Молчаливый лес

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Бежать уже не было сил. Мир перед моими глазами померк, и я упал, словно тряпичная кукла, которой перестал интересоваться ребенок. Злой, жестокий ребенок, имя которому – жизнь. В голове звучала одна и та же фраза. «Я убил его. Убил».

Убил. Слово, которое я так много раз слышал, слово, которое в наших реалиях просто теряет смысл теперь, вдруг, стало таким важным и… Пугающим. Неужели я, человек, который за всю свою жизнь даже дрался всего лишь 4 раза, совершил такой поступок? Я – убийца.

- Нет, черт подери, нет! Я… Я не…

Я с отчаянием ударил по сырой земле.

«Разумеется, я не хотел этого, это вышло случайно» — эту фразу говорили все, кто не желал верить даже самому себе, своему подсознанию. Лично я врать себе не собирался. Но ведь нужно как-то оправдаться перед совестью, да? В детстве, когда ты делал, что-то неприличное, что-то запрещенное, ты всегда говорил себе: «Ничего не будет, никто не узнает, все просто отлично». Но ведь все это ложь. И ты это знал, но все рано пытался оправдать поступок. Я же не такой человек. Я не люблю себе врать.

Я хотел этого.

«Хотел убить его, да? Игорь, да ты убийца! Хе-хе. Ты теперь крутой, избавился от него. И что теперь? Ты лежишь на земле посреди леса и кричишь. Умница.»

- Что теперь? – повторил я.

Ничего. Ничего я теперь не сделаю.

Умышленное убийство. Я окажусь в тюрьме. И, скорее всего, навсегда.

«Особо тяжкое преступление». Как тебе такой заголовок? «Сегодня задержали 24-летнего жителя нашего города, который убил…»

- Нет! Хватит!

Я схватился за голову. Я схожу сума. Это ясно. С того самого момента, как я взял нож в руки. Нож. Я засунул руку в карман и нащупал его. Боже, он все еще в крови. Что мне делать?

Меня видели. Это я точно знал. Эта сволочь так закричала, что все, наверное, выглянули из окон своих уютненьких квартир. И увидели меня. Да и все знали, что я с ним на ножах. Что он заигрывал с Настей, что…

Я не знал, тогда куда еду. Я просто вошел в вагон какого-то поезда и ехал часа три, пока не вышел на какой-то заброшенной станции. И тогда меня позвали. Настойчиво и по фамилии. Я на миг оглянулся и, едва завидев синюю форму, побежал в лес.

Вот теперь я здесь. Заблудившийся в лесу. А вокруг целый мир. Но для меня он пуст. Пустой мир.

Кажется, я упал в обморок. Точно не помню. Теперь это уже не имело значения.

Я с трудом встал и оглянулся. Первым делом нужно выбраться с этого леса, а уже потом думать, как быть дальше.

А выбраться будет явно трудно. Густая чаща явно не предвещала ничего хорошего, а этот смог только ухудшал дело. Я автоматом достал телефон. Никогда не разбирался в ориентировке по местности. Именно поэтому я купил телефон со встроенным навигатором. Может, повезет поймать спутник. Я с надеждой отыскал в менюшке нужный пункт и принялся ждать. «Поиск местоположения не удался, попробуйте позже».

Прекрасно. Перечеркнутый значок антенны тоже не давал особой надежды. Хотя в нынешнем положении это только помогает мне. Я же теперь скрываюсь. Я нервно хохотнул и пошел прямо.

Судя по деревьям лес был старый. Туман окутывал деревья настолько густо, что на расстоянии трех метров уже нельзя было разглядеть ничего, кроме серой пелены. На протяжении всего пути я не встретил ни одной зверушки. Даже вороны не каркали. Казалось — что в этом такого? Но я очень хотел услышать что-нибудь кроме своего дыхания и хруста сухих веток под ногами.

Да, я не раз был в ситуации, где играл роль заблудившегося. Помню, в горах я отстал от друзей и свернул совершенно не в ту сторону. Прошел один метров сто и вышел на какую-то дорогу. Проселочную дорогу в горах! Я радовался как ребенок, думая, что вышел на нашу тропинку. Но оказалось, что это не так. Дорога вела к обрыву. Словно злая насмешка. Вытоптанная тропа, ведущая в никуда. Я так и заночевал у обрыва. Можете себе представить ночь в горах в двух метрах от пропасти? Меня нашли на следующий день. Друзья не поскупились вызвать спасателей с собаками. Оказалось, что я вышел на старую альпинистскую тропу, на которой три года назад исчезла группа скалолазов. Как я понял, исчезла она как раз в том обрыве. Как это вышло, не знал никто.

Хруст отвлек меня от воспоминаний.

Черт возьми, этого еще не хватало. Может, это преследователи? Я быстро подбежал к старому дубу. Прислушался. И услышал шум впереди меня. Словно кто-то на мягкой подошве перебежал от одного дерева к другому. Нет, это явно не полиция.

И вдруг на меня накатился ужас. По всему телу пробежала мелкая дрожь, а в голове раздался вопль «Беги!». Мои инстинкты самосохранения были активизированы на полную. Рука сама потянулась в карман за ножом.

Огромным усилием я заставил себя стоять на месте.

«Нет. Если ты побежишь - ты умрешь».

Я знал это так же хорошо, как то, что небо голубое, а облака белые.

Приступ отступил так же неожиданно, как и настал. Я с облегчением выдохнул. Что это было?

Осторожно выглянув из-за дерева, я опять прислушался. Все тихо. Чтобы это ни было - оно ушло. Но куда?

Я точно знал, что то, что меня напугало, было живым существом. И я знал, что если бы я выбежал, оно меня убило бы. И смерть эта была бы очень мучительной. Я понимал это на уровне подсознания, на уровне инстинктов.

Немного помедлив, я двинулся дальше. Другого пути я не видел. Только вперед.

Спустя где-то час лес начал редеть. Туман был таким же, как прежде, но деревья становились тоньше и встречались реже. Безусловно, я выходил из леса. Хоть в чем-то мне повезло. Блуждал я довольно долго и в голове начали закрадываться мысли о том, что я тут так и останусь.

Идиотские мысли. Всю свою жизнь они мне только мешали. У меня было настолько яркое воображение, что даже в двадцать лет я ловил себя на том, что представлял разные приключения с собой в главной роли. Тупо, да? Удел маленьких детей – представлять разные истории, в которые они с радостью верили. Но никак не взрослого парня, у которого есть девушка и работа. Как будто мне своих приключений не хватало.

Лес окончательно поредел и теперь я выходил на довольно заброшенную пыльную дорогу. Что ж - выбор у меня маленький. Если я выйду в какой-нибудь поселок, то первым делом позвоню своему другу Антону. Он довольно опытный юрист. Да, конечно, это мне особо не поможет - но осознание того, что у меня есть люди, которым можно доверять, добавит мне сил. И я смогу бороться дальше.

Немного поразмыслив об этом, я двинулся вправо. Почему туда, я и сам не знаю. Что-то меня подтолкнуло именно в ту сторону.

Да. «Что-то подтолкнуло». Ты и в правду сходишь сума, парень.

Дорога была жуткая. Нет, ничего такого в ней не было - но вы попытайтесь погулять в густом тумане, когда вокруг ни души. Даже лес в этом смысле пугал меня меньше. Хотя в лесу я не думал о страхе. Кроме того случая, конечно.

И все же, что это было?

Я был наслышан о разных историях про странных существ, которые обитают в заброшенных местах, но все это было абсурдным. Я не раз путешествовал в разных странах. Туда меня тащили друзья. И, естественно, рассказывали тамошние истории. Про пропавших без вести, про растерзанные трупы, про пустые палатки. Самым интересным мне казались истории про Слендермэна. Этакий миф про создание, похищающее людей, которые его видели. Довольно жутко было тогда смотреть на деревья, которые запросто могли оказаться трехметровым существом без лица и с конечностями, которые могли менять свой размер и форму. Также мне запомнилась история про парня и девушку, которые сняли небольшой домик на краю леса. Они так радовались, что даже не заметили, как в их жизни начались странные случаи и как люди, с которыми они общались, начали умирать при странных обстоятельствах. Все дело было в этом лесу. Это оттуда пришло существо, которое хотело освободиться от оков и войти в открытый мир. И окном в этот мир стала наша парочка. В конце концов они поняли, что просто так от этого не избавиться, и когда в их жизни остались лишь они сами, они решили совершить единственный правильный поступок – умереть. Полиция нашла два трупа в озере посреди того самого леса. И они держались за руки.

Дорога тем временем ушла вправо и, обогнув лес, начала сужаться. Неужели я иду в тупик? И словно в ответ на мой немой вопрос впереди, в тумане, показался столб с табличкой: «п. «Молчаливый лес» 100 м».

«Молчаливый лес»? Интересное название для поселка. Вернее, нелепое. Никогда о нем не слышал, хотя местность вокруг моего города мне довольно хорошо знакома. Нет, я, конечно, абсолютный ноль в ориентировании, и это все мои друзья знают, но все села и поселки я знаю хорошо. Слишком много раз я смотрел на карту, пытаясь запомнить хотя бы расположения улиц в моем городе. Естественно, карта охватывала и область. Уж что-что, а поселок с таким неоднозначным названием я бы запомнил.

Но выбирать не приходится. Надеюсь, там есть телефон, потому что мобильный тут не ловит.

Эти сто метров прошли довольно быстро. Я уже полностью успокоился. И даже начал подзабывать происшествия минувшей ночи. Человек — удивительное создание. Может свыкнуться даже с тем, что он убийца.

Впереди показались смутные очертания первых домов. Чертов туман! Никогда не видел, чтобы он держался так долго.

Сам поселок, насколько я мог судить, ограждал тот самый лес, в котором я блуждал. Те дома, что я заметил, были довольно-таки унылого вида. Стены в потеках, грязные стекла. Дверь одного из них была вся исцарапана чем-то острым. Судя по всему, нарочно, потому что явно угадывалась симметрия. Я присмотрелся получше. Это была окружность с тремя лучами, смотрящими в центр круга, а сверху нее скорей угадывались, чем виделись какие-то слова. На сатанинскую работу, вроде не похоже. Не было ни пентаграмм, ни глаз. Ладно, мало ли какие люди жили в этом доме.

Естественно, я пошел в соседний дом.

- Эм… Есть здесь кто-нибудь? Я тут заблудился, телефон не работает. Можно от вас позвонить?

Ни на эту фразу, ни на устойчивый стук никто не ответил. Я заглянул в окно. Помещение было таким же заброшенным, как и внешний вид дома. На полу лежали какие-то бумаги, осколки стекла, перевернутый стул.

Отлично. Первый дом - и без жителей. Ну ладно, пойдем в тот, что с исцарапанной дверью.

Никакой надежды на то, что в том доме кто-то жил, у меня не было. Как и в предыдущем, на мой стук никто не отреагировал. Заглянув в окно, я увидел ту же картину – полный беспорядок. Тут даже валялся опрокинутый телевизор. Ох, вот мне повезло.

Пришлось идти дальше в поселок.

По мере того, как я шёл по этой дороге, которая как будто разделяла поселок на две части, внутри меня постепенно нарастала тревога. Я не мог избавиться от мысли, что это место заброшено. Причём не просто так.

Вот очередной дом. Дверь висела на одной петле и со скрипом покачивалась на ветру.

Но настораживало не только это. Этот мир был полон мелких звуков, которые, сливаясь в бессвязную кашу, давили на сознание. Вот оттуда слышится монотонное капание. Там ветка хаотически разросшегося кустарника бьет по грязному окну. Под ногами - бессвязное хлюпанье по лужам. Но ни одного живого звука я не слышал. Ни птицы, ни собаки, ни коты. Их здесь просто не было.

Впереди начали обрисовываться очертания церкви. Может, мне пойти и помолится? В Бога я не верил, но в минуту отчаяния хочется верить в чьё-то прощение. Хотя бы Бога.

Рядом с церковью был колодец. Я так и видел, как возле него, на большие праздники, все жители поселка ждут священника, который веничком брызгает на них и благословляет их пищу.

Судя по всему, колодцем давно не пользовались. Ведро на толстой, грубой веревке было где-то на его темном дне. Чуть дальше колодца, на земле, лежала ряса. Что за черт? Я поднял ее и осмотрел. Самая обычная ряса, правда она вся была в каких-то темных пятнах. «Кровь» — подумал я.

Нет, это бред. С чего бы на рясе быть крови. Вот на мне… Твою мать! На мне тоже кровь!

Я с паникой начал наблюдать, как на рубашке стали проступать мокрые, красные пятна. На миг я почувствовал острые уколы лезвия. Неведомое что-то било меня ножом! Я с криком упал на землю. Боль была невыносимой.

- Хватит! Прошу, хватит! Не… Не надо!

Холодное лезвие прижалось к моему горлу и начало медленно разрезать плоть. Я отчётливо ощущал, как кровь льется из раны. Еще чуть-чуть и… Мир начал расплываться. Голова закружилась, и мир погрузился во тьму.

Очнулся я там же, где и упал. Судя по темному небу, уже была ночь. Что случилось? Я осмотрел тело - никакой крови на рубашке не было. Но… Зуд на шее. Я медленно, опасаясь неведомого, провел рукой по шее. Ничего. Никакого разреза там не было, но я ощущал зуд. Такой, какой бывает, когда рана начинает заживать. Неприятное ощущение.

Я опять поднял голову вверх.

Острый купол церкви, казалось, разрезал воздух, намереваясь достать до неба. До того, кому построили это сооружение.

Телефон по-прежнему не работал. Зарядки осталось часа на три, не больше, поэтому я отключил его.

Заморосил мерзкий дождь. Нужно было найти укрытие.

Большие двери были приоткрыты. Я не видел другого выхода, как зайти в церковь. В конце концов, она ведь обещает защиту, да?

Сверкнула молния. Последовавший за ней раскат грома заставил меня вздрогнуть. Черт, лучше не бывает.

Я с силой толкнул дверь и протиснулся в церковь.

В другом конце большого зала стоял алтарь для служб. Сразу перед входом стоял прилавок, на котором лежали библии разных редакций, иконы и свечи различных размеров. Чуть дальше прилавка, на полу, лежал старый деревянный стул.

Я прошел дальше. Везде стояли подсвечники с множеством ниш. На каждом из них было по несколько старых свеч, которые давно расплавились, оставив лишь маленькие огрызки. Воск стекал на пол.

Обратив внимание на пол, я вдруг понял, что что-то капает сверху. «Наверное, крыша протекает». Мерзкое, монотонное капание заставило меня опять вспомнить боль. Я поднял голову вверх и…

Висельники.

Один, два, пять, десять, четырнадцать…

Все они висели на двух огромных люстрах. Все на коротких верёвках. Лица ближайших смотрели в пол отсутствующим взглядом. На них читался страх.

Вот лицо женщины. Глаза широко раскрыты, а губы скривились в отвратительной гримасе.

Вот мужчина. Его лицо застыло в слепой ярости. Будто он пытался бороться, но ничего не выходило.

Вот маленький мальчик. Он висит прямо под люстрой, выделяясь своим ростом. На глазах засохшие слезы. Он плакал.

Молния озарила помещение и перед моим взором предстала страшная картина. У некоторых из висящих отсутствовали конечности. У одного и вовсе отсутствовала голова, его привязали за руку.

А пол под ними был багровый.

Кровь.

Вдруг до меня дошло, что то, что подвесило их под потолком церкви, до сих пор тут. В этом поселке.

И я побежал.

Слепо, отчаянно я побежал вперед. Дома мелькали передо мною, сливаясь в одну ужасную абстракцию.

Раскат грома оглушил меня. Я вдруг опять почувствовал тот ужас. Меня прижало к мокрой земле.

«Что делать? Я сейчас умру! УМРУ!»

Я ясно это осознавал.

С огромным трудом я заставил себя подняться и добежать до ближайшего дома.

Дверь оказалась открыта. Я вбежал в дом, споткнулся обо что-то, лежащее на полу, и упал. В слепом ужасе я неуклюже полз, пока не уперся в стену. Еще один раскат грома.

И вместе с ним крик.

Что-то ужасное было в нем. Как будто человеческий голос смешали с кошачьим воплем. Не в силах что-то сделать, я расплакался. Оно знает, что я здесь. И оно придёт сюда. За мной.

Нет, не так. Я не хочу так.

Рука вдруг нащупала нож в кармане.

Защита? Нет. От этого не защитишься. Я понимал это. Но тогда что?

Я вдруг понял, обо что споткнулся. На полу лежал труп девушки. Лет двадцати пяти. Но она была явно не из местных.

Вспышка молнии - и я разглядел на ее руке порез. Она порезала вены.

Раскат грома заставил меня съёжиться. Оно уже близко.

У девушки над порезом я разглядел линию, ведущую вверх. А на конце линии - тот самый знак, что и тогда на дверях.

Опять этот крик. Жуткий и невообразимый. Теперь он ближе.

Неужели так я и закончу? Я – убийца. И сам себя убью.

Я приложил лезвие ножа к запястью и сделал небольшое усилие. Плоть резалась очень легко. Словно в бреду я начал царапать свою обессилившую руку. Вот круг, вот линии, смотрящие в центр… В голове зашумело.

Линия от центра круга до порезанного запястья. Онемел язык. Перед глазами раскинулась пелена.

Уже теряя сознание, я услышал шаги в соседней комнате. Текущий рейтинг: 62/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать