Могилы в лесу

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Материалы для истории, которую я хочу представить на ваш суд, я собирал несколько лет. Исходной опорой являлся услышанный в детстве рассказ моего дяди, который в 70-х — 80-х годах прошлого века работал следователем в нашем городе К***ске, расположенном в Новосибирской области. Уже будучи взрослым, я начал целенаправленно собирать сведения, которые могли бы пролить свет на неразгаданную тайну, о которой упоминал дядя: исследовал архивы и подшивки газет, расспрашивал очевидцев, знакомился с материалами старых уголовных дел, используя свои связи. Вывод, к которому я в итоге пришёл, выглядит совершенно фантастическим и нереальным, но при сопоставлении фактов это единственно возможное рациональное (насколько здесь применимо это слово) объяснение тех событий, которые имели место в нашем городе на протяжении десятилетий. Никаких фактических доказательств моей версии, конечно, нет, но всё-таки она кажется мне достаточно любопытной, чтобы я изложил её широкому кругу читателей.

Тайное кладбище[править]

Изложение начну с истории, рассказанной дядей в семейном кругу в 90-х годах.

Осень 1977 года обернулась для работников следственных органов нашего городка страшным потрясением. Один из грибников, который обходил окрестные леса в поисках богатого опятами местечка, набрел на небольшую поляну километрах в пяти от городской черты, где увидел подозрительные холмики — создавалось такое ощущение, будто на поляне что-то закапывали. Бдительный гражданин обратился в милицию, и уже через день всё местное УВД стояло на ушах. Следственная бригада обнаружила в невзрачном лесном уголке настоящее тайное кладбище — под могилками по всей поляне было обнаружено 48 (!) расчлененных тел без гробов.

Это было ЧП союзного масштаба. Москва немедленно взяла дело под контроль, о находке был уведомлен сам министр Щелоков. Широкая общественность, как водится, ничего не знала — всё тут же строго засекретили. Прибывший из столицы комитет следователей высокого ранга взял расследование в свои руки, но и некоторые местные сотрудники УВД (как мой дядя) тоже имели доступ к информации. Выяснилось, что все тела голые и похоронены без особого старания. Тела принадлежали исключительно подросткам и молодым людям — самому старшему было ориентировочно 22-25 лет. Большая часть из них были девушками, но встречались и тела парней. Тела были закопаны не в один день — степень их разложения однозначно указывала на то, что могилки появлялись постепенно в течение почти десяти лет. Самая свежая могила (которая и привлекла внимание грибника) была выкопана не раньше, чем полгода назад.

Самым жутким обстоятельством было то, что все эти парни и девушки погибли далеко не от естественных причин. Эксперты, исследовавшие тела, обнаружили многочисленные увечья, которые, по их мнению, были нанесены ещё при жизни. Переломы костей, рубцы, повреждения мышечного и кожного покрова — проще говоря, всех подвергали страшным пыткам перед тем, как убить. У некоторых тел конечности были отделены прижизненно. Такое мог совершить только маньяк-психопат.

Правоохранительные органы пребывали в шоке. Все готовились к тому, что полетят головы. Проворонить пропажу без вести без малого полусотни юношей и девушек в течение десяти лет в тихом маленьком городке — за такое можно было строго ответить перед начальством. Собственно, прибывшие столичные шишки поначалу и лютовали вовсю, стучали кулаками по столу и обещали страшные кары. Но чем дальше, тем больше они понимали, что не всё тут однозначно.

Прежде всего, было совершенно непонятно, откуда взялись все эти тела. Пропажи без вести, конечно, бывали в К***ске, как и везде, но не массовые, и большинство позже находили своё объяснение — либо находили тело пропавшего, либо выяснялось, что он попросту сбежал из дома. Даже если сложить по всей области нераскрытые подростковые пропажи за десять лет, и то никак не вырисовывалась столь грандиозная картина. Была, конечно, версия, что тела могли привозить из соседних регионов, но и этот вариант впоследствии не подтвердился.

Во-вторых, с опознанием убитых всё обстояло из рук вон плохо. При том, что большинство тел из-за разложения невозможно было опознать, но всё же на многих сохранились особые приметы, которые могли бы помочь установить их личность. Прочесали все картотеки, хранилища, подняли старые заявления и документы — ни одного совпадения! Это было что-то абсолютно невозможное.

Поиск улик тоже ничего вразумительного не дал. Преступник — или преступники — не оставили на телах и на поляне никаких следов, которые могли бы вывести следственную бригаду на них. Если и были какие-то отпечатки и следы, то время и погодные условия их давно уничтожили.

У следователей оставался один вариант — затаиться и ждать. Если убийцы закапывали тела на поляне в течение многих лет, то рано или поздно они обязательно явятся снова, и тогда их можно будет взять с поличным (напомню, никто на тот момент, кроме следователей и высшего руководства города, не знал о ЧП).

За поляной следили несколько лет. Пару раз задерживали случайных грибников, которые забредали на неё, но каждый раз их отпускали. 48 тел, отправленные в Москву для экспертизы, были там и похоронены в безымянных могилах после истечения положенных сроков.

Страшная загадка тайного кладбища на окраине сонного городка так и осталась неразгаданной.

Бойня на даче[править]

Вторая часть истории, в отличие от первой, попадала в печать, но не вызвала ажиотажа за пределами самого К***ска. Случай был хоть и трагичный, но, как говорится, не исключительный.

15 сентября 1982 года в частном секторе на окраине города разыгралась кровавая драма. У себя на даче были жестоко убиты первый секретарь горкома партии В. Н. Щавелев вместе с женой О. П. Щавелевой. Расследование было коротким. Собственно, и расследовать-то было нечего — картина вырисовывалась предельно ясная. Вместе с Щавелевыми на даче проживал 31-летний Г. Р. Протопопов, приходящийся Щавелеву двоюродным младшим братом. Протопопов был с детства умственно отсталым, ему положено было находиться в специализированном учреждении, но Щавелев держал его при себе из-за родственных связей; брат фактически выполнял роль прислуги при даче и следил за ней в отсутствие хозяина. Было установлено, что в тот роковой вечер Протопопов дождался, когда заснут хозяева, взял топор из кладовки, поднялся к ним на второй этаж и зарубил мужа с женой. Щавелев был убит во сне первым же ударом топора в лоб, чуть позже убийца расправился с Щавелевой, повредив лезвием топора ей артерию на шее (такие подробности в печати, конечно, не были — я извлек их из материалов уголовного дела; газеты лишь сообщили о трагической смерти первого секретаря и его жены от рук умалишённого родственника). После этого Протопопов отправился спать к себе на первый этаж. Утром на дачу прибыл шофер Щавелева, который должен был отвезти его на работу. Он обнаружил тела убитых и вызвал милицию. Убийца скрыться не пытался и был задержан на месте.

Г. Р. Протопопов был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в психиатрический диспансер в Новосибирске. Согласно документам, он скончался там в 2003 году в возрасте 52 лет от осложнений при простуде.

Желтые шары[править]

В 2005 году одна из местных газет К***ска опубликовала материал о неких шарах жёлтого цвета, которых жители города регулярно видели в окрестных лесах. Публикация вызвала живой отклик у читателей и имела несколько продолжений. В редакцию приходили всё новые и новые письма от очевидцев, которые в разное время замечали эти самые шары. Выяснилось, что многие видели их ещё чуть ли не с 50-х годов прошлого века. Шары некрупных размеров, сияющие, как электрические лампочки, бесшумно перемещались по лесу по хаотическому маршруту. При попытке приблизиться к ним они стремительно удалялись. Некоторые писали, что видели целые группы таких шаров, которые передвигались синхронно. Вблизи рассмотреть их никому не удалось. Эксперты в редакции выразили общее мнение, что это, скорее всего, были шаровые молнии, тем более что в деревья в лесу близ К***ска часто бьют молнии во время грозы. Однако шары видели при ясной погоде и днём, и ночью.

В этих публикациях моё внимание в свете моего исследования (или расследования) привлекли два факта. Во-первых, частота инцидентов. Не секрет, что шаровые молнии наблюдаются повсеместно, хотя и редко — а тут практически ежегодно находятся очевидцы, которые утверждают, что лично их видели. Удары молний в деревья случаются чаще, но тоже не столь обильно, как это описывается в рассказах читателей. Я провёл собственный анализ и убедился, что наш город в этом плане действительно представляет собой статистическую аномалию — сожженных молниями деревьев (я сам ходил в лес смотреть на них по указке жителей) и людей, утверждающих о жёлтых летающих шарах, и вправду МНОГО. В ходе анализа выяснился второй очень важный факт: распределение ударов молний и появлений шаров далеко не равномерное. Подавляющее большинство этих случаев происходили в радиусе 2-3 километров в лесах с северной стороны города. Причём в этот радиус входит и край частного сектора, где как раз располагалась бывшая дача Щавелевых.

Заблудившийся мальчик[править]

В 1992 году К***ск облетела тревожная весть: пропал мальчик Серёжа 9 лет, который вместе с друзьями ушёл играть на улице и не вернулся. После двух дней отсутствия был объявлен розыск. Задействовали все средства — милицию, добровольцев, радио, телевидение, листовки... Поиски не давали успеха неделю, и родители отчаялись найти ребёнка живым. А на девятый день Серёжа сам вернулся в дом — здоровый, в хорошем физическом состоянии, даже не голодный. Радости родственников не было предела. Когда Серёжу стали расспрашивать о том, где он был, мальчик рассказал невероятную историю.

По словам Серёжи, он играл со сверстниками в частном секторе в двух кварталах от его дома. Ближе к обеду мальчик попрощался с друзьями и направился домой в одиночку (это совпадало с показаниями друзей). По пути он увидел на дороге бурундука, который выбежал на дорогу из опушки леса, и погнался за зверьком. Так как Серёжа с рождения жил в частном секторе и часто играл у опушки, то ходить неглубоко в лес он не боялся. Углубился мальчик в лес, если судить по его словам, где-то на 250-300 метров. Упустив бурундука из виду, он хотел вернуться назад, но тут заметил на дереве дятла, который стучал клювом о кору. Он стал швыряться по птице сосновыми шишками. Дятел перелетел на другое дерево. Таким образом, гоняя птицу с дерева на дерево, мальчик провёл некоторое время и ещё сильнее ушёл в лес. Заблудиться он не боялся, так как знал, что опушка находится по направлению к солнцу.

Когда Серёже надоело пугать дятла, он пошёл обратно, ориентируясь по солнцу. Он всё шёл и и шёл, а лес не кончался. Серёжа затруднялся определить, сколько времени он провёл в лесу. При этом ему пришлось в какой-то момент перелезать через забор-ограждение, сделанный из жердей с привязанными к ним кусками разноцветных тканей. Ни о каком ограждении никто в городе не знал — его там просто не могло быть.

В итоге перепуганный и плачущий ребенок всё-таки добрался до опушки, но никаких домов там он не обнаружил. За границей леса начиналась травянистая равнина — что-то вроде степи. Тут и там паслись табуны лошадей. Недалеко от опушки мальчик увидел поселение, состоящее из строений вроде шатров. Мальчик, немного успокоившись, направился в поселение. На подходе его заметили живущие там люди и пошли навстречу. Их речь осталась Серёже совершенно непонятной. Мальчик опять испугался и начал плакать. Люди, встретившие его, пытались успокоить мальчика, гладили по голове, при этом сами выглядели встревоженными. Серёжа описывал жителей поселения как людей среднего роста с кожей привычного для него светлого цвета, голубоглазых, со светло-русыми волосами — то есть по внешности они практически не отличались от русских, но всё же говорили на ином языке и «были совсем другими». Была необычной и одежда этих людей — Серёжа не смог внятно объяснить, в чём именно заключались отличия, либо его подробно об этом не расспрашивали — в стенограмме записано лишь, что он сказал, будто одежда у этих людей «не такая, как у нас».

По словам Серёжи, следующую неделю он провёл в поселении у этих людей. К сожалению, с момента встречи мальчика со странным народом стенограмма его показаний, приложенная к материалам дела, обрывается. Полную стенограмму я не смог обнаружить — она либо утеряна, либо с какого-то момента в милиции перестали записывать слова мальчика, посчитав их детской фантазией. Единственным источником дальнейшей информации является статья в московской газете «жёлтого» характера, где некий анонимный родственник Серёжи пересказывает его историю в 1995 году. Статья, к сожалению, кишит витиеватыми метафорами, напыщенными деталями и прочими явными выдумками автора, так что приведу только самую общую суть того, что происходило в дальнейшем.

Из рассказа можно понять, что неделю мальчик провёл в этом поселении, находясь в состоянии шока от нервного потрясения. Хозяева шатра относились к «найденышу» ласково, не обижали, поили водой, молоком и разделяли с ним свой стол, в основном состоящий из ягод, кисломолочных продуктов и мяса (вероятно, лошадиного, раз местные жители разводили лошадей). Спал мальчик на отдельной низкой деревянной кровати (судя по описанию — просто топчан). При этом все держались хоть и без агрессии, но отстранённо: не пытались разговаривать с Серёжей, не подпускали к нему своих любопытствующих детей, а когда он выходил на улицу, ходили следом поодаль (такое поведение говорит о том, что всё это время они, вероятно, кого-то ждали).

В последний день в шатре появился человек, которого Серёжа раньше не видел — рослый, загорелый, обвешанный «хрустальками» (не поясняется, что мальчик имел в виду). Он поговорил о чём-то с хозяевами, потом подошёл к мальчику, дал ему деревянную плошку с варевом, напоминающим рыбный суп, и жестом предложил выпить. Испуганный ребёнок выпил жидкость, которая показалась ему довольно мерзкой на вкус, и вскоре потерял сознание. Помнил лишь, что в какой-то момент в полусознании он почувствовал, что его несут на руках по лесу. Судя по «звуку хрусталек», нёс его тот самый высокий гость. Дальше Серёжа ничего не помнил — очнулся лежащим в лесу в своей одежде. Он поднялся, увидел, что солнце высоко над горизонтом, и пошёл в его сторону, вспомнив, что в прошлый раз он именно так вышел из леса. Через какое-то время он оказался на опушке рядом с 66-м кварталом (это недалеко от частного сектора). Узнав родные места, мальчик обрадовался и тут же побежал домой.

Хотя мне не удалось разыскать Серёжу, его родственников или сотрудников милиции, которые занимались этим делом, достоверно известно, что случай не является газетной уткой или выдумкой, так как исчезновение мальчика в своё время всколыхнуло общественность в городе. После благополучного возвращения мальчика в газетах было объявлено, что Серёжа просто блуждал всё это время по лесу — питался ягодами и пил воду из омута. Тем не менее, неполная стенограмма показаний мальчика, хранящаяся в архиве УВД К***ска по сей день, доказывает, что истина далека от официальной версии.

Записки сумасшедшего[править]

И, наконец, последний документ. Это простая общая тетрадь в клеточку, которая была чем-то вроде дневника Г. Р. Протопопова. Хотя «дневник» — это сильно сказано; скорее, это обычная учебная тетрадь. В психиатрической больнице Протопопов где-то к концу 90-х годов подружился с неким Маслаевым, который страдал шизофренией. По словам медперсонала, именно Маслаев научил друга грамоте. Это заняло годы, но у Маслаева из-за специфики его болезни был большой запас терпения. Постепенно Протопопов изучил алфавит и стал способен составлять простые слова, а затем и предложения. Несомненно, свою роль сыграло то, что в условиях диспансера состояние Протопопова заметно улучшилось, и он стал способен к обучению. В учебной тетради, помимо обычных упражнений и записей в духе «что вижу, о том пишу», Протопопов затрагивал события, которые привели его в психиатрическую больницу.

Тетрадь ко мне попала случайно и крайне замысловатым путём. В 2009 году (уже после смерти Протопопова) Маслаев был выписан из больницы ввиду того, что болезнь регрессировала в достаточной степени, чтобы больной не представлял угрозы для себя и общества. С собой он на свободу захватил тетрадь Протопопова. И всё же Маслаев, видимо, не был здоров полностью, так как немедленно по выходу он отослал тетрадь по почте в ГУВД в Новосибирске с припиской, что Протопопов при жизни просил передать его записи «в милицию», и он должен выполнить просьбу покойного друга. В ГУВД приняли посылку и немедленно отправили её, как положено, в архив входящей корреспонденции. Там и произошло главное совпадение, без которого всей этой истории не было бы: тетрадь сумасшедшего ввиду своей экзотичности среди канцелярских документов обратила на себя внимание работника архива, который в молодости служил в УВД К***ска и был знаком, в частности, с «делом Щавелева» и моим дядей, который вёл то дело в 1982 году. Работник архива изъял тетрадь, решив во время регулярных посиделок с дядей (который к тому времени тоже проживал в Новосибирске на пенсии) показать её как курьез. Дядя, получив тетрадь, впоследствии показал её мне. Для него и его коллеги тетрадь Протопопова являлась не более чем забавной реликвией, внезапным приветом из прошлого; они даже не пытались вникнуть в смысл написанного (надо сказать, что большинство записей в тетради были совершенно невинны, вроде «За окном светит солнце», «На завтрак была каша» и написаны практически нечитабельным почерком). Я, в свою очередь, позаимствовал тетрадь у дяди, заинтересовавшись самим фактом «дневника сумасшедшего», и после расшифровки содержания начал вспоминать давний рассказ дяди о могилах на поляне, сопоставлять и делать выводы. Из этой серии совпадений выросло всё моё расследование.

Записи в тетради разрозненные и совершенно безграмотные. Системности в изложении мыслей практически нет, часто повторяется одно и то же (по количеству повторений можно понять, чему Протопопов придавал особое значение). Я приведу ниже что-то вроде реферата этих записей, исправив грамматические ошибки для удобочитаемости (всё равно всякий раз эти ошибки разные).

Рассказ, что было.

Я хочу объяснить, что было. Я не умел говорить. Не умел писать. Сейчас хочу объяснить.

Сева [скорее всего, подразумевается Всеволод Щавелев] плохой человек [это предложение повторяется много раз по всему тексту].

Сева плохой. Оля [скорее всего, Ольга Щавелева] плохая. Я убил их, потому что они сами убивали. Я хотел остановить.

Сева ходил в лес, приводил из леса много мальчиков и девочек.

Сева и Оля запирали их в комнате внизу и делали им больно.

Я жалел мальчиков и девочек, но не мог помочь. Поэтому я убил Севу и Олю.

Я думал, они перестанут убивать. Они не убивали, но они начали опять. Поэтому я убил Севу и Олю.

Я давал воду девочке. Она говорила непонятно. Потом Сева и Оля её убили тоже.

Я не плохой. Сева и Оля плохие. Они больше не убьют.

Оля любит пить кровь.

Я убил их, потому что их никто не убьёт.

Я хороший. [повторяется многократно]

Сева и Оля хотели, чтобы я тампил [значение слова понять не удалось — вероятно, это придуманный Протопоповым эвфемизм для некоего действия] мальчиков и девочек. Я не хотел. Они меня заставляли.

Я не люблю, когда мальчикам и девочкам больно.

Больше не убьют.

Моя версия[править]

Итак, что мы имеем, если верить тому, о чём пишет Протопопов? А то, что первый секретарь горкома Щавелев до 1982 года со своей женой систематически приводили «из леса» неких «мальчиков и девочек», содержали их в «комнате внизу», где мучили и убивали их, при этом заставляя своего умственно отсталого родственника принимать в этом участие. Заметим, что поляна, где были обнаружены тела парней и девушек со следами пыток, расположена как раз по ту сторону города, где находится частный сектор — следовательно, недалеко от дачи Щавелевых. Дойти до поляны от дачи можно с заднего двора напрямую через лес, никому из посторонних не попадаясь на глаза.

Протопопов пишет, что к 1982 году на какое-то время «Сева и Оля» перестали убивать, но потом взялись за дело опять. Тут самое время вспомнить, что захоронения были обнаружены в 1977 году, т. е. за пять лет до этого. Если подростков действительно убивали и закапывали они, то вполне естественно, что после того, как жуткая поляна была найдена, «Сева и Оля» на какое-то время затаились и ждали, пока всё не уляжется. Нелишне повторить, что Щавелев состоял первым секретарем горкома, т. е. был одним из немногих людей, кто точно был осведомлён о кровавой находке. Этим объясняется то, что засада на поляне не дала результата — «Сева и Оля» были уже в курсе, что на них ведётся охота. После пяти лет тишины, когда расследование было прекращено, а засада свернута, «Сева и Оля» могли решить, что пришло время осторожно начинать свои злодеяния заново.

Итак, примем как рабочую версию, что Протопопов прав и за массовым захоронением действительно стоят респектабельные советские граждане — Щавелев и его жена. Но главный вопрос остаётся открытым: кеми были их жертвы? Почему о пропаже такого количества подростков никто не заявлял?

И тут я перехожу к самой фантастической части моей версии, в область чистого домысла.

Прежде всего, обратим внимание на две интересные детали в записях Протопопова: то, что «мальчиков и девочек» Протопопов водил не откуда-нибудь, а «из леса», а также то, что «девочка», которой Протопопов давал воду, «говорила непонятно». То есть маньяки своих жертв выискивали не в городе (что было бы логичнее), а прямо в дремучем лесу. Откуда там взяться стольким подросткам? При этом жертвы (по крайней мере, какая-то их часть) изъяснялись, видимо, не по-русски — иначе чем объяснить то, что речь «девочки» осталась непонятной Протопопову?

Тут самое время вспомнить о жёлтых шарах и частых ударах молний в деревья в том участке леса, где располагалась дача Щавелевых. По всем признакам, в этой зоне наблюдалась (и, возможно, продолжает наблюдаться) мощная геомагнитная аномалия. А может, не геомагнитная, а какая-нибудь другая — в этом вопросе я не специалист. Но факты указывают на то, что местность никак нельзя назвать обычной.

И где-то из глубин этой аномальной зоны «Сева» водил «мальчиков и девочек», которых никто не хватился. Которые говорили на неизвестном языке.

Ну и последний фрагмент мозаики. Рассказ мальчика Серёжи, который ушёл в лес как раз в той же местности и в итоге попал в неизвестное место, где жили люди, говорящие на неизвестном языке.

Исходя из всего, что я изложил выше, я выдвинул предположение, что где-то в лесах около частного сектора на севере К***ска имеется природная аномалия — что-то вроде прохода между мирами. Возможно, аномалия присутствует там постоянно, возможно, воссоздаётся только при определённых условиях. Так или иначе, супруги Щавелевы были, видимо, единственными, кто нашли её и поняли, как ею пользоваться осознанно (что неудивительно, ведь аномалия, по всей видимости, располагалась недалеко от их дачи — там, где Щавелевы прогуливались чаще других). Но вместо того, чтобы сообщить о невероятной находке миру, они решили использовать её для других целей.

Я предполагаю, что к моменту своего открытия супруги-маньяки Щавелевы уже были убийцами. Возможно, они тогда действовали не столь массово, опасаясь разоблачения. А обнаружение аномалии открыло перед ними новые захватывающие перспективы для злодеяний.

По свидетельству Серёжи, люди, живущие «по ту сторону», не отличаются особым уровнем цивилизационного развития. Вооруженный ружьём или пистолетом физически крепкий мужчина легко мог выкрасть, похитить или увести оттуда подростка и «перетащить» в наш мир, предварительно его обездвижив и заткнув рот. После этого оставалось только переместить похищенного из леса в дачу, в «комнату внизу». Когда всё заканчивалось, тела закапывали на поляне в глубине леса, где, как считали Щавелевы, их не найдут (правда, не совсем понятно, почему тела не «переправляли» обратно в другой мир, чтобы быть уверенными в том, что их никто не обнаружит — возможно, на то были какие-то свои причины).

О многом говорит и то, что Серёже после попадания «на ту сторону» пришлось пересечь символическое ограждение явно ритуального характера, чтобы выбраться из центра аномальной зоны. Вероятно, таким образом местные жители, подобно обычаям многих традиционных обществ нашего мира, пытались отгородиться от «злой силы», которая исходит из этой части леса и уводит их детей. Только они не могли знать, что это не спасёт их от злодеев.

Схема Щавелевых была практически безупречной — жертвы беспомощны перед ними, в нашем мире их никто не хватится, никто не заявит в милицию, не будет никакого расследования. Добыть очередную жертву и привести его в камеру пыток — пара пустяков. Злодеи могли не ограничивать свою жажду крови. Они, собственно, и не ограничивали.

Их подвела собственная самоуверенность и беспечность. Первое — они не удосужились прятать тела надежно. Второе — выключили из расчёта умственно отсталого Протопопова, который казался им безвольным служкой, над которым они могли издеваться наравне с жертвами. Может быть, какое-то время так и было, но в промежутке между 1977 и 1982 годом, когда «Сева и Оля» легли на дно, психическое состояние Протопопова, по всей видимости, начало улучшаться. И вида новой крови он уже не потерпел, решив расправиться с «Севой и Олей», чтобы спасти неведомых ему подростков из мира, которого он не видел.

Вряд ли когда-нибудь найдут тела последних жертв, вида мучений которых «в комнате внизу» Протопопов не вынес. После провала 1977 года Щавелевы должны были очень серьёзно озаботиться вопросом избавления от трупов.

Зловещую «комнату внизу», как и дачу Щавелевых, сегодня обследовать невозможно — в 90-х годах в рамках генерального плана застройки микрорайона пять дач, расположенных там, были выкуплены и снесены государством. На том месте сейчас забетонированная земля и большой медицинский комплекс у цветущей опушки, где пациенты летними днями могут наслаждаться бодрящей прогулкой в лес. Лес, где люди по сей день видят блуждающие жёлтые шары.

Лес, в гуще которого всё ещё может таиться загадочный лаз в иной мир.

Источник: Kriper.Ru

См. также[править]


Текущий рейтинг: 90/100 (На основе 260 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать