Новые хозяева

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Дорогой анон, можешь не верить в подлинность этой истории, можешь считать меня фантазёром или просто шизофреником, но всё это я не выдумал, клянусь твоей душой.

Дело было так. Был я ещё школотой, переходящей в период студенческой жизни, и плевал я в потолок от безделья целыми днями, пока однажды не приспичило мне прогуляться. На часах было примерно полпятого вечера. Поскольку все мои дорогие друзья клали на меня всё, что только могли положить, мне пришлось нарезать круги одному. И чёрт меня понёс пройтись через частный сектор. Этот райончик считался самым неблагополучным в нашем городе. Признаюсь, заходить туда мне всегда было ссыкотно, и за всю жизнь я был там раз пять. Правда, ни на какие неприятности я там ни разу не нарывался, а на пути мне всякий раз попадались только 2-3 бабульки да пара кошек. А именно в этот раз, выйдя на одну из улиц райончика, я заметил какую-то заросшую тропинку между домами. Любовь моей задницы искать приключения направила меня именно туда.

Поначалу ничего особенного я не заметил: всё те же старые, паршивые дома, всё те же бабки и деды на лавочках, всё те же лающие псы - стандартная картина любого частного сектора или какого-нибудь богом забытого села. Однако пройдя пару кварталов, я стал замечать, что почти все дома вокруг находятся в аварийном состоянии, а многие и вовсе были разрушены. Людьми тут и не пахло. Да что там, тут, чёрт возьми, даже животных и птиц не было! Начало вечереть. Мурашки начали весело бегать по моей спине, а мозг с превеликим энтузиазмом вырисовывал у меня в голове картины всяких мутантов, которые только и ждут шанса высосать мой спинной мозг. Но моя самоуверенность брала верх, и я шёл всё дальше и дальше, пока не добрёл до совсем уж тёмных и мрачных развалин. Тут я и остановился, решив, что если я пойду дальше, то наложу столько кирпичей, что их хватит на то, чтобы заново отстроить все эти развалившиеся дома.

Я уж было повернулся назад, как вдруг услышал голоса. Нет, анон, мне не пришлось менять штанов, потому что это были не загробные и жуткие, а вполне человеческие голоса. И буквально в 10 метрах от себя я заметил двух старых, толстых и вонючих алкашей в грязнущих куртках, которые сидели на каких-то бетонных кольцах возле совсем развалившейся хибары и курили. Видимо, они облюбовали эти развалины уже давно, отсюда и мерзкая вонь. К моему великому сожалению, они тоже увидели меня и подозвали к себе. Я про себя подумал, что эти мерзкие ублюдки попросят купить им водяры, но, к моему удивлению, они начали вести совсем другие беседы. Один из них выдал что-то вроде: "Парень, пойдём к тебе домой?" Безусловно, я был жутко удивлён в тот момент, но решив, что это лишь пьяный бред мерзкого алкоголика, я решил проигнорировать и пошёл дальше, вперёд. Я мысленно настроил себя, что если их из тени на меня внезапно выпрыгнет какая-нибудь НЁХ, то я оставлю алкашей на растерзание, а сам убегу. Это помогло мне без страха двинуться в развалины. Я слышал, как сзади второй бухарь ещё крикнул мне что-то вроде: "Вернись сюда, пацан!" Конечно, вернусь я к тебе, держи карман шире.

А вокруг раскинулось что-то уж совсем непотребное... Дома - мало того что ни одного целого стекла в окнах, так ещё и все крыши провалились, а то и дыры в стенах зияют, будто после бомбёжки. От некоторых и вовсе одни углы да кучи битого кирпича остались. Под ногами деревяшки какие-то с гвоздями, куски мебели, доски от рухнувших заборов, тряпки, опять же осколки кирпичей, да ещё и вся земля ямами да канавами какими-то изрыта. Асфальтом и не пахнет. А вот фонарные столбы, как ни странно, более-менее целы, даже провода висят и фонари горят, пусть через один и тускло. И ни звука вокруг, только мои шаги громыхают. Как ни стараюсь осторожней на мусор наступать, а разъезжается он под ногами, хрустит, потрескивает... Только бы не вышел кто на шум из развалин этих! Но нет, обошлось вроде. Перешёл перекрёсток с боковой улицей, а там дома уже более-менее целые, даже заборы без дыр и стёкла в окнах не разбиты, хоть свет и не горит ни в одном. Словом, начали появляться первые признаки цивилизации. Первой мыслью было что-то вроде: "Слава богу, теперь не сдохну".

И тут, не поверишь, анон, но из бокового переулочка вдруг вышла весьма фапабельная студентка первых курсов, которая шла, вероятнее всего, домой с сумками. С самыми обычными хозяйственными сумками. Так что вряд ли она была из залётных "сталкеров" вроде меня, а явно жила где-то неподалёку. Знаешь, я из тех людей, которые слаще руки ничего не пробовали, и знакомиться с левыми самками на улице я не привык, однако тут на карту поставлен вопрос скорейшего возвращения из этого крипового говна, и я уж решился подойти к ней. Как обычно, я стал мямлить и говорить так, словно мне прищемили что-то ниже пояса, однако уже чуть позже я смог вернуться к привычной интонации и перестал вести себя как побитый жизнью котёнок.

Весь диалог я воспроизводить не буду, но по основным моментам я пройдусь. Скажу сразу, я ей явно не понравился. Она показывала своё пренебрежение ко мне всячески. Это было видно в жестах, интонации и прочем. Я спросил у неё о том, где я нахожусь, и нельзя ли подсказать мне, как вернуться домой? На что я получил довольно странный ответ: она назвала улицу, название которой я не слышал от роду, хотя знал свой город довольно неплохо. После нашего небольшого диалога она выдала: "Пойдём к нам домой, отец решит, как с тобой поступить". Знаете, такие слова заставили мурашки бегать ещё сильнее, а волосы на всём теле едва не встали дыбом. Но я пошёл за ней. Она двигалась неспешно, поэтому у меня было время разглядеть как её формы, так и окружающие дома. Скажу честно, я даже не удивился тому, что этот район забыт. Развалин, конечно, стало намного меньше, чем в кварталах с разбитыми домами, а в некоторых окнах даже горел свет, но явно заброшенных домов тоже хватало, а дороги был даже хуже, чем в деревне у бабушки, да что там, детские площадки, и те выглядели жутко. Наконец, частные дома сменились хрущёвками, между которыми кое-где были натыканы девятиэтажки. Выглядел этот район тоже непрезентабельно: все стены грязные и облупившиеся, дворы загажены по самое не могу, и почти не видно машин, а если и стоят, то в основном древние совдеповские развалюхи. Когда мы наконец-то пришли, она открыла дверь в какую-то девятиэтажку, где на стенах подъезда поверх давнишней краски неприятного грязно-голубого цвета было полно оставленных школотой-гопотой рисунков, по которым можно было бы учить анатомию человека. Всё выглядело грязным, углы ссаные, одна половинка двери в лифтовую шахту выломана - лифт явно не работал, поэтому мы поднимались пешком. Поднявшись на четвёртый этаж и пройдя по грязному и тёмному коридору, который освещала одна лишь плохо вкрученная лампа, мы наконец-то добрались до заветной цели - её квартиры. И каково же было моё удивление, когда открыв дверь я увидел... свою квартиру.

Помнишь, анон, как недоумевал мужик из "Иронии судьбы", попав в квартиру, где всё было будто и его, и не его сразу? Так вот, невозможно передать тот шок, который я испытал, увидев свой собственный родимый дом совершенно другим! Это была та же самая комната за той же самой распахнутой дверью с матовым стеклом, где я несколько часов назад лежал и плевал в потолок, это была та самая кухня, на которой мама готовила мне пельмешки, и это всё было другим! Мебель была совершенно новая (за исключением шкафа), обои были другими, нетронутыми остались только окна, наша прихожая с вешалкой для одежды и даже телефонным аппаратом на тумбочке, линолеум в "моей" комнате и коридоре, натяжные потолки и ванная. Как будто в нашей квартире кто-то сделал частичный ремонт, хотя мы сами ремонтировали её пару лет назад. Несколько минут я пытался осознать всё это, а затем чуть ли не набросился на эту девку с сотней вопросов о том, что она делает в моём доме, почему тут всё совершенно другое и где, черт возьми, мои родители?! Однако я не получил ни одного вразумительного ответа, только снова почувствовал пренебрежение к себе. Она начала снимать с головы какую-то заколку, которая напоминала не то деформированную пентаграмму, не то ящерицу - словом, что угодно, только не заколку. А я с изумлением смотрел на это и не мог выговорить ни слова: почему-то вид этой заколки напугал меня прямо до дрожи. Вернее, напугал не только её вид, но и вот что: когда я вперил взгляд в неприятный предмет, моему боковому зрению вдруг представилось, что мы стоим не в квартирной прихожей, а посреди давно заброшенной комнаты с голыми бетонными стенами и заваленным мусором полом. Правда, когда я отвёл взгляд в сторону, то обнаружил, конечно же, что на стенах светлые однотонные обои, а на полу хорошо знакомый линолеум, как у меня дома... Закончив этот сатанинский обряд, тян села на небольшой стул и подозвала меня к себе. "Мой отец вернётся с минуты на минуту, давай просто подождём его?" - на этот раз её голос заметно потеплел, она даже улыбнулась. Мне даже стало интересно, кто или что такое её отец, но она, снова улыбнувшись, поднесла палец к губам и задорно подмигнула. Не понимая столь внезапной перемены, я кивнул и решил подождать. Решив скоротать время, направился сперва на кухню, потом заглянул в "свою" комнату, хозяйка этому не препятствовала. В "моей" комнате меня удивило обилие стульев, стоящих друг на друге в несколько рядов. Я даже открыл дверь во вторую комнату, спальню родителей, и увидел, что шкаф для одежды и стенка с книгами те же самые и стоят на своих местах, правда вместо привычных книжек стенка заставлена какими-то папками для бумаг.

Где-то минут через 15 вошёл и отец девушки. И знаете, я представлял его как угодно, только не так. Попробую описать его, анон. Он был мужичком лет под 40, дрищавого телосложения, в сильно поношенном сером костюме и очках в нелепой железной оправе, волос на голове почти не было, а у тех, что остались, был рыжий оттенок. Лицо у него было диспропорциональным, как будто сшитым из нескольких фрагментов разных лиц, выражение лица неприятным, а взгляд жёстким и, как мне показалось, каким-то маньяческим. Словом, мужик этот был, мягко говоря, не самым большим красавцем, чего не скажешь о его дочери. Однако несмотря на отталкивающую наружность, он вежливо поздоровался со мной, даже обращаясь ко мне на "вы" и словно не удивляясь присутствию незнакомца в своей квартире. Его дочь представила меня ему и вкратце рассказала о моих невероятных похождениях: мол, я заблудился, а она помогла мне выбраться. Воспользовавшись случаем, я перебил хозяина и сразу спросил о том, почему их квартира так похожа на мою, на что тот поспешил меня заверить, что это их квартира и они всю жизнь живут в ней. В тот момент я даже подумал, что остался с давешними алкашами и они споили меня какой-то дрянью, что довела меня до таких глюков. Пытаясь успокоиться, я начал отвлечённый разговор с этим мужичком, решив для начала рассказать самую малость о себе. Мужик с готовностью поддержал разговор. Оказалось, он неплохой собеседник. Работает на дому, а по вечерам приглашает каких-то студентов и зачитывает им лекции. Кстати, мол, как раз с минуты на минуту они придут на два занятия, и не будет ли мне интересно тоже послушать? Мне захотелось послушать парочку, ибо я любил развивать свой интеллект. Пока мы ждали студентов, я снова прошёлся по своему скорее всего бывшему дому, разглядывая содержимое книжных полок, стоек с компакт-дисками и прочую обстановку и с грустью замечая, что ничего из прошлого тут почти не осталось.

Тем временем, пришло время лекций. Не знаю, что у них был за странный режим, но лекция началась в 8 часов вечера. В квартиру пришло человек 7-8 парней чуть постарше меня. Удивительно, что все мы уместились в небольшой комнате, бывшей моей. Кстати, теперь я понял, почему в ней было так много стульев. Мне дали ручку и блокнот, я стал записывать всё, что он говорил. Мужик рассказывал что-то о геометрии многомерных пространств, но на моё удивление, даже мне, слышащему о них впервые, почти всё было понятно. Словом, слушать лекцию было действительно очень интересно. Время летело, а я всё записывал и записывал и не мог оторваться от причудливых логических выкладок и определений, а также забавных примеров из жизни и даже отвлечённых историй, которыми лектор умело перемежал повествование. Закончив следующую лекцию, продлившуюся стандартные полтора часа, он объявил перерыв. Тут я отозвал его в сторону и хотел всё-таки расспросить про место, в которое я попал, и почему его квартира так похожа на мою. Но мужик предложил мне прежде дождаться окончания второй лекции. Я с радостью согласился, хотя мной не столько двигало желание получить новые знания, сколько мне хотелось разузнать о происходящем тут побольше.

Во время краткого перерыва я попытался разговориться со студентами, которые продолжали сидеть на своих местах, но парни ограничились лишь приветствиями, а на все мои вопросы отвечали односложно. Словом, общаться они почему-то явно не хотели, но я не особо удивился, вспомнив, с какой неохотой разговаривала со мной поначалу дочка хозяина. Перерыв закончился, и мы начали слушать вторую лекцию, которая была гораздо скучнее первой, судя по реакции моих соседей, которые начали чуть ли не откровенно позёвывать. Я так вообще на этот раз ни слова не понимал, в отличие от предыдущей лекции. Тщетно попытавшись записать хотя бы одно предложение, я поднял руку и попросился выйти, но мужик вовсе не обратил на меня внимания, даже не удостоив меня взглядом. Тогда я осторожно привстал со своего места, но на меня опять никто не обратил внимания. Мне же лучше, рассудил я и как ни в чём не бывало вышел из комнаты. Я решил снова поговорить с его дочерью. Выйдя в коридор, я увидел, что она неподвижно сидит с отсутствующим взглядом, как статуя или восковая фигура, на том же стуле и в той же позе, как когда просила меня подождать отца часа полтора назад. Когда я заговорил с девушкой, она не ответила, и мне пришлось легонько тронуть её за плечо. Тогда она резко дёрнулась, как будто проснулась, а выражение её лица снова стало презрительным и надменным. Я начал едва ли не вымаливать у неё информацию о фигне, происходящей вокруг меня, но она уже хорошо знакомым мне пренебрежительным тоном отвечала, что хозяева тут они, а я никто.

Эти слова очень разозлили меня. Я уж был собирался закатить скандал, как вспомнил про шкафы, которые они не выбросили. Дело в том, что в одном из этих шкафов была моя сокровищница, там хранились самые дорогие для моей души вещи. Я вернулся в комнату, где продолжалась лекция, и рванул к шкафу. Мужик при этом и бровью не повёл, продолжая свою бредовую для моего уха лекцию. Ещё я успел заметить, что парни словно впали в некий транс, ритмично подёргивая головами и одновременно то чуть приоткрывая рот, то закрывая снова. Вдруг, когда я потянул боковую створку шкафа на себя, в нос мне ударило какой-то тошнотворной вонью. Распахнув дверцу, я увидел, что полка со всеми моими драгоценностями завалена кучей даже не хлама, а каких-то склизких от сырости тряпок, от которых воняло тухлятиной, и скорее всего мои веди были либо уже в мусоропроводе, либо непоправимо изгажены этой дрянью. Я разозлился как никогда ранее, накричал на этого рыжего ублюдка и его высокомерное отродье, однако должного результата это не только не дало, но ещё и наоборот. Студенты все как один медленно встали и так же неспешно начали подходить ко мне. При этом их руки и ноги не гнулись, поэтому их мотало из стороны в сторону, как зомби, а их пустые глаза скашивались и разъезжались в разные стороны, словно они вовсе не пользовались зрением. Очкастый тоже двинулся на меня, продолжая на ходу рассказывать свои бредни. Создавалось впечатление, что теперь это не люди, а какие-то маскирующиеся под людей твари, которые собираются разорвать меня. Я моментально выскочил в коридор, расшвыряв ногами стулья и оттолкнув одного из парней, который неуклюже упал на пол. Выбежав в коридор, я успел обратить внимание, что тян опять залипла на своём стуле с пустыми глазами, не обращая внимания на моё появление. Я открыл дверь и рванул в темноту подъезда, пытаясь сбежать из этого ада. Почему-то мне показалось, что на пути к выходу я преодолел меньше лестничных пролётов, чем должно быть для четвёртого этажа. Выскочив на улицу, где было темно как в заднице негра, потому что все уличные фонари вдруг погасли, я бросился бежать сломя голову, умоляя всех богов и всех святых, чтобы ноги привели меня именно к тому месту, где я встретил эту девку. Мне уже было плевать на то, что мозг рисовал всяких крипов на каждом шагу, я просто бежал, потому что меня не покидало чувство, что эти твари преследуют меня. Пробежав с километр не зная куда и не разбирая дороги, я натуральным образом упал от усталости - дыхалка ни к чёрту. Какова же была моя радость, когда я поднялся и увидел то место, где сидели алкаши!

Эти двое неунывающих ребят продолжали курить, сидя на бетонных кольцах. Я подбежал к ним и сбивчиво попытался вкратце рассказать случившееся. Я понимал, что бесполезно говорить о подобном с двумя вонючими бомжами, у которых пропит мозг, однако они смогли удивить меня во второй раз. "Радуйся, парень. Повезло тебе. В тех местах зона аномальная. Многие, кто туда заходили, не узнавали мир, в котором находились. Бывали и те, кто не возвращался назад никогда. Говорили же мы тебе, возвращайся обратно, ещё и домой проводить хотели, а ты побежал туда". Мороз начал бежать по моей коже, ноги подкосились, в глазах помутнело. Это получается, что я был в другом мире, где в нашем доме обитают другие хозяева - жуткие твари, живущие своей, не менее жуткой жизнью? Тут я повнимательнее пригляделся к мужикам и увидел, что это совсем не алкаши. Куртки, которые я принял за бомжовскую рванину, оказались здорово заляпанными свежей грязью, но вполне приличными на вид спецовками с латинскими буквами на груди. Мужики помогли мне добраться до знакомой улицы, взамен я купил им сигарет в ночном магазинчике.

Уже попрощавшись с мужиками, я обнаружил, что по-прежнему сжимаю в левой руке блокнот, который принёс из того странного мира. Решил посмотреть, что же я там написал про эту многомерную геометрию... Какое же разочарование меня ждало, когда я обнаружил, что страницы просто исчерканы ручкой, как будто я просто расписывал ручку волнистыми линиями, лишь отдалённо напоминающими рукописные строчки.

Пришёл домой я в двенадцатом часу ночи. Родители чуть с ума не сошли, однако я смог пояснить ситуацию. Мама у меня смотрит ТВ3, поэтому верит в подобный бред. Её я смог убедить, отец же думал, что я к бабе отправился, и поэтому, отругав лишь для виду и с ухмылкой, подмигнул и крепко пожал мне руку. Вот так и закончилась история, анон. И мораль тут такова: Никогда не ходи туда, где нет следов цивилизации, иначе можешь никогда не вернуться назад...

Текущий рейтинг: 75/100 (На основе 32 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать