Неделя ужаса

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

День первый[править]

Ира утром уехала к родителям в Тверь. Сказала, что вернется через неделю. Похоже, мне удалось скрыть свою радость, когда она об этом сообщила. Надо будет не забывать звонить ей почаще, а то еще, чего доброго, сама позвонит в неподходящий момент. И оправдывайся потом, чего трубку не снял. Сбрасывать нельзя, поймет, что дело нечисто. Сегодня на ночь уходить не буду и гостей не позову. А то вдруг она на городской позвонит.


День второй[править]

Черт, никогда бы не подумал, что конец рабочего дня меня почти не обрадует. Я даже встал сегодня раньше будильника и на работу собрался в рекордные сроки. Весь вечер, всю ночь и утром казалось, что на меня кто-то смотрит. Глупость, конечно, ну кому на меня смотреть, если в квартире я совершенно один? Сначала подумал, из соседних домов кто-нибудь подсматривает в бинокль или подзорную трубу. Закрыл шторы — не помогло. Взгляд не злой, скорее любопытный. Причем ощущается он не только в комнате, но и на кухне, и даже в санузле. Когда я решил все же попытаться заснуть и выключил свет, взгляд не пропал. Я надеялся, что это исчезнет, когда я приду с работы. Но кто-то невидимый продолжает смотреть на меня, не моргая. Страшновато ложиться спать, но что поделать... Ире, само собой, ничего не сказал, не хотелось выглядеть глупо. Заверил ее, что у меня все хорошо, почти и не соврал.


День третий[править]

Стыдно признаваться даже себе, но этот взгляд из ниоткуда порядком меня запугал. На работе прикидывал, куда можно смотаться на всю ночь. Черт уж с ним, днем пусть глядит. Когда светло, это не так страшно. Думать долго не пришлось, Аня в аське пожаловалась, что ей скучно и нет идей, куда сходить. Позвал к себе домой, согласилась. Встретил ее после работы, зашли в магазин и вместе пошли ко мне. Ай да молодец я! Совместил приятное с полезным. Я был так занят Аней, что о загадочном взгляде и думать забыл. Да и выпили мы — она для храбрости, а я...тоже. Только вот храбрость нам нужна была разная. Кстати, странно, что Ира не звонила сегодня, я-то днем забыл ей позвонить.


День четвертый[править]

Б****!.. Аня ушла утром, за час до того, как мне самому понадобилось выходить. Взгляда я не ощущал, возможно, он и был, но я не выспался и немного тормозил. Впрочем, об этом я не жалею, на том свете за глаза отосплюсь, а вчерашняя ночь того стоила. Днем связался с Ирой, спросил, почему не звонила вчера. Ответила: «А зачем? Не хотела тебя беспокоить, думала, сам позвонишь, если случится что-то важное». Кажется, немного обиделась. А дальше начался какой-то ужас! Прихожу домой, а на кухне нож на столе лежит! Это притом, что этот нож я сегодня вообще не трогал, точно помню! Следующий сюрприз ждал меня в комнате — на кровати оказалась книга. Если я еще мог забыть, что оставил на столе нож, то книга эта Иркина, и я вообще о ней пару месяцев не вспоминал, пока сегодня на кровати не увидел. Лежала себе в шкафу. И взгляд никуда не делся, продолжает следить за мной... Мне так страшно, что словами не передать. Ведь от этой квартиры ни у кого больше нет ключей. Единственный комплект у меня. Если кто-то взломал дверь, то почему ничего не пропало? В квартире ведь есть кой-какие деньги, да и техники немало. Ладно, допустим, их ничего не заинтересовало, но почему эти странные воры не разложили вещи по местам, когда уходили?.. Перепуганный позвонил Ире, рассказал все как есть. Она спросила, не балуюсь ли я тут без нее выпивкой или чем похуже? Наорал на нее, потребовал отнестись к моим словам серьезно. Она раздраженно ответила, что если мне так страшно одному в пустой квартире, я могу позвать кого-нибудь в гости, и положила трубку. Пытался последовать ее совету, но у всех оказались дела. На улицу сбежать нельзя, не та нынче погода, чтобы торчать там часами. Особенно ночью. Придется как-то держаться до утра... Скачал в интернете тексты нескольких молитв, записал на бумажку. К счастью, больше вещи со своих мест не двигались, а на этот гребаный взгляд молитвы не подействовали. Заснул с горем пополам, спал мало.


День пятый[править]

Из дома утром выскочил, будто за мной гнались черти. На работе интересовались, что со мной, мол, уже несколько дней хожу с синяками под глазами и какой-то нервный. Сказал, что ничего не случилось, еще не хватало, чтобы меня считали психом. Впрочем, я уже сам сомневаюсь в своем душевном здоровье. Ире не звонил, не хотелось слушать ее упреки, которые несомненно последовали бы. Сильно задержался, никак не мог заставить себя идти домой, но все-таки пришлось. Лучше бы я туда не приходил!!! Если бы знал, что меня там ждет — ночевал бы на вокзале! В холле на полу была кровь. Небольшие темные капли цепочкой пятнали ламинат. Кровавый след шел в двух направлениях, обрываясь на пороге кухни и комнаты. Преодолев ужас и отвращение, я коснулся одной из капель. Кровь еще не успела засохнуть и осталась у меня на пальце. Легкий запах, которого я поначалу не заметил, достиг моего носа. Меня затошнило. Я бросился в ванную... Зеркало над раковиной было сплошь покрыто кровавыми разводами. Я выскочил вон из санузла, вбежал в комнату и захлопнул за собой дверь. Так, дрожа всем телом и нервно озираясь, я просидел довольно долго. Проклятый взгляд продолжал буравить меня, усугубляя и без того кошмарное состояние. Потом, собравшись с силами, которых почти в себе не нашел, я сходил на кухню за тряпкой, вытер с пола кровь и отмыл зеркало в ванной. Потом снова пошел на кухню и взял оттуда бутылку водки. Вернувшись в комнату, я глотнул водки прямо из горла (еще раз пройти мимо холла, чтобы потом помыть стакан, было выше моих сил) и сел за компьютер, пытаясь хоть так немного успокоиться. Через некоторое время, когда я уже изрядно нажрался, мне пришло письмо. Уже глядя на адрес, я понял, что и компьютер мне включать не стоило. Письмо пришло с ящика моего знакомого, умершего чуть меньше года назад. Я все же зачем-то открыл его. Там было всего три слова: Conscientia - mille testes. После этого меня начал бить озноб, хотя в квартире было довольно тепло, да и водка должна была согреть. Я нетвердым шагом вернулся в комнату и полез в шкаф за свитером...Зеркало на дверце шкафа тоже было вымазано кровью!.. Мои руки и ноги задрожали еще сильнее, но я кое-как отмыл и это зеркало. Пока возюкал по нему салфеткой, в голову пришла мысль, показавшаяся мне на тот момент дельной. Сначала я позвонил Ире и умолял ее приехать поскорее. Ира не слишком обрадовалась моей просьбе, брезгливо отметила, что я пьян, но обещала вернуться уже завтра вечером, а если получится, то и к обеду. Немного успокоившись, я достал из тумбочки снотворное, оставшееся еще от бабушки, и выпил две таблетки, чтобы наверняка, мне ведь нужно проспать как минимум до обеда...


День шестой[править]

Очнулся я от того, что меня трясли. Открыл глаза и обнаружил, что лежу на полу в холле, а надо мной стоит Ира.

- Доброе утро, Толя, - вздохнула она. «Дожил, - подумал я, - забыл запереть дверь». Самочувствие было ужасным. Я не мог даже встать, голова кружилась и немилосердно болела, меня тошнило и, судя по запаху, уже не в первый раз. В глазах мутилось, внутренности скручивало немыслимыми узлами.

- Ир, - с трудом выдавил я, - тут такое...

- Молчи уж, - оборвала меня Ира, - я и так все знаю.

- Откуда?!.. - из горла удалось выдавить лишь тихий хрип. Ира молча ушла в комнату, было слышно, как она двигает стул и встает на него. Потом она прошла мимо меня на кухню и, судя по звуку, залезла там на шкаф. После этого направилась в санузел, задев мою вытянутую руку дверью.

Снова встав рядом со мной, Ира показала мне три черных коробочки размером чуть больше зажигалки.

- Это камеры, - сказала она, не дожидаясь, пока я задам вопрос. - Я поставила их перед отъездом, и они работали все время.

- Они не могли...без зарядки...

- Так я заряжала их, - пояснила она.

- Как?! Как ты...попадала в квартиру?!

Ира молча принесла табуретку, села рядом с моей лежащей тушкой и продолжила:

- Толенька, замку на твоей двери столько лет, и он такого качества, что открыть его можно даже проволокой, что я и сделала. Это не так уж сложно, научил один знакомый.

Голова продолжала раскалываться, но мне удалось заметить несоответствие.

- Ты же в Твери была... - прошептал я. Говорить в полный голос было больно.

- От Твери до Москвы на автобусе два с половиной часа. А на «Сапсане» и вовсе час.

- Зачем ты это делала?! - попытался вскрикнуть я. Получилось негромко, а голова снова разболелась.

Ира укоризненно помолчала, придвинула табуретку поближе, повернула мою голову, чтобы было удобнее смотреть мне в глаза, и заговорила снова.

- Я давно подозревала, что ты мне изменяешь, и решила взять отпуск, чтобы убедиться в этом наверняка...ну, вот и убедилась. Не бойся, с этой девкой я ничего не сделала, все сюрпризы достались только тебе. Я и не подозревала, что ты почувствуешь скрытую камеру, да еще и примешь ее за потусторонний взгляд. Но вечером третьего дня меня это обрадовало. Впрочем, одного взгляда было бы мало, чтобы напугать тебя до полусмерти, и я решила поиграть в полтергейст. - Чья это кровь была? - зачем-то спросил я.

- Моя, - усмехнулась Ира и пояснила, увидев в моих глазах удивление, - мне показалось забавным использовать для этого спектакля свои месячные.

Я снова начал отключаться, но упорно ворочал языком:

- А письмо?!..

- И тут все просто. Я случайно узнала Сашин пароль от почты, когда была у него в гостях, а сменить его он после этого не успел.

- Сука... - из последних сил простонал я, - как ты могла?!.. Вызови...скорую...

Вместо ответа она пнула меня тяжелым сапогом в живот. Было больно, но даже этот удар не смог вырвать меня из объятий подступающего забытья.

- Помнишь, Толик, ты много раз говорил мне, что будешь любить меня, пока жив? Прямо как в брачной клятве, till death do as part. Я серьезно отношусь к таким словам. Ты меня разлюбил, значит, смерти пришло время нас разлучить. А скорую и без меня вызовут.

Я снова попытался подняться, но Ира поставила ногу мне на горло и надавила. Силенок у нее было немного, но мне в таком состоянии много было и не надо. Угасающее сознание успело отметить, как она тащит меня в комнату (откуда только силы взялись) и открывает окно...


* * *

Эта суббота подарила всему двору незаурядное зрелище. Сначала из окна выпал Толя. Следом за ним с бешеными глазами выбежала его девушка. Скорая приехала быстро, но вылетевшему из окна девятого этажа она уже ничем не могла помочь. Бригаде осталось только забрать труп, оттащить от него рыдающую девицу да угостить ее успокоительным. Текущий рейтинг: 47/100 (На основе 30 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать