Перекресток миров

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Оборванец с красными воспаленными глазами сидел в дверном проеме. Косяк, часть стены дома и дверь, словно памятник, стояли среди бесконечных развалин Лондона. Эти останки прежнего мира казались прочными, но молодой человек побаивался опираться на них слишком сильно, чтобы они не обрушились и не уничтожили его пристанище, а вместе с ним и весть прекрасный мир по ту сторону двери. Упадет дверь, и Судный день наступит. Он знал, как это будет выглядеть, и потому как можно дольше желал сохранить мир, в котором жил прежде.

Сухой горячий ветер гнал и гнал клубы бурой пыли, в которую обратилась прекрасная прошлая жизнь, и пыль постепенно укрывала саваном труп великого города. Человечество тысячи лет спорило, когда наступит конец света, ожидая, что сию дату определят Высшие силы, но оказалось, что дату назначило оно само. И никакое царство Божие, вообще никакое царство уже не ждало людей. Неважно, злодеи они были или праведники, невинные младенцы или не нашедшие еще своего пути, - ядерные ракеты уравняли всех. На Земле воцарился Ад – бесплодная пустошь, заваленная руинами. Каменные и деревянные кости – остов цивилизации. Поначалу была еще вонь от миллионов трупов погибших, но с ними быстро разобрались мутанты: гигантские крысы и насекомые.

А позже он стал свидетелем Армагеддона, когда две бесчисленные армии сошлись на развалинах. Крысы величиной с собаку, теленка, иногда бегемота. Насекомые всех видов – от трехметровых муравьев до бронированных жуков ростом со слона. Острые, как бритва, зубы и когти против всего арсенала древних хозяев Земли.

Крысы проиграли, и их трупы тут же были перемолоты ненасытными победителями. К несчастью, после катастрофы в живых осталось слишком много людей…

Он огляделся, и неожиданно ему пришла в голову мысль, что в этом мертвом пейзаже есть своя жуткая красота: почерневшие доски и бревна, опаленный кирпич, изломанный, как искореженные мощным ударом зубы, все чуть нереальное за пеленой бурой пыли, сливающееся с желтым небом.

Молодой человек со вздохом расслабился: это дверь его собственного дома. Длинный и узкий ход из толстого кирпича, и в конце дверь, которую, как сказал отец, он должен охранять. Чудовищам сюда не проникнуть – ход узкий, и они не дотянутся до него своими ядовитыми жалами: такими стали большими. И продолжали расти. Скоро им придется жрать только друг друга. Он – Хранитель Перекрестка Миров. Как только его не станет, дверь рухнет или откроется и миры соединятся – тогда Ад воцарится везде… Эх, если бы отец еще подумал о припасах, тогда бы он так и сидел в своем убежище, не показывая носа, а теперь он вынужден, как все остальные, рыскать в поисках пищи и воды.

Сейчас и то и другое у него было, и он некоторое время мог спокойно посидеть, наслаждаясь перерывом в бесконечной, смертельно опасной гонке по развалинам, не думать о том, где скрыться от монстров, где спрятаться. Он даже улыбнулся, рисуя в уме сценки: вот чудища учуяли его присутствие своими усами-антеннами и злобно толкутся возле его маленькой норки, в которой им его ни за что не достать. Они будут беситься, бросаться на кирпич, засовывать в проход свои отвратительные конечности, скрести стены в бессильной ярости, но потом вынуждены будут убраться несолоно хлебавши. Он глубоко, прерывисто вздохнул, вспоминая историю последних месяцев.

Ядерные взрывы прикончили человечество и его цивилизацию, но насекомые, эти доселе столь малозначительные существа, не пострадали. Они не только выжили, но и подверглись ужасным мутациям под воздействием гамма-лучей. Теперь насекомые размножались в любое время, независимо от сезона. Причем становились все больше и больше. Молодой человек видел некоторых гигантов, сравнимых только с самыми огромными представителями племени динозавров.

Лишенные привычной растительной пищи, эти новые хозяева планеты отчаянно искали себе пропитание, и единственным, чем они могли в данной ситуации заменить ее, были другие насекомые да жалкие остатки человечества. Ни телевидение, ни радио давно уже не работали, и парень не мог узнать, сколько людей погибло, насколько велики разрушения, но день за днем, глядя из своего убежища, он все яснее понимал, что для тех его соплеменников, кому удалось остаться в живых, нет практически никакой надежды. Он наблюдал, как некоторые из них шарят в руинах, ища консервы и воду, отчаянно стремясь продержаться, уйти от судьбы. Он думал: им надо взглянуть в зеркало и прекратить эту бессмысленную возню – все они были обожжены или ужасно изуродованы лучевой болезнью. У некоторых были неестественно изогнутые конечности. У большинства тела и лица покрыты гнойными болячками и язвами, изъедавшими плоть до костей.

Ветер дул непрерывно и ровно, как вентилятор, донося громоподобные звуки, - это сшибались в битве гигантские насекомые. Они бились ради одного: убить и съесть врага либо накормить его плотью свое племя, потомков. Радиация и отчаяние трудились не покладая рук. То там, то сям собирались кучки людей, которые уже не в силах были бороться за выживание или дошли до края. Перед смертью они искали компании себе подобных, чтобы просто поговорить, вспомнить былое, укрепить свой дух, зная, что смерть будет страшна. Их деловито разыскивали огромные красные муравьи, хватавшие людей, которые, не сопротивляясь, стояли и ждали, пока их не перемелют гигантские челюсти.

Вот мимо проковылял мужчина – так близко, что молодой человек ясно увидел в его глазах гнетущее отчаяние. При каждом шаге он тонко вскрикивал от боли. Парень посмотрел на его ноги: они сгнили по щиколотку, так что он шел по асфальту на голых костях ступней. Мужчине помогал ребенок, возраст его невозможно было определить – все лицо его было скрыто под красной маской болячек. Они остановились передохнуть, и тут же из-за соседних развалин высунулись подрагивающие антенны какого-то насекомого. Это был гигантский полосатый жук. Его челюсти распахнулись и поглотили мужчину с ребенком, словно это были не люди, а какие-то мелкие ягоды. Не задержавшись даже на мгновение, монстр поспешил дальше.

На какой-то короткий момент молодому человеку стало жаль эту пару, возможно отца и сына. Наверняка у них в душе оставалась надежда выбраться из этого ада. Они поддерживали друг друга… Но тут же он сказал себе: «Нет смысла сожалеть о жалкой искре жизни, теплившейся в этом мужчине и ребенке. Смерть была их единственной надеждой, они были обречены». А вот что касается его самого (молодой человек улыбнулся), тут дело обстояло совсем иначе. Он был здоров и намеревался жить, он был уверен, что выберется из этих руин. Твари быстро пережрут друг друга, гораздо быстрее, чем кончатся в найденной им лавке консервы и банки с газировкой. Он дождется конца, уйдет из города и найдет где-нибудь других людей, с которыми и начнется новая жизнь. Он мысленно поблагодарил Всевышнего за то, что его разум все еще сохранял ясность, а тело все еще было целым и чистым…

Молодой человек запнулся и поднес руки к глазам. Долго глядел на них, потом тяжело, с дрожью, всхлипнул. Он забыл про руки: с запястий свисали обрывки сырой плоти; однако почерневшие кости торчали из тканей, все еще розовых и здоровых, как и все остальное его тело. Навалившееся на него отчаяние рассеялось так же быстро, как и охватило его. «Потерять руки, - сказал он себе,- это ерунда. Это ничто по сравнению с великой надеждой, ясностью ума и памяти».

Например, он помнил, как его зовут – Пол Мондэйк. Он подумал о том, многие ли из этих бедняг на улицах вообще способны осознать, что когда-то у них были имя и фамилия, семья и профессия… Пол закрыл глаза и мысленно перебрал свой багаж человеческих воспоминаний. Он вспомнил дни, давным-давно прошедшие, когда гудение насекомых придавало радостное умиротворение жаркому летнему полудню и когда солнечные блики плясали на сине воде под ясным небом. С теплым чувством думал о той красоте, которую человек создавал для самого себя в музыке, живописи, книгах и поэзии.

И затем он вспомнил самое главное в жизни – любовь! Любовь с ее страстью и нежными ласками. Любовь излечит все раны, когда люди встретятся вновь друг с другом после того, как все твари пожрут одни других. А последняя из них издохнет от терзающего брюхо голода. Невозможно, чтобы мир навечно остался в лапах этих тупых, жестоких и прожорливых чудовищ.

Молодой человек улыбнулся ясной и безмятежной улыбкой среди радиоактивных развалин – конечного результата злодеяний человечества. Одна душа стояла над всеобщим зверством, и одно сердце все еще было полно надежд на светлое будущее человечества. Они-то и поддерживали Хранителя Перекрестка Миров. Не давали прорваться кошмару в сад радостей земных. Надолго ли?..

Некоторое время он дремал; ему снились деревья и цветы, и девушка с волосами цвета спелой ржи. Потом он мгновенно проснулся: монстры все-таки нашли его! Рядом со своим убежищем он заметил двух огромных жуков, уставившихся на него. Их плоские головы медленно покачивались из стороны в сторону, на блестящих сине-черных телах то там, то здесь посверкивали яркие блики. Сначала Пол просто испугался, но вскоре страх его перерос в панический ужас, когда он заметил, что жуки не настолько велики, чтобы не суметь пролезть в его убежище.

Почти одновременно жуки подняли передние лапы, оканчивавшиеся когтем-крюком, и двинулись к нему. Пол в отчаянии вжался в угол, нанося им удары своими культяшками. За спиной он ощущал прочную дверь и изо всех сил напирал на нее, но она не поддавалась, так что выхода у него не было. Да и нельзя было пускать на ту сторону этих тварей. Иначе всему конец. Сначала одна когтистая лапа, потом другая вцепились ему в плечи, и он обреченно завопил. Его вытащили из укрытия, отчаянно отбивавшегося, и безжалостно прижали к земле.

Чувствуя себя больным от страха, он ждал хруста этих слюнявых челюстей – но ничего не происходило. Пол застонал и поднял глаза. Два огромных жука, повернув головы в одном и том же направлении, стояли неподвижно – они явно чего-то ждали. Шли долгие секунды, затем жуки по какому-то сигналу внезапно рванули с места, таща Пола за собой. И тогда он понял, почему ему дали эту мгновенную передышку. Впереди его терпеливо ожидала их Королева, и ее жирное белое брюхо было растянуть огромными яйцами, которые она в себе носила.

- Нет, нет!!! – снова и снова кричал Пол. – Только не меня! Я человек с душой! Мною нельзя жертвовать для того, чтобы кормить тварей в ее брюхе!

Не обращая внимания на его крики, жуки-прислужники безжалостно потащили его к Королеве. Ее челюсти широко открылись, и жуки закинули Пола внутрь. Челюсти захлопнулись, и все кончилось. Дверь осталась без присмотра…

Когда все было кончено, мужчина, которого Пол лягнул в бок, демонстративно потирая ушибленное место, громко рассуждал о том ужасном состоянии, в котором оказалось общество, если молодой наркоман может сидеть, развалившись, в дверях и набрасываться на проходящих мимо граждан. Толпа людей, собравшихся, чтобы поглазеть на эту маленькую драму, разошлась, пожимая плечами – уже наступили сумерки. Двое полицейских, стоя на изгибе дороги, смотрели, как машина «скорой помощи», поблескивая синей мигалкой, пробиралась сквозь толпу людей.

- И зачем они это делают? – сказал один из них. – Они говорят, для того, чтобы забалдеть, но черт меня побери, если я понимаю, что за балдеж получает этот слабоумный бедняга.

- Он уже слишком долго сидит на тяжелых наркотиках. Могу поспорить, что на этот раз ему конец.

- Ты, стало быть, его знаешь?

- Да, он законченный наркоман. Хотя, конечно, это все грустно. Это сын профессора Мондэйка. Ты, должно быть, слышал о нем, - блестящий ученый. Он изобрел этот замедлитель, самую важную деталь наших новых супербомб. Пока замедлитель работает, бомба – словно запертая дверь. Главное – не дать ее открыть. А потом оба свихнулись: старший отдал концы, а этот перепутал героин с овсянкой.

- Он что-нибудь говорил?

- Много чего, но в основном всякую чушь. Чаще всего повторял: «Замедлитель замедляет, но не может остановить процесс навечно. Достаточно заглянуть за Дверь, чтобы понять это».

- Чепуха! Все ученые в один голос твердят, что замедлитель надежен, как часы. Пока кнопка заблокирована, ничего не может произойти.

- Я тоже так думаю. А ну их к маме, этих яйцеголовых.

Полицейские пошли дальше своим путем. И никто больше не прикрывал спиной Дверь между прекрасным сегодня и кошмарным завтра…


Автор: Джойс Марш


Текущий рейтинг: 56/100 (На основе 32 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать