Наследие (Gbl)

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Наследие»)
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Looopa.png
Эта история таит в сюжете загадку, либо скрытый смысл. Рекомендуем быть внимательнее к деталям.

С очень раннего детства моим главным пороком было любопытство. У остальных детей, может, всё было также, но только до поры. Я же своё любопытство всячески поощрял, и это мне впоследствии не раз аукнулось.

Прямым следствием моего любопытства была общительность. Впервые пойдя в детский сад, я сразу же со всеми познакомился. Несколько месяцев я чувствовал себя настолько счастливым, насколько не был никогда, но потом отношения с одногруппниками начали портиться. Постепенно я всем поднадоел, но мы просто не могли поссориться по-настоящему, поэтому отношения всего лишь стали более натянутыми. К сожалению, после детского сада я с ними совсем не контактировал, и шанса всё исправить у меня практически не было.

Когда я пошёл в школу, сначала была та же самая картина. Все удивлялись моей общительности, а потом я стал слишком много лезть в чужие дела и приставать к окружающим. Теперь все старались меня избегать, общение со мной перестало быть радостным. Да его и не было особо.

Относительно короткая учёба в институте прошла незаметно, фастфуд не заставил себя ждать. Затем я нашёл работу программистом в отдалённой от меня части города, и жил только ей. Всё остальное как будто исчезло – вокруг не происходило ничего интересного, любопытство просто нечем было питать. Мне уже были понятны все основные ошибки, которые я совершил в жизни, но поделать ничего было нельзя. Я окончательно замкнулся.

Каждый день путь на работу занимал часа полтора, не меньше. От самого дома я садился на автобус, везущий меня до ближайшего метро, а дальше под землёй была ещё одна пересадка. Эта история началась, когда другую ветку метро подвели довольно близко к моему дому, так что теперь я мог ездить по ней.

Любой житель какого-нибудь из больших городов наверняка хоть раз бывал в метро и знает, что из себя представляют его пересадки. Чаще всего они выглядят как небольшие коридоры между лестницами или эскалаторами, выходящими на станции. Также почти все, наверно, помнят, что в таких местах обычно посередине ставятся металлические загородки, чтобы разделить людей на два потока по направлению движения.

Я сам жил на одной ветке метро, а работа находилась на другой, и пересадка между ними была оснащена такими загородками.

В первый же день, когда я решил проехаться по новой ветке, я заметил некоторую странность, которая слегка взбудоражила мой мозг. Когда я проходил по переходу, то увидел необычную старушку, которая стояла около загородки и облокотилась на неё локтями. На улице в это время шёл дождь, а на старушке был надет насыщенно-чёрный плащ, и по отсутствию блеска дождевых капель на нём было сразу понятно, что старушка находится в метро уже довольно давно.

Рядом, прислонённая к загородке, стояла настолько же чёрная палка. Её изогнутая ручка отливала золотом, а основание было абсолютно чистым.

Я перешёл на другую сторону прохода, чтобы посмотреть на старушку спереди. Под чёрным капюшоном плаща на ней была шапка, как будто посыпанная углём, а глаза скрывались за маленькими чёрными очками, которые, казалось, пожирали тусклый свет ламп со всего перехода. Очки сверкнули, заставив меня ещё пристальнее вглядеться в них. И только спустя некоторое время я заметил ещё более странную вещь: старушка была не одна.

Напротив неё, по одну сторону со мной от загородки, прямо на заляпанном полу сидел человек. Он был одет, как и старушка, не совсем обычно, но если бы я встретил его в толпе, то ничуть бы не удивился. На нём была красная шапка с помпоном и куртка, не очень подходящая к нынешней погоде – больше похожая на ветровку.

Он был абсолютно неподвижен, и, насколько я мог судить, непрерывно смотрел старушке в глаза. Вернее, в очки.

Я подошёл к ним совсем близко и стал наблюдать, но первое время не улавливал ничего необычного. Потом человек в красной шапке спокойно, с грустным выражением лица, поднялся и быстрым шагом пошёл прочь. Старушка не двинулась с места.

Я подождал ещё пару минут, но вскоре пришлось уйти – на работу опаздывать не хотелось.

Вечером, на пути домой, я увидел у перегородки всё ту же самую старушку. На этот раз перед ней никто не сидел. Остатки моего любопытства проснулись, и я решил понаблюдать за ней до тех пор, пока хоть что-нибудь не пойму.

Ждать пришлось долго. Лишь через полчаса какой-то человек в самом обычном, но промокшем насквозь деловом костюме, присел напротив старушки. Я ожидал, что сейчас начнётся что-то интересное, но всё было точно так же, как утром. Человек просто сидел там минут десять, встал и ушёл.

Очнувшись, я кинулся за ним и поймал его за плечо. Стал спрашивать, зачем он садился на пол в переходе, но тот молчал как рыба – вероятнее всего, просто игнорировал меня. Хотя, может быть, и не слышал по какой-то причине...

Тяжело вздохнув, я отстал от него и побрёл на свою станцию.

Моё любопытство получило достаточно подпитки, чтобы начать выстраивать различные планы, направленные на выяснение ситуации. И, когда на следующий день на переходе я нашёл ту старушку, то окончательно уверился в толковости одного из этих планов. На обратном пути с работы я решил сам присесть перед ней и посмотреть, что произойдёт. Может, она таким образом гипнотизирует людей? Передаёт тайные сигналы? У меня была куча версий, но без опыта на себе я не мог подтвердить ни одну из них.

Не надо обвинять меня в том, что я поступил необдуманно. Я уже писал, насколько был любопытен раньше – тяжело, согласитесь, ожидать от такого человека, как я, что его любопытство полностью исчезнет к середине жизни.

Найдя вечером старушку, если можно так выразиться, «не занятой», я подстелил на мраморный пол пакет и сел на него. Поёрзал под неуютным взором чёрных очков, глянул в них и замер. Как потом оказалось, замер на целых полчаса.

Через очки старушка, судя по ощущениям, как бы высасывала из меня энергию, и двигать даже глазами со временем становилось всё труднее. Я всё глядел по сторонам, стараясь уловить хоть малейшие признаки, могущие навести меня на след, но довольно быстро устал и стал просто пялиться вперёд отрешённым взглядом. Было такое ощущение, как будто я жутко вымотался на работе и сейчас, наконец, отдыхаю.

Спустя очень долгое время старушка шевельнулась. Она медленно протянула руку за пазуху, достала оттуда что-то коричневое и протянула мне. Я, с трудом двигая рукой, взял эту вещицу, медленно встал и ушёл, даже не оглянувшись. Затем я поймал себя на том, что просто стоял, улыбаясь, посреди станции.

В растерянности взглянув вниз, я увидел у себя в руке ту вещь, которую мне дала старушка. Это была небольшая картонная коробочка, самая обычная с виду. Я поднёс её ближе к глазам, и только тогда заметил одно необычное свойство.

Знаете ведь, как устроены обычные коробки? Если оглядеть их целиком, то обязательно найдутся несколько клапанов, загнутых внутрь. Здесь же ничего подобного не было. Каждое ребро было просто сгибом картона, безо всяких щелей и клапанов. Это выглядело так, как будто коробку вырезали из цельной массы сразу такой, какая она есть. Так что открыть её никаким из нормальных способов не было возможно.

Я ещё раз внимательно осмотрел её, но не нашёл ни одного намёка на склейку, клапан или что-то в таком духе. Даже вершины были абсолютно гладкими... Ещё одно свойство коробки тоже сбивало меня с толку – её необычайно лёгкий вес. Казалось, что она была абсолютно пустой – я мог подбросить её одним пальцем.

Мне не терпелось разгадать её секрет, и в подъезде я ещё на ходу засунул шапку в карман, чтобы как можно скорее раздеться и приступить к делу.

Придя домой, я взял большой кухонный нож, аккуратно приставил его к коробке и отрезал наполовину одну из её граней, чтобы посмотреть, что там внутри, особо ничего не портя. В тот же миг на меня пахнуло такой жуткой сыростью и холодом, каких, наверно, не бывает даже на болотах осенью. Я отшатнулся, и только зажав нос, смог снова попытаться заглянуть внутрь.

Чем шире я отгибал отрезанную грань, тем больше удивлялся. Вся внутренняя поверхность коробки была покрашена чёрной краской, хотя физически это было невозможно сделать. Ну и, как я и ожидал, коробка оказалась пустой. За исключением чёрной краски.

Раскрыв коробку до конца, я засунул внутрь руку и на всякий случай повозил ей по стенкам. Гадкий запах уже почти улетучился, но когда я вынул руку обратно, она была измазана чёрным.

И что же мне теперь с этим делать?

Я промаялся с коробкой до полуночи, но так и не смог понять, для чего она нужна. Уже глубокой ночью, окончательно отчаявшись, я во внезапном порыве гнева порвал коробку на несколько частей и кинул их в мусорку.

О чём следующим утром сильно пожалел. Я решил отправиться с коробкой к старушке, чтобы попытаться получить каких-нибудь подсказок, и её пришлось долго отряхивать от всякого мусора. Но я не сдавался, и, натерев её почти до блеска и распылив по квартире половину краски, сунул в карман куртки.

За шапкой, как обычно, потянулся на вешалку... И тут мне пришлось вспомнить, куда я положил её вчера, стараясь потратить на раздевание как можно меньше времени. Достав её из кармана вместе с коробкой, я обнаружил, что она вся стала угольно-чёрной, хотя на коробке краски поуменьшилось несильно.

Мельком посмотрев на квартиру, я увидел на всём тоненький чёрный осадок, но разбираться с этим было уже некогда – я и так опаздывал на работу.

По пути я, ожидаемо, увидел старушку около загородки и попытался узнать, для чего она дала мне коробку, сразу – быстро подошёл, положил руку на плечо и стал спрашивать. Но она совершенно не реагировала на меня. Собравшись с духом, я легонько её подтолкнул... Она исчезла. Это выглядело не как растворение, даже хлопка я не услышал – просто была старушка, а теперь нет старушки.

Осоловело я протянул вперёд руку с порванной коробкой, зажатой в ладони... В этот момент человек, ранее сидевший по другую сторону от загородки, встал, вырвал у меня кусок коробки и убежал, как мне показалось. с улыбкой. Я точно не смог бы его догнать – пришлось бы сделать большой крюк, за это время он вполне мог бы уехать на поезде.

Но раз ему для какой-то цели оказалось достаточно лишь части коробки, значит... и мне тоже хватит того, что у меня осталось?

Я положил обрывки в карман и поспешил на работу, надеясь разобраться вечером.

Но меня ждало уже довольно ожидаемое разочарование – старушки на месте не оказалось. И как это я мог совершить такую оплошность?! Теперь меня, скорее всего, ждёт тупик в своих похождениях...

Я подошёл к тому месту, где раньше стояла старушка, и огляделся. Разумеется, напротив на полу никто не сидел. Но мне в глаза бросилось кое-что другое: совсем рядом к загородке была прислонена та самая чёрная палка с золотой ручкой. Я подошёл и осторожно взял её – нельзя было оставлять здесь такую ценную вещь. Они была необыкновенно тяжела, и чем-то мне очень нравилась.

Всю поездку до дома я её рассматривал и наслаждался обладанием подобной вещью. Хоть какая-то польза вышла от моего приключения, хотя я совсем не понимал, зачем мне эта палка нужна. Пробуя её в обращении, я легонько стукнул ей по полу вагона.

Поезд остановился. Это произошло быстрее, чем бывает обычно – он затормозил очень резко. Но люди вокруг ничего необычного не заметили.

А потом открылись все двери, с обеих сторон. Я испугался – ожидал, что сейчас начнётся бардак, люди будут кричать, всё такое... Но никто не обратил на это внимания. Все продолжали сидеть или стоять неподвижно, как будто не видели открытых дверей. Со мной такого раньше никогда не случалось – да и машинисту могли задать хорошенько за такое нарушение правил. Мало ли, что может произойти, открой он двери вагонов в туннеле!

Поднявшись и стараясь не задеть никого из окружающих, я проскользнул к открытой двери и выбрался наружу. Дно туннеля довольно круто загибалось, и стоять там было не очень удобно, но я испытал огромное удовольствие от того, что мог сделать такую вещь, которая раньше всегда была под строжайшим запретом. Моё любопытство торжествовало, теперь я мог с чистой совестью зайти обратно в вагон.

Напоследок я ощупал кабели, прикреплённые к стене туннеля, подошёл к двери, приготовился запрыгнуть в неё...

Как вдруг двери закрылись. Через окна я видел, что люди внутри всё так же сохраняли полнейшее равнодушие. К счастью, поезд после этого не тронулся – я попытался достучаться до них через стекло, но меня они игнорировали точно так же, как и открывание дверей.

Со злости я очень сильно ударил по стенке вагона палкой, и двери открылись вновь. До тех пор я всё же допускал возможность, что это была чистая случайность, но теперь окончательно понял, что всему причиной моя палка. Зайдя внутрь, я стукнул ей ещё раз. Двери закрылись, и поезд тронулся.

Меня всё так же никто не замечал. Для проверки я подошёл со спины к какому-то человеку и, стараясь испугать его, схватил за плечи с криком.

Он поёжился и отодвинулся чуть в сторону.

Но, честно говоря, мне было как-то всё равно, какой будет его реакция. Выйдя на своей станции, я поднялся вверх по эскалатору, но когда пришла пора выходить на улицу, мне ужасно расхотелось это делать. Я чувствовал, что мне надо вернуться в метро. Что-то там было, про что я совсем забыл...

Спустившись, я сел в поезд и сразу почувствовал неимоверное облегчение. Закрыв глаза, я прислушивался к музыке стука колёс и наслаждался. Несколько раз я воспользовался палкой, обследовал весь туннель и остался более-менее доволен его состоянием.

Вы когда-нибудь прислушивались к звукам едущего поезда? Это ведь покрасивее будет, чем на всяких концертах. Типов звучания здесь чуть ли не больше, чем музыкальных инструментов, а ритм с такой точностью не выдержит ни один музыкант...

Доехав до конца ветки, я сел на обратный поезд. Казалось, насытиться этим наслаждением было невозможно – так я пересаживался несколько раз, пока в вагонах не стало так тесно, что я буквально ходил по головам. Один раз я даже не мог втиснуться в поезд из туннеля, и пришлось путём долгих упражнений залезать на крышу. Хотя открытых дверей никто так и не заметил, но люди стали гневно перешёптываться по поводу такой долгой задержки.

А раньше-то я всегда недоумевал, почему вдруг поезда останавливаются в туннелях. Теперь всё стало ясно.

Потом проехал последний поезд, и станции стали очищать от задержавшихся пассажиров. Мне захотелось спать, я прикорнул на скамеечке... А когда открыл глаза, вокруг снова было полно народу.

Вот так вот. Полицейские, оказывается, тоже меня не замечают!

Внезапно я очнулся. Работа! Квартира! Я же совершенно о них забыл!

Даже не заметив, на какой станции нахожусь, я просто побежал вверх по эскалатору, то и дело задевая стоящих справа людей. Наконец, выбежав на площадку, я пролетел через турникеты, злобно скрипнувшие мне вслед. Приготовившись открыть дверь и совершить забег до дома, чтобы вовремя успеть привести себя в порядок, я вытянул вперёд руки... И встретил мраморную стену. В бешенной спешке я даже не посмотрел вперёд.

Люди спокойно входили на станцию и выходили с неё, но как они это делали, я совершенно не мог понять. Они не просто проходили сквозь стену – скорее они исчезали незадолго до неё. Через окна по бокам от выхода я мог видеть, как они снова появлялись снаружи и уходили по своим делам. Я попробовал пройти сквозь стенку, закрыв глаза, но ничего не получилось. А потом произошло самое ужасное – когда один человек собирался выйти в том месте, где стоял я, меня просто отбросило в сторону. Я не мог никак повлиять на него, и был чем-то вроде раздутой до размеров человека пушинки.

Пытаясь выбраться, я ударил палкой по стеклу в боковой стене. Оно треснуло, но не разбилось. Крепкое же ставят, сволочи! Я ударил ещё несколько раз, и осколки полетели во все стороны, отлетая от идущих людей точно так же, как я. Никто не заметил возникшей пробоины. Я попытался пролезть через неё наружу, но в тот момент, когда моя макушка показалась по другую сторону, стекло вдруг превратилось в обычное зеркало, прикреплённое к непрозрачной и непробиваемой каменной стене.

В отчаянии я ударил головой о стену... и провалился внутрь. В глазах стояла серость, тело как будто опутали ватой, но тем не менее я мог спокойно перемещаться в этой среде. Вытянув руки вперёд, я сделал несколько медленных шагов, но стена всё не кончалась. Боясь затеряться среди бесконечного однообразия вещества, я подался назад и вывалился обратно в помещение. Попробовал точно так же войти в другие стены – везде было одно и то же, никакого намёка на что-либо, кроме метро и тёмной субстанции.

От горя, или от усталости – не знаю, от чего, но я вернулся к мыслям о метро. Спустившись вниз, я совершил свою последнюю поездку на поезде. Почему последнюю? Не знаю, но я чувствовал, что надо срочно где-то осесть, иначе так и останусь никем не замеченным.

Найдя незанятый переход... Кажется, это был тот переход, которым я пользовался до проведения новой ветки метро к моему бывшему дому. Но я не уверен, не помню уже. Главное, что он был незанятый, и я его занял. Расположился у загородки, палку прислонил рядом.

Долго ждать не пришлось. Довольно скоро в переходе показался человек, отличающийся от остальных – он что-то знал. Да, действительно, проходя мимо меня, он развернулся и сел на пол. Ожидая чего-то, посмотрел на меня.

Сколько я ни пялился ему в глаза, никакого толку от этого не было. Да, точно! Я же забыл про очки.

Вынув их из нагрудного кармана, я хорошенько протёр стёкла внутренней поверхностью разорванной коробки. Надел. Теперь стёкла были абсолютно чёрными, но, несмотря на это, я всё прекрасно видел сквозь них. И даже не только видел – теперь я мог питаться. Хотя, в чём разница между этими двумя понятиями?

Взгляд человека, сидящего передо мной, постепенно тускнел. Я выждал достаточно времени, пока он не замер окончательно, а затем оторвал от коробки кусок и отдал ему. Его лицо озарилось радостью, и он убежал, прижимая к груди мой подарок.

Не надо думать, будто я такой глупец, что сразу отпустил его, даже не насытившись. Да, я это сделал, но у меня были определённые на то причины. Он был первым, кто ко мне подошёл.

И я ведь ещё новичок... Так что первое время еду придётся экономить.

А этот человек вернётся, я уверен. Он ещё не знает, что я ему дал.


Текущий рейтинг: 71/100 (На основе 143 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать