Моя мама

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
RecycleBin.png
История предложена к переработке. Решение по этому вопросу принимается здесь. Не снимайте плашку до подведения итогов.

Содержание

1[править]

Жила была девочка по имени Наташа и её не любила мама. Не то, чтобы мама была редкостной сволочью, садисткой или тираном. Просто жизнь у неё была тяжелая, и она начала иногда срываться на ребенке. Однажды, придя с работы в тяжелом настроении, она наорала на Наташу за то, что та не делала уроки. Уроки были сделаны, и девочка не понимала, в чем она виновата. Она пыталась объяснить маме что-то, но это только разозлило её и привело к еще большим крикам и оскорблениям. С каждым днем мама была все больше недовольна ей. Дочь ничем не могла ответить, потому что её жизнь полностью зависела от мамы, а мама пользовалась этим как могла. Вскоре в ход пошла линейка, удлинитель, ремень, учебники или просто пощёчины. Иногда в маме просыпалось что-то, и она просила у Наташи прощенья. Наташа прощала, и начинала снова по-щенячьи предано любить маму. Но лишь для того, чтобы получить новую порцию тумаков и мата через короткий промежуток времени. Каждый раз простить маму было всё сложнее. Эта пытка ни в какое сравнение не шла с физической болью. Ребенок не мог жить без любви к матери и тянулся к ней снова и снова, но мама снова и снова предавала его.

Этот день выдался особенно тяжелым для Наташи. Мама разбудила её, ударив несколько раз линейкой через одеяло и закричав о том, что она проспит школу. Подскочив с кровати, Наташа начала собираться и украдкой поплакала. Она старалась как можно меньше показывать кому-либо свои слезы, пытаясь сохранить остатки гордости. Потом она больно получила ложкой по лбу, потому что в горле стоял ком, который никак не хотел пропускать утреннюю кашу. Уже у двери в неё прилетел портфель вместе с порцией отборной брани. Учебники и тетради разлетелись по всему коридору. Наташа собирала помявшиеся книжки и пыталась не заплакать от жалости к ним. «Они-то ни в чем точно не виноваты, — думала девочка, — это я плохая». До школы идти было около трёх километров. Было очень темно, снежно и дул колючий ветер. Когда дверь подъезда закрылась за спиной, Наташа вздохнула с облегчением. Время в школе было более менее спокойным для неё. Она пошла, немного наклоняясь вперед, натянув капюшон пальтишка по самый нос. Ветер практически сносил её, но от этого ей было весело. Наташе казалось, что ветер принимает её в свои сильные объятья, что он поёт ей и просто составляет компанию. Девочка любила придумывать про себя истории, которых не было на самом деле. И сейчас, идя до школы, она придумывала про то, что ветер живой и разговаривает с ней. Она жаловалась ему на помятое и порванное домашнее задание, а он говорил ей, что Наташа очень хитрая и непременно придумает, что сказать учительнице.

Девочка шла и шла, но знакомого силуэта школы так и не появлялось из-за деревьев. Ветер становился всё сильнее, снег валил тяжелыми хлопьями, а рассвет не спешил из-за тяжелых туч, громоздившихся на небе. Наташа поняла, что сбилась с пути, но упорно продолжала переставлять ноги. «Еще вот пятьдесят шагов пройду и остановлюсь осмотреться, — убеждала себя она, — наверняка появится знакомая крыша. Или вообще какое-нибудь жилье». Но его не было через пятьдесят шагов, и еще через пятьдесят и еще… Она уже не чувствовала пальцев на ногах и на руках. Каждый шаг теперь стоил огромных усилий. «Если я опоздаю на урок, мама очень расстроиться, надо бы поторопиться,» — Наташа постаралась ускорить шаг, но ноги не слушались, запнулись, и она упала. Снег был таким мягким, почти уютным. «Ладно. Полежу минутку, встану, ускорю шаг и тогда уж точно найду школу», — решила девочка. Она перекатилась на бок, попыталась сесть. Со второй попытки ей удалось. Снег забился в варежки и неприятно таял возле запястий. За портфелем был целый сугроб, который тянул к земле. Наташа поняла, что если снимет его, то уже не сумеет надеть назад, слишком он был тяжелый. Через некоторое время она попыталась подняться на ноги, но опять упала на бок.

«Я не смогу уйти отсюда сама», — поняла девочка. Она даже не удивилась тому, как спокойно приняла эту мысль. Она представила, как мама находит её замерзшее мертвое тело, понимает, как на самом деле любила дочь, которую потеряла, обнимает её… «Нет, это не правда, — какой-то жёсткий внутренний голос, оборвал её мечты, — она не полюбит тебя никогда, ты же знаешь. Она столько раз тебя обманывала». «Тогда тем более, зачем мне эта школа? – ответила ему Наташа, — зачем мне туда спешить? Все равно мама меня не любит». Эта мысль ножом кольнула в сердце девочки и по её щеке скатилась огромная горячая слеза, потом еще одна. Они падали в снег и растапливали его. Через несколько секунд снег протаял до земли. В белом мягком снежном одеяле теперь зияла небольшая черная дыра с неровными краями. Если бы там оказался случайный прохожий он бы увидел, как из снега рядом с небольшим еле заметным сугробом начал подниматься странный черный дымок. Он клубился и кучковался так, что в середине становился темнее, концентрировался. Потом он начал принимать человеко-подобную форму. Стала вырисовываться голова, руки и ноги. Начали проглядываться цвета. Не прошло и минуты, как на месте тёмного облачка стояла девочка в пальтишке с капюшоном и огромным портфелем. Она повернулась в сторону поселка и зашагала туда уверенной, быстрой походкой.

2[править]

Катерина очень устала на работе. Не успела забежать в магазин перед его закрытием и размышляла, что же готовить на ужин себе и дочке. Мысли были совсем не радостные, т.к. готовить было нечего. Зайдя домой, она стряхнула снег с шапки, разулась и прошла на кухню. Мусор стоял на своем месте. Эта маленькая сволочь опять его не выкинула. Ярость вспыхнула в её мозгу мгновенно. Она схватила веник, стоявший рядом с мусорным ведром, и рванула в детскую комнату. Наташа сидела за своим столом и что-то писала при свете настольной лампы.

— Ах ты б..дь такая! — закричала Катерина, — сейчас я тебя научу слушаться мать!

Она от души замахнулась веником, целясь в кудрявую головку. Но девочка неожиданно развернулась и твердо схватила веник за прутики, смотря прямо в глаза разъярённой женщине.

— Я не успела, — спокойно ответила она, — выкинь сама.

Это на секунду выбило Катерину из колеи, но она сразу рванула веник на себя так, что ребенок чуть не слетел со стула:

— Подружками своими будешь командовать сучка! — она снова замахнулась, — я тебе покажу «сама выкинь»!

Девочка снова ухватилась за веник и повисла на нем, чем сильно усложняла своё избиение. Но Катерине удалось отвесить ей тяжелый подзатыльник, удивительно, но он не ослабил хватку маленьких ручек ни на секунду. Следующий подзатыльник пришелся по подставленному плечу. Это взбесило женщину безмерно. Она отпустила веник, схватила стул и обрушила его на ребенка. Девочка упала. Катерина выбежала на кухню, продолжая злиться на дочь и на свою паршивую жизнь. Если бы она задержалась на секунду, то увидела бы как девочка встала, подняла стул и поставила его на прежнее место, подняла веник и прислонила его к столу. Села и, как ни в чем не бывало, продолжила делать уроки. Делала она их до поздней ночи. Мама к ней так и не зашла больше, а просто легла спать. Тогда она поднялась, аккуратно сложила учебники и тетради в портфель и пошла на кухню. Поднявшись на цыпочки, девочка дотянулась до ящика с ножами. Выбрала там самый узкий и крепкий нож, достала точилку и пошла обратно к себе в комнату.

3[править]

Наташе снились странные сны. Ей снилось, что она лежит в своей кроватке, и прямо на её груди лежит коробка от телевизора. Потом кто-то сверху ставит еще одну, потом еще и еще. Теперь коробок так много, что они упираются в потолок и давят, давят… Наташа становиться тонкой как волосок под их тяжестью. Потом внезапно она просыпается. Лежит и смотрит в перед собой. Рядом кто-то ходит, но у девочки нет сил повернуть голову или даже скосить глаза. Кто-то незнакомый ходит и сопит прямо рядом с её кроваткой. Ей очень страшно, но она делает огромное усилие над собой и просыпается снова. Садится в кровати. За окном серое утро или день – не понятно. Снег валит тяжелыми хлопьями. В квартире очень холодно. Наташа опускает ноги с кровати и касается ледяного пола. Озноб сотрясает все её тельце. Обхватив себя руками, она пробегает до кухни и понимает, что дома никого нет. «Мама ушла на работу, а я проспала школу, — думает она, — ну и влетит же мне. Но что теперь делать? Скажу что заболела, а пока посижу дома одна, почитаю». День обещает быть радостным, несмотря на угрозу вечера. Наташа снова юркает в постель и начинает читать любимую книгу, о далеких землях, героях и приключениях. Через некоторое время она понимает, что кругом слишком тихо и ей становится страшно. Она вслушивается в тишину и понимает всю её глубину. Так тихо, что она начинает слышать своё сердце.

Внезапно раздаётся треск. Наташа подпрыгивает в кровати и натягивает одеяло по подбородок. Это лампа на столе. Она разогнулась сама и включилась с этим резким, противным звуком. Мурашки пробегают по спине девочки. «Это привидения», — решает она и ей становится невыносимо страшно. Наташа сидит и смотрит на лампу. Та горит себе спокойно и не подаёт больше никаких признаков приведений. Наташа начинает размышлять: «Что мне бояться каких-то приведений? Я просто встану сейчас, пройду к шкафу, оденусь и выйду на улицу. Там люди, я поговорю с ними, похожу, погреюсь в магазине, зайду к подруге, которая вернется после школы в гости. Так время и пройдет. А там мама придет с работы домой и защитит меня от привидений». После этого она медленно встаёт с кровати и идёт к шкафу, косясь на лампу, прислушиваясь. Но тишина опять поглощает весь окружающий мир. «Может мне вообще показалось», — решает девочка. Как вдруг её взгляд падает на дверную ручку. Она вытягивается прямо у неё на глазах. Превращается в острый железный клюв, поднимается и пытается обрушиться на девочку. Наташа замирает в ужасе. Дверь открывается, давая ручке возможность для замаха. В этот момент Наташа стремглав бросается вперед, прочь из комнаты, пока это возможно. Бежит по коридору босиком в ночной рубашке к входной двери. В голове стучит одна даже не мысль – идея: лишь бы выбраться на улицу, к людям, спастись! Боковым зрением она замечает, как из стен к ней тянутся руки. Они бледные как обои, цепляются за подол рубашки, девочка чуть не падает, но отчаянно рвется вперед. Страх придаёт ей сил.

Она распахивает дверь и выбегает в подъезд. Руки преследует её в тёмно-синих пролётах подъездной лестницы. Тут они тёмно-синего цвета. Наташа перепрыгивает через три, четыре ступеньки. Распахивает дверь, спотыкается и катится по крыльцу. Подъездная дверь с грохотом захлопывается за спиной. Наташа поднимается, оглядывается и понимает, что села вокруг её дома нет. Дом стоит на пустыре, кругом лишь вьюга и снежное поле, куда ни посмотри.

4[править]

Катерину разбудил звонок среди ночи. Резкий, неожиданный звук заставил её подскочить в кровати. Не до конца поняв, где она находится, женщина уловила боковым зрением тень, которая метнулась из её комнаты. Телефон продолжал надрываться в ночной тишине. Катерина не хотя встала, вышла в коридор и подняла трубку. «Ало», — сонно и раздраженно сказала она. «Катенька!» — услышала она старческий, надрывающийся голос своей матери, — « Катенька! С тобой всё в порядке?». «Да, мам, конечно», — раздражение сменилось испугом. Мать никогда не звонила ей раньше среди ночи, — «а вы как с папой? У тебя все хорошо?». Мама уверила её, что с ней все в порядке, просто ей приснился плохой сон, необъяснимая тревога за дочь заставила её позвонить.

На следующий день бабушка приехала в гости и решила пожить несколько дней. Её приезд, помощь по хозяйству подняли настроение Катерине, а вот бабушка все равно вела себя настороженно. Что-то угнетало её, не давало покоя, хотя с виду все в доме было по-прежнему. Внучка была даже тише чем обычно. Бабушка подошла к ней и спросила: « Наташа, детка, ты не заболела?» «Нет, бабушка», — ответила девочка, не поднимая на неё глаз. Бабушка никак не могла сконцентрировать взгляд на внучке. Как будто перед ней воздух искажался, как искажается над перегретым асфальтом. Она пыталась сосредоточиться на внучке, но это было бесполезно, как пытаться прочесть газету без очков. Черты девочки размывались в её сознании. Глаза вроде бы видят: светлая головка, маечка, колготки, а мысли не хотят концентрироваться, ускользают куда-то.

На следующий день они с Катериной пили чай в зале, внучка сидела в углу и окна и раскладывала глаженое белье. Катерина начала жаловаться на жизнь: маленькую зарплату, цены на электричество, ругала начальство. Бабушка ощутила лёгкий холодок со стороны окна. Оглянулась на внучку, та сидела, как ни в чем не бывало, и складывала наволочку. «Наверное, почудилось — сквозняк», — решила она и продолжила разговор. Катерина всё распалялась, в комнате становилось всё холоднее. Бабушка хотела сказать об этом дочери, но та была слишком увлечена своим повествованием и бабушка не успевала вставить и слово. Вдруг её взгляд упал на стеклянный шкаф. В нем отражалось окно, подоконник, ящик для белья и внучка. Бабушка почувствовала, как цепенеет от ужаса. В темном, не четком отражении голова девочки была неестественно развернута на 180 градусов и смотрела на мать, в то время как тело продолжало складывать бельё, развернувшись к окну. Кроме того вместо глаз и рта зияли черные провалы. Давление резко подскочило, кровь прилила к голове, и в ушах стоял гул. Бабушка судорожно схватилась за грудь, там, где под халатом был крестик, и медленно повернула голову в сторону внучки. Там она увидела лишь затылок, покрытый светлыми кудряшками. Катерина замолчала, заметив, как мать меняется в лице. «Мама, что с тобой?» — спросила она её. «Всё хорошо, Катенька. Просто давление. Давай-ка ложиться спать», — через полминуты ответила бабушка. Она легла спать на диване в зале, через который лежал путь из детской в остальную квартиру. Перед сном она поставила иконку на столик и зажгла свечку. Бабушка долго читала молитвы перед сном и твердо решила на следующий день забрать внучку после школы и отвести в церковь.

5[править]

Наташа уже потеряла счет времени. Она просто переставляла ноги и шла вперед. Вначале снег обжигал босые ноги, потом она перестала их чувствовать, как и руки. Все конечности одеревенели и не слушались её. Она понимала, что так никого и не встретит, но ей ничего не оставалось, как идти вперед. «Вот бы сейчас произошло какое-то чудо,» -думала она, - «появилась бы школа или просто какой-нибудь дом. Я бы забежала внутрь, отогрелась. Мне бы принесли чая и одежду». И вновь появился этот жесткий внутренний голос: «Ты же знаешь, не будет никакого чуда. Даже если бы дом и появился, тебе бы дверь не открыли. Кому ты там нужна?». С тяжелым вздохом Наташа согласилась с этим. Уныние навалилось на девочку тяжелым грузом, но как это и раньше случалось – на выручку пришло воображение. Она начала фантазировать и придумывать альтернативную реальность. Уж это у неё отлично получалось благодаря огромному опыту. И вот она плывет среди льдин на огромном корабле с голубыми парусами, попадает в шторм, чудом спасается и оказывается в ледяной пустыне, она убивает волка и одевается в его шкуру, в руке у неё блестящий острый меч… В реальность Наташу вернул забор. Кривой, ветхий, сколоченный из неотесанных веток и покрытый изморозью. Подойдя ближе, девочка смогла разглядеть лачугу: просто четыре стены и крыша из лапника. Наташа еще не успела осознать, что тут возможно есть люди, как её окликнул мужской голос:

-Заходи скорее внутрь, человек, вот уж не ожидал я здесь кого-то встретить.

Девочка вздрогнула, оглянулась и увидела, как сквозь хлопья снега прорисовывается фигура. Серые одежды, ноги обмотаны тряпьём и заснеженная борода. Из под косматых волос на неё смотрели пронзительные голубые глаза. Радоваться или бояться пока было не понятно. Поэтому она просто последовала за хозяином в его жилище. Там были две скамьи и стол. Наташа села молча на одну из скамей поближе к выходу. Мужчина сел напротив неё и наклонившись к девочке, подпер руками голову, упершись локтями о колени.

-Как ты сюда попала? – спросил он.

Он смотрел так, как будто пытался просверлить её взглядом насквозь и заглянуть в самую душу. Наташа задумалась. Вроде бы она просто вышла из дома, но этому что-то предшествовало. Мозг отказывался вспоминать, все было как в тумане.

-Я точно не уверена, - ответила она.

-А кто ты такая, ты знаешь? – продолжил расспрос незнакомец.

-Меня зовут Наташа, мне 6 лет, я учусь в школе, - ответила девочка и задумалась над тем, что надо бы и у него разузнать кто он такой и что это за место, но мужчина рассмеялся в ответ и сбил её с мыслей.

-Тут тебе не 6 лет. В этом месте ты такая, какая ты есть. Видимо попала ты сюда в шестилетнем возрасте.

-Я не понимаю, - пробормотала Наташа.

Этот тип начинал её раздражать. Мужчина же молниеносным движением схватил её руку. Так быстро, что она даже не успела её отдёрнуть и, положив её на свою ладонь сказал:

-Смотри.

Наташа опустила глаза и увидела, что её рука, конечно, меньше, чем рука незнакомца, но явно больше, чем она привыкла её видеть. Пальцы длиннее и ладонь шире. Девочка посмотрела на свои ноги и поняла, что они тоже неожиданно больше.

-Зеркало есть? – спросила она, охрипшим голосом.

Мужчина молча встал и вышел, Наташа пошла за ним. Возле левого угла домишки стояла бочка. Он широким движением сгреб с неё снег и жестом пригласил девочку к ней. Медленно Наташа наклонилась над бочкой и увидела своё отражение. Это было лицо взрослого человека, смутно знакомое. Голубые глаза, светлые кудри, нос.

-А ты как сюда попал? – спросила девушка, ей очень хотелось просто послушать человеческую речь и помолчать, чтобы снова обрести землю под ногами.

Они вернулись внутрь и мужчина начал свой рассказ:

-Я поначалу тоже ничего не помнил. Сильно мерз, потому что не понимал, что это всё уже не материально. Заметил, что не умираю от холода, перестал его бояться и со временем перестал мёрзнуть. Тоже самое с жаждой и голодом, и с усталостью. Конечно, наверняка я не скажу, но я думаю, что это место, где живут демоны, или называй их как хочешь. Создания ада, ночные кошмары. Мы их никогда не встретим, потому что не можем воспринять их своими органами чувств, как и они нас. -При жизни я был плохим человеком, очень плохим, но не понимал этого. Думал, что поступаю правильно. Дожил до глубокой старости, но не хотел умирать. Моё желание жить было настолько сильным, что я заключил сделку. Благодаря огромной власти, мне удалось отыскать человека, или не человека, который провёл ритуал. Только обречены все сделки с дьяволом на неудачу. И вот я поменялся местами. Сейчас какой-то демон ходит в моём теле по земле, живёт моей жизнью. А я здесь, на его месте. Сижу в пустоте. Я больше не плохой человек. Вечная вьюга смоет любые грехи. Все во мне перегорело. Нет больше злости, радости. Даже встретив тебя, во мне промелькнула лишь тень удивления.

Он вздохнул и замолчал. Во время его рассказа перед Наташей промелькнула её жизнь, она сидела, смотрела на свои выросшие руки и вспоминала. Раньше ведь еще были жизни, и еще. Но чем дальше, тем расплывчатее они становились.

-Мне было шесть лет, я замерзла, заблудившись в метель по пути в школу. Никаких демонов я не вызывала. Но раз попасть сюда можно лишь поменявшись – сейчас где-то на земле с моей мамой живёт демон. Я должна его как-то остановить, - девушка посмотрела в голубые глаза незнакомца, - отсюда есть выход?

-Если он есть, то мне о нем ничего не известно, - ответил он.

Слова мужчины эхом разносились в голове. «Должен быть какой-то выход, раз я сюда попала», - думала Наташа, - «если можно не чувствовать холод, если не признавать его существование. Может мне не нужно признавать всего этого мира? Или наоборот, поверить в то, чего тут нет? Верить настолько сильно, чтобы эта вера превратилась в знание. Возможно ли это?» Она откинулась на лавке и расслабила всё тело. Девушка решила начать с простого, и перестала признавать собственный вес. Сначала, она пыталась расслабить всё тело, но это не давало результата. Потом она стала представлять, что воздух плотный, и выталкивает её вверх. От напряжения у неё заболела голова, вдруг мужчина сказал:

-Ты летишь!

Наташа поняла, что теперь в его голосе промелькнуло неподдельное удивление.


(продолжение следует) Текущий рейтинг: 73/100 (На основе 30 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать