Мракопедия не будет работать 29 июля и/или 5 августа. Читать продолжение в источнике...

По фактической стоимости

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Vagan.png
В роли страшилки эта история Настолько Плоха, Что Даже Хороша. Хотя она и пытается казаться страшной, её истинная цель отнюдь не в запугивании.
Pentagram by pifonv-d7oqytn.jpg
Натан осторожно раскрыл древний манускрипт, подняв облако пыли. Дрожа от страха и предвкушения успеха, он переворачивал хрупкие страницы в поисках нужного ему заклинания.

Долгие годы длился поиск, прежде чем он смог окончательно определить, в каком из тысяч фолиантов хранится формула, вызывающая Дьявола, но теперь он держал в трясущихся руках этот бесценный том.

И наступил момент истины. Действительно ли он этого хочет – обречь бессмертную душу на вечные муки в аду ради земных удовольствий?

Да, решил он, хочет. Столько лет его шпыняли, столько лет он наблюдал, как разные мерзавцы наслаждаются жизнью, когда ему не доставалось ничего кроме боли. Теперь он хочет поквитаться. Он хочет быть здоровым. Хочет быть таким богатым, чтобы никто не указывал ему на малый рост или неказистую внешность. Хочет жить достаточно долго, чтобы увидеть смерть своих мучителей. Причинять им особого вреда он, пожалуй, не хочет – только немного позлорадствовать над их несчастьями.

Что же касается потери души, то он всегда был неудачником, да и на ангела не тянул. Вполне возможно, его душа попала бы в ад и своим ходом. Он сосредоточился на нужной странице, внимательно прочитал подробную инструкцию, которую в VII веке – это он знал – безумный монах написал кровью невинно убиенных девственниц. Запомнил все, каждую деталь, каждую тонкость. Разумеется и сам ритуал.

И, наконец, в уверенности, что ничего не упустил, Натан разделся, мелом нарисовал на полу гостиничного номера, который специально снял, пентаграмму, расставил как положено и зажег семь черных свечей, а потом произнес длинное, практически невыговариваемое заклинание, сопровождая его необходимыми пассами.

Поначалу он решил, что ожидания его полностью оправдались. Температура в комнате упала ниже точки замерзания воды, но, прежде чем изо рта вырвался парок, резко поднялась, стало жарко как в сауне. Тонкий дымок от свечей сгустился, собрался в столб, который заполнил пространство над пентаграммой от пола до потолка. В комнате потемнело, жуткий смех эхом отразился от стен. Громадная, бесформенная фигура возникла среди дыма в центре пентаграммы.

Натан смотрел во все глаза.

Три метра роста, рыжевато-бурая шерсть, сплошняком покрывавшая тело, пара внушительных рогов, царапавших потолок, сверкавшие золотом глаза. То ли человек, то ли козел. Стояло существо на двух ногах, говорило голосом, который напоминал Натану паровой двигатель, выведенный на максимальную мощность.

– Изложите вашу просьбу моей секретарше.

И существо исчезло так же внезапно, как и появилось, а его место заняла симпатичная молодая блондинка – она стояла в пентаграмме, в чем мать родила, с ниспадающими на плечи волосами. У нее были очки в тонюсенькой оправе, в руках она держала блокнот и карандаш.

– Чем я могу вам помочь? – осведомилась она.

Натан не находил слов, и лишь нетерпеливый взгляд блондинки заставил его промямлить: «Я пытаюсь вызвать дьявола».

Она коротко кивнула.

–Да, вы произнесли правильное заклинание, хотя оно давно уже не используется, но, боюсь, Люцифер очень занят, время у него расписано по минутам, а вы не записывались на прием.

– Я… я хотел продать душу, как в книгах, стать богатым и знаменитым, жить несколько столетий…

– Ага, так вам нужен отдел продаж. Пожалуйста, подождите.

Она исчезла, оставив Натана таращиться на пустую пентаграмму. Свечи все горели, дымок кружился… Она попросила подождать, вот он и ждал, ни на секунду не забывая о том, что стоит голый.

Такого он и представить себе не мог. В старых книгах все описывалось иначе. А здесь он вновь столкнулся с привычными атрибутами: чтобы добраться до нужного человека надо преодолеть множество препон. Он-то надеялся избавиться от всего этого, продав душу. Он хотел стать богатым и независимым, дыбы никто не посмел заставить его стоять в очереди.

Надоело ему чувствовать себя козявкой, маленьким, испуганным, больным, надоело получать бесконечные пинки, надоело стареть, вот он и решился на отчаянный шаг.

В пентаграмме возник высокий мужчина в костюме в узкую полоску. Он зубасто улыбнулся, и Натан подумал, что зубов у мужчины больше, и они куда острее.

Но кто сказал, что перед ним человек?

– Извините, что заставил вас ждать, – изрек вновь прибывший, – Чем я могу вам помочь?

– Я хочу продать душу. – В голосе Натана прибавилось уверенности.

– Ну конечно, – кивнул мужчина. – Вроде Лилит об этом говорила. Что ж, вы попали в десятку, это моя работа. Мы можем предложить вам наилучшие условия сделки по сравнению с кем угодно. – Он вновь улыбнулся и даже хохотнул.

В ответ Натан сумел выдавить из себя лишь кривую усмешку: если кто-то еще покупает души, то может, ему, Натану, нет смысла иметь дело с этими… людьми?

Как бы там ни было, за ними числились обманы клиентов. Так что следовало держать ухо востро.

– Я хочу получить долгую жизнь, не меньше ста лет полноценного здоровья, богатство и много женщин…

Сотрудник отдела продаж (от его улыбки не осталось и следа – наоборот, он помрачнел) поднял руку. Натан замолчал.

– Мистер… э-э…

– Натан Ранкель.

– Благодарю вас. Мистер Ранкель, хотя мы и стремимся выполнять все желания клиентов, пока они живы… – Он выдержал паузу, вновь сверкнули зубы. – Так вот, хотя мы и стремимся выполнять все желания клиентов – у нас деловое предприятие, а не телешоу с раздачей слонов. Поэтому я очень сомневаюсь, что мы сможем удовлетворить ваши требования, если только вы не предложите нам очень уж необычную душу.

– Э… я думал человеческая душа сама по себе бесценный товар…

Мужчина усмехнулся.

– Дорогой мистер Ранкель, а вы оглянитесь и посмотрите на мир, в котором живете.

За последние сорок лет Натан только этим и занимался. Поэтому не стал спрашивать, что имел в виду пришелец из преисподней.

«Этого следовало ожидать», – сказал он себе.

– Ладно. Тогда что я могу получить за свою душу?

Мужчина поджал губы. – Наобум говорить не буду. Видите ли, нельзя сказать, что мы платим за вашу душу. Скорее, речь идет о закладной, гарантии, что мы получим ее после того как… оборвется ваше пребывание на земле. А стоимость гарантии зависит не только от характеристик и качества конкретной души, но и от того, какая ее часть уже принадлежит нам, и как скоро мы получим ее целиком. Откровенно говоря, наша доля в большинстве душ довольно значительна. Всякий раз, когда вы пользуетесь нашими услугами, мы приобретаем дополнительные акции. Непосредственный контакт нынче стал анахронизмом, однако наш доход постоянно растет.

Натан мигнул. То, что он слышал, определенно ему не нравилось.

– Хорошо. Так сколько… сколько стоит та часть моей души, которая еще не принадлежит вам?

– Боюсь я недостаточно знаком с вашим досье, мистер Ранкель… вы не входите в число моих постоянных клиентов. Попрошу подождать, я незамедлительно соединю вас с финансовым отделом.

И исчез, прежде чем Натан успел возразить.

На этот раз ожидание не затянулось. Натан не успел даже выругаться, как в пентаграмме появился тролль, горбатый, уродливый, с толстой бухгалтерской книгой. В цветастой жилетке и с грязной бородой, волочившейся по полу.

– Как звать? – спросил тролль.

– Натан Ранкель, – ответил Натан.

Тролль что-то пробормотал, бухгалтерская книга с грохотом упала на пол, тролль присел на корточки, раскрыл ее, достал из кармана жилетки пенсне, водрузил на нос, начал переворачивать страницы.

Натан уж чувствовал, что ничего хорошего ждать не стоит.

Наверное, решил он, придется соглашаться на девяносто лет, круглую сумму, которая позволит ему не работать, и маленький гарем.

– Вы родственник Гроссмейеров-Руньонсов? – полюбопытствовал тролль.

– Вроде бы нет. – Вопрос оторвал его от приятных расчетов.

– Это плохо.

Вновь в гостиничном номере повисла тишина, нарушаемая лишь шелестом переворачиваемых страниц да скрипом половиц под переминавшимся с ноги на ногу троллем.

– Ранкель, – пробормотал тролль. – Смешная какая-то фамилия. Жили когда-нибудь в Зимбабве?

– Нет.

– Это плохо. – Кривой палец скользил по странице. – Натан Ранкель, говорите?

– Совершенно верно.

– Второе имя?

– Барнаби.

Тролль злобно зыркнул на него.

– Могли бы и раньше сказать, – он перевернул несколько страниц. – День рождения?

– Двадцатое июля…

– Да, сходится. – Палец застыл. – Нашел. Зачитать изменения цены, фактическую стоимость, перспективы?

– Э… полагаю, хватит и фактической стоимости.

– В чем?

– Эм… В долларах.

– Каких долларах?

– Американских.

Тролль что-то забубнил себе под нос, потом объявил:

– Семьдесят восемь долларов и одиннадцать центов.

У Натана отвисла челюсть.

– Так мало?!

– Да. – Тролль отвратительно улыбнулся. – Хотите получить другим? Увеличением продолжительности жизни или услугами?

Разговор, похоже, входил в нужные рамки.

– И насколько может удлиниться моя жизнь?

– На семнадцать часов и тринадцать минут… мы можем утроить этот срок, если вы будете в коме.

– И какой от этого толк? – с горечью спросил Натан.

Тролль пожал плечами.

– Возможно, придет день, когда вам до зарезу потребуются эти самые семнадцать часов.

– А как насчет женщин? – спросил Натан, теряя надежду.

Тролль обдумал вопрос.

– Несовершеннолетняя девушка ординарной наружности может влюбиться в вас на три недели. Или вы проведете одну ночь со слегка подвыпившей домохозяйкой.

– Не стоит беспокоиться, – отмахнулся Натан. – Это все, что вы можете предложить за мою душу?

– Мир суров, – пожал плечами тролль. – И напрасно вы жалуетесь. Многим мы платим максимум десять баксов.

– Могу в это поверить. Если вы про мерзавцев вроде тех, с которыми я работаю.

Тролль кивнул.

– Про тех, кто еще не работает на нас.

Натан мигнул.

– Работает на вас?

– Да, конечно. Вы же знаете, производитель денег не видит. Кто богатеет, так это посредники.

– Посредники?

– Конечно. Люди, которые загоняют других людей в ад. – Тролль снова пожал плечами. – Среди них много добровольцев, они работают задаром, но есть и наемные работники. На тридцать процентов комиссионных можно жить не тужить.

– Тридцать процентов… – задумчиво повторил Натан.

Все эти мерзавцы, которые столько лет топтали его, загоняя в пучину отчаяния… некоторым за это еще и приплачивали. У них деньги, долгая жизнь, красивые женщины…

Неудивительно, что жизнь улыбается говнюкам. Неудивительно, что хорошие люди не выдерживают.

– Это все? – спросил тролль. – Снова связать вас с отделом продаж?

– Нет. – Натан пожевал нижнюю губу, потом спросил: – Эти люди, что работают на вас… они проходят специальную подготовку?

– Естественно.

– Тогда вот что. Свяжите меня с отделом кадров.


Лоуренс Уотт-Эванс

См. также[править]

Текущий рейтинг: 91/100 (На основе 147 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать