Почему другие остались?

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Люди продолжали пропадать уже на протяжении нескольких дней. По крайней мере, так говорил диктор вечерних новостей. Нет, это не были происки какого-то психопата-убийцы, разве что тот не обладал способностью перемещаться в пространстве и времени. Да и такой продуктивности позавидовал бы любой успешный предприниматель, ведь на данный момент исчезновения уже исчислялись миллионами и происходили по всему земному шару.

— Когда ж уже исчезнешь ТЫ, — со злобой подумал Иван, выключая телевизор после очередного обращения президента. Его злоба была вполне оправдана: несколькими днями ранее пропали его восьмилетний младший брат и мама. В день, когда это все началось, их просто не стало. Отец Ивана тоже пропал, но немного раньше: двадцать три года назад, когда узнал, что у него скоро будет сын. Такому молниеносному исчезновению позавидовал бы сам Гарри Гудини. В любом случае, у Вани осталась бабушка, за которой он сейчас и ухаживал. Будучи в преклонном возрасте, она тяжело переживала утрату близких и большую часть времени проводила в молитвах.

Иван сидел на кухне, подперев лицо руками. Полную тишину нарушал лишь плач женщины из соседней квартиры. Гадать о причине ее страданий не приходилось, ведь звонкого детского голоса из-за стены ее жилища не было слышно уже довольно продолжительное время. Вообще, было странно (если в этой ситуации что-то еще можно было назвать «странным»), что пропали почти все дети. Полицейские старались выявить хоть какую-то закономерность в исчезновениях, но явного успеха в этом деле не имели. Вот что было известно на данный момент: хоть большую часть исчезнувших и составляли малолетние, пропадали люди всех возрастов; четкого распределения на карте мира так же не было видно. Некоторые различия в цифрах по странам и городам все же имелись, но они были не столь значительны. Также не было выявлено четкого временного критерия: люди пропадали как днем, так и ночью прямо из своих постелей. Каким же образом? Сейчас достоверно сказать было невозможно, все полученные данные спутывались и перемешивались. Если верить бородатому дедку с безумными глазами, которого показывали по четвертому каналу, то виной всему, разумеется, были инопланетяне. Более же рациональные версии звучали от представителей официальной науки, но и в их объяснениях было множество несостыковок. По мнению же Ивана, во всем было виновато правительство. Да, звучит до боли банально, и в иных обстоятельствах он бы сам презрительно фыркнул лишь услышав данное предположение… но все же эта мысль не давала ему покоя. Почему же еще президенты ВСЕХ стран живы? За исключением представителя Уругвая, все главы государств активно обращались к гражданам своих стран, давая напутственные речи и призывая к единству.

— Конечно, себя-то эти чертовы псы спасти могут в любой ситуации, — бормотал себе под нос Иван. В 18 лет Ваня попал в армию, откуда вскоре был отправлен в горячую точку. По возвращению домой его патриотизм и верность национальным идеям улетучились.

Иван встал из-за стола в кухне и направился в комнату к бабушке. Стоило справиться о ее здоровье и поинтересоваться, можно ли сделать что-то полезное. Бабуля как обычно сидела в кресле и слушала радио: какие-то церковные песнопения. Увидев Ваню, она слабо улыбнулась.

— Бабуль, ты как? Нужно чего-нибудь? — он подошел к приемнику и сделал звук тише.

— Да что мне нужно… — она пожала плечами. — Только чтоб ты жив-здоров был.

Ваня улыбнулся. Это была бабушкина любимая фраза, и он ни на секунду не сомневался, что услышит ее в ответ.

— Хотя, Вань, я попрошу тебя… — Бабуля потянулась к тумбочке и извлекла из нее свой старый потрепанный кошелек. — Если дел у тебя срочных нет… пожалуйста, сходи в церковь. Поставь за маму и Владика свечки.

Сказала она это ровно и без слез, что даже немного удивило внука. Дни плача и горечи прошли, и сегодня бабушка казалась спокойной и более… умиротворенной, что ли? И хоть Ваня и не разделял взгляды своей бабушки на загробную жизнь и религию в целом, он вся же вздохнул и, не взяв протянутых ему рублей, отправился надевать куртку. Бабушкино спокойствие было важнее собственных убеждений, да и срочных дело у него действительно не было.

Само собой, на улице было немноголюдно. И даже не из-за пропавших людей, а из-за страха оставшихся. Все же люди, вопреки информации о том, что пропажи не связаны с местонахождением человека, инстинктивно стараются не задерживаться на улице, а многие просто хотят провести время со своими близкими, ведь неизвестно, какая судьба уготована им.

Ваня вышел из подъезда и направился в сторону церкви. Была середина весны, и птицы как обычно соревновались в пении, а по улицам бегали оставшиеся без хозяев добродушные собаки. В животном мире ничего не изменилось. Солнце стояло высоко и равномерно распределяло свои лучи на окрестности.

— Оно и хорошо, — подумал Иван, — в связи с последними событиями шляться по темноте стало опасно. Люди не знают, что их ждет завтра, и этот страх порождает панику. Из новостей было ясно, что случаи грабежей участились многократно, товары с полок магазинов растаскивали не всегда легальными способами. Многим терять нечего, а хорошо пожить хочется. Хотя бы последние свои дни.

Как бы то ни было, до церкви Ваня добрался без приключений. Зайдя внутрь, он сразу ощутил на себе знакомую гнетущую атмосферу: со стен грозно смотрели иконы, у креста бесконечно крестились женщины в платках, кто-то плакал, а в воздухе стоял тяжелый запах. Поежившись, Иван направился к прилавку в углу зала и купил несколько свечей, затем зажег их от других и поставил туда, где их было больше всего — он совершенно не разбирался в религии.

Уже собираясь уходить, Иван заметил местного батюшку. Тот никуда не пропал, сидел у дальней стены и явно был чем-то обеспокоен. Его глаза навыкате подолгу смотрели в одну точку, а пальцы нервно теребили огромный крест, висящий на шее. Все-таки Ване было не по себе в таких местах.

По приходу домой Ивана охватило легкое чувство тревоги, и пока он разувался, понял, в чем причина — радио в бабушкиной комнате выдавало лишь помехи.

— Мало ли, может, бабуля задремала, — подумал Ваня, но все же отправился к комнате ускоренным шагом. Войдя, он понял, что тревожился не напрасно. Старушка стояла возле окна и смотрела прямо внуку в глаза. Она улыбалась искренней, доброй и спокойной улыбкой, однако из глаз ее струились слезы. Ваня уже было подумал, что у бабушки опять случился срыв, и она снова начнет рыдать, однако та стояла на месте все с той же улыбкой.

— Ваня… Ванечка… Понятно мне все теперь. Все теперь понятно стало! — Бабуля вытерла слезы. — Послушай меня внимательно…

∗ ∗ ∗

Иван собирал вещи в сумку. Разумеется, одной ею он не отделается — два чемодана уже были плотно укомплектованы одеждой и всем необходимым. Солнце склонялось к линии горизонта, и его свет приятно окрашивал стену комнаты в оранжевые краски. Ваня понимал, что завтра ему нужно будет выдвигаться в путь. Чем раньше — тем лучше. Когда обо всем расскажут СМИ, в городе начнется такое… Нет, он не хотел об этом думать. Именно поэтому решение о переезде в деревню было принято практически сразу.

— Даже не обязательно в деревню, можно и в глушь леса. Да, пожалуй, это даже лучше, — думал Ваня. — Найду себе там пустой домик, благо хозяева какого-то из них точно улетучились. Главное, чтобы подальше от людей. Машину раздобыть тоже не должно составить труда.

Закончив собирать вещи, Иван лег в постель. День сменился ночью. Следующие сутки обещали быть крайне тяжелыми, поэтому все предстояло еще раз тщательно продумать. Иван понимал, что его решение о переезде в глушь было абсурдным, безрассудным, принятым под воздействием адреналина, бурлящего в крови… Но оставаться тоже не было никакого смысла. Какое-то время он будет перебиваться вдалеке от цивилизации, а потом… Если все будет не совсем плохо, то можно и попутешествовать. Съездить к морю, в другие страны даже! Ваня и за границей не был толком, если не считать соседнее государство. Но все же долго мечтать он не мог, слова бабушки отдавались эхом в голове. Он снова и снова прокручивал в голове их последний разговор.

— Ванюш, время мое пришло. Видать, не такая уж твоя бабка и скотина, какой себя считала.

Ровный и нежный, золотистый свет наполнял комнату. Его источником была Ванина бабушка. Та самая, добрая и заботливая, которая возилась с ним в младенчестве, пока мама весь день пахала на работе, стараясь прокормить семью.

— Мы очень сожалеем, что так все получилось. И я, и мама с Владиком. Кто ж знал, что так оно все будет!

Ваня ошалело смотрел на старушку, боясь двинуться.

∗ ∗ ∗

Проснувшись на рассвете, Иван вышел из квартиры и отправился на поиски машины. Как-никак, без нее он свои вещи далеко не дотащит. По разговорам соседей он точно знал, что добрый дедушка из квартиры на пятом этаже исчез еще в начале этих событий, так что машина ему уже вряд ли понадобится. Найдя старенький, но чистый Жигуль на заднем дворе, Иван аккуратно разбил боковое стекло локтем, положив на него шапку. Не самый шик, но на первое время сгодится. Разумеется, никакой сигнализации не было. Ключи от автомобиля ждали Ваню в верхнем кармашке — дед Гена был практичным человеком, и запасные ключи у него безусловно имелись. Наконец, подогнав авто ко входу в подъезд, юноша спустил свои вещи и загрузил их в багажник и на задние сиденья. Через каких-то полчаса он уже ехал по пустому шоссе за городом, навстречу восходящему солнцу. Мысли роились в его голове, а страх, хоть Ваня и старался ему сопротивляться, все же брал свое. Люди перестали пропадать вчера, бабушка была одной из последних. В общем-то, она ему это и сообщила. Все наконец-то пугающе сошлось. Не стоило гадать почему он, Платонов Иван Алексеевич, никуда не исчез. Во время конфликта в горячей точке ему приходилось видеть неприятные, жуткие вещи… и совершать такие же поступки. Он был рад, что его мама, братик, а теперь и бабушка в хорошем месте, чего не скажешь о его отце. Существует огромная вероятность, что он-то никуда не делся из этого мира.

Но если о причине своего «неисчезновения» Ване все было понятно, то размышление о других людях действительно вселяло в него ужас. Плачущая соседка из соседней квартиры, диктор новостей, священник в церкви, продавщица в ларьке, да и что там говорить, главы всех государств! Они все здесь, никуда не пропали, и у каждого своя причина. Вот что поистине пугало.

— Ваня, в грехах-то все дело, Вань, — скорбно проговорила бабушка в их последнюю встречу.

— Мои-то еще не так тяжки оказались, да и замолила я их как могла, каялась, будь они неладны. Оставляют-то только тех, чьи грехи потяжелее будут, посерьезней. И знаю я, Ванюш, что не хотел ты ничего такого, что война и есть война. И жалею всем сердцем, что тяжко тебе так тут одному придется. Может быть, и дадут вам второй шанс, но пока все так. Наиболее чистых духом забрали, а землю вам оставили, грешникам. Это вам Ад, его вы сами построите.

Остановившись на заправке, Иван подошел на кассу. Кассир был на месте. Не смотря ему в глаза, Ваня оплатил бензин и поспешил удалиться. Сев в машину и вдавив педаль газа в пол, он понесся вдоль шоссе. Предстояло для себя многое решить.


Текущий рейтинг: 70/100 (На основе 76 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать