Кофе

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Это долгая и сумбурная история. Если бы меня не спросили, никогда бы не стал рассказывать. Сейчас, спустя год, во всё, что случилось тем летом, верится с трудом. Хотя шрамы на спине служат лучшим напоминанием.

Смешно звучит…

Ладно. Пусть будет так: раньше я очень любил кофе. Нет, не подумайте, что я издеваюсь над вами. Просто это важно запомнить. Чашка чёрного кофе с сахаром и сигарета могли запросто заменить мне завтрак, обед и ужин. Я пил его дома, на работе, выезжая отдохнуть куда-нибудь. На праздники близкие и друзья всегда знали, что мне дарить. И шкафы на кухне просто ломились от различной кофеманской посуды, турок и итальянских кофеварок. Лера, как и положено жене, ворчала, но терпела эту мою страсть к бодрящему напитку. Особый восторг у меня вызывали кофейные посылки из разных далёких стран, куда нелёгкая судьба забросила моих сокурсников после выпуска. Кто-то в погоне за длинным долларом отправился в Анголу и Мозамбик. Кто-то нашёл в роду еврейских бабушек и поехал в Израиль. Были и «американцы», удачно выигравшие «гринкарт» в лотерею. Один я так никуда и не уехал. Даже когда мой лучший друг, Мишка Пустохвалов, звал меня с собой в Бразилию, помощником представителя одной транспортной компании. Отказался. Почему? Не знаю, обстоятельства складывались так. Всё к лучшему. Я устроился в небольшую фирму, работавшую на обеспечение международных интересов бизнес авиаперевозчиков. Если видели в кино, как крутые дядьки летают на частных самолётах — вот это оно и есть. И так я имел доступ к «командирской почте» и мог через знакомых пилотов передавать посылки друзьям, живущим на многие тысячи километров от меня. Я отправлял русские деликатесы: гречку, бородинский хлеб, конфеты, икру и много чего ещё. Проблемы возникали только с таможней в США, но и там пару раз проскакивали мои передачи. А как же было приятно получать ответные подарки — с различными «колониальными товарами», главным из которых был, разумеется, кофе. Самые классные посылки приходили из Сан-Паулу, где Мишка смог со временем открыть собственное дело. Бразильский кофе был моим излюбленным лакомством. Когда я получал посылку, то мог двое, а то и трое суток ничего не есть — лишь бы кофе был в кружке. Жена ругалась, обещала выбросить весь кофе, чтобы прервать мою «бразильскую диету». Но быстро сдавалась, а я продолжал наслаждаться тончайшим ароматом и густым насыщенным вкусом сильной обжарки, с нотками какао и фруктов. О, да…

В июне пришла очередная посылка от Миши. Но вместо привычного «Сантос», в коробке был невзрачный пакет без маркировки. Когда я развернул свёрток, то испытал странное чувство. Нос уловил тонкий землистый аромат. В первую минуту запах не понравился. Но чем дольше я держал пакет открытым, тем больше мне хотелось попробовать новый кофе. Зёрна были крупные и чёрные, в той кондиции обжарки, что я особенно любил. Если взять такое зерно пальцами, то на коже останется маслянистый след. Чудесный сорт, и не беда, что в такой скромной упаковке. Я позвонил другу и поблагодарил за презент. А в ответ услышал гордое заявление Мишки, что в этот раз кофе он выбирал лично, на деревенском базаре в Сорокаба, пригороде Сан-Паулу. Отлично — натуральный эко-продукт, без вытяжек и потери в своих первозданных свойствах. Мне натерпелось вернуться домой из аэропорта. По дороге я несколько раз открывал пакет, чтобы вдохнуть дурманящий аромат зёрен. Дома, с порога я бросился на кухню, чтобы уже через пятнадцать минут смаковать чёрный как смола и такой же густой напиток. Мне даже показалось, что зёрна растворились в кипятке без следа, такой он был тягучий. Вкус захватил меня. И почти на час я выпал из реального мира. Мысли плыли ровно и безмятежно, не задерживаясь подолгу в голове. Несколько раз подходила жена. Фыркала и ругалась, что вся кухня провоняла какой-то гнилью и если это кофе, то лучше его выкинуть — вдруг испортился. Я не замечал её, голос супруги был просто звуком, назойливым, но не имеющим смысла. Отличный кофе. Допив напиток, я почувствовал небывалый прилив сил. Казалось, что могу свернуть горы. Но поскольку дел у меня никаких не намечалось, я промаялся полдня, бесцельно слоняясь по квартире. Вечером перед сном выпил ещё, но разбавил его молоком, не хотелось пить крепкий на ночь. Когда ложились спать, на какое-то мгновение и я уловил запах гнили, на который жаловалась Лера.

Уснул быстро.
И почти сразу стал видеть сны. Цветные, яркие, словно подсвеченные прожекторами. Вокруг меня были люди. Целая толпа непонятных тёмных личностей. Нельзя было разобрать ни лица, ни фигуры, но я понимал — что это люди. Они пели. Хотя, монотонный вой, весьма условно можно назвать пением. До слуха долетал приглушённый бой барабанов. Затем толпа расступилась, и меня вытолкнули в образовавшийся проход. Я догадался, чего от меня ждут, и решил поддаться чужой воле. Идти было тяжело, ноги вязли в топкой почве. Впереди виднелся лес. К нему я и пошёл. Но стоило мне приблизиться к кромке густого тропического леса, а это были именно джунгли, я услышал крики за спиной. Эти чёрные люди-тени гнались за мной. Стало страшно. Поддавшись ужасу я побежал в заросли. Растения цеплялись и мешали двигаться вперёд. За спиной голосили преследователи. А я бежал и бежал дальше, не разбирая дороги.

Проснулся я резко. С криком. Словно разрывая липкую паутину, скинул мокрое от пота одеяло. Жена сонно пробурчала, чтобы я успокоился и лёг спать. Трудно было ей возразить, но уснуть не получалось. И ещё… Очень захотелось кофе. Остатков в кофейнике хватило на треть чашки, которую я растянул на остаток ночи. Спать расхотелось. Три часа до рассвета скоротал на кухне за чтением новостей в интернете. На работу пошёл сонный, в непривычном, подавленном состоянии. Радовался только тому, что смогу выпить ещё кофе на работе. Благо, захватил с собой немного из последней бразильской посылки. После первой кружки работа закипела. Коллеги смотрели и удивлялись — вот это энергия. Но говорили мне, что выгляжу я нехорошо. Болезненная бледность и запах странный. Я смущался, извинялся, но не мог понять — чем так умудрился провонять. Домой в тот день вернулся поздно. Лера уже спала, не дождавшись меня к ужину. И что же я сделал, войдя в квартиру? Верно… Пошёл варить кофе. Пил его всю ночь. Напрочь забыл, что такое сон и усталость. Любые тревоги, сомнения и переживания тонули бесследно в чёрном вареве со странноватым ароматом. Мой разум перестал сопротивляться пагубной привычке. Ещё кофе.
На работу я уехал до того, как проснулась жена. Милая моя Лера была в бешенстве, закатила мне истерику вперемешку с лекцией о здоровом питании и правильном образе жизни. «К чёрту, Леру — ещё кружечку кофе».
Вечером дома меня ждало продолжение скандала. Молча слушал потоки упрёков и кивал с безучастным видом. Когда жена немного отвлеклась, я вышел на кухню и сварил себе самую большую чашку чёрного зелья. Лера разозлилась и выбила её из моих рук. Кофе разлилось по кафелю, брызнули осколки керамики. «Всё равно». Сварил ещё и выпил.

Когда ложился спать, ощутил дикое удушающее зловоние. Но не смог понять, откуда идёт этот запах. Уснул. И увидел снова толпу теней, орущих на непонятном языке. Они указывали на меня. Неоткуда появился высокий деревянный столб. Меня подвели к нему и приковали цепями. В следующее мгновение на мою спину посыпались удары толстой плети. Я чувствовал боль. Но не мог проснуться. Пытка длилась бесконечно долго. А когда я очнулся в своей постели, то услышал причитания жены. Она забилась в дальний угол спальни и… Молилась. В комнате горел свет. С трудом я поднялся с кровати, чтобы успокоить жену, но вставая, ощутил, что простыня сильно прилипла к спине. «Надо срочно выпить кофе и успокоить нервы». Машинально обернулся на прилипавшую простыню и замер в ужасе. Вся постель перепачкана кровью. Моей кровью, которая всё ещё струится по спине тоненькими ручейками из располосованной спины.

Скорая приехала быстро. Пока я лежал в больнице, Лера выкинула остатки кофе. Запах гнили, по её словам, был невыносим. А у меня начались жуткие видения. Каждую ночь чёрные-тени устраивали жестокую охоту. Проснувшись, я умолял дать мне кофе. Но обычный напиток, лишённый того землистого аромата, вызывал только спазмы и рвоту. Постепенно сны перестали быть таким пугающими. Тени перестали являться. Ушло ещё две недели на госпитализацию, пока мне разрешили вернуться домой. От прежней страсти не осталось и следа.
А потом позвонил Мишка. Он был встревожен не на шутку. Просил срочно выкинуть пакет с кофе из прошлой посылки. Узнав, что я успел побывать в больнице, друг стал просить прощение. Он сбивчиво рассказал, что купил кофе у одного черномазого деда. Раньше за кофе в его офисе отвечал какой-то Мануэл, но в тот раз Миша решил сам сходить на рынок. И отличился. Старый негр, продавший кофе, был из спиритуалистов кандомбле и торговал всякой колдовской дрянью. Миша узнал об этом слишком поздно, и сам на несколько дней потерял себя из-за колдовского напитка.

Теперь только чаи пью.


Источник: Кофе (автор — Ловчий)


Текущий рейтинг: 69/100 (На основе 25 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать