Кома

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

У меня есть один очень хороший друг - Серёжка, мы знакомы со школьной скамьи. Сейчас по работе он переехал в другой город, но мы по прежнему плотно общаемся и чаще всего обсуждаем одну и ту же тему. Несколько лет назад с Серёгой приключилась очень неприятная история. Он попал в крупную аварию, в которой участвовало несколько машин. Точно знаю, что в этой катастрофе погибло два человека, а мой друг чуть не стал третьим. Состояние его было тяжёлым, сделали несколько сложных операций, после чего Серёжка впал в кому. Помню, как все мы страшно переживали, как плакала его мать, ведь он у неё единственный сын, как его невеста - Настя, ходила по больничным коридорам, словно приведение: бледная, растерянная. Я всё это время тоже была рядом, пыталась хоть чем-то помочь, успокаивала то мать, то Настю. Натерпелись мы, конечно. К великому счастью, вскоре Серёжка наконец-то пришёл в себя. В коме он пробыл чуть больше недели. Потом было долгое восстановление. Всё это время мой друг был какой-то странный. Словно, сам не свой. Однажды я осталась с Серёжкой на ночь - подежурить. Его мама и невеста и так страшно устали, я решила немного им помочь - отпустила их домой. Осталась за старшую. В ту ночь Серёга и рассказал мне, что с ним творилось все те дни, что он пробыл в коме. Расскажу с его слов.

Я не знал, что я в коме. Не знал, что сплю. Я не помнил аварии, я и сейчас плохо её помню. Всё как в тумане, будто не со мной было. Я просто проснулся в своей постели, у себя дома. Как обычно, засобирался на работу, время было где-то часов 7. Только удивило, что мамы не было дома. У неё в этот день должен был быть выходной, была не её смена. Но её не было. Я попытался ей позвонить, но в трубке были слышны только помехи, я решил, что что-то с сетью и отложил разговор на потом. Вышел на улицу, а там подозрительно тихо. Ни машин, ни людей. Изредка кто-то проходил мимо, хотя в это время всегда все спешат на работу, в автобусах давка. Своего автобуса я не дождался. Простоял на морозе очень долго. Удивительно, было так холодно, хотя на улице стоит весна. Откуда такой мороз? Пошёл на работу пешком. И всё время удивлялся, как вокруг тихо. Пришёл в свой офис - а там ни души. Пустота. Вообще никого не было. Вещи на входе не висели, словно никто и не приходил сюда. Я позвонил нашей секретарше - Людочке, но в трубке снова были слышны одни помехи. Даже гудков не было. Я не понимал, что происходит. Решил уйти, что мне ещё оставалось делать? Всю дорогу я думал, что же могло такое произойти, что город буквально вымер? Почему редко встречающиеся на моём пути люди такие грустные, опускают глаза. Конечно, в голову приходили глупые апокалиптические мысли. Слишком много смотрю фильмов, наверное. Но как я мог пропустить конец света, например? Такое просто невозможно проворонить! Свернул к Насте, решил зайти и поговорить с ней. Убедиться, что я не сошёл с ума. Дверь в её квартиру была открыта, внутри снова пусто. То есть: мебель, одежда, всё было на месте, но не было ни Насти, ни её родителей. Дома не было никого. Только сквозняк летал по комнатам. Тут уж я совсем растерялся. Что же такое творится? Разумеется, позвонить я никому не мог, потому что телефон кроме шипения никаких звуков больше не издавал. Не знаю, сколько я ещё так гулял по полупустым улицам, пока не почувствовал, что меня накрывает паника. В какой-то момент я просто сорвался и побежал, не знаю, куда я бежал и зачем. Может просто от страха или от неизвестности? Впал в истерику, грубо говоря. Вернувшись домой я обнаружил, что мамы всё ещё нет. Последняя надежда подтолкнула меня сходить к соседке - тёте Зине. Мы с её сыном Колей вместе в университете учились, потом его убили, напали в соседнем дворе, ограбили и избили до смерти. Тётя Зина была чёрная от горя, я часто приходил помочь ей и поддержать. Теперь я надеялся, что хотя бы она будет дома. Дверь в её квартиру тоже была открыта. Я вошёл и прислушался. Кажется, на кухне кто-то был. Ура! Значит всё-таки я не сошёл с ума! Я вбежал в кухню и потерял дар речи. У окошка я увидел Кольку. Сидит, как ни в чём не бывало, живой и здоровый. У меня слова в горле застряли, стою как дурак, смотрю на него и молчу. Колька улыбнулся.

- Чего стоишь-то как не родной? Проходи, садись, - сказал он.

- Коля? Тебя ж убили, - чуть дыша произнёс я.

- Да помню я, помню. Что было, то было. Садись.

Я сел за стол. В голове всё смешалось, я не понимал, что происходит. Колька как ни в чём не бывало расспрашивал, как у меня дела, как поживает его мама - тётя Зина, чем я занимаюсь. Я как ватный отвечал на его вопросы. Мне было и страшно и непонятно. Потом Колька рассказал мне, что я мёртв. Или почти мёртв. Что это место - что-то вроде чистилища и здесь застревают души людей. Иногда они здесь остаются на многие годы, а иногда проводят в этом странном месте не больше недели. Также, Коля сказал, что я не буду хотеть есть, не буду хотеть пить и вообще все мои человеческие потребности больше не играют никакой роли. Я могу только спать. Но даже это не обязательно. Своих близких я не вижу, потому что они живы и здесь их попросту нет. Он велел мне быть осторожным. Сказал по ночам из квартиры не выходить, потому что кроме таких как мы, в этом месте живут и души всяких уродов и отморозков. Друг заверил, что мне даже просто смотреть на них будет неприятно. Но Коля пообещал, что однажды я покину это место. Просто должно настать моё время. Только куда я отправлюсь дальше, моему товарищу было неизвестно.

Я слушал всё это и чувствовал, как сердце уходит в пятки. Я умер? Но как! Всё же было нормально. Мы ещё долго с Колькой болтали, вспоминали. Я даже немного забылся. Но каждый раз осознавая, где я, мне становилось дурно. Вернулся я в свою квартиру, когда на улице уже стемнело. Пока поднимался на свой этаж, услышал, как где-то внизу кто-то как будто рычит. Я заглянул в лестничный пролёт и увидел нечто жуткое в лунном свете. Кажется, это был не человек: что-то уродливое, горбатое, покрытое - какими-то шишками и язвами, перекошенное, руки и ноги буквально торчали в разные стороны. В нос мне резко ударил мерзкий рвотный запах, с примесью перегара. Мне стало плохо, я закрыл себе ладонью рот. Нечто начало громко кашлять кровью. А потом я по кашлю понял, что это. Точнее - кто это. Когда я был маленьким, в нашем подъезде жил бомж - дядя Ваня. Его не прогоняли на улицу - жалели. Дядя Ваня спился, потом связался с наркоманами и наконец куда-то надолго пропал. Но не прошло и полу года, как бомж вернулся. Теперь он выглядел действительно жутко - худой, исколотый. Никто не знал, куда он пропадал и почему опять вернулся. А ещё, теперь он ужасно громко кашлял. Мама испугалась, что у него может быть туберкулёз, да и теперь он прилично загаживал нам подъезд, так что она попросила участкового как-нибудь прогнать маргинала. Так дядя Ваня оказался на улице. Я тогда так обиделся на маму, из-за того что она выгнала беспомощного человека. Что ж, я был ребёнком и многого не понимал. Через некоторое время наш подъездный житель действительно умер от туберкулёза, неподалёку от нашего дома. И вот теперь, я думаю, я смотрел на него. Он кашлял кровью и сидел на том же месте, где и всегда, при жизни. Мне стало жутко от увиденного. Я скорее потопал к своей квартире, а за спиной слышались матерные крики от этого изуродованного существа, кажется, в мой адрес. Наверное заметил меня. Я скорее захлопнул за собой дверь. Вокруг было темно. Я попытался зажечь свет - но его не было. Ничего не работало. Тогда я просто лёг спать, в надежде, что утром всё будет нормально, как раньше. Всю ночь в подъезде кто-то копошился, иногда я слышал кашель или рычание, мимо двери кто-то постоянно туда-сюда бродил, издавая нечеловеческие звуки. У меня мороз по коже бегал от страха.

Утром я очнулся там же, где и засыпал. Ничего не изменилось. Только жуткие звуки за дверью прекратились. Я снова вышел в город. Но там всё было по-прежнему. Я впал в отчаяние. Мне хотелось рыдать, честно признаюсь. Что вот делать? Куда податься? Так я прожил в этом вакууме довольно долго: бродил по городу, всматриваясь в бледные и грустные лица людей. Внутри меня всё больше угасала надежда выбраться отсюда. Я потерял счёт времени. Мне казалось, что прошёл месяц или больше. В какой-то момент мне всё надоело. Моя душа рвалась на части. Я решил остаться на ночь в городе, не прятаться в своей квартире. Пусть меня разорвут уроды, о которых говорил Колька, мне было наплевать. Я просто хотел поскорее прекратить этот кошмар. Я стоял посреди площади, в кромешной темноте. Отовсюду потихоньку стали доноситься мерзкие звуки, как будто бы шипят и мычат какие-то животные. Я просто стоял и ждал, когда хоть кто-то выйдет и уничтожит меня. Вдалеке показались они. Идут: их корявые руки-лапы сплелись вместе, на спине какие-то бугры, все перекошенные какие-то. Идут и рыгают. Извини за грубость. Настоящая отрыжка, такая вонючая мерзкая и громкая! Лица как у лягушек, волос на голове почти нет, какие-то огрызки сальные висят. Жуть. За ними, смотрю, идут ещё одни, ничуть не лучше. Изо всех щелей и углов вылезали эти твари. Раньше они были людьми. На ком-то даже ещё осталась их прежняя одежда: драная, грязная. Лица их были покрыты бородавками, строение тел было каким-то неправильным, асимметричным. По мере их пребывания, воздух заполнялся отвратительным ядовитым запахом, как будто бы всё вокруг меня сгнило. Меня начало тошнить, я упал на колени. Меня буквально выворачивало наизнанку. Эти твари всё приближались ко мне, жадно протягивая свои изуродованные конечности. Мой слух резали звуки, которые они издавали, всё вокруг наполнилось этими "адскими симфониями". Я был уверен, что вот он - мой конец. В какой-то момент, когда они были уже совсем рядом, я почувствовал, как кто-то резко схватил меня за руку и быстро повёл за собой. Я узнал в своём спасителе Колю. Он буквально тащил меня за собой, при этом ругаясь и обвиняя меня в слабости.

- Давай же, Серёг! Иначе будешь таким же, как они! Побежали отсюда, пока можем, - сказал он.

Вскоре мы уже сидели в моей квартире. Я плакал, как девчонка. Мне было стыдно. Стыдно за то, что я попал сюда, что я ничего не могу сделать, я дал слабину и теперь сижу и плачу. Колька тяжело вздохнул. Он сказал, что моя душа не должна попасть к этим "тварям" и что мне нужно иметь силу и терпение. Не каждому дано выдержать это испытание. Испытание пустотой вокруг себя. Эта тоска по дому и по близким съедала меня изнутри. Мне хотелось кричать. А за дверью снова послышались эти жуткие звуки, словно там бродят какие-то дикие звери. Мне уже не было страшно. Я был абсолютно обессилен. Потом я много думал. Думал о том, что я не должен сдаваться. Коля здесь уже больше двух лет и всё ещё не потерял надежду. Так почему же я так легко опускаю руки? Мне до сих пор стыдно за себя. Так и жил. Видимо, эти жуткие твари запомнили где я живу и стали лесть ко мне в окна, в дверь. Каждый вечер я всё это заколачивал, чтобы они не смогли пробраться внутрь. Мне было безумно страшно, когда всё вокруг меня тряслось от того, что они хотят попасть ко мне в квартиру. Утром всё прекращалось. Но ночи я всегда ждал с неописуемым ужасом.

А потом я начал болеть. Силы покидали меня с каждым днём. Я перестал что-либо чувствовать. Мне уже не было страшно. Я закрылся в своей квартире и сидел там целыми днями. Не знаю сколько прошло времени. Зеркал вокруг не было, но думаю, что выглядел я паршиво. Я видел, что мои руки стали совершенно белые, я не мог долго стоять. Буквально падал.

Потом настал момент, когда я просто не смог встать с постели. Я лежал и думал, что скоро всё закончится. Либо я уйду куда-то дальше, либо эти твари доберутся до меня ночью, ведь теперь я не мог защитить своё жилище - я был слишком слаб. "Уроды" царапали мою дверь так усердно, что я был уверен - однажды они просто "сотрут" её своими когтями и доберутся до меня. Иногда я всю ночь слушал их вой, мычание и грохот дверей и окон. Это было ужасно.

После очередной адской ночи, на рассвете ко мне пришёл Коля. Не знаю, как он вошёл, ведь всё было плотно закрыто. Он сел рядом со мной, взял меня за руку. На тот момент я, наверное, напоминал приведение. Даже пошевелиться сил не было. Коля сказал, что я скоро уйду, потому что моя мама и любимая много обо мне молятся. Он велел мне почаще приходить на его могилу и сказать тёте Зине, чтобы она его отпустила.

- Что значит "отпустила"? - спросил я.

- Пусть раздаст мои вещи. Моя комната всё такая же, как при жизни. Но так не должно быть. Она должна всё поменять. И пусть отпустит меня. Пусть больше не плачет, прошло уже много времени. Я хочу, чтобы она была счастлива. Она не отпускает меня, поэтому я ещё здесь. Но если это закончится, то я смогу быть свободным. А потом я вернусь к ней. Так ей и передай, - сказал Колька.

В этот момент я вдруг почувствовал, как всё внутри меня сжимается. Казалось, что меня вот-вот разорвёт на тысячи частиц. Я начал корчиться и уже перестал видеть. Последнее, что я слышал, это Колькино прощание со мной.

А потом я очнулся уже в палате. Я умер там, чтобы проснуться здесь. Когда я увидел врачей, я сразу понял, что я вернулся домой. Мне хотелось прыгать от радости, несмотря на то, что в голове всё ещё был настоящий бардак. Потом я увидел вас. Я вдруг понял в один миг, что нет ничего дороже близких людей. Когда вы ушли домой, в первый день здесь, я плакал. Я плакал почти всю ночь, но не от боли, а от счастья. Я был безумно счастлив, что всё это кончилось. Я был в коме около недели, а в том мире, по ощущениям, я провёл почти полгода. Теперь я всё переосмыслил. Я хочу жить. Я безумно хочу сделать счастливыми всех, кто меня окружает, потому что без них мой мир пуст. Без них нет меня. Я не хочу рассказывать всё это маме и Насте. По крайней мере, пока. Не хочу пугать. Не знаю, поверят ли они мне. Врачи наверное сказали бы, что я просто в бреду. Но это всё было. Было на самом деле... Думаю всё это произошло только лишь для того, чтобы я очнулся. Одумался. Я всегда относился к близким и друзьям, как к должному. Часто даже обижал... Теперь всё изменится...

С тех пор прошло 5 лет. Всему, что мне рассказал мой друг, я поверила. Серёжка никогда не умел врать, да и зачем это было ему? Тем более, что потом происходили события, которые подтверждали его слова. Я знаю, что Серёга ходил к тёте Зине и всё ей рассказал. Женщина долго плакала и не верила, но всё же выполнила, что было велено. Прошло чуть меньше года, как её дочь (сестра Коли), забеременела. На свет родился мальчик, которого назвали Димой. Ребёнок был удивительно похож на Колю. Одно лицо. Даже поведение было такое же: те же повадки и привычки. Это сразу же заметила тётя Зина. По мере того как мальчик подрастал, она всё больше видела в нём черты своего сына. И все это замечали, но мало кто говорил об этом вслух. Это означало, что Коля действительно вернулся, только теперь в обличии внука тёти Зины. Женщина впервые за долгое время почувствовала себя действительно счастливой, она была уверенна, что сын вернулся к ней. Словно и не уходил.

А вскоре сам Серёга женился и переехал в другой город. Перевели на работе на более высокую должность. Вскоре к ним переехала и его мать. Знаю точно, что живут они хорошо. Ждут ребёнка. И я очень за них рада. Серёга изменился. Теперь он действительно дорожит тем, что у него есть и думаю, этого нового качества у него уже никто и никогда не отнимет. Он знает цену жизни, знаю теперь её и я. И спасибо ему за это.


Источник: strashilka.com Текущий рейтинг: 75/100 (На основе 36 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать