Красные огни

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Впервые я увидел красные огни лет в шесть. Я помню себя в том возрасте очень смутно, но мои чувства при их виде были настолько сильными, что воспоминание навсегда врезалось мне в память. Я проснулся ночью с полным мочевым пузырём, присел на кровати, чтобы пойти в туалет — и увидел в темноте детской комнаты два красных огонька. Было слишком темно, чтобы различить что-то конкретное, но я сразу понял, что рядом со мной находится монстр, и это — его глаза. Я даже не смог закричать от страха, тут же пулей залез под одеяло и долго сидел там, трясясь всем телом, пока не отключился.

Я знаю, о чём вы думаете — мне это просто показалось из-за полусна и детского воображения. Да вот только я помню, что было следующим утром. В гостиной царил настоящий бардак. Кто-то ночью перевернул там все стулья и залил новый цветной телевизор водой, а пульт от телевизора выкинул из окна. А ещё перевернул икону в прихожей и издевательски пририсовал ей усы и бородку.

Я говорил родителям о красных огнях в моей комнате. Они меня выслушали, но что они подумали об этом, я так и не узнал — всё-таки был совсем ещё несмышлёнышем.

Монстр вернулся, когда мне было четырнадцать лет. Всё было, как в повторении детского кошмара — снова тёмная ночь, снова пробуждение с целью похода в туалет, снова чьи-то красные злобные глаза совсем близко от меня. Они были ярче, чем в детстве. Но на этот раз я был старше и среагировал иначе, несмотря на мгновенно покрывший меня холодный пот: метнулся к выключателю, зажёг свет и обвёл комнату диким взглядом. Никого так и не увидел. Я обошёл все комнаты, даже заглянул в спальню родителей и в каморку младшего братика — везде всё было спокойно. Тогда я вернулся в постель и лёг спать со включённым светом. Образы из детства долго не выходили у меня из головы, мешая спать.

А утром мой брат пропал. Не было ни открытого окна, ни распахнутой двери. Жили мы на шестом этаже, деться ему было некуда. Но, тем не менее, он исчез... испарился. Приходила милиция, следователи нас допрашивали, и я рассказал о своём видении. Следователь выслушал меня с каменным лицом и задал несколько уточняющих вопросов, но я чувствовал, что он мне не верит, считая, что я выдумал воспоминание из-за эмоционального потрясения.

Витю так и не нашли. На этот раз мои родители мне поверили. Мы сменили жилье, переехав в другой конец города, подальше от проклятой квартиры. Год после исчезновения брата был кошмарным, но мы оправились от удара и постепенно возвращались к обычной жизни. Я закончил школу, поступил в институт, нашёл вечернюю работу, у меня появилась девушка. Но я никогда не забывал о тех красных огнях. Я всё ещё боялся того, кому они принадлежали — боялся, что он рано или поздно найдёт наш дом.

Субботней зимней ночью в свои двадцать два года я вновь увидел их. Моя девушка в тот день осталась у меня. Я проснулся с сухостью во рту (перед сном мы оба выпили немного пива), осторожно встал и вышел в коридор. И едва не закричал в голос, увидев бродящие по коридору в темноте красные огни. Ярче, чем в предыдущие разы — два пылающих костра. Монстр снова был в нашей квартире, он нашёл нас!

Я не мог рисковать в этот раз. Быстро разбудил Лену и сказал, что ей нужно вернуться домой немедленно. Вызвал такси, посадил недоумевающую девушку в машину и отправил её обратно. Потом поднялся в квартиру, разбудил родителей и рассказал им обо всём. Мы всю ночь просидели на кухне, пили чай и боялись шевельнуться. Только когда пришёл рассвет, разошлись по спальням — слава богу, было воскресенье, и никому не нужно было никуда идти.

Я проснулся далеко после обеда. В квартире было необычно тихо. Я в одиночку поужинал вчерашним супом. Потом, встревоженный тем, что мама с папой никак не встают, заглянул в их комнату.

Ни отца, ни матери в спальне не было. Они исчезли. Отправились вслед за Витьком. Красные огни забрали их.

Я не стал звонить в милицию. Я знал, что они не найдут их. Более того — сделают только хуже, потому что станут подозревать меня.

Я сидел за столом, пил купленную в ларьке водку и плакал навзрыд, не зная, что делать. Так и отрубился.

Очнулся почти ночью. В квартире было темно — хоть глаз выколи. Пошатываясь, я вышел коридор и увидел там красные огни. Но на этот раз они меня не напугали, а разозлили.

— Верните моих родителей, — сказал я огням. — Верните братика. Сделайте всё, как было.

Я шёл вперёд, надвигался на обладателя этих кровавых глаз, пока больно не ткнулся лбом о большое зеркало.

Красные огни повисли прямо перед моим лицом.

В моей голове замелькали воспоминания. Ну конечно. В моей комнате в старой квартире было большое зеркало и, просыпаясь, я всегда мог видеть себя в отражении. В новой квартире в спальне зеркала не было — зато оно висело в коридоре.

Мне шесть лет. Вечер. Я хочу смотреть мультик по телевизору, но папа придерживается иного мнения. Он отбирает у меня стул и пульт, садится и переключает телевизор на боевики. Злой и смертельно обиженный, я иду спать.

Телевизору, стульям и пульту той ночью досталось сполна. В шесть лет я ещё не умел как следует определять виновников своих страданий.

Мне четырнадцать. Во время ужина я игриво шлепаю Витю по руке, а он начинает плакать навзрыд, будто я его поколотил палкой. Отец отвешивает мне подзатыльник, мама его поддерживает. Потирая голову и косясь на младшего брата, я ухожу в свою комнату.

Витю я задушил. Потом положил крохотное тело в свою большую походную сумку, взял ключи, открыл дверь, спустился вниз и выбросил брата в протекающую недалеко от нашего дома бурную речку.

И вчера. Я говорю, стоя в комнате родителей, что хочу жениться на Лене. Мама и папа в ужасе. Они говорят, что эта некрасивая и необразованная дочь алкоголиков мне не ровня. Они поливают Лену грязью, а я вынужден стоять и слушать их. Наконец, я не выдерживаю. Придерживая клокочущую ярость, я возвращаюсь к себе, натянуто улыбаюсь ждущей меня Лене и прикладываюсь губами к бутылке с пивом.

Утром я зашёл в спальню отца и матери, заколол их ножом, потом перенес тела в ванную. Потратил много времени на расчленение и вынос тел, смену простынь. Но дело своё сделал.

Я медленно моргаю, стоя перед зеркалом, и красные огни на мгновение гаснут. Но когда я открываю глаза, они вспыхивают ещё ярче.

Я думаю о Лене.

Она знает, что вчера ночью я был в квартире. Если бы не она, я смог бы доказать следователям, что ночевал в другом месте. Есть хорошие друзья, которые не выдадут меня в любой ситуации. Но Лена... Нет, я не могу ей доверять в таком вопросе.

А она сирота. У неё нет близких подруг и друзей. Если она исчезнет, никто не сможет связать это со мной.

Не отходя от зеркала, я вынимаю из кармана свой мобильник и набираю номер девушки.

— Лена? Привет. Слушай, а давай я заеду за тобой? Да, я понимаю, поздновато, но родители на дачу уехали. Можно веселиться всю ночь — только ты и я!

Утром я всё забуду. Как обычно.

А красные огни в зеркале становятся ярче. Они улыбаются мне.


Автор: Георгий Старков

Источник: Kriper.Ru


Текущий рейтинг: 49/100 (На основе 39 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать