаться, а в половину второго ночи сама просочилась сквозь дверь. Я уже ждала ее на кухне, держа перед собой открытый блокнот с новой припиской на странице «Сделано».

— Я навестила твоего отца и передала ему твои слова. Все как договаривались.

Теперь я ее совсем не боялась. Потому что поняла, меня им убивать меня или причинять вред нет никакого смысла – они тогда не смогут найти покой. Я им нужна. Всем им, кто бы там не был. Девочка кивнула и лучезарно улыбнулась, насколько это возможно, если учесть, что ее лицо пересекает страшный шрам от топора и, вообще, она призрак.

— Спасибо. Завтра ровно в 14:46 будь около третьей скамейки в парке Ленина. Под ней найдешь оплату.

— Хорошо, можно еще кое о чем тебя спросить?

Девочка, уже наполовину прошедшая сквозь дверь, обернулась. Выглядело это, словно она застряла в текстурах какой-то видеоигры.

— Теперь ты покинешь наш мир? В смысле, теперь ты сможешь отправиться туда, куда положено?

— Да.

На следующий день под третьей скамейкой я нашла старое золотое кольцо с большим изумрудом, размером, наверное, с грецкий орех. Быстро спрятав его в карман пальто, я поспешила домой.

Прошло полгода. Я бросила основную работу, так как оплаты от моих необычных клиентов хватало с лихвой. Они оставляли мне координаты, где я находила самые разные старинные драгоценности: вазы, шкатулки, украшения, золотые монеты, которые я сбывала местным перекупщикам, отвечая на удивленные взгляды хозяина словами, что у меня живет тетка в Сомали, и это все — пиратские сокровища.

За полгода блокнот закончился и пришлось завести новый. Кто только ко мне не приходил. Листы пестрили самыми разными историями мертвых людей и нечисти. Даже чертям иногда нужна помощь. Постепенно, мой внутренний страх ушел, даже сидя напротив самых жутких и невообразимых существ, который порой на кухне-то не помещались, я понимала, вот мое призвание.

Может, у меня действительно слишком стальные нервы для этой жизни. Но для той – самое оно.

И помните.

Что бы с вами ни случилось, в каком состоянии вы бы ни были, я вам обязательно помогу.


Автор: Tiida

См. также[править]


Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 208 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать