Копейки

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Короче, такая тема, господа Аноны.

Эта история произошла не со мной. Её участниками стали моя двоюродная сестра Юля, её соседка-подружка Олеся и наша бабушка Алла. За точность передачи фактов я ручаться не могу, могу лишь с уверенностью сказать, что подлинность истории сомнений не вызывает, уж очень авторитетны её рассказчики. Вообщем, я верю в это, потому что жила со всей этой мистической фигней по месяцу каждого года.

Все это, скрытое от глаз обычных людей, в этом месте настолько тесно существует с нами, что поначалу пугаешься, а потом начинаешь быстро привыкать, учиться управлять, аккуратно извлекать выгоду из того, что с тобой происходит. Место действия – деревня Дебрево, под Смоленском, недалеко от Вязьмы, чуть ближе к городу, в паре километров находится деревня Панфилово. Что бы лучше понималось – деревня натуральная. Не дачный поселок. Тут на скотник в 6 утра гонят коров, коз, овец, передвижной магазинчик ( газель с товаром), которую принято называть «автолавка», навещающая нас раз в неделю, 2 колодца в разных концах деревни, куча заброшенных домов, картофельные поля, болотистый, заросший, полный рыбы и злых пиявок пруд в центре деревни.. Вообщем, романтика полнейшая. Деревня (ага, а вот и первая мистика) построена на перекрестке – спуск к пруду начинается прямо на перепутье.


Так как деревня старая, населена в основном бабушками и скотиной, здесь не обойтись без ведьм и колдуний. Наша бабушка Алла слыла среди местных «белой ведьмой», знахаркой, умела заговаривать, да и вообще много чего знала, и бывало, вечерами грустно говорила нам с сестрой: «Вот помру в любой момент, а не знаю, кому из вас это все передать..». Когда она была моложе и глупее, она обмывала и отчитывала покойников перед тем, как в гроб положить, потому что церкви в зоне досягаемости не было. Потом кто-то из старших ей сказал, что без благословения этим заниматься нельзя, большой грех на душу берешь. С приходом более цивилизованных времен бабушка перестала этим заниматься, но знания и необходимые материалы у неё всегда хранились.

Наша бабушка – вообще кладезь загадочных и мистических историй, иногда и смешных. Однажды она осерчала на Юльку и Олесю, что девки мол до поздней ночи по деревне на великах катаются, и рассказала им, что по вечерней росе, по закату, нельзя праздно шататься по пустырям, много нечисти вылезет и у людей рога растут. И точно, в тот вечер Юлька с её подругой прибежали домой зареванные, а у линии волос у каждой по 2 небольших шишки. Бабушка посмеялась, сказала больше не загуливаться, утром встанешь козу доить и все пройдет. И правда, утром лоб приобрел нормальную форму)

Наверно, я слишком затягиваю с основной историей, но тяжело не поддаться наплывающим воспоминаниям моего «колдовского» детства. Так вот, Анон, слушай.

Меня не отвезли в тот год в деревню – родители поругались между собой, что бабка якобы дурно на меня влияет, поэтому эта история была рассказана мне Юлей осенью, а следующим летом пересказана и бабушкой.

Юльке и Олесе на тот момент было лет 8-9. Жизнь в деревне довольно скучная, если просидеть там все лето, поэтому переделали они все дела по дому, которые были в состоянии выполнить, и после обеда, когда животных погнали на пастбище, оставалась еще куча времени до вечерней дойки. Они уже не знали, чем себя занять, и открыли новую забаву – искать клад. Они брали какие-то стамески, маленькие куски металла (ну не лопату же огромную с собой по деревне таскать), выбирали чем-то приглянувшееся им место и приступали к раскопкам, наделенным своим детско-игрушечным смыслом. Увлекались они этим уже неделю, таскались и по нашему краю, и по другому, и недалеко в лес ходили, и за сараем копали, и как-то додумались разрыть землю около нашего колодца, у корней могучего дуба. И, можете себе представить их радость и удивление, когда они нашли то, что искали! На глубине сантиметров 10 кругом лежало 12 штук копеечных монеток, в центре – тринадцатая копейка. Ошалевшая от радости Олеська сгребла в ладошку все найденное и кладоискательницы побежали в нашу хату поделиться своей небывалой удачей с бабушкой. Сбивчиво, перекрикивая друг друга, счастливые дети рассказали, что нашли клад, и когда до бабушки Аллы дошел смысл их истории она побледнела, надавала девкам подзатыльников, потребовала эти монеты отдать сейчас же ей. Девочки явно ничего не поняли и потребовали объяснений, на что бабушка гаркнула: «Нахрена ж вы все грабками своими цапаете, дурехи, отчитывать-неотчитать вас теперь. Нельзя деньги с улицы в хату тащить, сколько ж вас еще учить, а?». Девчонки перепугались. Бабушка велела отмыть руки и сидеть дома до вечера, а как солнце садиться будет, на пруд пойдем. Так и сделали. Девки сидели подавленные, ощущая не очень ясную вину и тревогу, смотрели рябящий первый канал в черно-белом цвете, а бабушка что-то бубнила и собирала какие-то вещички.

Солнце начало клониться к земле. Бабушка объяснила, что ничего страшного с ними не будет, но на этих копейках на смерть сделали, и ей придется снять порчу с детей и забрать на себя. Девчонок затрясло от страха, как же, бабушка смерть забирает. Но она пообещала им, что не умрет. Взяла два белых платка из шкафа, свечки церковные, девочек за руки и пошли к пруду, на деревянную кладку.

Уже в густых сумерках началось действо. Ничего сверхфантастичного, Анон, ты не услышишь. Бабушка повязала им эти белые платки на лоб, и начала что-то читать. Дрожащие от ужаса девчонки моментально глупо выпрямили спины, ноги вместе, руки по швам, дрожать перестали, шевельнуться не могут, словно окаменели, стоят как столбы неживые, у самой воды, в темноте. Бояться они продолжали, но это чувство было сильно притуплено, оно почти не ощущалось, только знали, как сильно расширились зрачки, и бешено крутили глазами во все стороны. Бабушка долго бормотала, иногда махала руками, брызгала на них водой, а потом все закончилось внезапно. Девочки от неожиданности еле устояли на ногах, мышцы снова обрели возможность произвольно двигаться, страх сменился скукой. Бабушка сняла с них платки. Они довели Олесю до двери дома, и пошли к себе. Дед сцеживал свежее молоко через мелкое сито и начал ругаться, что мол нет никого, никто не помогал скотину загонять, бабушка ему молча дала знак заткнуться и легла на диван. Юлька уснула мгновенно.

После этого бабушка три дня лежала в дикой лихорадке, с сороковой температурой, и разумеется, никакие антибиотики и народные средства ей не помогали. На 4-ый день она встала с кровати абсолютно здоровой.

Как потом она нам рассказала, этот странный обряд, который лишает человека контроля на стоим телом, превращая его в окаменелость, называется «столб». Его делают, что бы человек, над которым совершается какое-то действие, не мог от страха убежать, заорать, утопиться, прыгнуть из окна и все такое прочее. А белые платки – платки похоронные, снятые с покойника перед укладкой его в гроб.

А что касаемо порчи – бабушка человек не «черный», и к методам сведения порчи на того, кто сделал, не прибегает. Ясно только, что какой-то заразе девчонки помешали своим копанием, они ведь у всех на виду были, по всей деревне таскались.

Такая история, Анон. В этом Дебрево еще много чертовщины происходило, может, попозже еще напишу.


Взято с ffatal.ru
Автор: Даша Чубова Текущий рейтинг: 57/100 (На основе 14 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать