На озере все нормально

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

17.10.1994.

Да, здравствуйте…

Меня зовут Джерри Фоксман. Я журналист местной новостной газеты. И недавно со мной произошла жуткая история.

Начинать?

Ровно две недели назад редакция послала меня вместе с напарником на старый водоём. Мне следовало сделать репортаж о влиянии на погоду уже не пригодного для использования водохранилища ещё военных времён. Далее, я рассчитывал на небольшое и скучное интервью с местным ныряльщиком, хорошо знакомым с озером, а потом хотел сразу же отправить работу в штаб.


3.10.1994.

На озере ничего интересного не было, абсолютно. Напарник сделал простенькую зарисовку для газеты с рельефом местности и предложил быстрее уже с этим управиться, мы направились в частный домик в шести милях и двух часах ходьбы от дороги. Подойдя, мы поняли, что нас никто не ждал и даже хуже.

Дом был полуразваленный из прогнившего от влаги дерева, окна были заложены поролоном, пахло стариной. Долгий и упорный стук в дверь ничем не помогал, вся обстановка меня сильно раздражала, я засобирался обратно, как вдруг товарищ взял меня за плечо и аккуратно указал на угол сарая, я увидел пол лица пожилого человека, после чего вздрогнул и заметил гарпун у него в руках. Не верилось, что он так неподвижно ждал всё это время. Мы оба смекнули – он рехнутый. Я крикнул, что бы он не боялся и что мы всего лишь газетчики, на что дед покорно опустил ружьё.

Разговор выдался долгим и очень изнурительным, репортаж мы не получили, только пытались выдавить пару слов из деда, упорно, подобно барану он парировал все вопросы, менял темы и пытался уйти. Изрядно разозлившись, я собрал все мысли в уставшем мозгу и твёрдо скомандовал, чтобы хрыч немедленно сказал в диктофон, что с озером всё в порядке, и мы тут же уедем. Ныряльщик опустил голову и поднял глаза, тихо бормоча себе под нос. Он начал представившись и указав свой год рождения.

В тот момент я выронил диктофон из рук. Седому, морщинистому, тощему и полностью убитому возрастом на вид старику оказалось 34 года. Коллега не поверив, переспросил ещё несколько раз год рождения, и успокоился только после проверки документов мужчины, хотя успокоился это неверно сказано.

34-х летний старик продолжал. Ему пришлось рассказать о своём детстве, об отце, о первом походе, казалось, что он просто пытался вспомнить свою жизнь. Натолкнув его на тему о Водохранилище, он замолчал на секунду, а потом указал пальцем на свою седую голову. Нам было тяжело смотреть, как он говорить о водоёме, сморщивая лицо он произносил бессвязные слова, от том, как всё ужасно. В конце концов, он посмотрел на нас и дрожащим голосом громко сказал:

«Она внизу, в самом низу на огромном камне, сидит и смотрит, невероятных размеров тварь, похожая на чудовищно гигантскую жабу. В тот день она ничего не делала, когда я увидел её, я не сразу разобрал что это, но когда увидел её глаза, я от страха потерял сознание».

Дальше он просто плакал. Ошарашенные данным событием, мы вышли из его дома и в неописуемом состоянии и молча ехали до редакции, каждый думал про себя, что же такое произошло.

Следующее наше решение было обоюдным. Напарник направился уговаривать шефа о выделении средств для расследования. Мне пришлось говорить о важности и о будущем успехе интересной и мистической статьи с глав. Редактором. В итоге ни денег ни места для статьи у нас не было.

До сих пор жалкий вид мужчины, походившего на старика, мне не давал покоя, я заявил коллеге, что так или иначе я потрачу собственные деньги на группу ныряльщиков.

Денег, как известно, на целую группу у меня не нашлось, зато на быструю халтурку согласился один из всей шайки водолюбов, парень.


4.10.1994.

Утром, недолго думая, я собрал небольшой рюкзак с провизией, фотоаппаратом и тёплой одеждой, сел в машину и поехал.

С парнем – ныряльщиком и всё тем же напарником мы договорились встретиться на месте.

В воздухе витал небольшой мандраж, было немного страшно и жутко интересно, на бережку мы быстро надули лодку, покидали рюкзаки, проверили водный фотоаппарат и было уже собрались отплывать, как я увидел отплывающего с другой стороны водохранилища мужчину на деревянной лодке. Как я сразу и подумал, это был тот самый сумасшедший, в голове перевертелись все плохие мысли о том, что он хочет сделать. Я резко скомандовал плыть вперёд.

Набирая скорость и коротая расстояние, мы заметили, что мужик был совершенно голый с одной только набедренной повязкой, доплыв к середине озера он окинул нас безжизненным взглядом и прыгнул в воду. Через пару секунд мы были у его лодки, ныряльщик судорожно натягивал акваланг, я постоянно орал и торопил его, художник с бледным лицом просто смотрел в воду.

Парень, повязав верёвку на запястье, сказал, что когда он его схватит, то дёрнет верёвку 2 раза и что мы должны тащить её после этого изо всех сил. Не теряя ни секунды, он прыгнул в воду. Прошло всего одна или две минуты, но эти минуты казались вечностью, мне удалось поймать сеть и вызвать скорую, хоть она наверняка бы приехала через часа два после звонка, партнёр постоянно тихо повторял: «Давай, давай, дёргай».

Наконец вместо обещанных 2-х раз, аквалангист начал судорожно дёргать верёвку, и мы, схватившись за неё, из всех сил тянули на себя и свёртывали в узел.

Мы вытащили парня, закинув его в лодку, у меня невероятно закружилась голова, художник держал на лице выражение ужаса. Я еле соображал, парень был мёртв. Всё его лицо было жутко синее и вены выделялись на его лице, он умер с открытыми глазами.

Как оказалось, он умер от разрыва сердца. На фотоаппарате была только одна фотография, она сейчас у правительства. Мой друг в данный момент на психологическом обследовании, а я не могу больше видеть воду или прикасаться к ней.

Думаю, моя нормальная жизнь закончилась.

См. также[править]


Текущий рейтинг: 31/100 (На основе 9 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать