Лучезарное

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.

В далёком 96 году, когда я был босоногим студентом, любил я искать приключения на свою задницу. И был у меня друг по кличке Щавель. Так вот мы с Щавелем, как только появлялось свободное от учёбы время,сразу же находили себе новое приключение. На двоих мы купили, помню, раздолбаный жигулёнок, чтобы можно было искать приключения на обширной территории и, будучи, парнями не криворукими, смастерили из него вполне рабочий автомобиль.

Так вот, 96 год, январь, сессия закрыта, каникулы, делать нечего. Зима в тот год, помню выдалась не самая морозная, и на улице можно было даже лепить снежную бабу, так как температура была около нуля и снега было очень много. Сижу я в общаге,л еплю фигурки из пластилина. Вот уже больше 15 лет прошло, но люблю это занятия до сих пор. Хотя сейчас это делаю, зачастую,чтобы успокоить психику, которая была безвозвратно искалечена в далёком 96...

Но собственно обо всё по порядку.

Сижу, значит, леплю фигурку. Как сейчас помню - смешного динозаврика в мотоциклетном шлеме. И тут в комнату влетает счастливый Щавель. В тот день он наконец добился девушки, за которой долго ухаживал, но радостный он был не по этому поводу. До Щавеля дошли слухи, что совсем не неподалёку от нашего города, есть деревня каннибалов. Я естественно рассмеялся в лицо Щавелю, сразу сказав, что это бред. Но Щавель настаивал на своём и изложил легенду.

Мол разруха в стране, обнищавшее поселение, спившиеся люди. Сначала с голодухи начали забивать и жрать друг друга, потом начали промышлять тем, что мастерят на шоссе ловушки и грабят и едят несчастных ротозеев-автомобилистов. И пояснил ещё мол для человека человечье мясо - самое лучшее, и единожды опробовавший будет потом испытывать тягу к нему до смерти.

Я опять рассмеялся, но ради прикола согласился разведать что там как. Щавель достал карту области и указал на ней, где находится поселение. Как сейчас помню название – село Лучезарное. А рядом ещё сёла Нижние грязи и Весёлая жизнь. «Весело там у них» - почёсывая затылок сказал тогда я.

Не теряя времени даром, смели в рюкзак пару банок тушёнки, спички, бутылку водки(хоть сами и не пили,но всегда на всякий случай брали с собой)пару фонарей, сигнальную ракетницу и Бжо. Бжо – это такая медная монетка, с вычеканенной улыбающиеся мордашкой с обеих сторон. Нашли её в одном месте, и с тех пор всегда таскали её с собой на удачу.

Отправились, чтобы было страшнее, специально под вечер. Ехать до Лучезарного нужно было чуть меньше часа .

И вот, мы не торопясь, весело болтая, ехали на встречу приключениям. Я тогда ещё начал прикалываться на эту тему, мол во бред, алкаши-каннибалы. Но Щавель сделался на редкость серьёзным, и начал заверять меня, что во всё это верит, и что ему действительно страшно. А тем временем шоссе темнело, попутных машин было всё меньше и обстановка сама собой становилась нагнетающей.

Щавель изложил план – оставляем машину где-то в районе Грязей и дальше, окольными путями движемся к Лучезарному. Я дабы не портить атмосферу, согласился с ним. Нужно же было погрузится в ощущение кошмара и плохих предчувствий.

Так и я постепенно терял свой скептицизм и начинал задаваться вопросом: а что если всё это правда? Если в городах население одичало,грабит и мочит друг друга пачками, то что творится в глубинке?

И вот уже молча, каждый думая о своём мы добрались до деревни Нижние грязи. Свернули, не доезжая до неё метров триста на просёлочную дорогу, чуть проехали по ней и оставили там машину. Одетые в берцы , камуфляж и ввз двинулись через заросли к месту назначения.

Нижние грязи полностью соответствовали своему названию. Сгорбившиеся домишки, развалившаяся ржавая детская площадка, замёрзшее дерьмо повсюду и горы мусора и снега. При этом ни единой живой души.

Это с Лучезарного всех сожрали – сказал я тогда, то ли в шутку, то ли серьёзно. Щавель в ответ нервно посмеялся. Разведав Грязи, небольшой посёлок, мы убедились, что он действительно вымер. И нам стало по настоящему страшно. Отчасти от вида опустелых хуторов, отчасти от того, что мы отчётливо чувствовали чьё-то присутствие.

Что-то живое бродило по селу кроме нас.

Наверное это собаки – решили мы.

Посовещавшись, обсуждая возможность вернуться к машине и уехать домой, подальше от этого проклятого места, мы решили таки дойти до конца.

Напрасно, нужно было убираться от туда так быстро, как только могли, не оглядываясь. Пройдя через лесок, добрались до Лучезарного.

Лучезарное ничем не отличалось от Грязей. Такое-же заброшенное село, только без детской площадки. Признаков жизни также не наблюдалось. Кроме смутного ощущения чьего-то присутствия, но мы списали его на паранойю.

Одновременно облегчённо вздохнув и разочарованно сплюнув, мы решили перекурить и определиться, что делать дальше.

Казалось бы вот оно – валите к машине и убирайтесь ко всем чертям. Но молодость и азарт не давали нам покоя, решили забраться в какой-нибудь дом и заночевать там.

На том и порешили, взломать полусгнивший дом трудностей не составило. В доме ещё оставалась мебель. Мы принялись изучать покоящееся в доме добро. Кроме совковой мебели, на первый взгляд ничего интересного не было.

Но когда мы наткнулись на фотографии по нашим телам пробежал холодок. Лица на всех фотографиях были размыты. На немногочисленных портретах на стенах в том числе. Мы нашли в шкафу несколько семейных фотоальбомов, изучили все фотографии. Каждый раз одно и тоже. Взрослые, дети, старики – лица не разобрать. Можно было понять, что в этом доме жила семейная пара, с тремя детьми и одной старушкой. Кроме них встречались фотографии ещё других родственников, но с лицами была какая-то беда.

Любопытство разгоралось в нас, мы взломали ещё один дом. Принялись искать ещё фотографии, и к нашему ужасу нашли. Та же история - лица размыты.

Перепугавшись не на шутку этой чертовщины мы решили от греха подальше убраться от туда. быстрым шагом мы отправились к машине. Я шёл первым, что-то говорил, чтобы было не так страшно. Назад не оглядывался. И тут, замолкнув, я понял, что не слышу шагов Щавеля. Я обернулся – за мной никто не шёл.

Душа ушла в пятки, тело начала колотить дрожь, на глазах начали наворачиваться слёзы. Я пытался убедить себя, что Щавель меня разыгрывает.

Робко покричав его имя и не услышав ответа, я, проклиная свою судьбу отправился на его поиски. Я вернулся в Лучезарное. Первым делом я заглянул в тот самый дом, который мы взломали сначала. То, что я там увидел заставило меня сначала оцепенеть от ужаса, затем бежать со всех ног в состояние полного аффекта.

Я увидел, что на полу сидит завёрнутая в лохмотья старуха и гладит лежащую на коленях отрубленную голову Щавеля.

Я бежал как грёбанный Форест Гамп, быстрее чем Хусейн Болт. Бежал, пока не споткнулся о карягу и не шмякнулся оземь. Тогда я оглянулся и понял, что меня преследуют. Тёмные очертания неутомимо приближались ко мне. Я собрал все силы и побежал ещё быстрее, чем раньше. Я начал слышать чей-то зловещий смех, я бежал уже очень долго, чувствовал , что силы вот-вот покинут меня, но я не видел спасенья впереди.

Только лес, тёмный лес. Я помнил, что через этот лес мы шли не так долго, я давно должен был уже выбежать к машине, но тьма не хотела расступаться передо мной. Я понял, что меня окружают. Отвратительные голоса и смех становились всё отчётливее.

У меня начало жутко колоть в печени и темнеть в глазах. Я потерял силы, упал, и взвыл, как раненый зверь. Перед глазами всё плыло. Я слышал перешёптывания и смешки. Я начал сходить с ума. Я услышал потрескивание кустов и приближающиеся шаги.

Дальше я погрузился в забытие.

Я помню, что во сне ко мне пришла моя прабабка, к которой я ездил каждое лето, будучи совсем ребёнком. Помню, что она во сне сказала мне «Вот видишь, не даром я наложила не тебя оберег от тёмных сил».

И вот сейчас, 16 лет спустя, я решил поведать тебе, анон, эту историю. Кстати у меня теперь вместо ног – протезы.

Нашли меня тогда с обрубленными ногами на обочине, неподалёку от Лучезарного. Как я не скончался от потери крови, заражения или прочих сопутствующих потере ног вещей, я не знаю. Как и не знаю, что вообще тогда произошло. Тело Щавеля так и не нашли.

Никаких фотографий тоже никто не находил. Теперь по ночам, в темноте, я слышу эти блядские перешёптывания и смех. Как только выключу свет и лягу в кровать – и я снова в том лесу.

Я никому не говорю, но я храню одну фотографию.Я получил её по почте, спустя 40 дней, с того злополучного дня. На ней запечатлены мы со Щавелем. Мы сидим в обнимку. В том самом доме, в Лучезарном. Лица на фотографии размыты. Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 69 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать