Они всегда так кричат

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Особняк утопал в саду с клумбами ноготков. Белоснежные стены и оранжевая черепица на треугольной крыше погружали в диснеевскую сказку. Нос защипал запах детства, и Стивен взволнованно раздул ноздри. Он вынул из кармана пиджака вскрытый конверт, бережно вытянул письмо и удостоверился, что прибыл по адресу. Костыль больно вгрызся в грудь. Стивен спрятал письмо и заковылял к высокой ажурной ограде из бронзы.

Он был стар и дрябл. Неделю назад в дом престарелых пришло письмо. Стивен поразился, узнав, что автор — друг его детства. Восемнадцать лет от Майкла не было ни слуху, ни духу. Еще более невероятным казалось то, что Майкл сумел его отыскать. С момента последней их встречи Стивен сменил множество жилищ. Пока наконец заботливая внучка не определила деда на попечительство государства.

Да и содержание письма настораживало. Похоже, Майкл спятил. Он уверял, что готов исполнить обет, данный в юности. А сделать это было невозможно.

И все же встреча с прошлым, связанная к тому же с истинным риском (Стивен был очень болен) представлялась куда насыщенней жизнью, чем тихое загнивание в казенном доме.

У ворот прикреплялась коробка домофона. Стивен позвонил.

— Кто там? — раздраженно прогнусавил мужской голос.

— Я Стивен Ормонд. Явился по приглашению Майкла Конолли.

— Ах, это ты, дружище! Я иду!

«Значит, это был все-таки ты», — думал Стивен, недоумевая, чему так удивился.

Стивен изо всех сил тужился вообразить, как изменило Майкла время. Восемнадцать лет назад в пышную шевелюру профессора Ормонда уже закралась седина. Теперь он весь седой? Или лысый?

Но не уважаемый профессор вышел к Стивену, а угловатый рыжеволосый детина с рубашкой, распахнутой на груди. И вместо пышной шевелюры топорщился простолюдинский «ежик». Парень очень напоминал Майкла в молодости, и Стивен решил, что это внук.

Стивен занервничал, когда юнец направился к нему с распростертыми объятиями. Не успел старик проанализировать ситуацию, как оказался зажатым в цепких лапах.

— Дружище! — заорал парень. — Как я рад снова тебя видеть!

Сначала Стивена возмутила такая фамильярность, но быстро работающий ум подсказал, что это — всего-навсего дружеский розыгрыш. Тем более, от Майкла можно ожидать такую шутку. Вот, что означают слова про обет! Поступая в Кембридж, Майкл давал клятву открыть источник вечной молодости и поделиться эликсиром бессмертия со Стивеном. Слава Богу, друг в своем уме! Правда, на месте этого молодого человека Стивен ни за что не согласился бы участвовать в дедовых придурях, но раз уж на то пошло, он им подыграет.

— Майкл, я не узнаю тебя! — притворно воскликнул Стивен. — Я плохо вижу, но такое чувство, что ты помолодел!

Молодой человек и глазом не повел.

— Да, черт возьми, я помолодел! Жаль, что ты плохо видишь, иначе свалился бы в обморок! Я же обещал исполнить обет! Я готов!

Рыжеволосый обхватил старика за плечо.

— Пойдем в дом! Я обо всем расскажу.

Стивен последовал за новоявленным Майклом. Они прошли мимо собаки, неистово рвущейся с цепи.

Рыжеволосый проводил Стивена в просторный зал и предложил кофе. Стивен согласился, и хозяин оставил его наедине с предметами антиквариата.

От скуки Стивен разглядывал картину, изображающую зеленый равнинный пейзаж. «Интересно, где прячется настоящий Майкл? — думал Стивен. — Уж не в том ли большом шкафу с зеркалом в резной оправе?»

Уже прихлебывая кофе рыжеволосый заговорил:

— Сейчас я наглядно разъясню тебе принцип работы моего изобретения.

С этими словами он вынул из кармана плоский синенький пакетик с рисунком. Стивен сщурил глаза и увидел, что на пакетике изображена голая женщина.

— Ради Бога, Майкл! Зачем тебе дома презервативы?

— Скоро тебе они тоже понадобятся, — буркнул юнец и вынул резиновое изделие из пакетика. Затем на глазах потрясенного до глубины души Стивена принялся его надувать.

Стивен покосился на шкаф. «Интересно, какая порода дерева?» — изо всех сил старался удержать рассудок на месте он.

Тем временем в руках хозяина обозначился продолговатый желтый шарик размером с добротную дыню, с веселой пимпочкой на конце.

— Смотри! — сказал парень, представившийся Майклом, и вдавил пимпочку пальцем вовнутрь. Он продолжал нажим, и стенки шарика растянулись.

— Видишь?! — торжествующе воскликнул рыжеволосый.

— Господи! — Стивен схватился за сердце. — Молодой человек, я ничего не понимаю!

— Я приложил воздействие к кончику, но деформировалась вся структура!

— Ну и что?!

— Теперь смотри дальше! — юноша, которому Стивен к тому моменту поставил диагноз безумца, обжал презерватив ладонями снизу. Вытесненный воздух раздул пимпочку.

— Теперь воздействие на целостную структуру привело к деформации кончика, — последовало пояснение.

— Где Майкл? Этот розыгрыш меня пугает!

— Нет никакого розыгрыша! Пойдем!

Назвавшийся Майклом решительно встал из-за стола и отпустил презерватив. Реактивные струи стремительно закрутили последний. Бесформенная тряпочка упала рядом с зеркалом в резной оправе.

Рыжеволосый проводил Стивена в кабинет, оборудованный под лабораторию. Половина комнаты была отгорожена салатовой ширмой с узором в виде веточек.

— Смотри! — воскликнул хозяин и отдернул ширму.

И тут взору Стивена открылась такая машина, что у него разом улетучились все сомнения: перед ним действительно Майкл, помолодевший на полвека.

— Но как тебе это удалось?! — простонал Стивен.

Помимо бесконечного числа кнопок машина состояла из двух блестящих цилиндрических кабин кремового цвета, идеально подходящих для того, чтобы вместить в себя человека.

— Наша Вселенная — единая структура, — ответил Майкл. — Любой, даже самый микроскопический, процесс деформирует ее целиком. И само по себе наше присутствие в этом мире накладывает отпечаток на его строение. А это значит, каждая наша мысль, каждое чувство — в любой капле воды. Этим, кстати, и объясняется феномен ясновидения. Я создал прибор, фиксирующий характер изменения собственной структуры, когда в одной из кабин появляется человек. Тогда можно запустить механизм обратной связи и воссоздать копию в соседней кабине. И не только физическую, как в случае клонирования. Я способен воспроизвести разум человека! Разумеется, вносится коррекция в связи с молекулами воздуха в кабинах, еще некоторые детали...

— Майкл, но тогда из соседней кабины появится такой же старик!

— Ты, глядя на меня, прекрасно осознаешь, что я решил и эту проблему. Прибор оснащен компьютерной программой, которая считывает генотип и вносит поправку в функционирование механизма обратной связи.

— Это невозможно!

— Еще как возможно! Разбирайся ты в физике, я бы доказал тебе каждый пункт. А так придется ограничиться изложением общего принципа. На самом деле в приборе только один недостаток.

Стивен недоверчиво покосился на Майкла.

— Наш разум находится в вечно модифицирующемся состоянии. Потому воспроизвести копию можно, лишь сохраняя оригинал до самого окончания процесса. В итоге имеем двух совершенно одинаково мыслящих человек, и одному из них суждено расстаться с жизнью. Шансов закончить в первой, или во второй кабине — пятьдесят на пятьдесят. Они всегда сильно кричат.

— Кто? — притворился, что не понимает Стивен, а у самого по спине пробежал липкий холодок.

— Старые копии. Им, понятно, преждевременно в мир иной не хочется. Представляешь, хотел стать резвым жеребцом, а тут — прицел лазерного деструктора! Начинают стучать в стенки, звать на помощь, угрожать. Иногда прибегают к уговорам, пытаются заключить сделку. Так противно всегда слушать...

— А под наркозом операцию производить нельзя? — осторожно спросил Стивен.

— Пробовал. Слава Богу, на мышах. Копии потом из состояния наркоза не выходят. Не поверишь, он у них в организме вырабатывается! Через несколько часов подыхают от передозировки.

— Невероятно!

— Но факт. Видимо, это связано с информационной структурой Вселенной. Похоже на чудо, да? Но именно так реагирует прибор. Это как сбой в программе. Я собирался его устранить, но вдохновение меня оставило, а без него, ты должен знать, ничто в мире не делается. К тому же, я решил, так интересней. Представляешь, какой адреналин вырабатывается?

— И часто ты этой штукой пользуешься?

— Как только чуть захвораю, так сразу.

— Нет, я так не буду. Я себе разок омоложение сделаю, а в следующий раз — только лет через семьдесят.

Майкл расхохотался.

— Я тоже так думал! — для чего-то он приложил ладонь к губам и прошептал: — Затягивает!

...С великом страхом вступал в первый раз Стивен в «регенератор», как его окрестил Майкл. С тоской оглядел в последний раз ворох одежды на полу и собственное обнаженное костлявое тело, обвисший складчатый животик. Бесшумно спряталась в недрах аппарата дверь левой кабины, и перед стариком разверзлась полость, вертикальный срез цилиндра. На потолке зловеще блестело жало лазерного деструктора. На мгновение Стивен заколебался.

— Смелее! — приободрил Майкл, и Стивен решил, что терять ему особо нечего, жизни природа все равно отмерила еще годок-другой, а может и меньше. Стивен шагнул в кабину.

Дверь скользнула обратно, чтобы запереть Стивена в светонепроницаемом пространстве. В тот же миг старик одумался и поставил на пути задвигающейся стенки ногу.

— Какого черта?! — орал Майкл, когда Стивен выбрался наружу.

— Нет, не буду, — бубнил одно и то же старик. — В другой раз...

Сколько Майкл ни настаивал, Стивен не поддался на уговоры...

∗ ∗ ∗

Но Майкл совсем не удивился, когда Стивен явился к нему меньше, чем через полмесяца.

— Я передумал, — заявил Стивен.

— Снова? — усмехнулся Майкл.

— Я перенес инсульт и решил, что другого шанса может не быть...

Майкл внимательно посмотрел на друга.

— Ты сделал правильный выбор.

∗ ∗ ∗

На этот раз Стивен не роптал, хотя ему по-прежнему было жутко. Мужественно он погрузился во тьму и с замиранием сердца слушал, как гудят активизировавшиеся приборы. Страх подмывал задрать голову кверху, где располагалась трубка лазерного деструктора. Стивен знал, что ничего не увидит, но делал это снова и снова.

Вдруг он почувствовал, как дряблые мускулы стремительно наливаются соком. Самочувствие улучшалось. Сначала едва заметно, потом быстрее и быстрее. Появилось непреодолимое желание распрямить плечи. И Стивен расправил плечи. Дышать сделалось легче. В груди вспыхнула жажда жизни. Стивен догадался, что попал в правую кабину, и эйфория лавиной взорвалась где-то в сердце его существа. Стивен завизжал от восторга. Словно невидимые швы внутри тела расходились один за другим, сгорали, обращались в ничто. Свобода распирала, казалось, сейчас он лопнет, и мысль о такой гибели доставляла только счастье. Стивен заколотил кулаками в стены, затопал. Раздвинулась стенка, свет ворвался в кабину, и Стивен кубарем покатился наружу.

Он моментально вскочил на ноги, он заорал во все горло:

— Я молод! Я молод!

Только тут до его опьяненного эндорфинами сознания донеся крик из левой кабины:

— Майкл, прекрати шутки! — грохот и стук в стены. — Ты обманул меня! — истеричный визг. — Ты — дьявол! Мразь! Сука! Убийца! Я заявлю в полицию! Прекрати сейчас же!

И такой душераздирающий был этот вопль, что радость мгновенно улетучилась, и в животе у Стивена зашевелилось что-то скользкое, словно давно мертвое и разлагающееся. То был ужас, смешанный с чувством вины.

— Сукин сын! Мразь! Дьявол! Я не хочу!.. — внезапно крик оборвался.

— Что это было? — дрожащим голосом произнес Стивен.

— Они всегда так кричат. Я же предупреждал!

Коленки Стивена дрожали, а веселый Майкл что-то протягивал ему. Стивен опустил глаза. То были презервативы. В пакетике осталось еще две штучки. Вдруг Стивен заметил неприкрытый срам и застеснялся.

∗ ∗ ∗

Первое, что увидел Стивен в зеркале с резным обрамлением — бледное, покрытое испариной заросшее лицо. Но в следующую секунду он отскочил от шкафа. У него были каштановые вьющиеся волосы — до плеч! Стивен решился осторожно заглянуть в зеркало еще раз.

Да, он был молод. Мужественное квадратное лицо, идеально гладкая кожа, вспухшие жилы на бицепсах, грудная клетка гориллы. Глаза Стивена встретились с глазами Майкла в верхнем правом углу зеркала. Майкл стоял у него за спиной и с улыбкой наблюдал за происходящим. Но Стивену было невесело. Занозой засело в сознании воспоминание о старческом вопле из левой кабины.

— Ничего, — ухмыльнулся Майкл, догадавшийся, что означает бледность на лице друга. — Просто советую тебе сегодня снять девочку.

...На прощание Майкл оставил Стивену визитную карточку приятеля.

— Этот человек посодействует тебе с документами и прочим, — сказал Майкл. — Он пользуется услугами моего «регенератора», а потому поможет бесплатно.

∗ ∗ ∗

Но нанимать девочку Стивен не стал. Эпизод со старческим прототипом оставил глубокий шрам в душе, и Стивен понимал, что «регенератор» от него не освободит. Стивен, посовещавшись по адресу, указанному в визитной карточке, отправился в кругосветное путешествие, выбрав отшельнический образ жизни. Так он проскитался десять лет. Вернувшись, он женился, и вскоре завел дочь, а сразу следом за ней — сыновей-близняшек.

Через тридцать пять лет Стивен снова влюбился. Влюбился без памяти в девчонку-тинейджера. Жена его к тому времени превратилась в немощную старуху. Ученые успели раскрыть секрет ясновидения. Американцы совместно с русскими организовали первые колонии на Марсе. Официально разрабатывался проект полета к звездам. Но никому не пришло в голову создать аппарат, подобный тому, что видел Стивен у Майкла.

Стрела амура поразила сердце глубоко и болезненно, и Стивен решил разыскать Майкла. Разумеется, по прежнему адресу он его не нашел. Пришлось воспользоваться услугами младшего брата жены, владевшего детективным агентством.

В итоге, ценой невероятных усилий, Майкл обнаружился как инструктор по серфингу на одном из пляжей Калифорнии.

Он был столь же молод, как и сорок пять лет назад. Только кожа сделалась шоколадной из-за загара. И — то ли показалось Стивену, то ли правда, друг стал чуть плечистей, повыше, и черты лица будто сделались правильнее...

— Я тебя ждал... — как всегда, с улыбкой, произнес Майкл и хлопнул длинноногую блондинку в купальнике по ягодицам.

∗ ∗ ∗

Майкл перенес свой «регенератор» на территорию леса, купленную в период обвала курса доллара. Лабораторию охраняли хорошо вооруженные мужчины в форме. Все они были на удивление здоровы, молоды и красивы.

— Все они пользуются «регенератором», — пояснил Майкл. — Я создал свой клан, мафиозную структуру с прочным лобби в правительстве. Так что, можешь ни о чем не беспокоиться. Добро пожаловать!

— Теперь «регенератор» оснащен новой функцией, — продолжал Майкл. — Мы можем менять генетические параметры индивидуума. То есть, коли не устраивают параметры носа, или длина члена, милости просим к нам!

— Нет уж, не надо, — пробормотал Стивен. — С этим у нас все в порядке! — Стивен хихикнул. — Мне бы вернуть молодость...

Майкл махнул рукой.

— Это ты сейчас так говоришь. Вот увидишь, прибежишь ко мне за коррекцией!

Стивен посчитал благоразумным не спорить.

— А проблемы с оригиналом решили?

— Нет. А зачем?

... И снова Стивен очутился в полости цилиндра. И снова с замиранием сердца ждал расправы со стороны лазерного деструктора. И снова испытал это ни с чем не сравнимое чувство рвущейся изнутри свободы и эйфории.

И вновь, оказавшись снаружи, пережил неприятное сжатие в солнечном сплетении.

— Майкл, открой! — требовал старик. — Стивен, на помощь! Мы ведь можем существовать вдвоем, ты да я, а, Стивен?!

Крик сменился на истошный визг.

— Ты недопонял, Стивен!.. — то были последние слова старика.

— Ушел, — констатировал Майкл.

— Почему он так говорил? — испуганно вопросил Стивен.

Но Майкл лишь сухо ответил:

— Они всегда так кричат.

На этот раз осадка в душе Стивена образовалось намного меньше.

∗ ∗ ∗

Стивен начал ухаживать за понравившейся ему девушкой, которую звали Мэгги. Старая жена так никогда и не узнала, куда он делся. В конце концов Стивен затащил Мэгги в постель.

— Всего три раза за ночь? — презрительно фыркнула она. — Да ты слабачок! Мой прежний парень, Риккардо, умел семь раз!

— У него гены, наверное, другие... — проблеял Стивен, но его мужское самолюбие было растоптано...

— Да, он был мексиканцем.

— У мексиканцев больше тестостерона, они метисы.

— Значит, мне нужны метисы, — заключила девушка и натянула на грудь одеяло.

∗ ∗ ∗

Майкл был удивлен столь скорым возвращением Стивена. А Стивен никак не решался изложить суть проблемы.

— Ты хотел о чем-то поговорить, — попытался начать разговор Майкл.

С великим трудом, краснея и потея, Стивен поведал другу о случившемся.

— Твой «регенератор» может исправить ситуацию? — умоляюще просил Стивен, заглядывая в глаза Майклу снизу вверх. — Понимаешь, я ее очень-очень люблю!

— Седина в бороду — бес в ребро! — буркнул Майкл и расхохотался.

— Конечно! — с радостью сообщил он. — Мы просто изменим заложенный в тебя генетически уровень потенции!

На этот раз казалось, Стивен с маленькой потенцией сломает аппарат.

— Это уже сверх всякой меры! — гневно орал он, сотрясая стены лаборатории так, что на шум прибежал охранник. — Я молод! Черта с два! Мне не нужна эта дура Мэгги! Три раза за ночь — нормально! Разве ты не понимаешь, Стивен? Это — перебор! Ты спятил! И так можно прожить! Эта штука — творение Сатаны!..

— В ад отправится, — сказал Майкл. — Последнее имя перед смертью — имя Сатаны упомянул...

На этот раз эпизод почти не произвел впечатления на Стивена. Он лишь спросил:

— Они так в один прекрасный день кабину не сломают?

— Броня выдержит, — просто ответил Майкл.

На следующую ночь Мэгги очень удивилась, но подвиг Стивена оценила.

∗ ∗ ∗

Да, Стивена затянуло. Он бегал к Майклу по каждому пустяку. Насморк — поможет «регенератор», палец порезался — чего же боль терпеть! Захотелось заняться баскетболом — увеличил рост. Увлекла гребля — удлинил руки. Майкл говорил, что теперь «регенератор» может превратить мужчину в женщину и обратно, но Стивену воспользоваться этим «захватывающим приключением», как выражался Майкл, мешали комплексы. Хотя хотелось.

Стивен просил Майкла подарить ему отдельный «регенератор», но ученый почему-то не согласился. Мол, извини, но хочу сохранить монополию в клане — и точка.

Стивен сам занимал видное положение в мафиозной структуре, за которой все чаще стали водиться грязные, а зачастую и кровавые делишки.

Так прошло несколько веков...

∗ ∗ ∗

А наука тем временем тоже не стояла на месте. Планета Земля вступила в Межгалактический Союз Разумной Жизни. Аборигены планеты Трульфамадорр обучили человечество путешествиям во времени. Но и люди, и трульфамадоррцы — все по-прежнему оставались смертными.

∗ ∗ ∗

— Я проходил сквозь твой аппарат больше десяти тысяч раз! — воскликнул Стивен, явившийся к другу, чтобы подкорректировать кривизну губ, по рекомендации новой подруги, тоже имевшей членство в клане. — Но меня мучает один вопрос...

— Да? — кокетливо спросил друг, изящно закинув ногу за ногу.

Его-то теперь и другом назвать было сложно. Все чаще Майкл принимал женскую ипостась, называясь Мишель. Сейчас Мишель стала жгучей брюнеткой, чуть пышненькой, как на картинах Рубенса. Так изменилась мода.

— Каждый раз ситуация оказывалась выигрышной, в левой кабине оказывался не я. Но ты говорил, что по теории вероятностей шансов пятьдесят на пятьдесят...

— Говорила, — поправила Мишель. — Ты, Стивен, развратной жизнью совсем мозги себе выветрил! Конечно, в левой кабине оказывался ты. И шансов действительно пятьдесят на пятьдесят. Тут эффект вроде того, что наличествует в теории относительности Эйнштейна. Для стороннего наблюдателя принцип «пятьдесят на пятьдесят» соблюдается четко, но для того, кто выходит из правой кабины, он нарушается с каждым разом сильнее и сильнее. Тем больше будет удивление, когда он однажды очнется в левой кабине...

— Но я столько раз оказывался в правой кабине, что страх исчез без остатка!

— Да, скоро ты перестанешь в него верить совсем. Но ты заметил, как всегда кричат те, кто остается в левой кабине?

— Как? Я перестал обращать на это внимание.

— Они всегда кричат сильно! Очень сильно!

— Ты думаешь, это остановит меня сегодня? — ухмыльнулся Стивен. — Я не могу разочаровать Лорэн!

Майкл положил руку другу на плечо.

— В том-то и весь смак — не откажешься!

∗ ∗ ∗

Стивен беззаботно вошел в кабину. Процедура давно не приносила ему ни свободы, ни эйфории. То ли оттого, что Стивен никогда не запускал себя до такой степени, то ли оттого, что привык. В этот раз Стивен слегка удивился, когда из приоткрывающейся дверцы брызнул красный свет. «Из-за темноты цветовосприятие изменилось, — подумал Стивен. — Колбочки переклинило». Потом он осознал, что дверца не приоткрывалась, а красный свет струится с потолка. Недоуменно Стивен задрал голову. На него пристально глядел горящий дьявольским огнем глаз лазерного деструктора.

— Не, я на это не согласен! Нет, я на это не согласен! Нет, я на это не согласен! — ритмично причитал Стивен. — Я так не могу! Я так не могу! Я так не могу! — Стивен в отчаянии упал на пол и забился головой о пол. — Этого следовало ожидать! Этого следовало ожидать! Этого следовало ожидать! — как заведенная пластинка. Стивен схватил себя за волосы и выдрал клок. Еще клок. Еще клок. — Я исчерпал весь лимит удачи! Весь лимит удачи! Весь лимит удачи! Десять тысяч раз! Десять тысяч раз! Десять тысяч раз! С лишком! С лишком! С лишком! — Стивен бился о стены, как бесноватый. — Я схожу с ума! Схожу с ума! Схожу с ума! — И сходил с ума! Сходил с ума! Сходил с ума! Как бесноватый! Как бесноватый! — Того следовало ожидать! Следовало ожидать! Следовало ожидать! На десятый тысяч раз с лишком! Десятый тысяч раз с лишком! Десятый тысяч раз с лишком! Уж в кои-то веки это должно было произойти...

Лазерный деструктор зажужжал и вспыхнул таким ярким светом, какой Стивен не видел, даже путешествуя к сверхновой в Созвездии Рака.

∗ ∗ ∗

Стивен оглядел свои новые губы в зеркале и остался доволен. Что-то омрачило его разум, и он попытался поймать мысль. Мысль долго порхала, улетала, словно маленькая птичка, как только он подкрадывался с сачком. Но вот он схватил ее за горло. Птичка била крылышками.

— Что-то он уж слишком сильно кричал сегодня, — озабоченно заметил Стивен Майклу, проводя пальцем вдоль линии губ.

— Они всегда так кричат, — недовольно отмахнулся Майкл.

Стивен отпустил птичку.

Тюлин Дмитрий Юрьевич, 19-21.06.2006.


Текущий рейтинг: 87/100 (На основе 20 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать