Песочница (Gbl)

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Песочница»)
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Мы не были каким-то уникальным явлением, просто обычная компания малышей из первого-второго классов, не очень умных, во главе которых, если можно так выразиться, стоял третьеклассник Саша, пользовавшийся у нас довольно большим почётом. И, как водится почти у всех подобных ребяческих компаний, в какой-то момент, после неудачных поисков клада по всей округе, мы решили сделать его сами.

Начали, разумеется, с поисков удобного места. От него нужно было две вещи – чтобы мы смогли разрыть там землю на достаточную глубину, и чтобы был шанс, что потом этот клад кто-нибудь обнаружит. Сначала думали закопать на пустыре неподалёку – но когда попробовали поковырять там почву совками, то обнаружили, что она чуть ли не твёрже камня. В конце концов сошлись на том, чтобы закопать клад на детской площадке, в песочнице – копать там было очень легко, а до грунта никто ещё не докапывался, так что глубина была порядочная. Сценарий Саша нам сказал примерно такой – через сотни лет кто-то попробует закопать здесь клад, выроет глубокую яму и найдёт наш клад. «Может быть, даже подумает, что он тут с царских времён лежит» - добавил он со смехом.

Яму рыли очень долго, с трудом отпросившись у родителей на время обеда, чтобы никто не видел наших приготовлений. Даже выставили двух дозорных – чтобы быть уверенными, что никого не было рядом. И я до сих пор думаю, что их вполне оказалось достаточно – им самим же было выгоднее хорошо вглядываться во всё вокруг, чтобы их не подключили к копанию ямы. Получилась она в результате около полуметра глубиной – что для нас было довольно неплохо – и тридцати сантиметров шириной. Стенки осыпались постоянно, но такой диаметр был необходим, иначе коробка с кладом просто не пролезла бы внутрь ямы.

Коробку эту Саша сколотил собственноручно, и довольно долго не знал, куда её деть. Возможно, идея самим закопать клад пришла ему в голову именно поэтому, хотя я не помню, точно ли это предложил именно он. У коробки была крышка, и открыть её можно было, только сдвинув крышку вбок. Конструкция была довольно простая, но нам она тогда казалась чудом. Аккуратно мы сложили принесённые нами для клада вещи в коробку, положили на дно ямы, быстро закопали и заровняли, чтобы никто ничего не заподозрил.

Всех предметов, что мы закопали, я сейчас не упомню, но кое-что могу сказать. Сам я принёс несколько фотографий из родительского альбома. Несмотря на то, что они довольно сильно ценились, в альбоме было много похожих или непримечательных – просто мой отец увлекался фотографией. Так что я тогда подумал, что вряд ли родители заметят пропажу – оставшиеся фотографии и ранее много где перемежались пустыми файлами.

Особенно мне запомнился вклад Паши, родители которого иногда давали ему карманные деньги – он положил в коробку монеты, и теперь она стала для нас чем-то священным. Так что, когда она была закопана, Саша легко взял с нас обещание ни в коем случае её не разрывать – а если всё-таки и решим, то только всем вместе. У этого было две цели – во-первых, чтобы никто не украл своих вещей из клада, а во-вторых, чтобы никто не узнал, что он там есть, не выкопал сам и не забрал себе. Нам очень не хотелось, чтобы кому-то задаром достались деньги, и Сашины разговоры сработали. На протяжении более чем месяца никто даже не помышлял о том, чтобы разрыть песок и посмотреть, как там клад.

А потом я вдруг забеспокоился. Я не знал, думали ли другие о закопанных вещах – хотя Паша думал о них почти наверняка... Но всё же я решился откопать клад, хотя бы чтобы посмотреть, не забрал ли кто-нибудь другой своих вещей. А в идеале – для того, чтобы забрать оттуда свои фотографии, положить их обратно в альбом и перестать беспокоиться по поводу внимательности родителей, которые теперь превратились для меня в живой укор. Каждый раз, когда папа или мама залезали в ящик стола, моё сердце замирало, но, слава богу, за это время они альбом ни разу не вынули. Вообще они рассматривали его всего несколько раз в год – чаще всего по праздникам, и я мог надеяться на то, что пропажа так и не будет замечена до её возмещения.

Когда я стал выбирать подходящее время для выкапывания, вопрос решился почти сразу – обед. Единственное время, когда мне стопроцентно никто и ничто не угрожает, я могу выкопать клад, и этого абсолютно никто не заметит. Правда, теперь я столкнулся с трудностью – родители долго не хотели во второй раз отпускать меня во время обеда, но в конце концов я сумел их уговорить.

Придя на площадку с лопатой, я в поте лица раскопал клад за, как мне показалось, очень долгое время, и, оглянувшись, запустил руки под песок. Яма получилась слишком узкой, чтобы было возможно достать коробку на поверхность – но этого я и не собирался делать, так как в таком случае риск стал бы ещё выше. Я вынул только крышку, взял фотографии, благо они лежали на самом верху, и тут же водворил крышку на место – во дворе раздался чей-то голос.

Саша. Я так испугался, что даже не смог сразу сориентироваться – но через несколько секунд я собрался, засунул фотографии под рубашку, сгрёб песок в бывшее углубление и сел прямо на него. Затем притворился, как будто играю с песком – но когда Саша подошёл, я, похоже, ещё не окончательно утратил признаки нервозности, и он что-то заподозрил. И ещё меня довольно сильно обидело то, что он закончил обедать раньше и уже пришёл на площадку. Мы обменялись парой ничего не значащих слов в духе «Чем занимаешься?» «Сижу», а потом я на шатающихся ногах пошёл домой. Незаметно вложил фотографии в альбом и благополучно забыл о них вплоть до следующей прогулки.

Тогда мне казалось, что ничего страшнее и быть не может. Как только мы собрались все вместе, он тут же предложил раскопать клад, чтобы проверить, не прогнила ли коробка и не украл ли кто-нибудь оттуда какую-нибудь вещь. Он не говорил о нас, скорее наоборот, пытался показать, что нас он ни в чём не подозревает... Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться – это хоть чуть-чуть оттянуло бы мою «погибель». В копании я не принял участие – просто присел на бортик песочницы и смотрел в никуда.

Потом, внезапно овладев собой, поднялся и подошёл к яме. На моё удивление, она была гораздо глубже, чем когда я раскапывал клад – и я чуть не проговорился об этом, о чём сейчас со смехом вспоминаю. Но затем нам стало не до смеха. Мы дорыли до грунта и сделали яму в несколько раз шире, чем при закапывании, но клада не было. Я вздохнул с облегчением – но в то же время немного испугался. Кто мог за такое короткое время выкопать наш клад, да ещё и без всяких следов?

Остальные, может, и думали, что кто-то выкопал клад, но я-то знал, что это не так. Знаете, в глубоком слое песка всегда равномерно рассеяны кем-то потерянные игрушки? Когда ребята раскапывали клад, те игрушки, которые я не откопал до конца, находились на тех же местах, что и утром.

Саша, разумеется, стал утверждать, что клад выкопал я – ведь именно меня он видел сегодня в этом месте, да вдобавок ещё и в подозрительнее время. Слава богу, я довольно быстро нашёл аргумент – коробка очень большая, разве мог я её вынести с площадки так, чтобы Саша не заметил? Похоже, этот аргумент подействовал и на самого Сашу – его подозрения хоть и не исчезли совсем, но значительно уменьшились. Теперь он по очереди разглядывал всех нас, но всё же никак не мог понять, кто мог вытащить клад. В конце концов, зайдя в тупик, свалил всё на «взрослых хулиганов», которых мы традиционно обвиняли в порче наших песочных построек и других пакостях.

Сейчас я вырос, и меня очень тревожат две вещи. Да и не меня одного. Мы до сих пор поддерживаем контакты друг с другом, и я рассказал всем произошедшую тогда во время обеда историю. Как результат – мы имеем загадку, которую не в силах разрешить. Собственно загадка состоит из двух вещей.

Во-первых, это фотографии. Когда я бежал домой, я почти на них не глядел – но затем начались странности. Когда настал Новый Год, и папа вынул альбом, чтобы засунуть туда новый фотографии и заодно просмотреть старые, он обнаружил там три, которых никогда ранее не видел, и тем более не делал. Они до сих пор лежат в том альбоме – я могу детально описать их.

На двух изображена наша детская площадка. Имеются незначительные отличия от того расположения вещей, которое я помню, но оно много раз менялось, так что это, вполне возможно, лишь мои домыслы. На площадке играют дети, правда, ни одно из лиц я узнать не могу. А вот третья фотография, прямо скажем, аномальна. На ней изображена та же самая детская площадка, но абсолютно пустая. В поле зрения ни одного человека, а снизу, на песке, рассыпанном около песочницы, какое-то тёмное пятно.

Конечно, это можно было бы объяснить тем, что фотографии кто-то подменил. Но проблема даже не в фотографиях, а в самом пятне. Не буду говорить, что оно напоминает, хотя вы наверняка догадались. Оно ни в коем случае никогда не могло там быть, однако если приглядеться, становится понятно, что ни в коем случае нельзя было технологиями того времени сделать такую качественную иллюзию. Словно в насмешку над этим, ровно через год после той истории где-то в Америке был сделан первый фотошоп.

Не буду дальше распространяться на эту тему, лучше сразу перейду ко второй загадке. Сейчас я уже пережил и детский, и подростковый, и юношеский возраст. И прекрасно понимаю, что никаких «взрослых хулиганов» в природе никогда не существовало. Подростками мы вообще уже не наведывались на детскую площадку – больше играли в футбол на пустыре. Разрушали все наши постройки всего лишь дети на несколько лет младше нас – они ещё не осознавали, что вокруг них находится, и крушили всё подряд неосознанно. Гуляли они обычно не в то время, что мы, так что появление «взрослых хулиганов» в нашем воображении было вполне обосновано.

Только вот такие маленькие дети ни за что не откопали бы наш клад.

Продолжение, написанное другим участником[править]

В общем, анон, под конец девяностых довелось мне барыжить наркотой. Делал закладки, фоткал место на старый Полароид и передавал заказчику. Сделал я, значит, однажды такую в детской песочнице, а потом мне знакомый алкаш и говорит, что кто-то там копался недавно посреди бела дня, поди, мою закладу выкапывали. Приперся я туда ночью, разворошил все слегонца, чтобы незаметно было, руку просунул - чую, ящик какой-то. Открыл его, щупаю - а там херня какая-то; монетки, бумажки, еще какой-то хлам; достал я эти бумажки, по привычке в карман сунул, потом думаю - надо посмотреть. Только руку вытащил - тачка во двор въезжает. Ну, я не глядя бумажки на место запихнул, ящик захлопнул и песком присыпал, и не зря. Останавливается тачила, а оттуда мусора. Давай спрашивать, кто я такой и че тут делаю. Ну я под дебила закосил, мол, куличики леплю, они поржали, отпизидили меня малеха и уехали. Пришел кое-как домой, выкидываю все из карманов, смотрю - фотки. Думаю, фотки закладки, ан нет, какая-то семья там, за столом, на фоне елки и все такое. Тут то до меня и доперло - не иначе как это какие-то сраные колдуны там закопали, семью сглазить решили! А я, получается, в ящик свои фотки закладки взамен этих положил! Я особо-то в эту фигню не верю, ну а вдруг? Это ж получается, сглаз теперь на мне лежать будет! Короче, сходил я в церковь, а батюшка мне и сказал, что все это от лукавого, и коробку такую сжечь надобно, чтобы от бесов защититься. Тем же вечером пошел, выкопал закладку и коробку, коробку сжег, а закладку в помойку выбросил и в монастырь ушел на семь лет, замаливаться. Почему сделал так, спросите? Моих фоток в этом ящике не оказалось.


Текущий рейтинг: 68/100 (На основе 67 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать