Муравьиный человек: письмо одного психа

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
Warning.png
Отдельные материалы этой статьи могут оказать аномальное воздействие, за последствия которого мы ответственности не несём!

Содержание


1

Привет, дорогой читатель. У меня осталось мало времени. Возможно, сутки или двое. Плевать. Последние часы жизни я потрачу на письмо тебе.

Ты - моя последняя надежда. Я не знаю, кто ты. Врач? Санитар? Местный охранник? Случайный прохожий? Кем бы ты ни был, я для тебя в любом случае всего лишь психопат из палаты на третьем этаже. Но пожалуйста, на несколько минут забудь о том, кто я такой и прислушайся к моим словам. Ты в опасности. Я пишу это все лишь затем, что бы предупредить тебя. Пока я еще жив, тебе ничто не угрожает, но если я умру, ты станешь следующим. Внимательно выслушай мой рассказ, иначе через пару месяцев ты займешь мое место. Станешь для окружающих таким же сумасшедшим, несущим чушь о Муравьином человеке, и никто не будет тебе верить.

Я расскажу тебе всю историю сначала. Прочитай ее внимательно и выполни то, что я тебе скажу. Тогда, возможно, Муравьеглазый перестанет меня мучать, а тебя и вовсе не тронет.

Все это началось с тех пор, как погиб мой лучший друг Кирилл… У тебя есть лучший друг, а, читатель?

Я познакомился с Кириллом в колледже, мы учились на одном курсе. На момент знакомства нам было по 15 лет. Я запомнил его жизнерадостным парнем с отличным чувством юмора и склонностью к авантюрам. Вместе мы совершили много грешков и пережили много приключений, которые особенно крепко связывают дружеские узы. Вместе распили первую банку пива, вместе исследовали заброшки, вместе бились над сессионными заданиями по ночам и так далее.

Прости, меня слегка занесло. Наверное, тебе неинтересна вся эта сопливая лирика об усопшем друге. Но пишу я ручкой на бумаге, так что не могу нажать DELETE и стереть лишний текст, уж извиняй!

Нам уже было 18-19 лет, когда начались странные перемены в поведении Кирилла. Мне никак не пришло в голову связать их с Муравьиным человеком.

Кто такой Муравьиный человек? Это был персонаж деревенской легенды. Кирилл услышал о нем в Мятлево, где проводил раньше каждое лето. Если говорить о Муравьином человеке вкратце:

1) Муравьиный человек или Муравьеглазый - что-то вроде ходячего трупа, который двигается за счет огромного количества муравьев, живущих в его теле.

2) Легенда гласит, что он был съеден этими муравьями.

3) Первым делом насекомые выгрызли ему глаза, поэтому глазницы у него пустые, а через них можно увидеть копошащихся внутри черепа муравьев. Оттуда и прозвище "Муравьеглазый".

4) Ему приписывают как минимум два убийства и целый каскад ночных кошмаров.

Кирилл рассказал мне о нем много жутких историй, которых наслушался в этой проклятой деревне. Но знаешь, он рассказывал это все шутливо и с явной самоиронией. Я был уверен, что он, как и я, не воспринимал эти страшилки всерьез.

Сам я был любитель Кинга, Лавкрафта и прочей хоррор-темы, поэтому слушал Кирилла с интересом. История и образ показались мне довольно забавными. Но я очень скоро о них забыл. Ведь жизнь шла своим чередом, мы с Кириллом взрослели. Начались проблемы с деньгами, с родителями, с девушками, с учебой - тут уж стало не до ходячих трупов. Когда с Кириллом стало твориться что-то странное, я даже не вспомнил о Муравьеглазом. Пенял на что угодно - наркотики, шизофрения, преследование, - только не на вымышленного персонажа из деревенской страшилки.

Всякое безумие начинается с мелочей, которым поначалу не придаешь значения. Кирилл стал плохо есть и спать, поэтому скоро обзавелся впалыми щеками и парой темных кругов под глазами. Но это нормально для студента . Экзамены, нервы, с кем не бывало?

А вот то, что Кирилл начал бояться людей в солнечных очках - это уже было НЕнормально. Конечно, он не ударялся в панику при их виде, но заметно нервничал. Словно темные очки ему о чем-то напоминали. Мне следовало догадаться… Увы, я всю жизнь был упертым реалистом. Мой рациональный мозг просто не мог допустить столь бредовой причины, как призрак муравьиного дядьки.

Потом Кирилл перестал ездить до колледжа на метро, как делал всегда. Теперь его отец, Михаил Сергеевич, подвозил Кирилла на своей машине. Странно, не правда ли? Михаил Сергеевич работал, как и все нормальные люди. Работа у него начиналась с 9 утра, а колледж открывался в 10 и находился почти на другом конце города. Получается, Михаил Сергеевич ежедневно пропускал полтора часа работы затем, что бы довезти взрослого парня до колледжа.

Однажды я увидел Михаила Сергеевича через окно машины. У него был такой же измученный вид, как и у его сына. Что за проблема могла затронуть всю его семью?

Тут уж я всерьез обеспокоился. Кирилл всегда был безбашенным парнем. Он вполне мог ввязаться в какую-нибудь дурную историю, так что я терялся в догадках: может быть, Кириллу угрожают? Может, он попал на деньги и теперь от кого-то прячется? - ну и в том же духе.

Думаешь, я такой идиот, что не пытался поговорить с ним? Ха! Пытался, конечно - не раз и не два. В ответ я получал только лживое "да нормально все", хотя было ясно, что ни хрена не нормально. Когда я окончательно достал Кирилла своими расспросами, он довольно раздраженно сказал мне, что страдает бессонницей, поэтому у него начались проблемы со здоровьем. Не надо быть экстрасенсом, что бы раскусить такую банальную отмазку. Бессонница могла объяснить круги под глазами, но откуда все остальное?

А "остального" было много.

Уже месяца три, как я заметил, что Кирилл очень странно ест. Он отщипывал по маленькому кусочку и каждый внимательно осматривал. Только убедившись, что не нашел ничего подозрительного, Кирилл несмело отправлял кусочек в рот.

Я выдвинул очередное идиотское предположение: он боится, что кто-то хочет его отравить. Но другого объяснения я просто не видел! Скоро он совсем перестал есть. Не знаю, как дома, а в колледже я ни разу не видел, что бы он притронулся к еде.

Кроме этого, у него появилась довольно мерзкая привычка почесывать лицо. Сам того не замечая, он постоянно скреб лоб, нос и небритые щеки, словно вся кожа у него зудела. Меня и окружающих это нервировало, но мы молчали. Это уже были явные признаки нездоровой психики, а кому охота связываться с психом? Только когда я заметил у Кирилла на щеках кровавые следы от ногтей, то начал его одергивать. Признаюсь, я делал больше ради собственного спокойствия, чем ради друга.

Я начинал бояться Кирилла. Вернее, не Кирилла, а той неведомой силы, которая так резко и необратимо иссушила моего друга, превратив его в ходячую мумию.

Кирилл исхудал, как узник концлагеря, а глаза у него ввалились и приобрели апатичное выражение. В нем было трудно узнать когда-то крепкого, улыбчивого парня. У меня в голове крутилась жутковатая ассоциация - его словно выжрали изнутри. И морально, и физически. Хах, "выжрали"… Какое точное сравнение я подобрал!

Последний раз я видел Кирилла осенью 2012 года. Он стоял в администрации нашего колледжа и подписывал какие-то бумаги. Позже я узнал, что он оформлял себе академический отпуск.

Отпуск, из которого так и не вернулся.

На последующие два месяца Кирилл исчез. Словно его никогда и не существовало. Он не выходил из дома, не появлялся в интернете, отключил телефон, а когда я в отчаянии стал звонить на домашний, трубку подняла его мать. Усталым голосом она сообщила, что Кирилл заболел и не может разговаривать, а потом попросила меня больше не звонить. Еще долго я стоял, потрясенный, и слушал гудки в трубке. Меня одолевало самое мерзкое чувство на свете - бессилие.

У моего лучшего друга серьезные неприятности, а я ничего не могу сделать, даже не знаю, что происходит!

…дорогой читатель. Кажется, мое предостерегающее письмо превращается в какое-то покаяние. Я понимаю, тебе совершенно ни к чему читать откровения незнакомого человека. Но перед смертью не надышишься, как известно, и мне слишком нужно выговориться. Должен сказать, я увлекался мистическими историями, но никогда в них не верил. Последние события заставили меня изменить точку зрения, а до встречи с Муравьиным человеком я скептически выслушивал рассказы о встречах с призраками, об экстрасенсорике, телепатии и прочей лабуде. Но я не могу отрицать, что какие-то невидимые связи между людьми все-таки существуют.

В ночь, когда Кирилл повесился, мне приснился отвратительный сон.

Передо мной стоял высокий человек в солнечных очках. Отросшие засаленные волосы прилипали ко лбу и к вискам. Черная одежда была мятой и грязной, словно он только извалялся в пыли. Что-то отталкивающее, почти страшное было в его прыщеватом лице, но я никак не мог понять, что именно.

Вдруг я заметил, что очки на нем не солнцезащитные, а самые обычные, в роговой оправе. Только их линзы были густо замазаны чем-то черным - то ли гуталином, то ли детской гуашью. Это выглядело так нелепо, что я чуть не рассмеялся! Закрашенные очки, что за бред?..

Будто прочитав мои мысли, человек широко ухмыльнулся.

Меня передернуло.

Два ряда гнилых, коричневых зубов были покрыты сквозными дырами, а из них… из них выползали муравьи. Насекомые деловито сновали туда-сюда прямо по зубам этого урода, словно находились в родном муравейнике. Похоже, они ему не мешали. Он их даже не замечал. Лишь растягивал свою кошмарную улыбку все шире и шире…

…меня разбудили родители. Я удивился и встревожился, увидев их в общежитии нашего колледжа. Обычно это я навещал их, а не наоборот. Они стояли над моей кроватью, и их лица были мертвенно-бледными. У меня засосало под ложечкой от дурного предчувствия.

Долго переминаясь и подбирая слова, они сказали мне, что Кирилла сегодня нашли мертвым в его комнате.


2

Не стану утомлять тебя описанием шока, потрясения и отказа верить в случившееся. Надеюсь, тебе никогда не доводилось переживать нечто подобное. Но если доводилось - ты поймешь меня и без лишних слов. Словами такое не описать…

Да, Кирилл был сорви-головой и отчаянным парнем. Я мог ожидать от него многого, даже преступления, но только не самоубийства. Он не оставил никакой предсмертной записки или вроде того. Ни единой зацепки, из которой можно было бы понять - что же заставило его покончить с собой? Если кто и знал ответ, то только его родители. Они одни наблюдали последние дни жизни Кирилла, но ничего не рассказали. Ни мне, ни остальным его друзьям, ни преподавателям из колледжа, ни даже родственникам. Когда следователи допрашивали их, они назвали причиной самоубийства депрессию.

Депрессия?..

Кирилл нисколько не походил на жертву депрессии. Его поведение больше напоминало паранойю или шизофрению. Он не выглядел мрачным или угнетенным - скорее, напряженным, испуганным, загнанным в угол.

Его хоронили в закрытом гробу. Вот так… Меня лишили возможности хотя бы на прощание увидеть лицо моего друга.

Тебе интересно, что было дальше? А ничего особенного. Следующий месяц прошел спокойно. Наступила зима. Все жили дальше, радовались, огорчались, ссорились, влюблялись, готовились к Новому Году, а я все никак не мог поверить, что Кирилл всего этого не делает и никогда больше не будет делать.

Да, люди умирают, а те, кому они были дороги, вынуждены учиться жить без них. Учился и я.

С тех пор, как умер Кирилл, моими лучшими друзьями стали алкоголь и антидепрессанты. Читатель, ты уже наверное счел меня слабаком?… Возможно, я и слабак. Я просто справлялся со своим горем, как умел. Я человек не слишком общительный, и кроме Кирилла, у меня не было близких друзей. На тот момент никто не мог поддержать меня. По старой привычке я часто начинал набирать номер Кирилла на мобильном - я всегда звонил ему, когда мне было хреново. А потом резко вспоминал, что Кирилл теперь вне зоны доступа. Навсегда.

Я часто думал, что если бы узнал о настоящей причине самоубийства, то мне стало бы легче. Я жестоко ошибался.

Прошел где-то месяц с трагического события. Из-за переживаний, тоски и алкоголя я уже успел забыть о своем мрачном сновидении. Вот Муравьеглазый и решил освежить мою память...

Как-то утром я апатично жевал свой завтрак и почувствовал мерзкий кислый вкус во рту. Не понимая, в чем дело, я уставился на тарелку.

И с трудом подавил крик ужаса.

Еда кишела муравьями.

Я выплюнул все, что не успел проглотить и вскочил из-за стола, едва не перевернув его. На поднятый мною шум немедленно сбежались соседи из общежития, спрашивая, что случилось. Я оглянулся. Опрокинутая тарелка валялась на полу, остатки еды забрызгали всю кухню, но никаких муравьев не было. Да и откуда им взяться в середине декабря? Конечно же, мне померещилось.

Такое предположение показалось мне совершенно объяснимым.

Я насиловал свои мозги таблетками и спиртом - раз. Плохо спал - два. Много психовал - три. Так что почва для развития галлюцинаций была вскопана и хорошо удобрена.

Как легко мы ведемся на самообман!.. Все-таки наша психика - удивительная вещь.

Я втолковывал себе эту теорию в течении всего последующего дня, и сумел себя успокоить настолько, что к ночи даже сел за курсовую.

В общажной комнате вместе со мной жил еще один парень. Он уже забрался под одеяло и, кажется, собирался спать, а я переписывал текст с тетрадки на ноутбук. Есть у меня особенность - довольно громко барабанить по клавиатуре, так что я спросил соседа, не мешают ли ему эти звуки. Он мне ничего не ответил. Я повторил свой вопрос. Ответа опять не последовало. Ну ладно, уснул уже человек, подумал я и продолжил работу.

Прошло несколько минут прежде, чем я сообразил - что-то не так.

Мой сосед не дышал. Обычно он вообще храпел на всю Ивановскую, но сейчас я не слышал даже звуков вдоха и выдоха. Мне стало не по себе. Я решил проверить, все ли с ним в порядке. Мало ли, а вдруг проблемы с сердцем или вроде того? Я склонился над его кроватью… и зажал себе рот, что бы не заорать от ужаса.

Глаза парня были широко открыты и неподвижны, а лицо напоминало застывшую маску. Растерявшись, я уже хотел бежать за медсестрой, но тут с отчаянной (и крайне глупой) надеждой подумал - может, он просто решил меня разыграть?!. Я еще раз окликнул его и потряс за плечо… но вместо плеча я нащупал через одеяло что-то узкое и твердое. Это "что-то" напоминало кость.

Вот тут мне стало по-настоящему страшно. Страшно от неизвестности, от непонимания, что происходит. Поэтому я откинул одеяло.

И на этот раз уже не смог сдержать криков ужаса.

Скажи, читатель, у тебя когда-нибудь бывало такое в детстве: переворачиваешь себе спокойно какой-нибудь камушек или корягу и тут же роняешь обратно от страха и отвращения? Потому что под безобидным камушком открывается настоящий муравьиный ад. Целые пласты шевелящихся черных телец, разных форм и размеров, с крыльями или без, начинают панически бегать и копошиться, копошиться, копошиться…

Именно это я обнаружил под одеялом, только вместо муравейника было обглоданное тело моего соседа. Вернее, скелет, а не тело. Грудная клетка с клочками плоти вздымалась над кровавой кашицей, оставшейся от внутренностей, а под ней виднелся багровый хребет. Простыня покраснела от крови. И все это было покрыто тысячами черных муравьев, они сновали туда-сюда так, что казалось, будто весь труп рябит. На конце хребта крепилась пока еще целая голова с остатками шеи, но я уже видел мерзкое шевеление во рту и в ноздрях.

Я стоял в оцепенении, не зная, что делать, а глаза трупа внезапно дрогнули и повернулись в мою сторону. Он зашевелился, рассыпая насекомых по кровавым простыням, и встал, протянув ко мне руки. Челюсть отвисла, изо рта потекла окровавленная слюна, в которой дергались увязшие муравьи. Я видел все, вплоть до самых отвратительных подробностей - как покрытые насекомыми останки покачивались на костях, как размазывались по полу кровь и ошметки внутренностей… но самое ужасное - я видел, как с трупа валились клубки муравьев, рассыпались при ударе об пол и ползли прямо в мою сторону…

Надо ли уточнять, что это были всего лишь мои галлюцинации? На самом деле, сосед был цел, невредим и видел уже десятый сон, когда его разбудили мои вопли. По его рассказам, он увидел меня, смертельного бледного, с вытаращенными глазами, и кричащего что-то неразборчивое. Напуганный не меньше, сосед попытался встряхнуть меня за плечи, в ответ на что я начал яростно отбиваться. Пришлось ему влепить мне пару пощечин, лишь тогда кошмар рассеялся.

Я был даже благодарен ему за такую грубость. Он практически спас меня. Продлись этот кошмар еще несколько секунд, и я бы вряд ли сумел сохранить здравый рассудок. Когда я слегка опомнился, то начал извиняться перед своим соседом за такую выходку. Но я ничего не сказал ему о том, что видел. Да он меня и не расспрашивал. В общаге все знали, какую трагедию я пережил недавно. Наверное, он списал мое поведение на шок от смерти лучшего друга.

Заглотив несколько таблеток успокоительного, я лег спать. Транквилизаторы не стерли память об ужасной галлюцинации, только слегка притупили мой страх. Но даже лекарства не могли мне помочь от новой проблемы - с того дня мне стало чудиться, что муравьи появляются у меня в еде.


3

Я отдавал себе отчет в том, что это мои глюки, и что на самом деле муравьи нереальны, но никак не мог заставить себя жевать еду, в которой видел их. Слишком отчетливо они хрустели у меня зубах, щекотали лапками язык и небо, слишком сильно я чувствовал их горько-кислый вкус. Я не мог себя перебороть. Что бы хоть как-то питаться, я начал покупать себе запечатанные продукты - всякие там шоколадные батончики или сырки. Я точно знал, что муравьи никак не могли бы туда попасть. Поэтому я закрывал глаза, распечатывал упаковку и только после этого ел - по-прежнему не открывая глаз.

Таким образом мне иногда удавалось обмануть свою психику.

Но мои попытки питаться с лихвой компенсировались распространением галлюцинации уже не на еду, а на меня самого. Мне все время казалось, будто по моей коже кто-то ползает. Под одеждой, под волосами, на лице. Я отчаянно скреб кожу ногтями, пытаясь избавиться от этого отвратительного ощущения и старался принимать душ как можно чаще.

Как-то раз я взглянул на себя в зеркале и увидел кровавые царапины у себя щеках. До меня дошла страшная истина - я повторял поведение покойного Кирилла.

Да, можешь назвать меня архитормознутым. Но только в этот момент я начал догадываться что, возможно, между моими наитиями и смертью Кирилла существует какая-то связь. Он тоже не ел, тоже царапал лицо… видел ли он муравьев?

Я решил любой ценой узнать о том, что происходило с Кириллом перед смертью. И теперь это не имело ничего общего с моей тоской по другу. Мне просто было страшно. Безумно, невероятно страшно. Если Кирилл пережил то же самое, что сейчас происходит со мной…до чего же он дошел к моменту, когда решился на суицид? И сколько смогу продержаться я сам? Тогда я еще не знал и не хотел узнавать ту черту, после которой даже смерть начинает казаться облегчением.

Я надеялся спастись.

Родители Кирилла отказались обсуждать со мной эту тему. Кроме них, оставался единственный человек, способный мне помочь - тот самый частный психолог, навещавший Кирилла незадолго до его смерти. Узнать его имя было непросто, но я это сделал (не хочу рассказывать, как именно - история скучная и неприятная ). А вот найти рабочий меил не составило труда. У психолога был собственный сайт, где висела контактная информация.

В письме я представился лучшим другом Кирилла. Сразу предупредив, что не заинтересован в услугах частного психолога, я попросил его рассказать о последних днях жизни Кирилла. Памятуя, что психологи обязуются не разглашать информацию о своих клиентах, я написал так: "Если вы не имеете права рассказывать о его проблемах, то прошу вас, просто подтвердите или опровергните симптомы, которые я опишу". Я перечислил все: параноидальное поведение, ночные кошмары, галлюцинации, боязнь муравьев, почесывание лица, проблемы с принятием пищи, ну и так далее.

В тот же день, когда я отправил письмо психологу, Муравьеглазый навестил меня снова.

Мне приснилось, что у меня на подбородке, с правой стороны, вырос какой-то… сучок. Я не знаю, как это еще можно назвать. Твердый зазубренный отросток, длиной около 15 см и примерно 2 пальца в толщину. Он рос прямо из кости, прорвав кожу, которая вокруг "сучка" покраснела и сочилась сукровицей. Странно, но боли я не чувствовал. Только сильный зуд, словно это был огромный комариный укус.

Я рассматривал себя в зеркало, щупая отросток, и не мог удержаться от почесываний. К моему ужасу, кожа легко слезала, практически отваливалась. Я сдирал ее ногтями, как мокрую бумагу, пачкая руки гноем и кровью. Но остановиться не мог. Кожа вокруг "сучка" горела так, что хотелось просто соскрести ее с черепа. Я снова заглянул в зеркало… и увидел его.

Он стоял сзади. В своих дебильных замазанных очках, в старом плаще.

Я замер, не решаясь обернуться. Да что там, я боялся даже пошевелиться. Заметив мой испуганный взгляд, Муравьеглазый ухмыльнулся.

А потом снял очки.

Сначала мне показалось, что у него просто пустые глазницы вместо глаз… О Господи, лучше бы это было так, лучше бы это реально было так! Да, глаза отсутствовали, но глазницы были вовсе не пустые. Они кишели муравьями. Муравьи скопились в них плотным слоем, им явно не хватало места. Они начали вылезать. Я словно вижу этот сон снова, прямо сейчас… Вот они на его бровях, теперь на лбу, на щеках, на переносице… вот уже все его лицо живой черной сеточкой, муравьи снуют повсюду, а он стоит, не шелохнувшись и не обращая на них никакого внимания, только продолжает ухмыляться…

Я проснулся.

Хорошо помню то утро. В окно светило яркое зимнее солнце, контрастируя с моим гнилым сновидением. Гудели машины, чирикали птички. Нисколько не верилось, что в таком обыденном светлом мире может быть место подобным кошмарам. Но облегчения эта мирная картина мне не принесла. Окружение словно издевалось надо мной, намекая мне, что я просто сумасшедший, который боится несуществующих вещей.

Разбитый, обессиленный, словно не спал всю ночь, я поплелся к столу и включил ноутбук. Во мне начало зарождаться что-то вроде смирения. Или скорее обреченности. Я уже не ждал помощи, не рассчитывал на ответ психолога. Наверняка он счел меня каким-нибудь не в меру знакомым и не собирался ничего рассказывать.

Поэтому я не сразу среагировал, когда на экране замигало "новое сообщение". Я открыл его с почти радостным удивлением, но заголовок письма удивил меня еще больше.

"МУРАВЬИНЫЙ ЧЕЛОВЕК?" - гласило письмо.

Меня как током ударило. Ну конечно, как же я мог забыть о нем! Я вспомнил рассказы Кирилла о его глазницах с муравьями, о темных очках и грязной одежде черного цвета. Все встало на свои места. Получается, ко мне в сон приходил тот самый Муравьиный человек? Это ИЗ-ЗА НЕГО Кирилл покончил с собой?!

"Добрый день! Я очень рад, что вы написали мне. Говорите, у вас наблюдаются те же симптомы, что и у вашего друга? Тогда поздравляю, вы по адресу. У меня они тоже наблюдаются".


4

Сначала я подумал, что он просто издевается надо мной. Но когда мы продолжили разговор стало ясно, что психолог не издевается и не шутит. Более того - он был напуган. Точно так же, как я.

Слово за слово - между нами завязался диалог. Психолог сказал, что действительно не имеет права рассказывать о своих клиентах, но в данном случае сделает исключение. И вот что он рассказал мне.

Отец Кирилла, Михаил Сергеевич, с ходу пообещал психологу (назовем его Алексеем) очень достойную оплату. Прямо-таки подозрительно достойную. Алексей решил выяснить, откуда такая щедрость. Он созвонился с Михаилом Сергеевичем, и уже во время разговора почувствовал неладное. Чем дольше Михаил Сергеевич описывал проблему, тем труднее ему становилось сдерживать рыдания. Он рассказал, что у его сына навязчивая идея о некоем преследователе, что его мучают ночные кошмары и галлюцинации, что он бросил колледж и сначала перестал выходить из дома, а теперь боится покинуть даже свою комнату. Алексей сразу понял, что это совсем не его случай. Он был частным психологом, который проводил консультации по поводу семейных проблем, комплексов, мотивации и прочей ерунды. А тут явно требовался настоящий психиатр вкупе с клиникой.

Почему же Михаил Сергеевич обратился к частному психологу? Да очень просто - он не хотел запирать его в дурке. Кирилл всегда был нормальным, адекватным парнем без каких-либо отклонений. Паранойя началась буквально пару месяцев назад, и отец отчаянно надеялся, что это временное помешательство, из-за которого не обязательно писать в медкарточке приговор психиатра. Алексей сразу понял, что отец слишком оптимистичен, но не сказал об этом. Не сказал из самых корыстных соображений - его финансовое положение оставляло желать лучшего, так что клиент, готовый доплатить за молчание, был очень кстати.

"И вас не испугало то, что придется работать с таким... трудным случаем?" - поинтересовался я.

"Знаешь, я сам оказался слишком оптимистичен. Явно недооценил масштаб проблемы", - написал Алексей в ответ. - "Только увидев своего "пациента", я начал понимать, во что же вляпался.

Началось все с запаха. В коридоре воняло средством от тараканов. Воняло неслабо, но в комнате Кирилла запах был просто невыносим, у меня аж слезы выступили. Помимо этого, в комнате не было никакой мебели, кроме кровати и... тазика с водой.

Впрочем, комната была еще не худшей из зол. Вид ее хозяина ужаснул меня намного больше.

Наверное, раньше он был полноват, не так ли? У него вся кожа обвисла, как тряпки. Такое бывает, когда человек теряет вес очень быстро. Теперь-то я понимаю, в чем причина. Я и сам потерял почти 10 килограмм за последний месяц. Довольно трудно питаться полноценно, когда у тебя в еде копопшаться муравьи.

Но вернемся к Кириллу.

Может, ты слышал о других параноиках-затворниках. Они обычно не следят за чистоплотностью, поэтому зарастают щетиной, сальными волосами и грязью. Кирилл был не таков. Напротив, от него за версту несло мылом, словно он принимал душ по пять раз в день.

Еще Кирилл был гладко выбрит. Весь. Волосы отсутствовали и на голове, и на теле. Даже брови были сбриты. Я не знаю точно, почему он сбрил волосы. Но предполагаю: он боялся, что в волосах муравьям будет легче прятаться.

Позже я заметил ссадины по всей его коже. Они были разные. Одни широкие, но поверхностные. А другие мелкие, зато глубокие, словно кожу там расковыряли целенаправленно. Отец Кирилла потом рассказал мне об их появлении. Кирилл действительно мылся по несколько раз в день (и вовсе не ванной - он мылся прямо у себя в комнате, в том самом тазике, который я видел). Во время мытья он так яростно тер себя мочалкой, что начинал сдирать кожу. Кроме того, он постоянно расчесывался в разных местах, до крови. Все лицо у него тоже было в царапинах от ногтей.

Еще вдоль стенки стояли рядком бутылки водки. Штук 10 не меньше. Нет, Кирилл не пьянствовал. Об этом говорили многочисленные куски грязной ваты валяющиеся рядом. Значит, помимо мытья, бритья и злоупотребления химическими средствами против насекомых, Кирилл еще и обтирался спиртом. Давай подытожим: мой пациент смертельно боялся грязи, царапал себе лицо и тело, ничего не ел, не покидал пределов комнаты. Отличный букет патологий, а?

Ты уже знаешь, что я не смог ему помочь. Не успел я провести и трех сеансов, как Кирилл сам решил свои проблемы. Я знаю, его хоронили в закрытом гробу. Но не жалей о том, что не смог увидеть своего друга лысым, тощим, с лицом скелета и покрытого коростой. Лучше запомни его таким, каким он был до появления Муравьиного человека.

Рассказал мне о нем Кирилл немногое (он вообще был не особенно разговорчив). Ну да, жутковатый образ. Мне показалось довольно странным то, что он зародился в какой-то глухой деревне Калужской области. Мятлево, черт подери, да я о таком зажопинске никогда и не слышал. Ну, придумал дядю-Муравья какой-нибудь городской внучок одной из тамошних бабусек, а деревенские сплетни быстро обрастили историю подробностями - так я подумал. А Кирилл, наверное, был склонен к шизофрении, вот ему и начал мерещиться образ из детских страхов. Печально, да, но все объяснимо.

Вот только откуда эта "объяснимость" стала появляться у меня в еде? Почему начала ползать у меня по телу? Какого черта каждую ночь является мне в кошмарах? Скажу тебе, я человек не особенно впечатлительный, поэтому списать все на сильную эмпатию или чувство вины перед Кириллом не мог. Я уже месяц пытаюсь справляться с преследующим меня муравьиным кошмаром. Поначалу я стряхивал с себя двух-трех муравьев в течении дня, а сейчас я ложусь спать одетым и без одеяла. Знаешь, почему? Мне мерещится, что мой пододеяльник набит муравьями. Когда я включаю свет и расстегиваю его, то я вижу внутри обычное одеяло. Но стоит мне начать проваливаться в сон, как оно превращается в тысячи живых муравьев. Можешь себе представить, каково это - быть укрытым пластом насекомых? Если не можешь, то скажу, что ощущения так себе.

Я долго втолковывал себе, что это просто мой бред и старался выглядеть для окружающих нормальным. Я старался не думать о том, как мои кошмары будут развиваться дальше и до чего меня доведут. Но после твоего письма я больше не могу сидеть и бездействовать. Раз я не единственный, кто подхватил от Кирилла "вирус Муравьиного человека", значит, это уже не мое личное расстройство, а реально существующая болезнь. Надо принимать меры."

"Отличная идея, только что вы собираетесь делать?" - мрачно написал я.

"Я поеду в Мятлево и постараюсь расспросить местных жителей. Может, еще остались те, кто помнит эту историю". - ответил Алексей.

"А потом вызовете Муравьеглазого и запечатаете пентаграммой?"

Алексей пропустил мою колкость и ответил вполне серьезно: "Друг мой, я привык мыслить рационально. Если ты думаешь, что я верю в существование Муравьиного человека, то ты ошибаешься. Я какой-никакой, но медик, а всякая паранормальщина - это не ко мне. Я не думаю, что меня или тебя действительно преследует злой дух Муравьеглазого. Но вот то, что наше сознание настойчиво рисует его образ - это факт. У меня есть много предположений, что это может быть. Возможно, гипноз, самовнушение, нейро-лингвистический прием или новая разновидность шизофрении, способной передаваться другим. Ведь есть многое на свете, друг Горацио. Сейчас ни одну из этих теорий мы не можем проверить, так как нам не хватает информации. Я собираюсь охотиться за информацией, а не за привидениями. Что бы лечить пациента, нужно сначала поставить диагноз, не так ли? А пока я не узнаю, что такое этот "Муравьеглазый" и откуда он вообще появился, я не смогу понять причины наших с тобой наваждений. Verstehen?

Так что пожелай мне удачи и постарайся как-нибудь продержаться до моего возвращения. Я свяжусь с тобой сразу же, как только что-нибудь узнаю".


5

Разговор с Алексеем меня немного взбодрил. По крайней мере, теперь я был не один. На какой-то период мне даже стало легче подавлять галлюцинации. Чем меньше ты запуган, тем легче противостоять влиянию Муравьеглазого. И наоборот, если страх и чувство безнадежности усиливаются, то и видения становятся куда более реальными, ощутимыми… и жуткими.

В этом я убедился две недели спустя, когда от Алексея так и не пришло ни одно весточки. Я каждый лихорадочно проверял свой телефон, скайп, е-меил. Полный ноль. Я начал думать, что психолог решил просто поразвлекаться и написал все это лишь затем, что бы подлить керосинчику в мои кошмары. Увы, все оказалось намного хуже…

Надеясь хоть как-то достучаться до Алексея, я вбил его имя и фамилию в поисковике. Одна из первых ссылок привела меня на сайт, где вывешивали имена объявленых в розыск. Беглецов, преступников, пропавших без вести. Имя Алексея значилось в последней категории…

Да. Он пропал. И конечно же, исчезновение датировалось тем же днем, в который мы с ним вели переписку. Как выяснилось, жил Алексей одиночкой и о своем отъезде никому не сказал.

Никому, кроме меня.

Я до сих пор не знаю, где сейчас Алексей и что с ним. Будь я в нормальном состоянии, я бы немедленно обратился в полицию и рассказал, что Алексей поехал в Мятлево. Да вообще-то я и собирался сделать это, но кое-что мне помешало.

Тот день, когда я узнал об исчезновении Алексея, я провел, как в тумане. В муравьином, мать его, тумане. Насекомые сползались на мое тело, стоило мне начать нервничать. Страх мой чуяли, падлы. Мрачное известие об Алексее меня совершенно подкосило, и теперь я не мог справляться с галлюцинациями. В тот день я не пошел на учебу, а заперся в комнате общежития. Весь день лежал под одеялом, пытаясь с помощью снотворного и алкоголя заглушить чувство копошения по всему телу.

Я не притрагивался к еде и старался по возможности даже не открывать глаз - боялся увидеть муравьев. Одна мысль о них начала поднимать во мне волну паники.

К вечеру мне все-таки полегчало. Может быть, мое сознание уже было слишком забито дешевым коньяком, что бы воспроизводить видения, но скорее всего я просто сумел взять себя в руки, так как ко мне стало возвращаться хладнокровие и способность трезво мыслить. Проведя несколько часов в размышлениях, я решил с утра отправиться в полицию и рассказать про Алексея.

А затем ехать в Мятлево.

Алексей, вероятно, потерпел неудачу, но все-таки его идея не была лишена смысла. Как знать, может, у меня получится выяснить что-то? Все равно терять уже было нечего. Теперь даже возможность погибнуть меня не пугала. Я начинал понимать Кирилла, который предпочел петлю всем этим муравьиным кошмарам.

Я уже торопливо собирал вещи для поездки, когда сильный зуд кольнул меня в запястье левой руки. Почти такой же, какой я чувствовал у себя на лице последние дни. Зуд становился все невыносимее, и я стал осматривать руку, пытаясь найти его причину. Вскоре я заметил на запястье темное пятнышко, похожее на родинку. Было ощущение, что именно это пятнышко колет кожу изнутри, вызывая зуд. Я надавил на него пальцем… и вдруг пятнышко пошевелилось. Нет, я этого не увидел - движение было еле уловимым, - но я это почувствовал.

Почувствовал каждой клеточкой, каждым капилляром, как что-то чужое и живое шевельнулось у меня под кожей. Это вызвало прилив такого отвращения, что даже зуд перестал меня волновать. Теперь меня волновало лишь одно - как немедленно избавиться от этой херни.

Я попытался выдавить ее, но безуспешно. Слишком глубоко она засела. Я судорожно огляделся и схватил первый попавшийся на глаза острый предмет. Это был хлипкий канцелярский ножик, которым мой сосед обычно точил карандаши. Не заботясь о гигиене, я сжал зубы и подцепил кожу кончиком ножа. Выступила кровь, но чужеродная хрень по-прежнему была слишком глубоко. Я зашипел, надавив на лезвием на кожу еще сильнее. Черт, никогда в жизни не наносил порезы сам себе!

Несколько минут спустя уже вся рука у меня была в крови, а на запястье красовалась рваная рана, обрамленная лохмотьями кожи. Да, из меня бы вышел очень хреновый хирург! Я уже ковырялся ножом не в коже, а прямо в плоти руки, пачкаясь кровью. Каждое неловкое движение отдавалось судорогой в запястье. Наконец мне удалось подцепить лезвием это черное пятнышко из вытащить его.

Сначала я даже не понял, что это такое. Но ты-то, читатель, уже догадался?.. Тут не надо быть гением…

Да, это был муравей.

Я вытащил гребаного муравья из-под собственной кожи. Пока я тупо рассматривал его, отказываясь верить в происходящее, муравей слабо дернулся. Усы и лапки у него слипались от моей крови, но он шевелился все активнее. Наконец он кое-как распрямил свои конечности и пополз, оставляя кровавый след на моей ладони. Я швырнул эту дрянь на пол и раздавил ногой.

Это уже было слишком для галлюцинации. Черт побери, да что это за галлюцинация такая?! Раз я без колебаний разрезал себе руку, что бы избавиться от нее, какая разница, насколько она реальна - для меня она теперь по-настоящему опасна. Ведь в следующий раз я могу точно так же вскрыть себе вены или горло…

Стоило мне об этом подумать, как невыносимый зуд заколол плечо. Я закатал рукав, уже зная, что увижу.

Три пятнышка. Сразу три черных пятнышка. И все три шевелились. Я почувствовал смесь ужаса и злости. Нет уж, я не дам этой дряни плодиться у меня под кожей! Но стоило мне занести над плечом нож, как новый укол, сильнее предыдущих, прихватил меня в области живота. Я задрал рубашку и почувствовал, как голова начинает идти кругом, а в ушах нарастает звон.

Целая гроздь черных муравьиных телец выпирала у меня из-под кожи возле пупка. Настоящее муравьиное скопление. Сколько их там было? 30? 40? Насколько глубоко они засели. Но меня очень быстро перестали волновать эти вопросы. Плевать, что мне прийдется устроить мини-харакири, я не собираюсь терпеть проклятых насекомых в собственном теле!!!

Пошатываясь, я зашагал в ванную. Лучше разрезать кожу под водой, что бы эти твари сразу захлебнулись. Да и канцелярский нож тут будет слабоват. Мне понадобится бритва. Стараясь не заглядывать в зеркало, я заткнул слив затычкой и повернул ручку крана.

Хлынул черный поток. Он блестел. Он был похож на нефть. Но это была не нефть.

Это были муравьи.

Огромный, нескончаемы поток муравьев хлестал из-под крана вместо воды. Ударяясь об дно ванны, они начинали панически разбегаться, а новые все валились и валились из крана, медленно наполняя ванну шевелящейся черной массой. Я отлично видел каждого муравья на фоне белой эмали. Видел, как они беспомощно шастают по стенкам ванны, то и дело сваливаясь обратно, в общую муравьиную толщу, которая постепенно увеличивалась.

Это зрелище что-то переключило в моем мозгу. Мне стало смешно. В самом деле, какие забавные черненькие насекомые! Как смешно они дергают своими лапками!..

Я расхохотался. Все ржал, словно наркоман под кайфом, и не мог остановиться. У меня заболел пресс, из глаз текли слезы, сбивалось дыхание и начиналась тошнота, но я продолжал смеяться так, что все тело сотрясалось. А муравьиный поток все лился из-под крана с мерзким шуршанием. Муравьиная гуща уже переполняла ванну, они начали вываливаться на пол…

Я не помню, что было дольше. Мое сознание временно перестало мне принадлежать. Нет, к сожалению, я не отключился. Об этом я узнал из рассказов соседей, прибежавших снизу. Конечно, они не видели никаких муравьев, да их и не было на самом деле. Просто вода из ванной начала их заливать. Возмущенные, они сначала долбили по потолку, а потом подумали, что какой-то долдон ушел, забыв выключить кран и решили выломать дверь в комнату. Но дверь оказалась незаперта. Когда они распахнули ее, то их глазам предстало зрелище не для слабонервных.

Весь пол в ванной и в коридоре был залит водой. Шумел не выключенный кран. А я стоял на коленях в дверном проеме и с глухими рыданиями резал себе живот бритвенным лезвием. Я вымок с головы до ног и был залит собственной кровью. Кстати, шрамы до сих пор не зажили. Наверное, останутся до конца жизни.

Ребята даже не попытались меня остановить, но я их не виню. Я и сам бы испугался на их месте.

Вместо того, что бы отобрать у меня бритву, они захлопнули дверь в комнату и вызвали то ли скорую, то ли полицию, то ли и тех, и других. Пока спасательная бригада мчалась к общежитию, все студенты высыпали из комнат и теперь толпились в коридоре возле моей двери. Пятеро самых здоровых парней решили держать дверь на всякий случай, когда из комнаты раздались мои нечеловеческие завывания (конечно, все-таки вскрывать себе брюхо не очень приятно).

Так я и продолжал орудовать бритвой, пока ввалившиеся санитары не скрутили меня, вкатив мощный транквилизатор. Вопреки всеобщим опасениям, я при этом никого не покалечил, кроме себя самого.

Когда лекарство подействовало, и я провалился в забытье, мне приснился еще один сон с Муравьеглазым. Это был последний раз, когда он явился ко мне собственной персоной.

Я снова стоял перед зеркалом. Снова у меня из челюсти торчал этот проклятый отросток, но теперь он был не один. С другой стороны подбородка, зеркально повторяя его расположение, рос такой же зазубренный "сучок".

Муравьеглаз был тут. Он стоял прямо у меня за спиной. Если бы он дышал, я бы почувствовал его дыхание у себя на затылке, но мертвые же не дышат. Как то ни странно, его присутствие меня почти не волновало - намного больше меня взволновала кожа на моем лице. Она вся покраснела и опухла. Обычно такое бывает, когда в рану попадает инфекция и начинается воспаление. Несколько кусков кожи кровавыми лохмотьями свисали у меня с лица.

Кроме этого, вся кожа как-то размякла и невыносимо чесалась. Я осторожно провел по ней ногтем. Он оставил глубокую борозду, прямо как в масле. Потекла кровь, смешанная с прозрачной лимфой, но боли я не почувствовал. Только всю ту же ужасную, сводящую с ума чесотку. Словно кожа стала чем-то чужим на моей голове, словно сама требовала немедленно расцарапать ее и содрать к чертям.

Я осторожно потянул за один из кровавых лохмотьев. Он отошел легко, почти отвалился. Под слоем плоти я обнаружил странную субстанцию. Темную и твердую - ту же самую, из которой были сделаны зазубренные отростки. Медленно, словно зачарованный, я оторвал еще один лоскут кожи. А затем еще один. И еще… Очертания того, что скрывалось под моим лицом, становились все отчетливее.

Я словно снимал упаковку с подарка. Самого жуткого подарка в моей жизни.

Наконец я закончил. У моих ног валялась кучка кровавых ошметков, когда-то бывших моим лицом. А из зеркала на меня смотрела огромная муравьиная морда. Треугольная морда, с двумя зазубренными отростками-челюстями, нелепо торчала из моей человеческой шеи. Морда тупо пялилась на меня широко расставленными глазами. Блестящее хитиновое покрытие было перепачкано кровью. Я поднял руку и дотронулся нормальными человеческими пальцами до муравьиного лица, стирая кровь. Отражение в зеркале точно повторило все мои движения…

Муравьиный человек даже не пошевелился за все это время. Но мне показалось, что выражение его лица изменилось. Теперь его улыбка была не издевательской, а как будто… одобряющей. Словно ему очень понравилось все то, что я только сделал.

А потом я первый раз в жизни потерял сознание прямо во сне.


6

Очнулся я уже в больнице, с гудящей головой, с наложенными на раны швами.

Ну а дальше все по стандарту: осмотры, психиатр, тактичное предложение понаблюдаться у специалистов…запереться в дурке, если проще. Я согласился. Пускай пишут шизофрению в карточке, пускай пичкают наркотой до потери сознания. Зато благодаря здешним нейролептикам я хотя бы на короткие периоды буду свободен от кошмарных наваждений.

Вот так я и дошел до того, до чего не успел дойти Кирилл - оказался в психушке. Надо сказать, не худшее место в моем положении. По крайней мере, теперь у меня бывают "окна", когда за час я стряхиваю с себя не больше сотни муравьев. Но это лишь редкие "окна" длиною в несколько часов. А все остальное время я продолжаю бороться с кошмаром.

Мне стало трудно просто открывать глаза, потому что они сразу набрасываются на них и начинают выедать. Каждый отрывает по маленькому кусочку… ну, ты, читатель, наверное, в курсе, как питаются муравьи. Я же в это время яростно тру глаза ладонями, из-за чего зрение у меня действительно стало портиться. Глаза у меня теперь вечно пересохшие, красные и воспаленные, мне больно держать их открытыми. Я боюсь даже плакать, потому что в моих слезах барахтаются муравьи.

Доктора следят за тем, что бы в моей палате не было никаких острых предметов (для меня настоящим подвигом было незаметно протащить сюда ручку с тетрадкой). Конечно, это разумно, но я все равно не могу остановиться, когда чувствую шевеление у себя под кожей. Так что приходится пускать в ход зубы и ногти. Боюсь, мне скоро пропишут смирительную рубашку. Вот тогда я сойду с ума окончательно, если буду день и ночь чувствовать, как тысячи черных лапок скребут мою кожу изнутри.

Да, больше всего меня пугает то, что муравьи проникают все глубже. Раньше я доставал их из-под кожи, а теперь они щекочут мне глотку. Я постоянно заставляю себя кашлять, что бы отплеваться от этих гнусных насекомых. Горло у меня воспалилось до такой степени, что мне уже стало трудно разговаривать.

В общем, дорогой читатель, ты понял, насколько плачевно мое положение. Но я все еще не потерял надежды. Знаешь, почему? Недавно я понял, чего он хочет.

Хотя нет, не то, что бы понял, я просто сделал предположение. А что мне еще остается?

Муравьеглазый являлся каждому, кто о нем слышал. Кириллу, мне, Алексею. Теперь ты тоже знаешь о нем, дорогой читатель… а значит, он доберется и до тебя, уж будь уверен.

Он просто не хочет, что бы его забывали. Я не специалист в мистических явлениях, но что мне подсказывает, что создания вроде Муравьеглазого могут существовать только до тех пор, пока о них помнят. Раньше, лет десять назад, Муравьеглазый держал в страхе целую деревню. Он жил в кошмарах нескольких десятков людей, ему было незачем тратить большие усилия на каждого из них. Достаточно было пару раз в месяц явиться кому-нибудь во сне, что бы о нем мгновенно вспомнила вся деревня. А сейчас о нем помнит, дай Бог, еще несколько человек, кроме меня и покойного Кирилла… Представь, дорогой читатель, сколько же ужаса Муравьеглазому нужно выжимать из этих нескольких, что бы продлевать свое существование, что бы не оказаться забытым?

С этого момента ты - один из тех, кто будет давать ему пищу для существования. Когда я закончу рассказ, то выкину тетрадку в окно, написав на ней "ПОМОГИТЕ!!! ПРОЧИТАЙТЕ И ПОМОГИТЕ МНЕ!!!" - и ты, ты, тот, кто сейчас это читает - ты не сможешь пройти мимо, поднимешь тетрадь и узнаешь о Муравьеглазом. Прочтешь ли ты до конца или нет, ты в любом случае станешь его жертвой.

Но не бойся. У нас с тобой есть шанс спастись.

Расскажи о нем. Расскажи всем, кто сможет тебя услышать!

Сейчас есть прекрасная технология для разглашения подобных историй - интернет. Чем больше человек узнает о Муравьеглазом, тем меньше ему нужно будет мучить меня… или тебя.

Я так же прилагаю рассказ о Муравьином человеке, написанный со слов Кирилла. Выставь его на всеобщее обозрение. Если же Муравьеглазому этого будет недостаточно - опубликуй мое письмо. Нет, я не могу быть уверен, что это сработает. Но шанс все-таки есть, пусть даже небольшой.

Прости меня, случайный читатель, что я вставил свое предупреждение лишь в самый конец рассказа, когда ты уже не можешь захлопнуть тетрадь и не читать текста, который тебя, скорее всего, погубит. Но постарайся понять меня.

Я не хочу умирать. Я понимаю, что смерть неизбежна, но я не хочу, что бы она была ТАКОЙ… Я не хочу больше, что бы они выщипывали мне глаза по кусочкам, что бы копошились в горле. Не хочу больше кашлять до крови и отхаркивать комки муравьев. Не хочу выдавливать из пор их яйца, вычесывать их тельца из-под кожи. Не хочу видеть то, что вижу в зеркале.

Я знаю, что когда-нибудь я все равно умру, но я не хочу умирать слепым, немым, покрытым струпьями и кишащим муравьями.

Помоги мне.



Автор: Ki Krestovsky
Источник: ffatal.ru


См. также


Текущий рейтинг: 86/100 (На основе 85 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать