Пастельный Человек

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

Считайте это предупреждением. Если Пастельный Человек придёт к вам, как он пришёл ко мне много лет назад, вы должны отвергнуть его предложение. Как бы вы не любили того, кому он обещает помочь, ничто не стоит того, что он попросит взамен. Я говорю это в надежде на то, что вы не повторите ошибку, которую я совершил в ту холодную зимнюю ночь, когда я стоял на коленях перед телом своего отца.

Впервые я встретил это существо в 1997 году, и с тех пор не было ни дня, когда его ужасное лицо не появлялось у меня перед глазами. Тогда я был ещё подростком, но сейчас я понимаю, что именно в тот вечер закончилось моё детство. Его погубило и развратило то бессердечное исчадье ада с бледно-синей кожей.

Прошли годы, но я всё ещё помню эту злополучную встречу, как будто она случилась вчера. Я могу точно сказать, во что мы с отцом были одеты, что мы ели, я помню даже счёт в футбольном матче, который шёл по телевизору. Когда у отца начались проблемы с речью, я удивился, ведь он не успел выпить и одной бутылки пива. Более того, я помню, как он выпивал шесть бутылок за раз, и ему было хоть бы хны. Когда у него онемела половина тела, и он свалился с дивана, я окончательно убедился, что дело не в алкоголе. Я спросил, всё ли в порядке, но его слова было уже не разобрать. Я схватил телефон с кофейного столика и набрал 911.

- Это 911, что у вас случилось?

- По-моему, у моего папы инсульт, - эта мысль у меня появилась за секунду до того, как мне ответили.

- Ничего, у нас есть ваш адрес. Скорая уже выехала. Скоро она будет на месте. Он в сознании?

- Да, он в сознании, но я его не понимаю. – У отца изо рта вырывались бессмысленные звуки. Я испугался. Кроме него, у меня больше никого не было. Мать умерла, когда я был ещё младенцем, и я даже не знал её. Отец, можно сказать, выполнял работу за двоих. Если бы я потерял его, я бы остался один.

- Так бывает при инсульте. Хорошо, что он в сознании. – Больше я ничего не слышал, потому что в этот момент телефон выпал у меня из рук.

Наступил один из тех моментов, когда всё уходит на задний план, и мир полностью затихает. Футбольный матч по телевизору, инструкции оператора по телефону, стон моего отца на полу – всё это превратилось в белый шум. Всё сливалось вместе, и я уже не осознавал, что со мной происходит. Всё моё внимание было направлено на него. На ужасное чудовище, которое стояло на кухне и смотрело на нас с отцом с кривой ухмылкой на уродливом лице.

Его голова едва не скреблась о потолок нашей кухни. Он нетерпеливо переступал с места на места, как школьник, который ждёт звонка. Всё его тело с головы до ужасных грязных ног было покрыто пастельной голубой кожей, сухой и морщинистой. С его неуклюже широких плеч свисала коричневая сумка, вышитая чёрными швами. Он поглаживал ремень сумки своим длинным пальцем, и на его лице росло предвкушение.

Сперва я подумал, что сошёл с ума, увидев то, что случилось с моим отцом. Но чем ближе подходило к нам чудовище, тем яснее становилось, что оно было отнюдь не галлюцинацией. Оно наклонило голову под светильником в гостиной и шагнуло в сторону дивана. Несмотря на то, что эта ошибка природы явно относилась к двуногим, она спустилась на четвереньки и подошла к нам, как хищный зверь к своей добыче. Я бы испугался ещё больше, но отвратительная улыбка на мерзком лице вызывала скорее ненависть, чем страх. Казалось, что страдания отца доставляют ему удовольствие. Он подполз ближе, и я схватил отца за руку, словно пытаясь его защитить. Существо остановилось всего в нескольких дюймах от меня, потом переключило своё внимание на отца.

- Если хочешь, я могу его спасти, - сказал он. Я отшатнулся назад. Я был готов к тому, что эта ужасная тварь перегрызет мне горло или раздерет мне лицо своими черными когтями. Чего я не ожидал, так это того, что она заговорит со мной. – Он умирает, но я могу его спасти. Хочешь, я это сделаю?

Я так и сидел с открытым ртом, придерживая голову отца и глядя в огромные розовые глаза, которые занимали больше трети лица мерзкого создания. Они напоминали мне пасхальные яйца – странное сходство для подобной ситуации. Он снова встал на ноги, напомнив мне о своем огромном росте. Он назвал мне своё имя, которое я не смею повторить, потому что назвать его – лучший способ вызвать этого зверя. Я буду называть его просто Пастельным Человеком – в честь цвета его кожи и цвета глаз. К тому же, дав существу такое глупое имя, я стал немного меньше его бояться. Совсем немного.

Наконец, мой мозг оправился от шока, и я смог выдавить из себя несколько слов: - Что значит, ты можешь его спасти?

- Я заключаю сделки, молодой человек, - его голос был неожиданно ангельским, как будто тысяча хоров запела в унисон. Закрыв глаза, можно было представить, что с тобой говорит небесный ангел, а не ужасное чудовище с гнусной ухмылкой. Впрочем, этот необыкновенный голос вызвал у меня ещё большую тревогу. Было что-то неправильное в том, что такое отвратительное создание могло так красиво говорить. Пастельный Человек указал на свою сумку. – Я могу спасти твоему отцу жизнь, но ты должен заключить со мной сделку.

- Какую сделку?

- У всего есть причины, даже у смерти, - его пакостная улыбка слегка расширилась, как будто он собирался рассказать анекдот. – Я и вправду могу спасти твоего отца, но кто-то должен умереть вместо него. Кто-то должен умереть, чтобы другой выжил. Такова сделка. –У меня что-то сжалось в груди. – Не ты, в этом не было бы смысла. Нет, я даю тебе возможность выбрать человека, который в эту ночь умрёт вместо твоего отца.

- Ты - смерть? – спросил я, поражённый тем, что услышал.

Пастельный Человек закинул голову и испустил ужасающий вой. Только потом я понял, что это он так смеялся.

– Нет, я вовсе не ангел смерти, хотя ты не первый, кто так подумал. Я не дьявол, и я не служу ему. Скажем так, я независимый предприниматель.

- Я могу выбрать, кого угодно?

- Ну, не любого. Так ведь было бы неинтересно, правда? – Когда он заговорил, я увидел, как у него во рту показались огромные, как у акулы, зубы. – Заменой отца должен быть кто-то из твоей жизни.

- Я не убийца, - мой голос был едва слышен. Я посмотрел на отца, он побледнел и потерял сознание. – Не думаю, что я смогу убить кого-то, кого я знаю.

- А тебе и не нужно никого убивать, молодой человек, - он приготовился к последнему броску. – Нужно только сказать мне, кто должен умереть, и я всё сделаю сам. Наверняка найдётся кто-нибудь, от кого ты бы предпочел избавиться. Учитель, бывшая подружка, школьный соперник?

Ну вот. Я давно об этом мечтал, но даже в самых дерзких мечтах не собирался когда-либо это осуществить. У каждого из нас есть кто-то, кто отравляет нам жизнь, и я не был исключением. «Уолтер Фланниген», - пробормотал я.

- Кто?

- Уолтер Фланниген. Это он сделал, - я задрал майку и показал ему ушиб на груди, который Уолтер нанёс мне во время своих издевательств в раздевалке. – Он заталкивал меня в шкафчик и бил меня, когда я был новичком. Директор ничего не делает, потому что он лучший футболист в нашей школы. Спортивный канал даже сделал о нём репортаж.

- Ага, - Пастельный Человек захихикал. Он даже зачем-то нагнулся, чтобы оказаться на одном уровне со мной. – Какой толк в том, чтобы быть королём, если нельзя помучить рабов?

- Я устал от мучений, так что убей его, пока я не передумал!

Тут Пастельный Человек протянул свою массивную руку, и его длинные пальцы обвились вокруг моего лица. Улыбку на его лице сменила злость. – НЕ ГОВОРИ МНЕ, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ, ЯСНО!? – Я покорно кивнул. Он сжал моё лицо так крепко, что я понял, что если бы он захотел, то смог бы раздавить мой череп как яйцо. – Хорошо, потому что это не так просто, молодой человек. Надо предпринять кое-какие шаги.

- Шаги?

- Да, - на его лице снова появилась игривая улыбка. – Ты должен будешь присутствовать при смерти этого Уолтера Фланнигена. Надо, чтобы ты вызвал меня, иначе я не смогу выполнить свою часть сделки. Когда ты останешься наедине с мальчишкой, назови моё имя. Учти, он должен умереть до рассвета, иначе ты нарушишь условия договора. Ну, мы договорились? – Я снова кивнул, и монстр отпустил моё лицо и схватил меня за руку. – Великолепно, - сказал он, пожимая её. – Вот мы и заключили сделку, молодой человек.

Я с любопытством смотрел, как Пастельный Человек опустил руку в сумку и копошился в ней, пока не нашёл то, что искал. Он держал своими уродливыми пальцами странное насекомое величиной с четвертак. Насекомое выпустило крылья и попыталось улететь, но вырваться из лап Пастельного Человека оно не могло. Другой рукой, он взял челюсть отца, чтобы открыть ему рот.

- Что ты делаешь? – спросил я, но Пастельный Человек не отвечал. Он грубо запихнул насекомое отцу в рот и протолкнул его в глотку своими грязными пальцами.

Пастельный Человек снова встал на ноги. – Ну, вот, дело сделано. Скоро твой отец полностью поправится. Теперь твоя очередь. Запомни, мальчик должен умереть до рассвета, а то сделка будет расторгнута.

Он повернулся ко мне спиной и направился к выходу.

- А что если я передумаю? – спросил я.

Существо остановилось и повернулось ко мне. И снова его улыбка переросла в ту омерзительную ухмылку. – Твой отец уже поправился, так что кто-то должен его заменить. Кто-то умирает, чтобы другой выжил. Такова сделка. Если ты не выполнишь свою часть договора, то этим кем-то будешь ты. Поверь мне, молодой человек, если сделка будет нарушена, не нужно будет даже призывать меня. Я сам приду за тобой. Обещаю. А когда я приду, ты пожалеешь, что встретился со мной. – С этими словами он прошёл через кухню и вышел через чёрный ход. Я хотел побежать за ним и даже вышел в сад, но эта тварь исчезла. Тут я увидел огни скорой помощи, которая подъезжала к моему дому. Я подошёл к ним и отвёл их к отцу.

Найти Уолтера было нетрудно. Я знал, где он будет в тот день, но задержался, потому что ждал, пока врачи что-то скажут о моем отце. Надо было спешить к дому Эдди Гиллена. Родители Эдди уехали из города, и он всю неделю говорил о том, что устроит вечеринку. Об Уолтере я знал две вещи:

1) Эдди – его лучший друг

2) Он никогда не пропускает вечеринки.

Было примерно полчетвертого, когда я остановил машину у дома Эдди. Я припарковался чуть дальше, чтобы меня не заметили. Задержавшись в больнице, я боялся, что не успею застать Уолтера. Мое волнение было напрасным: пикап Уолтера всё ещё стоял на дороге перед домом. Ещё одна мысль пришла мне в голову. Что если Уолтер так пьян, что вырубился? Я пытался придумать способ, как попасть в дом Эдди и выманить Уолтера одного так, чтобы Пастельный Человек смог осуществить свой замысел. К счастью для меня, прошло немного времени, прежде чем Уолтер вышел из дома и сел в свою машину. Я вздохнул, понимая, что проблема решилась сама собой.

Он выехал на дорогу, и я последовал за ним, стараясь не привлекать его внимание. Он был пьян. Даже издалека я видел, как виляет из стороны в сторону его пикап. У меня в голове снова и снова, подобно испорченной пластинке, раздавался голос Пастельного Человека.

- Учти, он должен умереть до рассвета.

Я не знал, хватит ли у меня смелости снова вызвать эту тварь. Мне хватило и одной встречи за ночь. Смогу ли я второй раз заглянуть в его страшное лицо? А как быть с Уолтером? Он, конечно, был большим козлом, но он не заслуживал смерти, особенно, от рук этого чудища.

Если Уолтер не умрёт, ты сам погибнешь. Запомни, ты делаешь это ради своего отца.

Не знаю, кто мне шептал это в ухо, ангел или дьявол. Я посмотрел в окно. На горизонте появилась розовая линия – первый признак солнца в ночном небе. Через два часа наступит утро, и я не смогу выполнить свою часть договора. Что бы я ни делал, я снова увижу Пастельного Человека.

Уолтер жил за городом, в районе, где обитали только богатые. Как-то раз я там был – мы вместе с ним делали работу, вернее, делал её я, а он присвоил все мои заслуги. Мы подъехали туда, где дорога проходила через лесистую местность. Поблизости не было ни одного дома, и я решил, что именно здесь я должен сделать свой ход. Я ускорил свою машину, пока не приблизился к его пикапу, после чего включил фары. Я собирался подрезать его, чтобы привлечь внимание, но всё вышло иначе. Наверное, он запаниковал, и его пикап свернул с дороги и врезался в дерево.

Я остановился позади него и на мгновенье заколебался. Однако у меня перед глазами мелькнула улыбка Пастельного Человека. Я вылез из машины, но не стал глушить мотор и оставил фары включенными.

– Эй, Уолтер! – крикнул я.

Дверь машины Уолтера открылась, и он выпрыгнул наружу. – Говнюк Шон, - крикнул он, удивлённо, но в его голосе чувствовалось раздражение. Говнюк Шон – так он назвал меня на второй неделе школы, и уже через месяц меня так называл весь класс. – Думаешь, это смешно? Я тебе сейчас въебу, сучёнок!

Он бросился ко мне со сжатыми кулаками. Я снова засомневался в том, что я смогу нажать на курок. Совесть буквально разъедала меня. Жизнь Уолтера должна была закончиться, и это должно было произойти по моей вине. В моём сознании промелькнули воспоминания об избиениях в школе, которые наносил мне Уолтер, о злобной усмешке Пастельного Человека, о моём отце, бившемся в судорогах на полу гостиной. Наконец, слова, которые произнёс своим ангельским голосом тот ужасный монстр.

Кто-то должен умереть, чтобы другой выжил.

Уолтер приближался. Надо было решать, стоит ли вызывать монстра, пока не поздно. Я выкрикнул настоящее имя Пастельного Человека. Уолтер остановился на секунду, скорее всего от удивления, а потом продолжил наступать на меня. Пастельного Человека нигде не было. И вновь я подумал, не сошёл ли я с ума. Может, мне всё это просто показалось? Может, мой отец вообще не был болен? Я снова произнёс имя существа, пытаясь его вызвать, но это не помогло.

Уолтер схватил меня за грудки, прижал к капоту и замахнулся кулаком, чтобы нанести удар. Я зажмурился и приготовился к удару, но всё вышло иначе. Только открыв глаза, я окончательно убедился в том, что я не сумасшедший. Уолтер побледнел. У него отвисла челюсть, совсем как у меня, когда я впервые увидел Пастельного Человека. Я повернулся и увидел, как его огроменное тело выскользнуло из темноты и оказалось в свете фар моей машины. Он по-прежнему улыбался, но я знал, что за этой улыбкой скрывается пасть, полная кинжалов, которыми можно обглодать человека до костей. Когда он подошёл поближе, меня начало тошнить. Я не смотрел Уолтеру в лицо. Да и как я мог? Парень сейчас умрёт от руки ужасного монстра, и это моя вина. Я не должен был вызывать его. Я не должен был пожимать ему руку.

- Мне жаль, - сказал я. Совершенно искренне.

Я не отрывал глаз от Пастельного Человека, но, по-моему, меня гораздо больше пугало то, что я не мог смотреть в глаза Уолтеру. Уолтер ничего не сказал. Свет фар упал на лицо существа, и теперь мы оба могли ясно разглядеть его. Розовые глаза Пастельного Человека ярко пылали в свете автомобильных огней.

Уолтер отпустил меня и бросился бежать к своему пикапу, но это исчадье ада кинулось на него со скоростью, которой я прежде не видел. Не обращая внимания на крики Уолтера, оно погрузило свои чёрные когти ему в живот. Я пытался отвернуться, но Пастельный Человек напомнил мне о нашем соглашении.

- Ты должен смотреть, молодой человек! Не забывай про нашу сделку!

Я был вынужден смотреть на это убийство. Улыбка существа переросла из пакостной в извращенную. Похоже, мучения, которые это существо доставляло Уолтеру, доставляли ему что-то вроде сексуального удовлетворения. Резким движением руки жестокая тварь вырвала кулак с внутренностями Уолтера и потащило их по земле.

- Теперь всё кончено? – не знаю, спрашивал я или умолял существо поскорее все закончить.

Пастельный человек закинул голову и снова издал тот отвратительный вой. – Кончено? Мы только начали. – Он направился обратно к Уолтеру, который в это время ползал по земле, пытаясь залезть в свою машину, хотя его кишки торчали наружу. Пастельный Человек одной рукой схватил его за голову и поднял с асфальта. Он немного поигрался с Уолтером, заставив его заглянуть в своё уродливое лицо. Свободной рукой существо вынуло из сумки насекомое, намного больше того, которое он засунул в глотку моему отцу. Если то насекомое было размером с четвертак, то это можно сравнить с мячом для гольфа. Оно было скользким – покрытая слизью мембрана блестела в свете фар. Пастельный Человек поднёс жука к лицу Уолтера.

- А теперь будь хорошим мальчиком и открой ротик.

Уолтер закричал. Тем самым он сделал то, что и было нужно чудовищу. Оно запихнуло скользкого жука ему в рот и пальцами протолкнуло его в глотку. Уолтер задыхался, вскоре его лицо посинело. Мне хотелось спасти его, но я ничего не мог поделать. Прошла минута, и Пастельный Человек опустил безжизненное тело на землю.

Он посмотрел на свой кровавый труд, как будто это был шедевр из художественной галереи. Потом демон развернулся и исчез в ночи, не сказав ни слова. Я стоял посреди дороги, с трудом преодолевая тошноту от того, что я увидел. Я не знал, чего ожидать, что дальше будет. Не было ни взрыва, ни блестящего светового шоу, в котором я бы увидел, как душу Уолтера унесло в ад или в рай. Просто на дороге лежал мертвец, а рядом стоял его убийца. Пастельный Человек был ружьём, а я нажал на курок. В некотором смысле, в ту ночь на дороге оказались два мертвеца.

Я знал, что у меня не было времени на размышления. В любой момент могла проехать машина, и меня бы заметили посреди этой кровавой сцены. Я запрыгнул в свою машину и погнал в сторону города.

Смерть Уолтера признали несчастным случаем, результатом вождения в пьяном виде. Конечно, было много подозрений, касавшихся странных обстоятельств его гибели. Вскрытие не нашло никаких следов насекомого, которое Пастельный Человек засунул Уолтеру в глотку. Город был в трауре. Я помню свечу, зажжённую в его честь. О смерти Уолтера писали в новостях, ведь он считался звездой футбола. Мой отец полностью поправился, и через пару дней его выписали из больницы. На следующий год я закончил школу и встретил любовь всей своей жизни. Её звали Диана, и красивее девушки я никогда не видел. По окончании колледжа мы поженились, и у нас родился чудесный мальчик по имени Мэтью. Впрочем, я так и не забыл о своей роли в судьбе Уолтера. Совесть продолжала мучить меня с той самой ночи. Как бы мне того не хотелось, я не мог забыть. Пастельный Человек не отпускал меня.

Должно быть, это существо сочло меня лёгкой добычей, раз оно приходило ко мне всякий раз, когда жизнь кого-то из моих родных висела на волоске, и предлагало мне всю ту же сделку. Несмотря на упорство, которое чудовище проявляло в своей жажде крови, ужасная смерть Уолтера не покидала мою память, и мне удавалось отвергнуть его предложения. Даже годы спустя, накануне отцовской кончины, я сумел отказаться от сделки, когда Пастельный Человек явился ко мне в больничной палате.

Я был обречён на постоянные испытания до того дня, когда я умру от рук Пастельного Человека. Мне удавалось выдерживать это испытания до того дня, когда моя жизнь пошла под откос, и существо вновь смогло воспользоваться моей слабостью.

Диана и Мэтью возвращались из аэропорта после визита к бабушке с дедушкой. Я был завален работой, и мне пришлось провести всю ночь за одним проектом. Моя жена не стала просить меня подвезти их домой, и они сели в такси.

Было около полуночи, когда я сидел в офисе, и вдруг мне позвонили из отделения полиции. Мне сказали, что пьяный водитель врезался в их такси на пути из аэропорта. Моя жена и таксист погибли на месте, а мой сын был в критическом состоянии. Я сидел за столом, не в силах пошевелиться или даже сформулировать связную мысль. Вот тогда-то я понял, что в офисе я не один. На стол моего начальника взгромоздился Пастельный Человек со своей омерзительной улыбкой на морщинистом лице. Ему даже не пришлось делать предложение.

- Ты можешь их спасти? – спросил я.

- И да, и нет.

- Что это значит!? Просто сделай это!

Улыбка Пастельного Человека исчезла, и я понял, что он недоволен моим тоном. Я мигом вспомнил, как он сжал мне лицо, когда я посмел что-то требовать. Возможно, он понял, что я ему не угрожаю, и вместо того, чтобы кинуться на меня, объяснил свой загадочный ответ: «Я не могу возвращать из мёртвых, только спасать тех, кто находится при смерти. Твоя жена мертва. Смирись с этим. С другой стороны, твоего сына можно спасти. Конечно, не бесплатно.»

Я ворошил свой ум. Я не мог найти никого из своих знакомых, кто заслуживал смерти от рук этого голубого чудовища. Даже такая сволочь как Уолтер не заслуживала подобной участи. Но мой сын был всем, что у меня осталось, и он тоже не заслуживал смерти из-за того, что кто-то напился и сел за руль.

Комнату снова заполнил сладкий голос Пастельного Человека. Я слышал его со всех сторон: Пьяный водитель, который врезался в такси с твоей семьей, ещё жив, и он лежит в той же больнице, что и твой сын. Как насчёт него?

Впервые за ночь я заглянул в его розовые глаза. – Ты же сказал, что я должен знать этого человека?

- Вопрос семантики. Просто нужно, чтобы это был человек, который напрямую повлиял на твою жизнь. В тот момент, как он врезался в машину с твоими женой и сыном, он стал подходящим кандидатом.

- Хорошо. Так и сделаем, - сказал я и пожал руку гиганта, чтобы закрепит соглашения. Затем Пастельный Человек дал мне инструкции.

Когда я встретился с врачами в больнице, они рассказали мне о состоянии моего сына. «Мы сделали всё возможное, но он боец». Они проявляли оптимизм, но по из глазам я мог заметить, что они не ожидали, что он выживет.

Меня отвели в его палату и оставили с ним наедине. Пастельный Человек был уже там, стоял над несчастным ребенком. Я немедленно закрыл дверь и кивнул головой. Он опустил руку в сумку и вынул знакомое мне насекомое. Я открыл рот Мэтью, и два грязных пальца запихнули жука в глотку.

- Он полностью поправится. Теперь твоя очередь, - Пастельный Человек скрылся за занавеской в палате моего сына. Я знал, что у меня нет нужды проверять, исчез ли он. Если он и появится в больнице, то только когда я назову его имя.

Когда я согласился на сделку в своем офисе, Пастельный Человек сказал мне, в какой палате лежал пьяный водитель. Он пострадал меньше, чем Мэтью, и его держали в другом крыле больнице. Я чувствовал, как билось моё сердце, когда я подбирался к его палате. С каждым шагом сердцебиение становилось всё громче. Меня охватывало то же чувство вины, которое я испытывал, когда смотрел на труп Уолтера. Я снова собирался лишить человека жизни. Кто я такой, чтобы решать, кому жить, а кому умереть? Я чувствовал себя таким же уродом, как и Пастельный Человек. Может, у меня и не было острых зубов и синей кожи, но я знал, что когда я выполню свою часть сделки, я стану таким же чудовищем, как и он.

Я прошёл в палату, как можно более незаметно, надеясь, что никто не заметит моего проникновения. Посмотрев на лицо водителя, лежавшего без сознания в постели, я тут же ощутил знакомую тошноту. Это был мальчишка, не старше, чем Уолтер в ту ночь, когда Пастельный Человек лишил его жизни ещё до того, как он успел по-настоящему пожить. Повзрослев, Уолтер мог бы измениться, стать кем-то, способным творить добро, но ему не дали шанса. Этот водитель был просто глупым подростком, который совершил ошибку, которую он так и не сможет искупить. В его лице я видел Уолтера, и мой желудок снова начало воротить. Я попытался произнести имя Пастельного Человека, но не смог. Наверно, ангел у меня на плече не давал мне это сделать. Я не буду виновным в ещё одной смерти. Не в этот раз. Я отказался нажать на курок.

Я вышел из палаты и даже не оглянулся. Я просидел остаток ночи у постели сына. Первые лучи солнца проникли в больничное окно и привлекли моё внимание. Я посмотрел сквозь занавески, и во второй раз после смерти Уолтера увидел, как восходит солнце. Это было прекрасно. Розовая лента на горизонте перетекало в небо, создавая ослепительное фиолетовое сияние. На моих глазах происходило световое шоу, и оно было восхитительным.

Я разорвал сделку с Пастельным Человеком, и теперь моя судьба в его грязных руках. Руках, которыми он выпотрошит мои внутренности. Зато мой сын полностью поправится. Ему будет тяжело расти без родителей, но с ним будет его тётя. Сестра моей жены – чудесная женщина, у неё заботливая семья. Она его крестная, и она обещала заботиться о нем в день, когда он родился. Дела её мужа хороши, и у них не будет проблем с деньгами. К тому же мы с Дианой накопили деньги для его колледжа, не говоря уже о том, что жизнь моей жены была застрахована. Проблем с деньгами точно не будет.

Осталось совсем немного, прежде чем Пастельный Человек придет за мной. Я знаю, что моя смерть близка, но я не боюсь. В каком-то смысле я даже жду её. Ребенок, который умер во мне в ту ужасную ночь, получил второй шанс. Когда я умру, мои совесть и ненависть умрут вместе со мной, - они будут стёрты с моей души, и я войду в мир иной очищенным. Таким, каким я был до встречи с тем чудовищем.

Кто-то должен умереть, чтобы другой выжил.

Так говорил Пастельный Человек.


Автор:Vincent VenaCava

Оригинал


Текущий рейтинг: 71/100 (На основе 62 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать