Переселение душ

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

Здравствуй, читатель.

Совсем скоро все новостные ленты будут трещать о том, что я пережил.

«Добрый дядя педофил», «Он не журналист! Я лично снимаю с него эту должность», «Любви мешает мама с папой»,

«Подозреваемый не признает своей вины. Прямых улик нет, но будьте уверены, он сядет!»,

«Все только и говорят об этом чудовище. Но не забывайте, девочка, она всё ещё на свободе».

Это ложь. Я напишу всё настолько подробно, насколько сейчас помню. И поверь, помню всё. Всё как было на самом деле. Такое не забыть. А те, кто не поверит моей истории – идите на х*р!

Текст скопирован с http://www.livejournal.com/mishabon/


29.03.16 примерное время 09:30-10:00

На смартфоне я увидел пропущенный вызов (время 02:10) и два сообщения от своей племянницы Елены.


Племяшка-1 02:12 29.03.2016

«они убили папу забрали нас в доме найди и дневник»

Племяшка-1 02:25 29.03.2016

«Извини, дядя, подумала 1 апреля уже ;)»


Будь даже и первое, я всё равно в это не поверил. Никогда не называла меня дядей, но я не стал перезванивать. Подумал, что мелкая опять провоцирует. Позвоню, а она мне – Миша, как дела? Как сам? Как сала килограмм? Сводишь меня в цирк? Евроцирк приехал. Своди меня туда?

Елена очень любила цирк. Клоуны и эквилибристки, львы и баба с бородой. Клоунов я не любил всегда, со времён «Оно». Тот фильм заставлял меня то и дело оборачиваться по дороге домой из кино. Но моя племяшка ничего не боялась. Ни клоунов, ни улицы, ни даже привидений.

Её тянуло в мистицизм, ко всему сверхъестественному. Родителей это пугало, ведь её сестра Катя была спокойной маленькой девочкой, любящей играть в куклы. А я, как дядя, только одобрял смелый выбор Елены.

А что, мне забавно было наблюдать за их «спиритическими» сеансами с сестрой. От раздумий обо всем этом меня отвлекла голодная кошка.


29.03.16 примерное время 22:00-23:00

Характерный долбёж в дверь. Я и без удостоверений понял, что пришла полиция.

Господа объяснили: моя сестра с девочками пропали, мне нужно проехать в отделение. Но зачем? Найден труп мужчины, предположительно муж, но нужно провести опознание. Я единственный родственник семьи. Это случилось в их доме? Не сразу уловил все их слова и формулировки. Слишком спутанно и неуверенно они говорили. Именно они, один дополнял другого, как в ситкоме. Но мне не было смешно.

Само собой всплыло в голове.

Улица Вишнёвая, 31. Слегка на отшибе, на фоне томного леса. Этот прямоугольный дом, ровная крыша. Оргазм геометрии. Выглядел как тайная ставка чекистов. Снаружи отделка серым кирпичом. Два этажа, пять жилых комнат, подвал. На заднем дворике небольшой огород и теплица. Удобный, залитый бетоном подъезд к дому. Бери- не хочу. Но я не любил это место. Сестра была слишком маленькой, чтобы запомнить, что мы там пережили в то время. А для меня всё было слишком паршиво, я всё помнил.

Этот серый кусок шедевра оставила нам тётка, но я, как высокооплачиваемый журналист, не имел проблем с жильём. А потому, сестре с её мужем и двумя малышками дом был в самый раз.

Пока я был в себе, два клоуна пытались меня успокоить, заканчивая фразы друг за другом. Один начал ободрительно похлопывать меня по плечу. Я подумал: они милая пара. Мне действительно стало плохо. Уже не слышу ни себя, ни милую пару. Я до конца осознал всю ситуацию.


30.03.16 примерное время 02:30-03:00

После трёх часов увлекательных вопросов в стиле «Где вы были, а вы, случайно, не убийца?», подписанного заявления о пропаже и опознанного тела Арсения, я приехал домой.

Меня ждала истерика в зале. Я метался из угла в угол, мысли в голове повторяли за мной. Руки раз за разом скрещивал на груди, но они продолжали непослушно опускаться, как верёвки. Слезы заливали глаза и щетинистые щеки. Мой брутальный вид был подмочен. Я оцепенел на середине пути до угла. Мне нужно было что-то сделать. Но что?

Соседка около часа ночи позвонила в 112 и сообщила о криках из дома напротив. Она сказала: кричала женщина. На вызов приехал патруль, в подозрительном доме обнаружили открытой дверь, внутри дома нашли труп мужчины.

… Но что? Мои племянницы, сестра черт знает где и с кем! С кем? Он, конечно, не один: один не справился бы с тремя людьми, пусть и не особо сильными. Зачем их украли? И зачем убили Арсения? Ты дурак, он оборонялся, на нём больше тридцати ударов ножом. Кричали. Голос был женский, значит, это сестра. Её могли убить на месте, чтобы не вопила. Но, если бы убили, где тело? Не стали они возиться с телом Арсения, бросили там. Сестру забрали. Значит, она жива. Как и девочки.

О, Катя, малышка, ей всего пять лет, надеюсь, есть шанс, и она забудет этот кошмар. Елена, она может много болтать, пытаться их запугать, угрожать. Дурочка, только бы ничего не натворила, пожалуйста, молчи. Только бы они остались живы. Я буду заботиться о них. Кате покупать новые куклы, а Елену водить каждую неделю в цирк. Цирк… Смс! Звонок! Она мне звонила, писала, а я, тварь, спал. Я ей не ответил, не поверил. Перечитаю. Стоп. Второе сообщение. Что за? Кто его написал?

∗ ∗ ∗

Примерно в начале четвёртого ночи я прыгнул в свою машину и отправился в тот самый дом, по улице Вишнёвая. Возле дома стоял полицейский форд с тёмными стёклами, внутри никого. Но и в доме казалось пусто. Свет не горел. На свой страх и риск, вооружившись ручным фонарём, я открыл калитку. Пройдя несколько метров по бетону, зашёл в переднюю, нараспашку открытую дверь. Душно и темно. Щёлк. Пучок света рассеяно разлагал мрак в небольшой прихожей, лестница перед входом, затем налево. Зал, куда мне пришлось зайти с тревогой.

Ведь где-то здесь, может на том самом месте, куда я осторожно ступаю, лежало изрезанное тело. Тело, то, что за секунду до смерти 29 лет дышало, любило мою сестру и было отцом моим прекрасным племянницам. Лежало вот здесь. Нашёл. От целой цепи жизненных событий и природной эволюции осталось красное огромное пятно на ковролине. Я ощутил горечь на корне языка, меня затошнило. Низким тоном завернул меня желудок. Еле сдержался, прикрыв рот с характерным «гм». Прилипшая к телу потная футболка начала раздражать. Мне здесь нечего делать, дневник наверху.

Медленно развернувшись, осторожно направился к освещённой части перил. Спустя пару секунд я сжал левой рукой перила, убеждая себя: всё хорошо, я в доме один. Копы в магазине. Одному было страшно, и они пошли вместе... За ручку. Забавная картинка. Всё хорошо. Слегка ободрившись, я тут же поник с первым скрипом ступеньки. Этот скрип ударил мне отзвуком в памяти.

Мой дядя. Мой милый, милый, мёртвый дядя. Этот скрип поднимался вместе с ним глубокой ночью. Тихонько крался по небольшому коридору, в соседнюю от меня спальню. К моей сестре. Я слышал, как маленькая девочка тихонько хнычет, а этот тощий высокий лысый ублюдок сопит и стонет еле дыша. Я видел, как рамки с фото с пугающей ритмичностью потряхивает на моей стене. Стена ограждала меня от отвратительной идиллии. Идиллии, в которую беспардонно ворвалась тётя. Не одна - с ножом. И я лишь слышал, как ублюдок успел раз взвизгнуть, затем чвак, чвак, чвак… Бессчётное количество раз. В ту ночь я пожалел, что вздумал читать под лампой комиксы.

В ту ночь я подцепил клеща, когда помогал своей тёте тащить тяжелую мразь в завёрнутой простыне. Далеко, в чащу леса, в сторону болота. Простыня была мокрющая, и я то и дело попеременно обтирал ладони об себя. Голова кружилась, еле-еле добрался под утро домой. Увидел растёртые, засохшие разводы на своей куртке. Клещ, видимо, давно нашёл на мне хорошее место. Я стоял на кухне перед раковиной. Смотрел на свои ладони багрового цвета. Еле ощутимы, размываются в поле зрения. И я, словно рисунок акварелью, расплываюсь где-то на полу. Так жарко, лихорадит. И темно…

Очнулся на больничной койке. Всё так болит. Доктор показала мне клеща. Он присосался за левым ухом. Не энцефалитный вроде, всё хорошо. Что я помню? Не уверен. Но она сказала, что меня доставили в бреду, и я полушёпотом повторял одну и ту же фразу: “мёртвый дом”. Что я помню? Может быть, мне всё привиделось. Перед сном мы с сестрой гуляли на заднем дворе, и может там в меня впился тот самый клещ. И это всё не настоящее…

Тётя с окровавленным ножом в красной ночнушке.

«…Вставай и помоги мне…»

Изнасилованная сестра, сидящая на краю кровати, как аутист.

«…Быстро! Принеси простыню из нашей спальни…»

Болото жадно пожирает свёрток простыни в полумраке никчёмного фонарика.

«…Одевайся теплее, отнесём его в топь…»

∗ ∗ ∗

По дороге сюда я позвонил своему старому приятелю. Сержанту полиции в отделе внутренних расследований. Марк, конечно же, спал, но вся серьёзность ситуации разбудила его в миг. Было необходимо узнать, какая соседка сообщила о криках, и почему патрульная машина припаркована у дома пустая. Приятель пообещал сделать всё возможное и сразу же сообщить мне. Я не знал, что «сразу» наступит так скоро.

Мой мобильный загудел в кармане, чуть не став первым телефоном-убийцей. Я струхнул настолько, что мне пришлось сжать губы, будто они обветрены и вот-вот сольются в страстном поцелуе с долькой лайма. Со смачным скрипом крутанулся и уселся на одну из ступеней, в одно движение. Лихорадочно выдернул из джинсов мобильный, быстро ответил и приложил к уху. Слышать мне мешало моё сердце, буйным смятением и высоким давлением. Затем сквозь гул и бум пробился Марк. Чуть настроив громкость динамика, я убедился, что он говорит достаточно тихо, чтобы никого, кроме меня, не тревожить.

- Алло, Миша? Ты где? Ты слышишь меня? Эй?! – настойчиво продолжал Марк.

- Да, слышу, я здесь. Я в доме, - чуть громче мышиного писка ответил я.

- Ты где?! Дебил! А ну, выбирайся оттуда, живо. Ещё труп не успели вынести, а ты уже на месте преступления, баран! – Марк не любил стеснять себя в выражениях.

- Уже выхожу, я просто перед домом. То есть я там был, но уже вышел. У тебя что-то есть для меня? – как мог, но сбивчиво перевёл тему.

- Да, - глубоко вздохнул, - В общем. Соседка не представилась, бросила трубку, - вдруг замолчал.

- И, и что дальше? – я выдержал паузу, в недоумении спросив.

- Эм, я не знаю, как сказать тебе, - казалось, я слышу его раздумья, и он продолжил - Дело такое: соседка не первая, кто позвонил на пост. Был ещё один звонок.

- Какой звонок?

- Звонили с телефона Елены. И диспетчер не среагировал. Просто проигнорировал, - напряжённо закончил Марк.

- Проигнорировал… Что? Когда, когда это было?! Алло, когда она звонила, она что-то сказала?!

Разволновавшись, я начал кричать на Марка. Пока скрип половиц наверху не заставил меня заткнуться, со второго раза. Пробил холодный пот. Стопор. Боялся пошевелиться, повернуться. Марк сквозь потухший экран, казалось, орёт в громкоговоритель:

– Около двух, слышишь? Около двух звонила. Она ревела, диспетчер сказал: ничего не разобрал, подумал, юмористы звонят. Не знаю, кто это был, но номер её, слышишь? Миша?

Скрип.

Меня ошпарило ужасом, я вскочил на ноги и бросил всю свою силу на бег сквозь раскрытую дверь. Размахиваю руками, фонарём, телефоном, будто мне это поможет. Не знаю, кто там, и не хочу знать. Но мгновенно я уже в машине.

Хорошо, что перед уходом не запер, как раз на такой случай.

И пытаюсь вогнать в замок зажигания ключ от багажника. Я поднимаю глаза и вижу чёрную фигуру в отблесках света луны в дверном проёме. Стоит неподвижно. И я обездвижен, обескуражен. Быстро опомнился. Нужный ключ. И вот уже двигатель набирает обороты, несёт меня подальше от этого дома по пыльной прямой дороге.

Бросаю взгляд в зеркало заднего вида. А там он, прямоугольный мрачный, кусок ненависти.

Если бы здания умирали, то этот дом давно сдох.

∗ ∗ ∗

30.03.16 примерное время день

Не знаю, кто эти непрошенные гости, но я не хочу больше возвращаться туда один. Позвонил Марку, всё рассказал. Он уже доложил о том, что я проник в дом, а потому местное РУВД направило туда машину, чтобы меня забрать. Но никого там уже, конечно, не было. Теперь весь день перед домом будет стоять машина с господами, караулить меня. Марк выполнил свой долг полицейского. Но он так же выполнит и долг друга. Позже вечером, когда господа отъедут, приедем мы и всё осмотрим. Не будет так темно.

И уже вдвоём. Не так страшно.


01.06.16 примерное время

А теперь время рассказать, как мы съездили.

У меня нет желания расписывать художественно, как раньше. С того момента я потерял всё. Вы просто должны знать факты.

С моим приятелем Марком мы приехали на место, позже вечером, было достаточно светло. Зашли в дом. И сразу со скрипом, проследовали на второй этаж, чтобы найти дневник Кати. Только мы начали поиски в ядовито-розовой комнате, как входная дверь внизу оглушительно захлопнулась. Марк решил спуститься, проверить в чем дело. У него было при себе табельное оружие. А я продолжил искать дневник, нашёл быстро. Твёрдая обложка, внутри фиксатор, чтобы легко добавлять страницы. Обложка голубого цвета, на ней большое ветвистое дерево. Я окликнул Марка, чтобы сообщить о находке, но он не ответил.

Настороженно спустился. Пол прихожей был залит кровью, Марк лежал с перерезанным горлом в этой крови. Сказать, как стало страшно, ничего не сказать. Я по инерции рванул к двери, но она была заперта, повернув голову направо, в зал, увидел высокого человека в чёрном длинном плаще, на лице красная маска, прикрыта капюшоном. Я попятился от него на кухню, думал сигануть в окно. Держал чёрный плащ в поле зрения. Еле передвигался от ужаса. Но сзади меня оглушили.

Очнулся тут же на кухне. Привязан к стулу. Меня окружало как минимум пять человек в чёрных плащах, красных масках, как тот, что был в зале. Точнее не скажу: голова разваливалась от боли.

Видел, как один держал раскрытый дневник Кати и читал его. Я пытался сказать ему, чтобы бросил, но тут из маленькой двери, что вела в подвал из кухни, вынырнул тот высокий чёрный плащ, с Катей под мышкой. Она была без сознания, не сопротивлялась, обмякла, как не живая. Значит, она всё это время была здесь, пряталась от них. Елена, может, и знала об этом, но предпочла не подвергать сестру опасности. Может быть, понадеялась на меня, что в поисках дневника найду и Катю. Но я их подвёл, обеих.

Я замычал, меня ударили по голове, я глубже провалился в боль. Он её утащил. А я не мог помешать, не смог даже когда мне вырезали язык. Точно знаю, что это сделала женщина. Она сказала:

- Это семейные дела. Вам не стоило приезжать.

И из деревянной подставки, на разделочном столе она вытянула короткое лезвие. Двое помогали, держали мне голову и нижнюю челюсть. Клянусь, я больше ничего не чувствую. Ни боли, ни страха, ни голода. Будто наблюдаю со стороны. Потом заклеили мой рот широким скотчем. Я тяжело дышал крепким запахом железа и сглатывал кровь. Вернулся тот высокий.

Я не хотел смотреть на него и опустил глаза, видел, как сапоги, вальяжно подойдя, остановились напротив. Видимо, он хотел, чтобы я поднял глаза, и я сделал это. Не видел его взгляд, но он стоял, как статуя, неподвижно, будто затылком подпирая потолок. Мой страх вернулся. Через пару секунд немой сцены, он врезал мне в челюсть, и я отключился.

Меня привела в чувства сирена скорой помощи. На всех парах меня везли куда-то. Но лежал я не просто на каталке, а пристёгнутый наручниками.

Я убил своего друга – Марка. На ноже мои отпечатки. Я занимался сексом со своей племянницей и убил её отца, когда тот узнал правду. Полиция нашла сообщение за 31.03 от Елены, где она в подробностях расписывает, почему не может остаться со мной после всего, что я сделал для нашей любви, и потому она уезжает. Да, уезжает, 13 летняя девочка. Собралась и уехала.

Но, как бы ни так, это не признание моей вины, нет. Я не признаюсь, ни в едином вашем тупом домысле, господин окружной прокурор. Это плевок вам в лицо. И всем, кто считает меня таким, что я на это способен. Видит Бог, я хотел найти девочек, свою сестру. И не предавать дело огласке. Это наше личное. Но теперь я должен выбраться отсюда. И довести всё до конца.

Я верю, что сестра и племянницы живы. И я их найду. Я, а не вы, клоуны. Пускай я не могу говорить, но могу писать. Это моё оружие. Так что запасайтесь попкорном, вам повезло. Когда я нашёл дневник, первым делом вырвал последние страницы. Этого хватило, чтобы всё понять. Прошу, читайте, наслаждайтесь. Дебилы.



Из дневника Елены:[править]

Рисунок из дневника Елены


27 марта, так себе день.

Дорогой дневник.

Несмотря на свой первый день каникул, у меня плохое настроение…(((

Катюша плохо себя чувствует, порой слышу, как она просыпается ночью и плачет. Я тоже плачу. Мама, наверное, тоже. Папа по-прежнему возвращается под утром с разных работ. Недавно на литературе мы опять писали сочинение про родителей, и я не знала, где работает папа. Точнее не знала, нужно ли перечислять все его работы. Теперь и в школу не уйти, от всего этого. Там я хотя бы могла забыться на секундочку. Но есть и хорошие новости. Я опять была в гостях у старушки на соседней улице. Она добрая и милая, кормила меня плюшками с чаем. Было вкусно. :) Зашёл разговор о её детях. И она сказала, что её дочка занимается в «клубе по интересам». Она так всё завуалировала, типа творят разные чудеса, собираются в лесу, я так поняла, наверное, секта, я хз. х)

Но блин. О них ничего не известно, и я впервые об этом слышу. А когда культ малоизвестен, у него сто процентов есть сила. Потому что о реальных вещах не распространяются. Ну, я так думаю. Посоветовалась с ребятами на форуме, они мне аж обзавидовались! Говорят, это прям круто, узнать о секте, о которой никто не знает. В общем, старушка сказала, где они собираются, схожу туда завтра вечерком и завтра же расскажу тебе всё- привсё! ;)

На этом всё.

Спок нок, дневничок :*


28 марта, чудесный день!

Дорогой Миша.

Я обращаюсь именно к тебе, ты мой запасной вариант.

Короче, я дура, я всё испортила. ;( Ты просто не знаешь всего. У Кати порок сердца. В дневнике всё об этом есть. Мы договорились не втягивать тебя в это, ведь у тебя и так проблем хватает, но ты же меня знаешь. Не могу таиться от тебя.

В общем, я всё сделаю, прям как ты всегда нам помогал, так и я помогу Кате. Ты же знаешь, ты для меня пример. (веду дневник по старинке на бумаге и даже пытаюсь копировать твой стиль, лол х)

Я познакомилась с интересными людьми. Очень отзывчивые и много знают, много умеют. Так получилось, что я рассказала им о проблеме с Катей. И они обещали помочь. Миш, ты веришь в переселение душ? Я да, и они тоже. Я хочу поменяться телами с Катей. Они мне помогут, они обещали. А я сильная, уже скоро стану самостоятельной, заработаю денег и вылечу уже свой порок сердца. А Катя будет жить и любить цирк вместо меня. :)

Честно говоря, было жутковато, когда пришёл их главный, высокий такой. Он так говорил и вообще выглядел, длинный плащ, красная маска. По секрету сказали, что его лицо обезображено, потому он такой, слегка пугающий. И вот, на случай, если что-то пойдёт не так, ты знаешь, кто виноват. Я, вини меня. Но не суди строго. Я, правда, стараюсь сделать, как лучше. Сегодня вечером они придут, к нам домой.

Я очень волнуюсь. Надеюсь, всё получится. Прости, прощай.

С любовью, навсегда твоя, Племяшка.*


Автор: К.Живов


Текущий рейтинг: 82/100 (На основе 169 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать