Крест

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Это произошло в те времена, когда никто не верил в нечистую силу. Страна продвигалась быстрыми темпами к коммунизму, завершая строительство первой его ступени. Лекторат активно вступал в борьбу с «церковным мракобесием». Повсюду велась атеистическая пропаганда. Членам партии было запрещено ходить в церковь, участвовать в церковных обрядах. Но нечистая сила и тогда не дремала, вмешиваясь, где только можно, в человеческие дела. Случилось это поздней осенью, где-то в конце ноября. Уже неделю стояли стылые, с пронизывающими ветрами, дни, а вечерами, хотя и стихали осенние ветродуи, на душе было как-то неуютно, словно озябшее сердце никак не могло согреться из-за недостатка тепла.

Какой-то душевный холод, тоску испытывала и Настасья Кондратьевна, пожилая женщина, жившая одиноко на окраине ничем не приметного на первый взгляд шахтерского поселка. Она была глубоко верующей. В доме у нее сохранилась небольшая иконка, на которую она часто молилась, а в летней кухне, находившейся отдельно от дома, не было даже креста. Настасья Кондратьевна недавно похоронила мужа и почему-то боялась заходить в кухню, особенно по вечерам. Она решила освятить ее и приобрести для кухни какую-нибудь церковную принадлежность, хотя бы крест, который купить где-то было просто невозможно.

На улице Калиновке, в большом доме у реки, жил сельский умелец Николай Калинович. Ему было пятьдесят с небольшим. Он был человек добрый, общительный, готовый всегда всем прийти на помощь. Настасья Кондратьевна решила обратиться со своей просьбой именно к нему.

Однажды вечером она постучалась в ворота его дома. Послышались неторопливые шаги, и на пороге ее встретил радушный хозяин. Каждому своему гостю он радовался как ребенок, поэтому сразу пригласил женщину к себе. Но Настасья Кондратьевна отказалась проходить в дом и прямо с порога стала его умолять помочь ей. Она со слезами на глазах произнесла:

- Николушка, я тебя очень попрошу об одном одолжении. Оно, конечно, необычное, но ты такой мастер, что кроме тебя никто этого больше не сделает.

- А что случилось? – спросил он.

- Сделай мне, пожалуйста, небольшой крест в летнюю кухню. Ты же знаешь, что у меня недавно умер муж, и я осталась совсем одна. Как-то страшновато мне, да и мерещиться стало всякое. Особенно по ночам. Хочу от греха подальше крест в кухне повесить, а то сама боюсь и заходить туда. В хате-то у меня иконка висит, а больше ничего и нет. Хочешь, я перед тобой на колени встану?

И просительница, не дожидаясь ответа, рухнула перед ним на колени.

- Да что Вы! Не надо! – вскрикнул Николай и испуганно огляделся по сторонам, боясь, что кто-то увидит. Тогда скандала не оберешься! Ведь он член партии!

Он вспомнил, как его мать крестила своего внука, его младшего сынишку – Александра. Кто-то тогда случайно в церкви оказался и видел это. А на следующий день было срочно созвано партсобрание и здорово ему потрепали тогда нервы. Призывали к партийной чести, совести, грозились выгнать из ее членов и даже с работы. В общем, много крови попортили. И теперь вот с такой просьбой хлопот не оберешься. Допустим, сделает он ей крест, а вдруг об этом кто-нибудь да узнает? На работе пойдут сплетни, а там и до начальства дойдет. Шахтеры - народ крутой, церемониться долго не будут. Николаю стало жарко. Он расстегнул ворот рубахи и задумался.

- Родненький ты мой, - заголосила тут Настасья Кондратьевна. - Не отказывайся ради Бога, умоляю тебя! Если не сделаешь мне крест, то Бог тебе этого не простит. Большой грех на твоей душе будет!

- Ну хорошо, - согласился Калинович. – Какой Вам нужен крест?

Просительница начала подробно ему объяснять, что крест должен быть деревянный, небольшой, но настоящий, православный.

- Я его на стенку в углу хочу повесить, чтобы молиться. А то зайду на кухню, помолюсь, а угол-то пустой и прислониться не к чему. Ты уж мне помоги, очень прошу, а я тебя отблагодарю, - причитала женщина.

- Хорошо, сделаю, - пообещал Николай. - Сказал – значит будет. Ты же меня знаешь! Настасья Кондратьевна, умиротворенная после трудной беседы, направилась домой. Горячо помолившись Богу, легла спать. Когда часы пробили полночь, стол, на котором они стояли, заходил ходуном. Женщина проснулась. За столом сидел ее покойный муж.

- Сеня? – удивилась она.

- Да, я, - ухмыляясь, произнес муж. – Я пришел тебе сказать, что ничего у вас с крестом не получится. Я отговорю Николая делать крест, а если мне не удастся, то я найду, кому поручить это дело. Тому он не откажет. Видение исчезло. Настасья Кондратьевна долго не могла прийти в себя от испуга. Она выбежала из дома и, боясь в него заходить, всю ночь просидела в саду под яблоней.

На следующий день она опять пошла к Николаю со своей просьбой. Тому уже стали надоедать ее частые похождения, и он решил выполнить данное обещание как можно скорее. В этот же день Николай начал подбирать материал для креста. За работой он не заметил, как день быстро сменился вечером, и наступили ночные сумерки. Николай был дома один, т.к. старший сын, Василий, служил в армии, а младший, Сашка, уехал вместе с матерью к его теще, которая сильно заболела. На завтра у него должен был быть выходной, и несмотря на то, что настроение у него испортилось от той обязанности, которую на него взвалила соседка, он еще надеялся успеть сходить на рыбалку. Удочка со снаряжением уже ждала его в коридоре.

К полуночи работа уже была почти закончена. Сделав палочку, обстругав ее со всех сторон, он начал примерять ее к кресту. И тут его стали одолевать всякие думы: «А зачем вдруг соседке понадобился крест? Что там за нечистая сила у нее завелась?»

- Кхе-кхе, кхе, - вдруг прокашлял кто-то за его спиной.

Николай от неожиданности подскочил на месте. Он оглянулся, но никого не увидел.

- Да-да, - раздался чей-то голос. – Вам это не показалось! Не делайте ей крест, прошу Вас. Вы грех на свою душу возьмете. Это очень плохая примета.

С перепугу у Николая все вылетело из рук и почти готовая заготовка рассыпалась. Николай рассердился на себя: «Думаю Бог знает о чем, вот и мерещится всякое». Он посмотрел на часы. Времени было уже много - пора ложиться спать.

- Завтра доделаю, - произнес вслух мастер и положил заготовку на стол.

- Не сделаешь ты его ни завтра, ни послезавтра. И вообще, Коля, брось ты это дело, по-хорошему прошу тебя, - сердито произнес чей-то голос у него за спиной.

- Нет, сделаю! – возмутился работник. – Я ведь обещал, а если я кому обещаю, то всегда выполняю свои обещания! А ты кто такой, чтобы мне указывать? Я тебя слышу, но не вижу. Так не честно!

В ответ на это крест вдруг сам приподнялся над столом и рухнул со всего размаха на пол. От заготовки остались одни только щепочки.

- А, - закричал Коля, - раз так, то я теперь уже точно доведу дело до конца. Спать не лягу, но сделаю, кто бы ты ни был!

Мастер с удвоенной силой принялся за работу. В третьем часу ночи крест был готов. Николай залюбовался своей работой. Крест получился красивый. Довольный собой, он положил его на стол. Осталось только покрыть его лаком. Вдруг он заметил, что крест начал двигаться к краю стола, готовый вот-вот упасть.

- Нет, - сказал Коля, - теперь ты уже не сломаешься. - И он взял его в руки.

Покрыв лаком и подсушив крест, Коля решил положить его рядом с собой на всякий случай. Но только он сделал шаг, как присел от неожиданности, т.к. кто-то положил ему на плечо свою тяжелую руку. Бедный мастер оглянулся. За спиной у него стоял огромный черт.

- Грешницу спасаешь, - произнес он загробным голосом. - А я тебя как человека предупреждал, чтобы не делал ты этого. Теперь пеняй на себя, что будет. За это ты в ад пойдешь раньше времени. Знай, что ты этот крест для себя сделал! Коля наконец опомнился и торопливо начал креститься. Хоть и был неверующим, но это ему помогло. Нечистый исчез так же внезапно, как и появился.

Всю оставшуюся ночь Николай не мог уснуть. Ему всюду мерещились кошмары, как только он пытался вздремнуть. Держа в руках крест, он думал о том, что все мы грешные. И каждому придется отвечать за свои грехи и, видимо, никуда от этого не денешься. А если он помог избавиться кому-то от лишнего греха, то ведь он только лучше сделал. Николай твердо решил не отдавать креста нечистой силе.

Утром он проснулся от дикой головной боли. «Вот это был сон», - подумал он, вставая с кровати.

Выходя из дома, незадачливый мастер сильно ударился о дверной косяк. По дороге к Настасье Кондратьевне два раза поскользнулся и упал. Из головы у него все не выходили последние слова черта, что крест этот он сделал для себя. Наконец показался дом Анастасии. Она очень обрадовалась, что добрый мастер не отказал ей в просьбе.

- А у меня весь дом ночью сегодня ходуном ходил, - жаловалась она. - Видно, гроза сильная была. Яблоньку в саду даже сломало.

Николай хотел было рассказать соседке о событиях пережитой ночи, но испугался, что его засмеют, а ведь он – член партии. И, махнув рукой, Коля поспешил домой. По дороге он подумал, что странная гроза была накануне ночью. Прошла только в той стороне, где был дом Анастасии. Больше нигде не было видно и следа от дождя.

А через год Коли не стало. Ходили разные слухи о его неожиданной смерти… Только день похорон выдался необыкновенный. Его помнят некоторые до сих пор. Светило яркое солнце, что в конце ноября – поистине большая редкость. Каждая веточка и былинка были словно в хрустальную оболочку закованы и все они отливали каким-то жемчужно-бриллиантовым светом. Деревья тихо-тихо помахивали перламутровыми веточками, будто бы прощаясь с золотым сердцем мастера.

Природа словно хотела преподнести свой последний подарок тому, кого уже не вернуть никогда. На просветленное улыбающееся чему-то лицо Николая упала вдруг снежинка. Она была одна и такой необыкновенной красоты, что все, кто был с ним рядом в последнюю минуту, удивились. С ним прощалась даже осень.


Текущий рейтинг: 64/100 (На основе 33 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать