Королевский гвардеец

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Story-from-main.png
Эта история была выбрана историей месяца (март 2017). С другими страницами, публиковавшимися на главной, можно ознакомиться здесь.
Pero.png
Эта история была переведена на русский язык участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Shsd.jpg

Раньше я служил в английской армии. Дважды был в Ираке, один раз – в Афганистане. Мама ненавидела мою работу, и я не могу ее в этом винить. Но знаете что? Сильнее всего в жизни я испугался не в этих богом забытых восточных странах, а в самом центре западной цивилизации. В Лондоне.

После окончания моей третьей «командировки», меня наградили. Видимо, выжить после борьбы с Талибаном в горах уже достаточная причина для награды. Мне предложили место в королевской гвардии. Не знаю, в курсе ли вы, но в Англии это считается довольно престижным. Я ненавидел эту работу. В армии я постоянно участвовал в военных операциях, а в качестве награды за мое «мужество» меня заставляли неподвижно стоять у зданий, где надоедливые китайские туристы пытались меня рассмешить. Я хотел уволиться, но высокий статус новой работы не оставлял мне выхода. Самая большая опасность на этой службе – это азиатский турист, и моя мать была на седьмом небе от счастья. Если бы я знал, что я буду в большей безопасности в какой-нибудь пещере в Кабуле…

Так вот, я работал у лондонского Тауэра несколько раз в неделю. Каждая смена обычно длилась два-три часа, в зависимости от того, сколько людей в этот день работали вместе с тобой. Должен сказать, эта работа мне быстро надоела. Пьяницы, лезущие в драку и надоедливые туристы, которые думают, что они первые догадались попытаться тебя рассмешить. Тошнит от такого. Но работа есть работа, за нее платят, так что заткнись и выходи на смену.

Дело было в 2012 году. День начался как обычно. Несколько французов попытались меня разозлить (такие туристы – самые невыносимые, а ты ничего не можешь сделать, пока они тебе не угрожают), потом подошла группа пьяных русских девчонок (хоть что-то хорошее). Жар только начал пробираться внутрь этой чертовой меховой шапки, когда подошла большая тургруппа. Наверное, экскурсия – подумал я. Все как всегда – фотографии, смищные лица, шуточки и.т.д. У всех камеры в руках и одинаковые футболки, дешевое сувенирное говно с Биг-Бэном. Но одна женщина от них. Она стояла позади группы и просто смотрела на меня. Ей было лет 40, она хорошо выглядела. Длинные темные волосы и слегка бледная кожа. Наверное, англичанка. Казалось, что она – часть тургруппы, ведь она стояла вместе с ними.

После того, как туристы нафотографировались и наконец-то поняли, что меня не рассмешить, они пошли дальше. Но бледная женщина осталась на месте и продолжила смотреть на меня. Я видел разных людей, которые делали любую херню только для того, чтобы я как-то отреагировал. Но такого я раньше не замечал. А эта женщина была целеустремленной. Два часа спустя она все еще стояла на том же самом месте и пялилась на меня. Было довольно-таки жарко, и она наверняка потела, но клянусь, она была спокойнее, чем я в тот момент. Эта женщина не улыбалась. Это было странно, поскольку я решил, что она хочет увидеть, как я реагирую на нее. Где-то через полчаса, когда людей стало поменьше, женщина медленно шагнула ко мне. И еще раз. «А вот теперь она будет шутить» - подумал я, пока женщина медленно подходила ко мне.

Она остановилась где-то в полуметре от меня и смотрела мне прямо в глаза. Качнула головой налево, потом направо. Я решил, что девушка так пытается меня насмешить. Потом понял, что шутками здесь и не пахнет. Стоя в полуметре от меня, она стала наклоняться ко мне. В ее поведении было что-то настолько ебнутое, что я почувствовал себя крайне неуютно. Женщина все время смотрела мне в глаза и наклонялась все ближе, но ее ноги оставались на месте. Ее лицо замерло в паре сантиметров от моего, и она начала медленно трясти головой. Как когда выходишь из бассейна или из душа и тебе холодно.

А потом я испугался. Люди раньше кричали мне прямо в лицо, один придурок даже попытался со мной подраться. Но поведение этой девушки было гораздо хуже. Она открыла рот, как будто желая изо всех сил заорать на меня, но не издала ни звука. Тишина. Женщина просто стояла на месте с широко открытым ртом, наклонившись ко мне и беззвучно кричала, всего в нескольких сантиметрах от моего лица. И трясла головой все быстрее. Не буду врать, меня тогда пробил озноб, хоть день был и жарким. Наконец, я собрался и стал отходить от нее – время от времени нам разрешается прохаживаться на пять-шесть метров.

Я отошел и готовился развернуться. Я остановился и закрыл глаза. Я просто хотел, чтобы она исчезла. Повернувшись, я застыл. Женщина стояла прямо передо мной, наклонившись, ее рот раскрылся еще шире, а голова неконтролируемо тряслась. Меня парализовало. Я мог справиться с шумом, криками и прочим, но это ебнутое поведение меня по-настоящему пугало.

«Дорогу королевской гвардии!» - крикнул я. Нам разрешается говорить эту фразу, когда кто-то загораживает дорогу. Она никак не отреагировала, но отодвинулась чуть дальше от моего лица.

«ДОРОГУ КОРОЛЕВСКОЙ ГВАРДИИ!» - выкрикнул я еще громче, надеясь, что мой голос не сорвется.

Женщина никак не отреагировала на мой приказ. Мне это надоело, я отошел назад и наставил на нее штык. Это наша последняя защита от надоедливых туристов.

Она немедленно закрыла рот и разогнула спину. Я не собирался ждать, что еще она выкинет, и прошел мимо нее. Дойдя до своего места, я развернулся и застыл. Женщину нигде не было видно и мне полегчало. «Господи, ну что за ебанутая работа» - подумал я – «Нужно будет взглянуть в…»

«Десять, девять, восемь» - прошептал кто-то в мое правое ухо. Должно быть, это она. Эта женщина стояла прямо за мной.

«Десять, девять, восемь» -теперь она шептала слева. Мурашки снова побежали по спине. Смешно, военный ветеран, убивший кучу народа, боится какой-то поехавшей туристки.

«Десять, девять, восемь, десять, девять, восемь, десять, девять, восемь» - она шептала все быстрее. Потом она встала напротив меня. «Десять, девять, восемь, десять, девять, восемь» - невероятно быстро бормотала женщина. На самом деле, «шептать» - немного не то слово. Скорее это было похоже на тихий крик. Она снова наклонилась ко мне, неистово шепча эти чертовы цифры.

Я был готов нарушить приказ. Вынести это было невозможно. В этой женщине было что-то ненормальное, невыносимое.

«Мэм» - сказал я испуганным голосом – «Мэм, отойдите, пожалуйста…»

В этот момент большая группа туристов подошла к нам. Сумасшедшая отошла от меня, все еще смотря мне в глаза, прошептала «Десять, девять, восемь» еще один раз и медленно пошла прочь. В этой ситуации было что-то неестественное. В ней и в азиатских туристах. Никогда бы не подумал, что буду так счастлив увидеть китайца с фотоаппаратом

После окончания моей смены я пошел в казармы и рассказал эту историю паре знакомых ребят. У всех были свои кулстори про ненормальных, но такого ужаса никто не испытывал. Когда пришел начальник смены, парни в шутку сказали ему, как меня «домогались» на рабочем месте. Он хотел посмеяться и попросил рассказать меня все целиком. Но когда я начал говорить, начальник быстро перестал улыбаться.

«Так, стоп» - сказал он – «Ты говорил с ней?»

«Сэр?» - переспросил я.

«Сынок, ты разговаривал с этой женщиной или нет?»

Я не хотел потерять свою недельную зарплату из-за того, что нарушил это идиотское правило о молчании, так что я соврал. «Конечно нет, сэр» - ответил я.

Казалось, он успокоился. «Хорошо. И если она вернется, никогда не отвечай ей, понял? Тогда с тобой все будет хорошо».

Шуточки в комнате для отдыха быстро прекратились. Я ничего не понимал и очень устал, так что я решил пойти домой и выспаться, вместо того, чтобы думать о психах-туристах.

Несколько следующих смен прошли скучно. Та женщина не появлялась. Скоро из Нидерландов должна была приехать моя девушка, так что я забыл об этом случае.

Во вторник ночью я проснулся от громкого стука в дверь. Было около трех ночи, и почему-то первым делом я подумал, что это стучит та сумасшедшая.

«К черту!» - подумал я, глубоко вдохнул и распахнул дверь.

Я ожидал увидеть кого угодно, но только не ее.

Напротив меня стояла моя девушка.

Я должен был встретить ее ночью.

Я чуть не упал. Я пытался понять, что, вашу мать, происходит.

«Спасибо, что встретил меня в аэропорту, мудак» - сказала она, толкая на меня свой чемодан. Я все еще не мог произнести ни звука.

«Я приехала из Амстердама, чтобы встретиться с тобой, и ты забыл? Да ладно?»

Я не слышал ее. Я вставал с кровати полусонным, но кто-то лежал рядом со мной. Блять, мне это не снилось.

«Оставайся здесь» - пробормотал я, отдавая ей чемодан.

«Что не так?»

«Просто останься здесь»

Не знаю, откуда у меня взялась храбрость, но я шел в спальню.

Знаю, о чем вы думаете. В книгах и фильмах парень входит в комнату и ВДРУГ она оказывается пустой, так ведь? Блять, если бы.

Я зашел в спальню. Темнота, хоть глаз выколи. Но я слышал дыхание. Тяжелое дыхание. Я был готов упасть в обморок, но все же включил свет.

«Семь, шесть, пять, семь, шесть, пять» - шепот доносился из угла комнаты. Это была она. Та самая женщина. Она стояла в углу, лицом ко мне и смотрела мне в глаза. «Какого хуя?» - еле смог сказать я.

«семь, шесть, пять» - сказала женщина, делая первый шаг. Ее рот был широко открыт, как будто она бесшумно кричала. С каждым шагом она повторяла «семь, шесть, пять».

Я не мог пошевелиться. Весь мир исчез, осталась только эта женщина, медленно приближающаяся ко мне. Было страшно, но я боялся не ее. Я легко мог ее вырубить – и был готов это сделать. Но знаете, это был страх чего-то чужого. Как будто я боялся за свою, даже не знаю, душу? Понимаете, о чем я? Я знал, она не могла физически мне навредить, но мне было все еще страшно. Не говоря уже о том, что я каким-то, блять, образом проспал с этой херней в одной кровати.

Она подошла очень близко. Снова нагнулась. Пару сантиментов от моего лица. Я слышал только свое громкое и частое дыхание.

Я начинал что-то вспоминать…

«КАКОГО ХУЯ?» - раздался крик из-за спины.

Моя девушка.

Я развернулся и схватил ее. «Беги!» - заорал я. Мы забежали на кухню и я схватил один из острых ножей как из телемагазина. Девушка просто плакала, не в силах даже говорить.

Я услышал шаги. Увидел тень, а потом и женщину, тихо проходящую по коридору. Ее рот был открыт неестественно широко, больше она на меня не смотрела. Она уперлась взглядом в пол и медленно шла к входной двери. Ее голова быстро тряслась. Это было как во сне. Просто представьте себе – женщина, которая испугала вас неделю назад на работе, теперь ходит по вашей квартире в три часа утра, глядя в пол с широко открытым ртом. Не говоря уже о том, что вы спали рядом с ней черт знает сколько.

Когда она наконец-то вышла, я подбежал к двери и захлопнул ее. Моя девушка все еще не могла сказать ни слова. Когда мы пришли в себя, я испугался, что она подумает, что я ей изменяю с той женщиной, но нет. Она видела своими глазами эту жуткую фигуру, бредущую по коридору, и поняла, что здесь что-то не так.

Я был напуган, но старался не показывать этого. Я рассказал ей об этой сумасшедшей, но не стал упоминать ей о шепоте с обратным отсчетом. Просто не хотел ее пугать еще больше.

Что это могло быть, если не обратный отсчет?


Я настоял на том, чтобы вызвать полицию, после того как эта сумасшедшая ушла. Моя девушка была против. Полиция приехала к нам где-то через двадцать минут. Полицейские записали наши слова, описание женщины и попросили нас немедленно позвонить, если что-то произойдет.

Но я думал о другом. Мой начальник сказал мне не говорить с ней. А я заговорил и проснулся с ней в одной кровати. Как вообще эта хуйня попала ко мне в квартиру?

На следующий день я пошел к своему начальнику.

«Сэр» - сказал я осторожно (терять эту работу, какой бы они ни была, я точно не хотел) – «Сэр, нам нужно поговорить».

Босс посмотрел на меня и клянусь вам, он сразу понял, в чем дело. Его лицо окаменело, он не задал ни единого вопроса. «Садись» - сказал начальник и откинулся на спинку в кресле.

«Сэр, я…» - мне было сложно признаваться в нарушении гвардейского устава.

«Ты заговорил с ней. Ты ответил» - сказал он и наклонился ко мне – «Правда же?»

«Ну, я только попросил ее подвинуться, вот и все».

«Нет, я не о стандартном уставном приказе. Ты сказал ей еще что-нибудь»?

«Да» (если вы помните, кроме «Дорогу королевской гвардии!», я еще сказал «Мэм, отойдите, пожалуйста…»)

«Черт возьми, сынок. Блять!» - мой начальник раньше никогда не матерился.

«Сэр, эта женщина… Кто она?»

«Я немедленно запрошу о твоем удалении из рядов гвардии» - бросил он мне и открыл ящик стола.

«Сэр?» - переспросил я, не в силах поверить в то, что меня уволят.

«Не волнуйся, мы найдем тебе работу, но в гвардии ты больше служить не будешь. На этой неделе тебя переведут на другую должность».

«Сэр, но я лишь…»

«Все, сынок, можешь идти» - ответил начальник, даже не посмотрев на меня.

Меня бесила эта ситуация. Но если мне сохранят зарплату без необходимости иметь дело с туристами или больными, я только за.

Повесили новое расписания, где у меня была только одна смена. Отлично, ведь ко мне приезжала семилетняя племянница из Бирмингема, и я уже решил, что проведу все выходные с ней.

Четверг прошел спокойно, эта сумасшедшая не приходила. Моя девушка наконец успокоилась. Утром она улетела в Амстердам. Жизнь возвращалась в обычную колею.

Моя смена начиналась вечером, в десять минут седьмого, напротив Сент-Джеймсского дворца. Там обычно стояла пара гвардейцев, но по какой-то причине с девяти до десяти часов напарника мне не назначили. Я стоял у маленькой деревянной будки, куда я мог спрятаться, если пойдет дождь. «Чувак, держись, уже почти все» - сказал мне напарник в 9:02, промаршировав мимо меня.

«Еще один час. Один час этой чертовой работы и я свободен. Отлично…» - думал я, стоя на посту. Ночь была странно тихой, скоро должен был пойти дождь.

9:30. Накрапывает дождь, скука. Почти все.

9:45. Дождь заканчивается, я решил провести последние несколько минут снаружи.

Развернулся.

И зря.

Она стояла передо мной.

Если бы я был писателем, я бы смог поведать в красках, насколько жутко эта женщина выглядела. Я лишь скажу, что страшнее нее я не видел никого и ничего в своей жизни, а ведь я смотрел, как ребенок подрывается на мине.

Женщина стояла в дверях будки. На ней было белое платье, которое почти светилось в темноте. Но блять, ее лицо, она не смотрела на меня, но от этого было еще страшнее. Она смотрела наверх, на небо или хуй знает куда, а ее глаза закатились настолько, что я мог увидеть только нижнюю часть зрачка. Рот был раззявлен до невозможности широко.

Было что-то дикое во всей этой ситуации. Даже преступники действуют рационально. Скажем, если вас грабят, цель грабителей – получить деньги. Если в вас стреляют – значит, хотят убить. Я был напуган – я нихуя не понимал, что она от меня хочет?

9:49. Так, еще одиннадцать минут, и я смогу, наконец…

Она шагнула ко мне. И еще раз. И еще. Остановилась в полуметре.

И стала наклоняться. Блять. Ее лицо в паре сантиметров от моего. Сначала ее голова затряслась медленно, потом все быстрее и быстрее. Как я уже говорил, такой мелкой дрожью, как когда выходишь из душа в комнату с кондиционером и тебе холодно. Она закатила глаза так, что зрачки были едва видны. Женщина тряслась все сильнее, а рот был так неестественно, так, блять, нечеловески широко раскрыт, что я увидел, как уголки губ начинают рваться и кровоточить.

И тишина.

На улице было очень тихо. И хуже всего, что все это происходило ночью. Еще раз, представьте себе – вы стоите без движения посреди улицы, а перед вами – женщина, разрывающая свой рот в сантиметре от вашего лица, а вокруг – никого. И все в полной тишине.

9:54. Блять, ну же!

Она как будто бы прочитала мои мысли. Зрачки опустились, она посмотрела мне прямо в глаза. Я чуть не отпрыгнул. Женщина закрыла рот, и не могу, блять, поверить в то, что я говорю – но лучше бы она его не закрыла. Она начала быстро открывать и закрывать его, как будто бы жевала что-то невидимое. Ее зубы так клацали, что должны были сломаться.

Все, больше я выдержать не мог. Я отошел и заорал: «ДА ПРЕКРАТИ УЖЕ, БЛЯТЬ!»

И она прекратила. Ее зубы перестали стучать, рот закрылся, тело разогнулось. Она подошла на шаг ближе ко мне и в первый раз, улыбнулась. «Четыре, три, два, один, четыре, три, два, один, четыре, три, два, один» - женщина начала шептать, не переставая улыбаться.

«Что это такое, что, блять, это значит?» - умолял я. Я был готов схватить ее, вытрясти из нее всю душу, просто чтобы получить ответ. Что она от меня хочет?

9:58. «Что за хуйня?!» - я услышал крик позади себя.

Мой начальник.

Он подбежал ко мне, не обращая внимания на сумасшедшую.

«Ты говорил с ней?»

«Я…»

«БЛЯТЬ, ТЫ С НЕЙ РАЗГОВАРИВАЛ?» - заорал он еще, схватив меня за грудь. На женщину он не обращал никакого внимания.

«Да».

«О боже… И какая цифра?» - сказал он наконец, выпустив меня из рук.

«Сэр?» - я не мог понять. «Какую последнюю цифру она произнесла? Какую? Ноль?»

«Нет, думаю, что она остановилась на единице… Но почему?..»

Все это время женщина стояла и улыбалась, смотря на нас. Затем она шагнула в нашу сторону. Она стала между начальником и мной.

«Не говори ей ничего, ни единого слова» - с явным ужасом сказал начальник.

Женщина отвернулась от меня и смотрела на него. Даже из-за спины я видел ее раззявленный рот.

«Иди, просто уходи» - сказал мне начальник. Он не смотрел на нее. Я слышал, как стучат зубы женщины.

«Я не могу оставить вас здесь» - сказал я.

«Уходи и не возвращайся, я разберусь с этим».

Знаете, я привык думать, что я не трус, но в тот момент я лишь хотел сбежать. Надеюсь, вы не станете меня винить за это. Я побежал.

«И никогда не говори с ней» - крикнул мне начальник.

Знаю, это звучит неправдоподобно. Так и есть. Сейчас я понимаю, что мог бы арестовать ее, да даже убить эту больную. Так же мог поступить и мой начальник. Но знаете что? Когда ты в такой ситуации, ты не думаешь рационально, логически. Я пришел домой, принял холодный душ (удостоверившись, что дверь в квартиру закрыта) и уснул.

Утром я отправил смску коллеге, спрашивая, в порядке ли начальник. Он ответил «Ага, а что?». Начальник пережил эту ночь. Больше я ничего не хотел знать, с этой работой было покончено.


Моя племянница приехала в пятницу, впереди были выходные. С семилетними всегда непросто, даже если не думать о том, что какая-то сумасшедшая тебя преследует. Кроме того, с этой работой было покончено – утром я получил бумаги о переводе.

Целый день я водил девочку по ее любимым местам и под вечер был выжат как лимон. Утром в субботу я сделал завтрак, и мы посмотрели мультики. Потом мы посмотрели фильм про женщину-кошку и племяшка оделась в ее костюм – эта супергероиня ей почему-то нравилась (фильм был редким говном). Наверное, я не привык иметь дело с детьми, поскольку я заснул на диване.

Племянница разбудила меня.

«Поль» - сказала она (мое прозвище, вообще, меня зовут Пол) – «Поль, давай поиграем». Она держала в руках мои старые рации. В детстве мне они нравились, и отказать ей я не смог.

«Конечно, давай узнаем, работает ли еще это старье. Выйди во двор, хочу проверить, как они ловят».

Она улыбнулась и выбежала из дома.

Я включил рацию и стал ее настраивать. Была слышна статика, а значит, батарейки работали, теперь осталось найти нужную частоту.

«Эшли? Эшли, как слышишь, прием» - несколько раз сказал я.

Наконец я смог что-то расслышать.

«Эшли, как слышно? Повторяю, как слышно, прием».

«Поль» - услышал я

«Эшли, ты должна сказать «прием» после того, как заканчиваешь говорить».

«П… о… ль…»

«Чертова рация» - подумал я. Выходить из дома мне было лень. Я вытащил батарейки, подул на них (как будто это помогает) и вставил обратно.

«Ну, женщина-кошка, как сейчас слышно, прием?»

«НОЛЬ».

Я выронил рацию.

Это был не голос Эшли. И не «Поль», как мне казалось.

Эшли.

Я выбежал наружу, проклиная себя за то, что позволил ребенку выйти на улицу без меня. Эшли стояла во дворе, крепко держа в руке рацию. Напротив нее стояла та же женщина, склонившись к лицу ребенка.

«Ноль, ноль, ноль, ноль, ноль» - твердила она, смотря в лицо Эшли.

Да, если какая-то сумасшедшая пристает ко мне, я могу держать себя в руках. Но к ребенку?

Я подбежал к женщине и изо всех сил толкнул ее. Уверен, она сильно ушиблась. Я схватил Эшли. «Ты в порядке» - закричал я – «Она тебя трогала?» Я даже не понимал, как сильно я ее трясу, тем самым еще больше пугая мою племянницу.

Она так плакала, что даже не могла ответить.

«Давай-ка внутрь» - сказал я, поворачиваясь к женщине. Она все еще лежала на земле лицом вниз. Как только мы оказались дома, я подошел к окну. Женщина встала и повернулась к нам.

«Я звоню в полицию» - сказал я испуганной Эшли, набирая номер на телефоне. «Не волнуйся, все будет хорошо».

Женщина шагнула к окну. И еще раз. У нее из носа текла кровь, она прихрамывала, но, казалось, ей было наплевать.

Я застыл. Мы стояли у окна, пока эта больная шла к нам.

«Полиция уже едет» - сказал я своей племяннице. Она все еще плакала.

Женщина подошла к окну.

Она… она больше не смотрела на меня. Она наклонилась к лицу Эшли. Девочка схватила меня за руку, сжала изо всех сил. Это существо, сумасшедшая, женщина, кем бы она не была, наклонилась к окну. Только стекло отделяло ее от Эшли. Я собирался отвести свою племянницу в другую комнату, подальше от этого существа, как вдруг женщина открыла рот и тут же улыбнулась. И опять. Это было до невозможности странно. Когда она открывала рот, ее глаза закатывались, но тут же возвращались обратно, когда она улыбалась. Женщина нечеловечески быстро переключалась между улыбкой и раззявленным ртом и глазами без зрачков.

«Давай-ка уйдем отсюда» - сказал я Эшли и мы пошли в мою комнату.

Полиция приехала через пятнадцать минут. Они прочесали окрестность и поймали женщину, которая подходила под мое описание. Я был должен приехать в участок на опознание, но сначала было необходимо посадить Эшли на поезд. Ее мать хотела, чтобы она вернулась сразу же после произошедшего, и я ее понимаю. Я отвез ее на станцию и договорился, чтобы за ней присматривали во время поездки.

Любезный кондуктор пообещал, что будет приглядывать за ней всю поездку. Он взял мою племянницу за руку и пообещал показать ей все крутые места в поезде. Наконец-то она улыбнулась.

Когда поезд стал отправляться, кондуктор поставил ее на ступеньки. «Попрощайся со своим дядей» - сказал он – «мы уезжаем».

«Пока, Эш, скажи своей маме, чтобы она позвонила мне, когда доберешься, хорошо?»

Она мне не ответила,. Ребенок был, наверное, все еще напуган. Блять, и я был напуган.

Когда мы услышали объявление, что посадка окончена, кондуктор открыл дверь в поезд.

Эшли не пошевелилась. Она смотрела на кондуктора.

«Мы должны идти, поезд вот-вот отправится» - повторил он – «Пошли».

Он вошел в поезд, Эшли вошла вслед за ним. Я услышал, как она говорит «Десять, девять, восемь».


Оригинал: I was a part of Queen's Guard in England

Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 248 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать