Оле

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Сказка о мерцающем круге, сером пиджаке и непослушных детях[править]

Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Одним чёрным зимним вечером на опустевшей автобусной остановке стояла девушка. Улицы были практически пусты, только изредка слышен был шум проезжающих автомобилей.

Девушка испугалась, что опоздала на последний автобус, и стала пытаться поймать машину. На её сигнал долгое время никто не останавливался, и только через четверть часа перед ней, уже измученной от беспокойства, притормозила чёрная машина.

Вскоре девушка перестала волноваться, забывшись в непринуждённой беседе. Внешний вид мужчины, согласившегося подвезти бедняжку, внушил ей практически полное доверие, и всё же она решила назваться чужим именем. Этим именем и мы назовём её в нашем рассказе.

Девушка назвалась Софьей.

Мужчина же, который назвался ей Олегом, выглядел действительно неплохо. Он был ухоженным джентльменом с идеально гладкими щёками и волнистыми волосами, зачёсанными вбок. Джентльмен носил пиджак и чёрные джинсы. На его руках Софья не заметила часов или колец. От него приятно пахло, но девушка всё никак не могла распознать запах: она то различала нотки лимона или яблока, то чувствовала слабый запах арбуза или клубники, а спустя несколько минут она была точно уверена, что от мужчины пахло кофейными зёрнами.

Софье безумно понравилось его лицо. Она разглядела в нём что-то финское или датское, словом, скандинавское, и подумала: Олег тоже скрывает многое о себе.

— Что-то вы вся трясётесь, — Олег словно улыбался каждым словом. – Может, успеем завернуть куда-нибудь за кофе?

— Не нужно, я просто устала и… Не поверите, сколько я там ждала.

— Ну, скоро будете дома. Рассказывайте что-нибудь, а то мне станет скучно, и я вас высажу.

Олег, улыбаясь, повернулся к своей попутчице. Софья подумала: когда он улыбается, его лицо напоминает черепашью голову.

— Вы уж извините, я не болтунья. Не хочу вас ничем обижать…

— Да бросьте, я же пошутил. А можно спросить, вы учитесь?

— Можно. Я студентка экономического института.

— Студентка? Ничего себе, я думал, вы ещё школьница.

— Бросьте! На школьницу я никак не похожа, вы смеётесь.

— И как вам учится? Наверное, вы круглая отличница.

— И тут не угадали, с учёбой у мня не складывается… Я же уже восстанавливалась, так что на школьницу никак не могу походить. Жалко, конечно, что год потеряла, зато сейчас учусь с твёрдым пониманием того, зачем мне это надо. …Ой, как же устала об учёбе разговаривать, даже с незнакомцем не могу от неё отделаться, – Софья легко засмеялась.

— Понял, тогда лучше я вас развлеку и отвлеку. Мне по долгу службы приходится слышать и рассказывать много историй, поэтому всегда есть чем заполнить пустоту.


В одном небольшом городе жил да был маленький любопытный мальчик. Он всегда стремился залезть туда, куда его просили не залезать, и сделать то, чего его просили не делать. Словом, это был любознательный и непослушный ребёнок. Родители не очень были довольны таким непоседой, потому что им приходилось прятать от него свои взрослые игрушки и запирать на ночь свою спальню: для этого оболтуса, как вы поняли, закрытых дверей попросту не существовало.

Его семья жила в достатке, но родители воспитывали своих детей с большим умом, стараясь не баловать сверх меры. Квартира у них была немаленькая: в четырёх комнатах жили мама, папа, он и его старший братик; была ещё и просторная гостиная. Комната старшего братика, в отличие от родительской спальни, не запиралась, и ему приходилось подпирать её на ночь стулом, чтобы младший не мешал ему спать.

Одной чёрной зимней ночью мальчику совсем не спалось. Он выглянул в коридор и увидел, что дверь в комнату старшего братика приоткрыта. Мальчик очень этому обрадовался, ведь он сможет тихонько стащить дорогую игрушку, которую братец никогда ему не давал.

Он бесшумно открыл дверь и вдруг замер, заметив кое-что очень странное.

Прямо над головой брата, спящего в своей кровати, крутился, переливаясь разными цветами, яркий круг – полупрозрачный, будто сделанный из тонкой ткани. Из такой ткани изготавливают платки или летние шарфы. По поверхности круга плыли разные картинки, издавая слабое свечение. Так переливается всеми цветами радуги электрический ночничок.

Мальчик хотел разглядеть его поближе, но вдруг задел что-то ногой. Это что-то загремело, и круг вдруг исчез, будто растаяв в воздухе. Брат зашевелился в своей постели.

Мальчику пришлось быстренько и бесшумно удирать из комнаты, но если бы он не торопился, то успел бы заметить, как в углу комнаты, за полураскрытой дверью, заскользила низенькая тень.

На следующий день мальчик уже не мог думать ни о чём другом, кроме как об этом загадочном кружке.

Несколько раз ночами он пытался проникнуть к братику в комнату. Один раз ему это даже удалось. Той ночью мальчик просидел в уголке комнаты очень долго, но так ничего и не заметил, расстроился и ушел.

Он обиделся на этот красивый кружок. Зачем тогда было ему показываться, дразнить, а потом исчезать навсегда?

∗ ∗ ∗

Мальчик вырос. Об этом маленьком происшествии он уже не помнил. Он уехал учиться в другой город, устроился там на простенькую работу и стал жить скучной жизнью взрослого человека. Спустя некоторое время он влюбился, и жить вдвоём в неуютной однокомнатной квартирке оказалось уже не так скучно.

Одной чёрной зимней ночью его разбудили глухие сонные стоны возлюбленной, лежащей рядом с ним. Он быстренько её разбудил, и оказалось, что ей снился кошмар. Той ночью девушка ещё долго не могла уснуть.

Прижимая её к себе, молодой человек думал об одной странной вещи, которую он успел заметить несколько мгновений назад: когда он повернулся к своей любимой, над её головой висел едва различимый чёрный круг, невесомый и лёгкий, а потом он с тихим мягким хлопком исчез.

∗ ∗ ∗

Молодой человек и его добрая жена состарились. У них не было детей, но они были счастливы каждый день, видя друг друга. Когда жена заболела, престарелый мужчина проводил у её кровати всё время, отходя только по большой необходимости. Он охранял сон и выполнял каждую просьбу своей умирающей любви.

Когда она спала, старик тихонько плакал, вытирая слёзы краешком её одеяла.

Одной чёрной зимней ночью старик никак не мог заснуть и читал под слабым светом лампы. Он едва не заснул в своём кресле, когда старушка проснулась и нежно взяла его за руку.

Она рассказала ему, что видела прекрасный сон. В этом сне она была молода, она сидела в прекрасном цветущем парке солнечным летним днём. К ней вдруг подошел миловидный юноша в чудесном сером костюме с переливом. Они долго беседовали, и он рассказывал ей такие захватывающие истории, что все вокруг оживало, будто они сами находились в волшебной сказке.

Старик обнимал свою умирающую жену и плакал. В детстве он читал множество книжек и сразу понял, кем был тот прекрасный незнакомец, которого повстречала в своем сне его любовь. К утру она уже была мертва.


— Ну и кто же это был? – Софья была так увлечена рассказом своего спасителя, что не замечала, сколько времени они уже провели в пути. Если бы она не отвлекалась, она бы страшно заволновалась: ведь прошел почти час, а они всё ещё куда-то ехали.

— А вы сами не догадались?

— Нет. Простите, что я такая глупая.

— Вы, наоборот, производите впечатление девушки очень умной. Ну что ж, тогда я рассказываю.

— Давайте.

— Вы читали в детстве Андерсена?

— Конечно, все дети читали! Это что, кто-то оттуда?

— Разумеется. Помните, там был такой человечек, который приносил детям сны? У него было два зонтика. Один был цветной, он раскрывал его над послушными детьми, и им снились интересные сны. А второй, чёрный, он раскрывал над плохими, и те мучились от кошмаров.

Девушка начала вспоминать эту чудесную сказку. Как же она могла её забыть? Эта история была её любимой. Она стала вспоминать сюжет, но даже имя героя всего лишь крутилось на кончике её языка…

Оле… Пробуя на вкус это скандинавское имя, Софья наконец поняла, что увозящий её в никуда незнакомец одет в серый с переливом пиджак.

На дверях авто защёлкнулись блокираторы.


Тут Оле-Лукойе приподнял Яльмара, поднёс его к окну и сказал:

— Сейчас увидишь моего брата, другого Оле-Лукойе. Люди зовут его также Смертью. Видишь, он вовсе не такой страшный, каким рисуют его на картинках! Кафтан на нём весь вышит серебром, что твой гусарский мундир; за плечами развевается чёрный бархатный плащ! Гляди, как он скачет!

И Яльмар увидел, как мчался во весь опор другой Оле-Лукойе и сажал к себе на лошадь и старых и малых. Одних он сажал перед собою, других позади; но сначала всегда спрашивал:

— Какие у тебя отметки за поведение?

— Хорошие! — отвечали все.

— Покажи-ка! — говорил он.

Приходилось показать; и вот тех, у кого были отличные или хорошие отметки, он сажал впереди себя и рассказывал им чудную сказку, а тех, у кого были посредственные или плохие, — позади себя, и эти должны были слушать страшную сказку. Они тряслись от страха, плакали и хотели спрыгнуть с лошади, да не могли — они сразу крепко прирастали к седлу.

— Но ведь Смерть — чудеснейший Оле-Лукойе! — сказал Яльмар. — И я ничуть не боюсь его!

— Да и нечего бояться! — сказал Оле. — Смотри только, чтобы у тебя всегда были хорошие отметки!

Г. Х. Андерсен.


Текущий рейтинг: 68/100 (На основе 65 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать