Конь в пальто

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Эта история приключилась со мной два года назад. Я решила отделиться от родителей и зажить, наконец, своей жизнью. Нашла хорошую работу и, со своей первой зарплаты, сняла квартиру в спальном районе. Это было великое счастье! Моя квартира — моя территория, где можно делать все, что угодно. С жильем мне очень повезло: свежий ремонт, хорошая мебель, интернет, даже посуда — и та была в наличии до последней вилки. Но самое приятное — это, конечно, цена. Она была невероятно низкой. Когда мы встречались с хозяйкой, меня подмывало спросить, почему она сдает такое сокровище за копейки. Но я этого не сделала, дабы не спугнуть своего счастья. Вообще, хозяйка была очень милой женщиной. Она все приговаривала:

— Если тебе еще что-то нужно, ты только скажи, я все сделаю.

Мне кажется, попроси я тогда рояль посреди комнаты, она бы и его привезла. Короче, не жизнь, а сказка.

Однажды вечером я засиделась за компьютером допоздна. Почувствовала, как затекли ноги, решила размяться и заодно приготовить чай. Пошла на кухню, заварила чай, походила еще какое-то время по комнате, погруженная в свои мысли, и оказалась у окна.

Из задумчивости меня вывела одинокая фигура мужчины под окном. Он стоял посреди пустынного двора, задрав голову вверх. Я не придала этому значения и вернулась за комп. Просидела еще час и решила, что пора ложиться спать. Выключила компьютер, отнесла стакан на кухню. Напоследок еще раз посмотрела в окно. Мужчина стоял на прежнем месте и все также смотрел на дом. Времени было около трех часов ночи.

«Странно, — подумала я, — вроде прилично одет, на психа или алкаша не похож... Зачем он торчит под окнами целый час? Может это ревнивый муж, который следит за своей женой? Может быть... Какое мне дело, в конце концов?» И я со спокойной душой отправилась спать.

Следующий день на работе выдался трудным. У нас случился серьезный аврал, и потребовались все наши силы, чтобы все выполнить, как нужно. Домой я вернулась позже обычного, усталая и разбитая. Приняла душ и решила без лишних церемоний отправиться в кровать. Во время приготовлений ко сну мне на ум пришел вчерашний мужик. Я подошла к окну и посмотрела вниз. Мужчина все также стоял и смотрел на окна. «Наверное, это очень-очень ревнивый муж», — успокоила я себя. Но до конца успокоиться не получилось. На душе от вида его одинокой фигуры становилось не по себе. Я лежала в постели, отгоняя неприятные мысли и, в конце концов, усталость взяла свое.

Вернувшись на следующий день с работы, я дала себе слово не смотреть в окно. Чувствовала, что если снова увижу ту фигуру, то уснуть не смогу. Занимаясь повседневными делами, я поймала себя на том, что делаю все механически, а сама непрерывно думаю про мужика. Тут я не выдержала и подскочила к окну. Он по-прежнему был там! «Надо рассмотреть его по подробней, — подумала я, — и выяснить, куда же он так пристально смотрит?» Дело в том, что я страдаю легкой близорукостью. В повседневной жизни обхожусь без очков, хотя они всегда покорно лежат в сумочке. И вот представился случай их использовать.

То, что я увидела через стекла очков, мне вообще не понравилось. Во всей его фигуре было что-то жуткое. Высокий, худощавый, с бледным узким лицом, он стоял абсолютно неподвижно. Полы его черного пальто иногда шевелились на ветру. Весь он источал какую-то немую угрозу, не сулившую ничего хорошего. И, что самое неприятное, смотрел он именно на мои окна! Непрерывно, непреклонно, с какой-то кошмарной уверенностью и, кажется, даже не мигая. Взгляд его был цепким, холодным, гипнотизирующим. Казалось, что смотришь в пустые глазницы собственной смерти. Холодные пальцы страха сжимали мое горло, сердце бешено колотилось в груди. Не знаю, сколько я так простояла, смотря на него. Из ступора меня вывел сигнал мобильного. Мне пришло смс. Я вскрикнула от неожиданности и подошла к столу, взяла телефон.

Я долго смотрела на экран, ничего не соображая, а когда сообразила, у меня чуть сердце не остановилось. Мне прислали многоточие, номер отправителя отсутствовал. Совсем отсутствовал! Ни цифры, ни закорючки — ничего, пустое место на экране. Такого не могло быть! Мало мне этого придурка под окнами, так еще и телефонные розыгрыши! Я пыталась убедить себя, что меня кто-то жестоко разыгрывает. Выходило плохо. Я все думала об этом человеке с улицы, и никак не могла успокоиться. Он или маньяк, или псих. А может он вообще не человек? Разве человек может так смотреть?

Я заставила себя подняться и принять таблетку успокоительного. Отключив телефон, я легла в постель и закрыла глаза. Мне, естественно, не спалось. Я почти кожей чувствовала его там, внизу. Я «видела» его взгляд, направленный на мое окно. В голову лезли кошмарные мысли. Я лежала в темноте несколько часов, боясь пошевелиться, и только к рассвету все-таки провалилась в тяжелый сон.

Проснулась я ближе к обеду. Первым делом встала и посмотрела в окно. Солнце, дети на площадке, женщина заходит в подъезд с покупками. Все как всегда. Нет и следа этого типа. Я немного успокоилась и пошла на кухню, готовить кофе. Включив мобильник, я обнаружила семь пропущенных звонков от моей начальницы. Я перезвонила, наплела какую-то ерунду и сказала, что скоро буду.

Через час я, как и обещала, была на боевом посту. Работа шла из рук вон плохо, сосредоточиться никак не удавалось. Начальница, мягко говорю, пожурила меня за опоздание, что тоже навредило моей работоспособности. К концу рабочего дня ко мне подошла Настя, сотрудница и хорошая подруга, и спросила, что случилось.

— Ой, Ася, я даже не знаю, что тебе сказать. Ты не поверишь мне и сочтешь меня ненормальной.

— Танюха, я же вижу — ты сама не своя. Давай после работы зайдем в какую-нибудь кафешку. Посидим, выпьем, и ты мне все спокойно расскажешь.

Мой рассказ уместился в два бокала мохито. Я рассказала Аське все, включая свои сомнения в «человечности» этого человека. Она слушала меня не перебивая, иногда задавая вопросы. Выражение лица становилось все более задумчивым и тревожным. Когда я закончила, она сказала:

— В том, что это призрак или пришелец из другого мира, я сомневаюсь. Ты же знаешь, я не верю в такие вещи. Прямых доказательств нет, да и смс любой хакер мог написать. Но то, что этот тип может быть опасен очень даже вероятно. Вдруг он какой-нибудь серийный убийца. Если он еще раз появится — звони в полицию, пусть они разбираются с ним.

— Ася, если бы ты видела его, этот взгляд... это ужас какой-то. Я стояла как под гипнозом, не могла оторваться. Мне так страшно никогда не было.

— Могу себе представить. Я бы тоже испугалась.

— Я боюсь даже домой ехать.

— Если хочешь, я тебя провожу. Завтра выходной, можно и попозже домой вернуться.

Мы посидели еще, заказали по коктейлю. Ася как могла, отвлекала меня, рассказывала забавные истории, и мои страхи постепенно отошли на второй план. От её сопровождения я отказалась.

В десять вечера я стояла у своего подъезда в свете фар отъезжающего такси. На душе была странная и приятная отрешенность. Я обводила взглядом пустынный двор. Заметила, что нахожусь в метрах в десяти от того места, где появляется этот тип в черном. Повинуясь какому-то странному порыву, я прошла эти несколько метров, остановилась и посмотрела на свои окна. Внешне они ничем не отличались от остальных. Только мной овладело странное ощущение, что я жду чьего-то появления в этом окне, хочу увидеть силуэт в черной пустоте.

За моей спиной раздалось мерное постукивание, похожее на цокот лошадиных копыт. От страха я даже перестала дышать. Мной владело желание обернуться, но я не стала этого делать, бросилась к двери подъезда. Взлетела пулей на свой этаж и трясущимися руками вставила ключ в замочную скважину. Оказавшись в своей квартире — закрылась на все замки и только тогда немного успокоилась. Подойдя к окну, я осторожно посмотрела вниз. И даже не удивилась, увидев знакомую темную фигуру.

Я отвернулась, осела на пол и разрыдалась. Мне было страшно и одиноко. Я плакала и плакала, пока мне не пришло смс... Схватив мобильник, я запустила его в стену. И тут раздался звонок в дверь. Ужас накрыл меня с головой. Позвонили еще раз. Если это он, я просто позвоню в полицию.

На негнущихся ногах я медленно подошла к двери и посмотрела в глазок. За дверью стоял Он и смотрел на меня в упор своими черными глазами. Нас разделяла стальная дверь, но тогда она показалась мне бумажной. Он как-то странно, по-птичьи наклонил голову на бок, не отрывая от меня взгляда. Я взвизгнула и отскочила от двери. Меня напугала не странность его движения, а осознание того, что это движение все-таки возможно. Раздался сильный удар в дверь.

— Да кто ты, мать твою!!! — проорала я.

По ту сторону двери раздался звук, напоминающий ржание лошади, только низкий, утробный, клокочущий...

Очнулась я на полу, когда светило солнце. Видимо, мое сознание не выдержало и все-таки покинуло меня. Тело тряслось мелкой дрожью, голова болела просто ужасно. В том, что это не человек, я больше не сомневалась. Почему он терроризирует именно меня? Что ему надо? Может я просто помешалась, и у меня галлюцинации?

Я начала искать мобильник, чтобы позвонить подруге, услышать человеческий голос, но обнаружила только обломки у стены. Почувствовав, что не могу больше выносить одиночество, я оделась и собралась выйти из квартиры. Стоя у двери, посмотрела в глазок. Никого. Немного поколебавшись, я открыла дверь и вышла на площадку. Все было спокойно и привычно, кроме моей двери — она серьезно видоизменилась. На ней были черные пятна. На ощупь они были шероховатые, как ржавчина, только черная. Вдруг я услышала звук справа, вздрогнула и тут же успокоилась. Дверь соседней квартиры открылась, и из нее вышла моя соседка Лидия Михайловна.

— Здравствуй, Танюша!

— Здравствуйте.

— А что ты бледная такая? Заболела или случилась чего?

— Да нет, в порядке все. Лидия Михайловна, вы вчера никого постореннего в подъезде не видели?

— Нет, не видела. А что такое?

— Ничего, это я так. Хулиганы дверь чем-то измазали.

— Ах, ты ж посмотри, сволочи какие! Это Колька, наверное, из двадцать пятой с дружками своими. Они прошлый раз Наташе с четвертого этажа крысу дохлую под дверь положили. Не переживай, вот увижу его, я ему уши-то надеру. Сорванье такое!

— Пойду я, Лидия Михайловна, мне пора. До свиданья.

— До свиданья, Танюша.

Я решила поехать к Аське и все ей рассказать. Она во всю эту чепуху не верит, может она мне все это объяснит? Или докажет, что мне надо подлечиться.

Аська жила в центре города. Добралась я до нее довольно быстро, пробок в это время уже не было. Не передать словами как я была рада оказаться в толпе людей, которая раньше меня так раздражала. Подруга открыла мне дверь еще в пижаме, было понятно, что она только что встала.

— Тань, ты чего такая? Все нормально?

— Асенька, я чуть не умерла этой ночью.

— Заходи, расскажешь все за чашкой кофе.

После моего рассказа Ася выглядела очень озабоченной. Было видно, что происходящее со мной ее серьезно беспокоило.

— А полицию ты не вызвала?

— Да я же в обморок хлопнулась! Даже если не хлопнулась бы — не смогла, телефон же разбит.

— Зря ты его так. Без связи нельзя оставаться.

— У меня истерика была, я вообще мало соображала.

— А может тебе переехать просто?

— Мне квартиру жалко, такой вариант хороший. Где я такую еще найду?

— Тогда давай я эту ночь у тебя проведу. Поймаем мерзавца с поличным. Ментов вызовем — его и повяжут. И никакой мистики.

Вечером мы сидели у меня на кухне и потягивали пиво. С наступлением темноты мне стало не по себе. Ася же чувствовала себя очень уверенно, и пыталась отвлечь меня беседой. Я редко отвечала ей и часто теряла нить разговора.

— ... Этот чувак глаза вытаращил — осознал, значит, что с ним приключилось, и пулей из клуба. Даже мобильник свой хваленый оставил. Мы так ржали... Тань! Таня! Ты меня слушаешь вообще?

— Да, прикольно, наверное, было. Ась, слушай, мне не по себе как-то. Мне кажется, что он там, внизу, опять стоит и смотрит.

Мы подошли к окну и посмотрели вниз. Надо ли говорить, кого мы там увидели?

— Вот б...ь! Танюха, ты была права. Жутковато как-то... Что же это за перец такой? — Ася побледнела и выглядела напуганной.

— Я же говорила, что это не просто мужик. В нем что-то ненормальное есть.

— Спокойно, не паникуем. Сейчас мы с этим ненормальным разберемся. Вот черт!

— Что такое?

— Сети нет. Что за ерунда? Так, подожди. Экстренные вызовы должны и без сигнала работать, так? Сейчас... Блин!

— Что?

— Тишина. Вообще ничего. Мобильник как мертвый. Может к соседям?

— Я из квартиры не выйду! Что хочешь со мной делай, но я не пойду никуда и тебе не советую. Он вчера у меня под дверью стоял, мне хватило!

— Ладно, какие у нас еще...

Внезапно мы оказались в темноте. Свет, который горел на кухне, погас. В окно пробивался свет луны, что делало темноту мягкой, но не менее жуткой. Мы стояли с Асей, не двигаясь, и смотрели друг на друга. Ее глаза стали почти круглыми от страха. Затем мы как по команду посмотрели в окно. Внизу никого не было. Он исчез.

— Может он ушел? — прошептала Ася.

— Мне кажется, он где-то здесь. Отключение света его рук дело.

— Может авария какая.. Как бы он смог? Он же здесь стоял?

Телефон в руках Аси завибрировал.

— Смска пришла, — удивленно сказала подруга.

— Не читай, Ася, не надо, это он!

— Странно, цифры какие-то...восемь шесть один ноль шесть два девять девять четыре семь...

— Не надо, прошу тебя!

— С какого номера-то? Кто так прикалывается? Что-то я номера не вижу, пустое поле.

— Ася, отключи телефон!

— Хакеры какие-нибудь, они и не такое способны.

Вдруг раздался звонок в дверь.

— Кто это? — спросила Ася.

— Тихо, молчи.

Еще звонок. Потом еще. Я задержала дыхание, мне казалось, что я дышу очень громко. Ася схватила меня за руку и сильно сжала. Раздался грохот — это кто-то постучал в дверь.

— Танюша! Танюш! Ты не спишь? Это Лидия Михайловна. Свет выключили, а у меня ни одной свечки. У тебя есть?

— Это соседка твоя, открой дверь.

— Не хочу, Ася, я не буду открывать.

— Ни одной свечки, все обыскала. Все забываю купить. Танюша!

Стук повторился. Подруга пошла к двери. Я боялась, что она все-таки откроет, и пошла за ней.

— Ася, не смей открывать, отойди от двери!

— Что же она в темноте будет сидеть?

— Пусть сидит, не умрет она от этого. У меня все равно свечей нет.

— Танюша, это я Лидия Миха...

Тут голос моей соседки прервался. Наступила гробовая тишина. Мы замерли и прислушались, но за дверью не было ни единого звука. Так прошло несколько минут.

— Куда она делась? — почти беззвучно спросила Ася.

— Не знаю. Но в квартиру она не возвращалась, мы бы услышали.

— Тогда что?

Звонок. Мне показалось, что мое сердце пропустило несколько ударов подряд. Я слышала частое дыхание Аси, мне казалось, что оно выдаст нас. Как во сне я взяла Асю за руку и отвела от двери.

— Это я, Лидия Михайловна, — раздалось за дверью.

Но моей соседке этот голос не принадлежал. Голос был какой-то механический, состоящий будто из множества голосов.

Вслед за звонком раздался сильный удар в дверь. Из моего горла все-таки вырвался всхлип, и я тут же зажала рот руками. Ася обняла меня за плечи , и мы попятились в ванную. Ее глаза неотрывно смотрели на дверь, а по щекам ползло несколько слезинок.

— Это я, Лидия!..

Мы зашли в ванную и закрыли дверь на замок. Я села на пол и прислушалась, Ася почти беззвучно плакала.

— Это я!!!! — раздалось за дверью, на которую тут же обрушилась серия страшных ударов. Тут я снова потеряла сознание.

Очнулась в ванной, лежа на холодном кафеле. Через открытую дверь проникал свет. Я поднялась и вышла на кухню. За окном было светло. В комнате сидела на кровати Ася, обхватив колени руками.

— Ася...

Она вздрогнула и посмотрела на меня, взгляд ее был каким-то бессмысленным.

— Что это было? — произнесла она надтреснувшим голосом.

— Я не знаю.

— Тебе нужно съехать отсюда. Срочно!

— Ася, успокойся, пожалуйста.

— Оно ломилось в дверь почти до рассвета. Я чуть не сдохла от страха там, в ванной. Ты отключилась, я пыталась привести тебя в чувство, но ты все лежала и лежала. Я думала, что ты уже не проснешься. Что же это такое, Таня, что?

— Ася, спокойно, все позади. Я сегодня же перееду к родителям.

Спустя некоторое время Ася поехала домой, а я начала собирать вещи. С собой взяла только самое необходимое. Мне хотелось скорее выйти отсюда, остальные вещи я хотела забрать потом, когда приеду сюда с отцом или братом.

Я перекинула дорожную сумку через плечо и, набравшись смелости, открыла дверь. На площадке все было нормально. Зато на моей двери, кроме черных пятен, появились еще и нехилые вмятины, как будто ее таранили чем-то тяжелым. Это была очень хорошая стальная дверь, которая спасла нам с Аськой жизнь этой ночью.

Я посмотрела на дверь Лидии Михайловны, и неожиданно для себя нажала кнопку звонка. К моему великому удивлению, соседка моментально открыла дверь, как будто стояла и ждала, когда я позвоню. Выглядела она какой-то нездоровой, похудевшей, с темными кругами под глазами и трясущимися руками.

— Здравствуйте. Я попрощаться, съезжаю вот.

— Да, да, да. Понятно. Ну что ж, приятно было иметь дело с такой соседкой, как ты. Всего тебе хорошего, береги себя.

— Спасибо. Лидия Михайловна, случилось что? — спросила я осторожно, — на вас лица нет.

— Лица нет… — как-то грустно подтвердила она.

Вдруг её глаза широко распахнулись, зрачки сузились в точку, на лице расцвела страшная улыбка, и она истерично расхохоталась.

— Лица нет, говоришь? Ха-ха-ха! Да, лица нет! Нет его, как видишь. Ха-ха-ха. Лица...

Я попятилась назад. Зрелище было жутким: она трясла головой, с губы капала слюна и этот смех...

— Лица нет, да кому оно нужно? Ха-ха-ха! Нету-у-у...

С этими словами она стала царапать себе щеки, потекла кровь. Я бросилась бежать вниз по лестнице. Ее крики преследовали меня до самого выхода.

— Лица нет! Ха-ха... Кому нужно? Кто захочет иметь лицо? Ха-ха-ха... Ну кто захочет, кто?... Только он захочет... Ооно ему очень нужно... Лицо!

Через два дня мне позвонила хозяйка квартиры.

— Таня, привет! Это Наталья Ивановна. Ты вещи свои когда заберешь?

— Наталья Ивановна, я, наверное, не буду забирать, оставьте себе. Извините меня, конечно, за срочный съезд, обстоятельства...

— Ничего, ничего. Все нормально. Я уже нового квартиранта нашла. Так что все в порядке. Кстати, ты знаешь, что Лидия Михайловна умерла?

— Да вы что! Боже, кошмар какой!

— Да, повесилась два дня назад. А перед этим все тело себе ногтями исцарапала. Бедняжка, что-то у нее с головой случилось. Такая хорошая женщина была, жалко ее.

— А что говорят? Кто же последний ее живой видел?

— Да кто-кто, конь в пальто, ты же знаешь...

Тут я отключила телефон. Нет, ничего я не знаю. Не знаю и знать больше не хочу.


Автор: Иркин Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 17 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать