Неудачный день

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

День не задался с самого утра.

Телефонный звонок заставил открыть слипшиеся глаза. А я так надеялся сегодня выспаться. Кому ещё там я понадобился? Какого хрена звонить мне в 7 утра?

С трудом заставил себя дотянуться до мобильника, лежащего на старой тумбочке.

Звонил Толик, один из моих снабженцев. Мы давно работаем вместе, поэтому ему я более-менее доверяю. Я беру товар на реализацию у него и ещё у парочки более крупных дилеров, а откуда он попадает к ним, мне нет никакого дела.

Моя задача — продать белую дрянь, взять свой процент и не попасться ментам.

На остальное мне насрать, точно также как насрать и на потребителей моего товара. Они уже не люди даже, почему я должен их жалеть? Сдохнут, и мир станет чище.

— Алло, чё надо, ты знаешь, который час? — выдавил я из себя в трубку.

Этот мой номер знает не каждый, тем более что звонил именно «рабочий» телефон, симку в котором я меняю каждую неделю. Конспирация в нашем деле необходима как воздух.

— Дело есть, — ответил Анатолий, — Надо продать дозу одной девке в студ-городке, ломает её, неделю без геры.

— Ты же знаешь, я работаю только со своей клиентурой,— снова с трудом проговорил я, протирая глаза и вылезая из кровати. Разбудил гад, теперь больше не усну.

— Макс, очень надо, я на эту девку виды имею, она уже плотно подсела и подруг своих скоро подсадит, так что скоро у нас будет ещё несколько источников бабла. С этой сделки возьмёшь себе 50%, раз уж так рано тебя поднял.

В трубке раздался смешок, у Толика явно было хорошее настроение. Чего не скажешь про меня.

— Ладно, хрен с тобой, давай адрес, — сказал я, окончательно проснувшись.

Деньги были нужны, а за 50% можно и рискнуть, тем более клиента подкинул сам поставщик. Вряд ли это подстава, Толик не дурак кидать своих «менеджеров по продажам».

Записав адрес в блокнот, я отправился в ванную, по пути щёлкнув пультом телика. По местному каналу передавали новости, говорили о каком-то взрыве на военном объекте недалеко от города. Да, хреново сегодня не только мне. Опять эти вояки деньги отмывали на продаже боеприпасов чеченам, а потом сами же и подорвали склад, чтобы скрыть недостачу. Да, вот же суки, хотя.. Я-то чем лучше, смертью торгую.

С этими мыслями я вышел из ванной, натянул старые джинсы, камуфляжную футболку пустынной расцветки, прицепил к поясу кобуру с верным ПМ, сверху накинул старый китель от английской военной формы, тоже песочного цвета. Люблю песочный цвет, он меня успокаивает.

Может быть когда-нибудь осуществлю свою давнюю мечту: уеду жить в североафриканскую пустыню, буду ездить на верблюде по барханам и искать древние города, потонувшие в песках.. Странная мечта для наркодилера, не правда ли? Но на то она и мечта, чтобы быть странной.

Напялив берцы, я вышел из квартиры, закрыв дверь на оба замка и зажав в косяке обломок спички на уровне щиколотки. Необходимая мера предосторожности. Если я открою дверь, и спичка упадёт на пол, значит в квартире чисто, а если она уже на полу... Беги без оглядки!

Я спустился вниз по лестнице и направился к машине. Старенькая восьмёрка как всегда ждала меня возле подъезда. Я сел в машину. А вдруг Толик решил меня сдать и на хате засада? Нет, не может быть, если только его самого не замели. Хотя нет, тогда бы ко мне домой уже ворвался ОМОН, и я бы лежал мордой в пол на своём ковре, а ствол автомата целовался бы с моим затылком.

Я проверил пистолет, два магазина патронов, должно хватить, если придётся отбиваться. Надеюсь, не придётся. Дозу для продажи я положил в нагрудный карман кителя.

Склонившись над стартером, я заметил впереди сутулую фигуру, неуверенно бредущую в мою сторону. Мужик явно был пьян, он шёл, вычерчивая своей траекторией кривую синусоиду, покачивался, периодически спотыкался и странно мычал. Вот ведь, а, с утра нажраться! Ненавижу эту страну, политиков, полицию, вояк, наркоманов и алкашей особенно. Так бы вышел и засадил ему пулю между глаз. Ну да ладно, сам сдохнет, либо от цирроза, либо в пьяной драке.

Я повернул ключ зажигания. Приятный шум работающего двигателя немного отвлёк меня от дурных мыслей и заставил сосредоточиться на деле.

Не успела машина тронуться с места, как что-то громко ударило по лобовому стеклу. Нога инстинктивно вдавила в пол педаль тормоза.

Грёбаный алкаш! Решил под колёса мне кинуться, сука! Да пошёл ты, урод! Я вывернул руль влево, надавил на газ. Мужик сполз с лобовухи и, ударившись плечом об асфальт, откатился в сторону, продолжая издавать мычащие звуки. Ну, блядь, началось утро!

Меня трясло. Не останавливая машину, я закурил и опустил стекло. Не дай бог этот хрен на меня заяву накатает, тогда точно хана. Начнут проверять, кто такой, и привет, Колыма! Да нет, не должен, он же бухой как чёрт, ничего не запомнит. Да к тому же, он сам на машину бросился, я тут ни при чём.

Успокоив себя, я вырулил на проспект. По радио были всё те же новости про взрыв. Сообщалось о частичной эвакуации, переброске в район спасателей и военных для оцепления. К чёрту всё это! Меня не касается. Я покрутил тюнером, и, найдя какую-то весёлую музыку, немного успокоился.

Проехав перекрёсток, я увидел вдали скопление машин и мелькавшие красно-синие маячки полицейских мигалок. Что там ещё за фигня? Либо какая-то проверка, либо авария. Не хватало мне ещё ментов на дороге.

Если развернусь, вызову подозрение, надо ехать вперёд.

Я сбавил скорость и перестроился в правый ряд. Через полминуты я поравнялся с местом столпотворения. Картина, открывшаяся моим глазам, была поистине ужасной. Я увидел три искорёженных, залитых кровью автомобиля, машину скорой помощи, суетящихся медиков, что-то кричащих полицейских. Врачи пытались оказать кому-то помощь, аккуратно укладывая раненого на носилки и грузя в скорую, а на асфальте уже лежали три чёрных пластиковых мешка с телами погибших. Думаю, четвёртый товарищ из скорой тоже скоро к ним присоединится. Я снова закурил. Слишком много стрессов за одно утро.

Отъехав метров на десять от места аварии, я заметил в зеркало заднего вида какое-то движение возле мешков с трупами. Неужели мешок шевельнулся? Нет, быть такого не может, мёртвые не встают, это я знаю точно. Я протёр глаза и перевёл взгляд обратно на дорогу. Бр-р! Надо высыпаться, а то мерещится фигня всякая.

Спустя двадцать минут я добрался до студ-городка. Без проблем нашёл нужный дом, сам когда-то этот университет заканчивал и район знаю замечательно.

Зайдя в подъезд, я поднялся на нужный этаж и позвонил в квартиру.

Дверь открыла молодая девица, одетая в потрёпанный халат. По её бледному лицу и страшноватому виду было понятно, что она очень хочет получить то, что лежит в моём кармане. Настоящий ходячий мертвец, ужас.

— Я от Толика, — сказал я, — деньги гони, получишь то, что хочешь, и я уйду.

— Сейчас, — пробубнили белые дёргающиеся губы.

Я шагнул внутрь.

Девица скрылась в комнате, и, вернувшись, протянула мне смятые купюры. Я пересчитал, всё в норме. Вынув из кармана пакетик с герой, я протянул его ей.

Дрожащие руки судорожно схватили белую отраву, и девица удалилась в комнату, оставив меня одного в прихожей.

Я вышел из квартиры. Всё, дело сделано, бабки в кармане, можно немного расслабиться.

Я решил поехать к Машке. Машка моя девушка, мы встречаемся уже полтора года. Слава богу, она не знает, чем я занимаюсь. Вру, что работаю в частной охране. Пока прокатывает, но я понимаю, что вечно это продолжаться не может. Когда-нибудь она всё узнает и точно меня бросит. Надо завязывать, не хочу её терять. Надо завязывать, но как... Я погряз в этом по уши, и просто так уйти мне не дадут.

Через полчаса я подъехал к её дому. В городе явно что-то происходило, пару раз мне пришлось уступать дорогу проносившимся на большой скорости пожарным машинам и машинам скорой помощи, которые, ревя сиренами, явно куда-то спешили. На перекрёстках часто попадались полицейские патрули. Что за суматоха с утра пораньше!

Выйдя из лифта, я позвонил в квартиру. Машка открыла дверь и кинулась мне на шею. Соскучилась, целых два дня не виделись.

— Привет, — сказал я, целуя её в губы, — Я тоже соскучился. Ты одна?

— Одна, родители с утра на дачу уехали, — ответила она.

— А что у тебя с рукой? — спросил я, увидев свежую повязку на правом предплечье.

— Представляешь, какой-то мужик меня укусил, когда я шла из магазина. Он сидел на корточках у тротуара, бледный такой, я подумала, ему плохо, решила помочь, а он возьми и тяпни. Псих ненормальный.

— Ты рану обработала? — я взял её руку и осмотрел повязку. — Да и скорую бы вызвать не мешало, не каждый день на улицах мужики кусаются.

— Не нужно, я сама всё сделала, медсестра как никак. Не беспокойся, я в порядке, даже больно не было.

Хорошо, когда в семье есть медик, подумал я.

Машка молодец, и меня не раз на ноги поднимала. Семья.. Да, пора бы уже ей обзавестись, жениться на Машке и уехать куда-нибудь далеко, послав к чёрту своё прошлое и большую часть настоящего. Мы снова поцеловались и, обнявшись, пошли на кухню.

За нами увязалась Маруська, Машкина кошка, которая, опередив нас, прошмыгнула под ногами к своей миске.

Мы пили крепкий чай, Машка улыбалась, что-то рассказывала, шутила. В какой-то момент она закрыла глаза и поднесла руку к голове.

— Что с тобой, Маш? — спросил я, начиная волноваться. — Может всё-таки вызвать скорую?

— Нет, не нужно, просто голова закружилась, — проговорила она, вставая из-за стола, — пойду умоюсь и всё пройдёт.

Маша направилась в ванную. Я остался на кухне наблюдать за Маруськой, жадно уплетавшей сухой корм из миски. И куда в неё столько влезает, жрёт как на убой.

Созерцая кошачью трапезу, я опять погряз в своих размышлениях. Надо ей сказать, так больше жить невозможно. Когда-нибудь меня точно схватят, и тогда...

К реальности я вернулся, когда понял, что кроме своих мыслей слышу какие-то неестественные звуки из глубины квартиры. Я вскочил и в две секунды преодолел расстояние от кухни до ванной.

Машу рвало, её лицо побледнело, глаза слезились. Она тяжело дышала, держась одной рукой за грудь, а второй за кран смесителя. В ванной была кровь. Тут я испугался не на шутку. Я обхватил Машу за талию и бережно довёл до кровати.

Меня трясло, казалось, напасти не хотят сегодня отпускать меня. Вот теперь точно надо вызывать врачей.

Я выбежал из спальни, судорожно схватил трубку телефона и трясущимися польцами набрал две цифры. Ноль три. Гудки. Набрал ещё раз. Снова гудки. Да отвечайте же вы, суки, человек умирает! Гудки, гудки. Да куда же все пропали, мать вашу!

Бросив трубку, я распотрошил домашнюю аптечку. Наверняка это просто отравление, просто отравление и ничего больше. Нужно найти антибиотики.

Пальцы выкидывали из коробки с лекарствами одну пачку таблеток за другой, пока наконец я не нашёл то, что нужно. Налив стакан воды, я вернулся в спальню. Маша лежала на кровати, раскинув руки. Она не дышала.. Ну как же так, а?! Почему, господи, да что же это?! Я начал трясти её за плечи, попытался нащупать пульс.

Пульса не было. Она была мертва.

Я сел на пол и зарыдал. Как же так! Только что мы сидели, пили чай, смеялись, а теперь она лежит мёртвая. Не могут же абсолютно здоровые люди так умирать, за какие-то десять минут и не понятно от чего. Маша.. В комнату забежала Маруська и, замурлыкав, села рядом. Тупое животное, хоть бы что-то ты понимало!

Слёзы заливали моё лицо. Я плакал как ребёнок, я не хотел верить в то, что сейчас произошло. Вдруг сквозь слёзы я увидел, как Машина рука шевельнулась. Я вскочил и склонился над ней. Неужели чудеса существуют?

Маша открыла глаза. Взгляд её был какой-то странный, как будто затуманенный, от зрачков по всей поверхности глазных яблок растекались красные прожилки. Она открыла рот, но вместо звуков издала какое-то змеиное шипение.

Я отстранился, пытаясь встать, но её рука крепко схватила меня за плечо, а зубы потянулись к моей шее. Я отпрянул и оттолкнул её изо всех сил. Твою мать! Она же пыталась меня укусить. Укусить!

Пятясь к выходу из спальни, я видел как Маша медленно встаёт и, озираясь по сторонам, неуклюже пытается идти в мою сторону. Сделав два шага, она споткнулась об Маруську, попытавшуюся потереться об ноги любимой хозяйки.

То, что произошло в следующие пять секунд, было настолько нереальным, что мой разум, не веря тому, что ему говорят глаза, до последнего пытался отрицать происходящее. Маша набросилась на своего любимца и, схватив кошку обеими руками, впилась зубами в её плоть.

Кошка визжала, пыталась вырваться, но была вмиг разорвана пополам с какой-то звериной яростью. Кровь, шерсть, внутренности разлетелись во все стороны, забрызгав пол, стены и мебель.

Я потянулся к кобуре, и когда Маша начала двигаться в мою сторону, я уже держал её на прицеле.

— Стой, где стоишь, не подходи! — орал я, рука с пистолетом тряслась, меня лихорадило.

Но мои крики на неё не действовали, Маша продолжала идти на меня, оскалив зубы. Её лицо было вымазано кошачей кровью, в левой руке болтались остатки бедного животного.

Первый выстрел отбросил Машу на полметра, но не сбил с ног. Да что же это за хрень! Так не бывает, я же попал точно в сердце. Я продолжал нажимать на курок, пули решетили её тело, но она продолжала идти на меня. Когда нас отделяло каких-то два метра, Маша вдруг завалилась назад и с грохотом рухнула на пол. Пистолет встал на задержку, магазин был пуст.

В голову! Последняя пуля угодила в голову.

Я опустился на пол, вытирая рукой лицо. Достал из кармана сигареты и нервно закурил.

Мой мир в одночасье рухнул. Что теперь делать? Я только что застрелил свою любимую девушку, ту, на которой хотел жениться. Но она ли это была? Она ведь умерла у меня на глазах! А потом воскресла, разорвала кошку и пыталась убить меня.

Так не бывает. Мёртвые не встают. Мёртвые не встают, снова пронеслось в голове, и я вспомнил мешок с трупом на дороге. Он ведь шевельнулся, мне не показалось, и там наверняка была такая же тварь, в которую превратилась моя Машка. Укус, забинтованная рука. Она же и меня пыталась укусить.

Почему-то вспомнился алкаш, бросившийся на машину, странная суматоха в городе. Что, мать твою, происходит? Что, если этих тварей уже много? Нужно убираться из города, теперь, когда нет Машки, не осталось ничего, что бы меня здесь держало. К чёрту Толика, к чёрту всё это.

Я перезарядил пистолет. Остался один магазин. Негусто, конечно, но хоть что-то есть.

Первым делом нужно валить из этой квартиры, соседи наверняка слышали выстрелы и вызвали ментов. Я сбежал вниз по лестнице со скоростью ветра. Лифтом пользоваться не стал, в лифте нет пространства для манёвра, а значит ты уязвим. Сев в машину, я повернул ключ и, выжав до отказа акселератор, поехал прочь. Нужно заехать домой, собрать жратвы и валить из города.

На дороге царил хаос, то и дело мимо проносились полицейские машины, видел даже несколько грузовиков с солдатами. Похоже дело совсем плохо. По тротуарам бежали люди, кое-где в толпе замечал людей с ружьями. Неужели наступил конец света?

Хотя, если мёртвые встают, значит, наступил. Я гнал машину вперёд, надеясь доехать до своего дома, но тут и там на дороге попадались блокпосты, перекрывающие движение. Когда успели их поставить, зачем не дают людям уехать? Несколько раз пришлось проезжать дворами, кое-где даже дворы были перекрыты. Так ведь и бензин может кончиться.

Я старался думать о чём угодно, только не о сегодняшних событиях, слишком тяжело было на душе. Я прибавил скорость и вдруг почувствовал сильный удар в заднюю часть кузова. Машину понесло, я вывернул руль, но не смог удержаться на дороге и, вылетев на тротуар, врезался в дерево.

Очнулся я от какого-то странного ощущения. Это была даже не боль, а что-то сродни опьянению. В глазах плыло, на руле была кровь, видимо моя. Боли я не чувствовал, даже не смотря на то, что какой-то вполне приличного вида мужик уже почти догрыз мою ногу. Строгий костюм, офисная стрижка, красные прожилки в глазах и неутолимый голод. Что, сука, бизнес-ланч у тебя? Ну жри, недолго осталось...

Правая рука потянулась к кобуре. Пуля пробила башку твари навылет. Без боя вы меня не получите!

Я сидел, зажатый в искорёженной машине, не в силах сдвинуться с места. Левая нога была обглодана тварью, мать твою, я видел свои кости.. Мне повезло, что этот чёртов бизнесмен не перекусил артерию. Хотя, наверно, наоборот, не повезло.

Найдя в кармане сигареты, я закурил. Вот он какой, конец света! За один день окружающий мир изменился до неузнаваемости. Может, это и к лучшему, может, мы это заслужили.

Я заметил, как в мою сторону двинулось несколько неуклюжих шатающихся фигур.

Скоро я превращусь в одного из них. Или буду заживо сожран. Ну уж нет, не бывать этому! Я докурил сигарету, бросил окурок на труп застреленного мною мужика. Рука с пистолетом приблизилась к голове, я ощутил подбородком тёплый металл ствола. Щелчок! Ещё щелчок! Выстрела не было... Осечка, мать её!

Я терял сознание. День не задался с самого утра.

Автор: han_solo

См. также[править]


Текущий рейтинг: 26/100 (На основе 92 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать