Незнакомец в плаще

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Может, мне наконец-то удастся убедить самого себя, что всё это было игрой воображения, бредом. Так как это было давно, диалоги и некоторые детали я воспроизвожу так, как позволяет память, но многое помню будто это случилось вчера.


Началось всё незадолго до знаменитой Оранжевой революции, в Киеве, откуда я родом и живу до сих пор. На дворе стояла осень 2005 года, но было еще тепло. Я гулял по Крещатику в обществе двух близких друзей детства. Кирилл и Настя поженились как раз чуть больше месяца назад и недавно вернулись из свадебного путешествия. Мы были чуток навеселе, рабочий день закончился и мы беззаботно предавались очарованию осеннего вечера, перекидываясь шуточками.

Тут Настя пальцем указала на что-то в глубине одной из арок. Вначале я не понял, что её там заинтересовало и вдруг увидел. В тени балконов неподвижно стоял человек, прислонясь к стене. Сказать, что его внешность была странной – ничего не сказать. Высокий, лысый, чрезвычайно худой, как жертва концлагеря или дистрофик. Одет он был в длинный темный плащ с торчащим воротником. Но особенно меня поразило его лицо. Кожа была неестественно бледной, почти как у мертвеца. Под низким, широким лбом прятались очень глубоко и широко посаженные глаза. Их я рассмотреть не мог, так как у меня с детства слабое зрение, и мне казалось что там зияют две пустые глазницы. Длинный, крючковатый нос между впалыми щеками, узкие губы и острый подбородок придавали лицу хищное выражение. Такое лицо не каждый день увидишь. Встреть я его где-нибудь в темном переулке – обошел бы десятой дорогой. Но, похоже, на моих друзей он не произвел такого впечатления.

Настя начала подначивать Кирилла подойти поближе и сфотографировать его на мобильный. У меня не было никакого желания приближаться к этому «мертвецу» в плаще, так что они вдвоем двинулись к нему, хихикая, и сделали пару снимков со вспышкой, пока я наблюдал с расстояния. Не стоило им этого делать. Странный человек внезапно повернулся к ним и уставился на них. Настя пискнула, Кирилл встал в «боевую» стойку, но незнакомец не двигался. Он просто неотрывно смотрел прямо на них. Я нехотя решил подойти, но они сами развернулись и пошли ко мне, постоянно оглядываясь. Человек в плаще так и остался там, но смотрел уже на нас (или на них, что не имело особого значения).

Мы двинулись дальше, еще минут 10 обсуждая страшного бледного человека под аркой, но вскоре забыли о нём, так как подошло время сеанса в кино, билеты на который были куплены заранее.

Посмотрев фильм под попкорн с пивом, мы вышли в холл кинотеатра. Кирилл с Настей пошли в туалет, а я – на улицу курить. Опершись на перила, я задумчиво пускал дым и размышлял о чем-то. Первым, как всегда, вышел Кирилл. Он начал увлеченно рассказывать что-то о своей работе, но я не особо слушал, только кивал для виду, как я обычно делаю в таких случаях. Вдруг он замолчал на полуслове. Я посмотрел на него. Он смотрел куда-то в другую сторону. Было уже темно, но проследив направление его взгляда, я увидел на противоположной стороне улицы в тусклом свете фонаря фигуру. Это был тот самый человек в плаще. Лица я не разобрал с такого расстояния, но рост и необычная худоба не оставляли сомнений. Тут подошла Настя.

- Куда вы смотрите?

Я молча показал на фигуру, которая без движения смотрела в нашу сторону. Поискав глазами, она увидела. Я ясно увидел промелькнувшее замешательство с долей страха в ее глазах.

- Вот гад! Он что, следил за нами? – удивленно произнесла она.

Кирилл скрутил дулю и смачно тыкнул ее в сторону незнакомца. Настя, вторя ему, показала средний палец. Что до меня – мне стало не по себе, хотя человек я не пугливый.

Силуэт в плаще оставался таким же неподвижным. Ни дать ни взять – статуя. Тут Кирилл рассвирепел.

- Ну всё! – говорит, – сейчас я ему объясню, что к чему.

Кирилл был крепким парнем, он много кому мог объяснить его неправоту, и не только словами. Он рванул к пешеходному переходу метрах в пятнадцати от нас. Не желая пропустить такое зрелище (мой друг всегда умел превратить разборку в спектакль), мы поспешили за ним. Перебегая дорогу, я краем глаза заметил, что силуэт отделился от стены и завернул за угол. Добежали мы туда всего секунд за десять. За углом была темная подворотня, в которую мы и свернули, ибо человек в плаще никуда больше спрятаться не мог – освещенная улица просматривалась далеко.

Двор оказалась глухим тупиком, с трех сторон окруженным домами. Дверей в домах не было, зато была лестница, которая вела в подвал. Дверь подвала была приоткрыта – он наверняка спустился туда. Освещения там, конечно же, не было. Остановившись, мы прислушались. Из мрака подвала доносились глухие шорохи, скрипящие металлом звуки труб и капающей воды. Кирилл достал мобильник, включил фонарик, но Настя схватила его за руку.

- Не надо. Пусть убегает, он же ничего нам не сделал, - попросила она.

Несколько раз переведя взгляд с нее на кромешную тьму в дверном проёме подвала, он посмотрел на меня. Я отрицательно покачал головой. Прокричав в темноту: «Не дай бог я еще раз тебя увижу», Кирилл выключил фонарик и мы направились обратно. Остаток вечера мы провели прогуливаясь в сторону дома, возбужденные погоней и обсуждали странного человека.

На следующий день Кирилл позвонил мне и пригласил в гости. Закончив работу и купив немного продуктов, я неспеша подошел к их дому. Дверь мне открыла Настя, и я сразу заметил волнение в ее глазах. В общих чертах все было обычно – мы вместе приготовили разных вкусностей (я в основном смотрел – кулинария никогда не была моим козырем). Но атмосфера была какой-то напряженной, чувствовалась тревога моих друзей. Я долго терпел, и, когда мы наконец сели за стол, спросил: «Ну что? Рассказывайте».

Они переглянулись, словно не знали как начать. Первой нарушила молчание Настя.

- Сегодня на работе во время обеда я увидела через окно своего офиса того урода. Он стоял через дорогу, спиной к дереву и смотрел прямо на меня. Откуда он знал где моё окно? – посмотрев на меня и уловив недоверие, продолжила с волнением в голосе, - Игорь, я не шучу. Я позвала коллег, они тоже его видели. Мы даже вышли из здания, чтоб пригрозить ему вызвать милицию, если он не уйдет. Но его там уже не было. И Кирилл тоже...

- ...видел его, - продолжил за неё Кирилл, - но в другом месте. Я ехал по работе на встречу в районе Позняков и случайно заметил «того» в толпе. Он стоял и пялился на мою машину. Я спешил, и там нельзя было паркануться, иначе я бы разбил ему морду. А через пять минут позвонила Настя и рассказала что он был возле её офиса. Тоже минут пять-десять назад. Понял, да? Как же я жалею, что не остановился тогда...

Я не сразу, но понял, о чем он говорит. Дело в том, что офис Насти находился в центре города, за километров десять от Позняков.

- Вы меня разыгрываете, да? Сегодня не 1 апреля, – с ухмылкой произнес я.

По их взглядам я понял, что шутками здесь и не пахнет.

- Вы не думали заявить в органы? Преследование и всё такое.

- Наши менты с таким даже возиться не станут, - махнув рукой, ответил Кирилл, - надо разобраться самому. Буду носить с собой пневмат, если увижу – поймаю, а если опять будет убегать – подстрелю как собаку.

- Видимо, ничего больше не остается, - кивнул я, - дерзай. Только смотри никого другого случайно не подстрели.

Настя вышла за чем-то на кухню, мы продолжили разговор. Но не прошло и минуты как мы услышали её истеричиский визг. Мы мгновенно вскочили и бросились в коридор. Она сидела перед входной дверью, дрожа, и смотрела на глазок.

- Что, опять он?? – вскричал Кирилл, схватив пневмат.

- Д-да, о-он там, - заикаясь, прошептала Настя.

Я подбежал к глазку и посмотрел туда. В парадном никого не было, ярко светила в глаза лампочка. Сзади подскочил Кирилл, резко распахнул дверь и выбежал на площадку. Оглядевшись, он замер.

- Тихо, - приложив палец к губам, прошипел он. Я прислушался – никаких звуков кроме шума моторов на улице.

- Ты давай вверх, я вниз, - скомандовал я, - далеко уйти не мог.

Сбежав на этаж вниз, я вспомнил что у меня с собой нет ничего нет для самозащиты. Но, поколебавшись секунду, я попрыгал по ступенькам дальше. Сверху доносился топот Кирилла и всхлипывания Насти. Я добежал до первого этажа – дверь наружу закрыта, никого нет. Поплелся обратно (лифт у них в то время был сломан). Когда я поднялся обратно, Кирилл уже сидя на корточках успокаивал жену.

- Никого? Я так и понял... Вверху тоже, - повернувшись в мою сторону, пробурчал Кирилл, – давайте зайдем обратно.

- Разве он звонил в дверь? – спросил я Настю, когда мы закрылись, – я ничего не слышал.

Она отрицательно покачала головой.

- Стучал? – спросил Кирилл. Тот же жест в ответ.

- Тогда зачем ты вообще пошла смотреть в глазок? – недоумевая спросил я.

- Не знаю, что-то почувствовала. Увидела, что кто-то закрывает свет лампы в глазке, решила посмотреть, – она снова заплакала.

Кирилл достал чекушку водки и мы распили её на двоих, Настя ушла в свою комнату.

Почти не разговаривали, оставшееся время прошло мрачно. Меня так и подмывало спросить, не ели ли они каких-то грибов или еще чего, но знал, что это только разозлит друга.

На следующий день я уехал в командировку в Австрию на две недели. Договорились списываться в ICQ, телефон я оставил дома. Я несколько раз писал оттуда, но Кирилл не отвечал. Тревожным было моё возвращение, но придя домой, я первым делом набрал друга и, к моему облегчению, он ответил.

Телефонный разговор меня ошеломил. Кирилл обреченным голосом рассказал, что «тот» (именно так он стал так его называть) в последнее время появляется все чаще, в самых неожиданных местах, но до него никак не получается добраться. Настя в ужасной депрессии, взяла больничный, не выходит из дома, завесила окна. Они уже подали заявление в милицию, но, как и ожидалось, оно не было принято всерьез.

Выслушав всё, я предложил им зайти к себе, не особо надеясь на успех впрочем. Но, Кирилл неожиданно согласился, сказал что и Настю заставит. Через полчаса они уже были у меня дома. Я еле успел убрать бардак, оставленный перед отъездом. Когда я открыл дверь, у меня отвисла челюсть. Я с трудом узнал в двух измученных, осунувшихся и похудевших людях с блуждающими глазами своих друзей.

- Ты говорил, один твой знакомый знает кое-кого, кто может достать серьезные игрушки.

Мне нужен толковый ствол, а лучше винтовка, – с порога огорошил меня Кирилл, - заплачу сколько скажет. Можешь сейчас позвонить?

Я даже не знал, что ответить. Я даже не был уверен, что тот знакомый не приврал насчет оружейного торговца.

- Хорошо, сейчас поищу номер. А что с вами... – не зная, как продолжить, я жестом обвел их рукой, - неужели все так плохо? И где твой пневмат?

- Я не могу в него попасть из этой говеной пукалки. Пару раз выдался случай на стоянке. Раз даже ночью увидел его с балкона, выпустил хрен знает сколько... С седьмого этажа даже не разобрать, попал я в него или нет. В любом случае, ему хоть бы хны. Стоит столбом и всё.

- Ну что, идемте за стол, там все подробно расскажете, – развел я руками. Не обращая внимания на протесты, я провел их в гостиную. Никто почти ничего не ел. Я напряженно слушал их рассказ, чувствуя смесь тревоги, недоверия и страха. Не успели они закончить, как раздался звонок в дверь. Настя так и подскочила.

- Неужели и ко мне приперся?.. – съязвил я, и сразу понял что шутка неудачная.

Захватив со стола ножик, я пошел к двери. Кирилл сделал то же. В глазке я увидел... соседа сверху, вопреки моим ожиданиям. Не могу забыть, как меня тогда отпустило.Спрятав нож за спину, я на всякий спросил «кто там?» перед тем, как открыть. Голос знакомый, ничего.

- Здорово, Игорёк. У тебя случайно нет ключа десятки? (имеется в виду 10мм гаечный ключ)

- Нет, на даче инструменты забыл, - соврал я. Не было никакого желания искать ему ключ, не до того было совсем.

– Добро, спокойной ночи тогда, - попрощался сосед.

Настя не находила себе места, металась по комнате кругами. Кирилл раздраженно попросил её сесть – никакой реакции. Потом зазвонил мой телефон. Знакомый перезвонил сказать, что сможет устроить встречу с «серьезным дядей» не ранее, чем через 3-4 дня. Повесив трубку, я посмотрел на своих друзей. Они стояли рядом у окна и смотрели куда-то. Я подошел: «что там?».

- Окно третьего этажа напротив. Слева от белого балкона, - прозвучал упавший голос Кирилла. В полутемной комнате за тем окном я увидел темный силуэт, но толком не различил ничего. Огляделся в поисках очков, которые, как назло, затерялись куда-то. Тут мой взгляд упал на отцовскую подзорную трубу на шкафу. Я направил трубу в ту сторону, сфокусировал изображение - вроде ничего.

- Высоко смотришь. Ниже, - полушепотом сказал Кирилл.

И тут я явственно, крупным планом увидел ЕГО. Я окаменел. На спине мгновенно выступил холодный пот. Это... существо стояло возле окна полутемной комнаты дома напротив. Оно неподвижно смотрело на нас, хотя глаз я почти не различал – так глубоко они были посажены – я прямо чувствовал на себе взгляд из этих страшных глазниц. Я простоял так вечность, как мне показалось. Ни один мускул не дрогнул на том белом лице, в котором было что-то невыносимо жуткое. И тут кошмарная гримаса исказила его узкий рот, в котором я не увидел (или не заметил) зубов и ли языка. Черная дыра, бывшая его его ртом, расплылась в полуухмылке - полуоскале. Я инстинктивно попятился, и, споткнувшись о стул, чертыхаясь упал на пятую точку. Настя начала истерически рыдать и бросилась ничком на диван.

- Ты это видел? Звонить в милицию? – спросил я Кирилла, уже идя за телефоном.

- Бесполезно. Пока они приедут – «тот» уже исчезнет, - безнадежно махнул рукой друг, - да он уже исчез, - посмотрев в окно, добавил он, когда я вернулся с телефоном.

Я взял трубу и посмотрел туда опять. Пусто. А за окном белого балкона рядом безмятежно играла в куклы маленькая девочка.

Не хотелось мне отпускать их домой, они были совершенно подавлены. На следующий день Кирилл позвонил и предложил придумать что-то после работы. Отвлечься хоть как-то. Я согласился без лишних вопросов. Но вечером мой друг сообщил, что «очень занят» чем-то и встретиться придется позже. До поздней ночи я сидел перед компом, копаясь во всяких сайтах про подобную чертовщину. Сказали бы мне такое раньше – засмеял бы.

В два часа ночи зазвонил телефон. Настя. Подняв трубку, я услышал только рыдания.

Пытаясь её успокоить, я через какое-то время, я разобрал сквозь плач два слова. Кирилл... разбился. У меня внутри всё обрушилось. Не помню как доехал, уже в больнице нашел Настю. Тело Кирилла уже успели забрать в морг. Мне так и не дали тогда на него посмотреть. Я просидел с ней до утра, только с рассветом мне удалось уговорить её отвезти домой.

То был самый угрюмый день в моей жизни. Не спав ни минуты, я всё же пошел на работу – там приехала комиссия, черт её дери. У меня всё валилось из рук, завтра похороны лучшего друга – что может быть хуже?

Под конец рабочего дня позвонил Насте. Она не ответила. Я начал звонить еще и еще - ничего. С работы пошел сразу к ним домой. Несколько раз позвонив в дверь и не дождавшись ответа, я начал стучать и звать Настю. Никто не отвечал. Я спустился вниз и посмотрел на их окна. Свет был во всех до единого. Не раздумывая ни секунды, я набрал номер милиции. Приехал участковый с группой, я все разьяснил (про несчастный случай с её мужем, естественно). Взломать дверь не получилось – Кирилл поставил хорошие замки. Пришлось ждать группу аварийного вскрытия. Пока они приехали и резали замки я не находил себе места. Выкурил пачку за полчаса, ей-богу. Когда дверь наконец открыли, милиционеры зашли первыми. Настя не отзывалась. Участковый открыл дверь её спальни, и я увидел, как гримаса боли исказила его лицо. Рванувшись туда, я оттолкнул его. Настя лежала на кровати на спине, вся белая. В ее открытых глазах застыл ужас. Я впервые в жизни потерял сознание. Экспертиза констатировала смерть от инфаркта у 25-летней здоровой женщины.

Сейчас, заканчивая эту историю, я вышел на балкон покурить. Я живу там же. Уже десять лет, выходя на балкон, я против своей воли смотрю на то самое окно. Что-то внутри меня хочет убедиться, что я не увижу там силуэт в плаще.


Текущий рейтинг: 53/100 (На основе 20 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать